БСЭ1/Августин, Аврелий

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Августин, Аврелий
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Аколла. Источник: т. I (1926): А — Аколла, стлб. 130—133 ( скан ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МСР : МЭСБЕ : ПБЭ : ЭСБЕ : RE : Britannica (11-th) : DI


АВГУСТИН, Аврелий (354—430), наиболее влиятельный авторитет католической церкви; человек бурного темперамента, прекрасно владевший словом и обладавший широкими для своего времени познаниями, А. оказал огромное влияние на все миропонимание латинского христианства, на богословие и философию схоластиков, а также на вождей реформационного движения: Лютера и Кальвина. Сын язычника из г. Тагасты в Нумидии (в сев. Африке) и христианки Моники, А. постепенно, через манихейство, платонизм и неоплатонизм (влияние к‑рых сказалось на многих позднейших его воззрениях), пришел к христианству. Он крестился в 387 в Медиолануме (Милан) и по возвращению на родину в 391 роздал свое имущество бедным и занял место пресвитера (а потом помощника епископа и, наконец, епископа) в африканском г. Гиппоне (теперь Бона). Здесь А. развил широкую деятельность как административную, по управлению епархией, так и писательскую. Из сочинений А., очень многочисленных, одни посвящены борьбе с расколами и ересями, раздиравшими в то время западную, в частности, африканскую церковь; в других он разрабатывает догматические вопросы; третьи имеют содержанием философско-психологические проблемы; в четвертых А. дает указания для практической жизни и т. д. Свою жизнь А. рассказал в «Исповеди» (12 книг).

В воззрениях А. могут быть отмечены две основные тенденции, противоположные одна другой. С одной стороны, в нем заметны были некоторые научно-аналитические стремления в области психологии (конечно, в религиозной оболочке), и под этим влиянием А. внимательно изучал индивидуальное сознание. Основу уверенности в знании А. видел в самоудовлетворенности сознания: «если даже я во всем сомневаюсь, то это все же значит, что я, сомневающийся, существую» (мысль, позже развитая Декартом). Говоря об «индивидуальной душе» А. центральное значение в ней приписывает воле (волюнтаризм): внимание, деятельность внутреннего чувства, припоминание, фантазия, рефлексия, рассудочное мышление — все это имеет волевую основу. С другой стороны, поскольку общественные условия эпохи властно ставили в центре интересов А. проблемы социально-организационные, А‑ом разработана была теория религиозного коллективизма. В этой теории личность принесена в жертву религиозно-общественному целому — христианской «церкви». Это превознесение коллектива «церкви» было естественной реакцией на крайне тяжелое положение христианских общин в 4—5 вв. Христианская церковь не имела всеми признанного центра авторитета и власти; всюду шли распри, возникали ереси и расколы, и то направление, из к‑рого ближайшим образом вышла впоследствии «католическая церковь», было лишь одним из многих и не всегда самым влиятельным. С другой стороны, вся римская империя в целом гнулась уже под напором варваров — германцев; особенно поразило людей того времени взятие вест-готами Алариха древней столицы, Рима (в 410), сопровождавшееся разграблением города и страшными жестокостями. Событие это обострило постоянную вражду между христианами и язычниками. Язычники видели в нашествии Алариха наказание за отступничество от старой веры. Напротив, христиане скорее радовались разгрому Рима, как каре за преданность большинства римлян язычеству. А. взял эту вражду за исходный пункт целой религиозной и философско-исторической теории и в 22 кн. сочинения «О граде божием» (Decivitate dei), над к‑рым он работал 16 лет, дал построение всемирной истории на традиционно-христианской основе. В общих чертах оно сводится к следующему: погиб только языческий Рим — земное государство, порождение дьявола. Это земное царство основано на себялюбии; оно стремится властвовать над покоренными народами; оно поддерживает мир ценой войны, всякая же война возникает из греха и ведет к греху. Напротив, «царство божие» (или «град божий») — вечно; оно есть царство любви; в нем нет смерти; погибло в лице Рима только дело рук человеческих; истинный же «Рим» — «мировая божия держава», «церковь христова» — будет жить вечно. Идея христианской церкви, как «царства божия», легла в основу средневекового понимания и оказала сильнейшее влияние на всю христианскую мысль. Вся судьба этого привилегированного создания бога им от века предопределена: от века предназначено, кто из людей войдет в это царство божие, кто станет христианином и «спасется» и кто останется вне этого царства и будет осужден на вечные муки (фаталистический детерминизм на религиозной основе). Отстаивая это, совершенно произвольное, ничем не мотивированное предъизбрание божественной волей нек‑рых людей к блаженству, А. настаивал на том, что одних естественных сил человека, одних его добрых стремлений и дел недостаточно для «спасения»: после адамова «первородного греха» человек «не может не грешить», и спасти его может лишь благодать божия. В связи с этим А. вел ожесточенную полемику с Пелагием, стоявшим на точке зрения достаточности для «спасения» естественных сил и добродетелей человека. «Ничто в мире не совершается помимо божьей воли». Тем не менее, А. признает свободу воли каждого индивидуума. Он всяческими изворотами стремится устранить это противоречие, — что ему, разумеется, не удается, ибо примирить «божественное предопределение» со свободою человека невозможно. — В своем построении царства божия, как оно ни фантастично, А. исходит из исторически сложившегося государственного и общественного порядка. Достаточно сказать, что А. оправдывает рабство, как и всякое угнетение вообще, на том простом основании, что оно существует, ибо все, что существует, — существует по воле божьей. Угнетенные и рабы должны мириться со своим положением, принимая его как наказание божье за грехи людей. Это учение, направленное целиком против угнетенных классов и защищающее интересы богатых, проповедуется представителями христианства и в наше время. — А. «в принципе» стоит за общность имущества (отзвук коммунистических тенденций среди первых христиан). Но ко времени А. богатые успели уже наложить свою печать на христианство. Коммунизм был неприемлем для богатых, и поэтому А. оправдывает институт частной собственности, к‑рый он также объясняет выражением воли божьей. — Сочинения А. многократно издавались в латин. подлиннике («Meditationes» — «Размышления»; «De libero arbitrio» — «О свободе воли» и др.). «Исповедь», «О граде божием» и др. переведены на рус. язык (в «Трудах Киевской Духовной Академии»).

Об А. существует большая литература: есть ряд рус. работ: Е. Н. Трубецкого, И. В. Попова, В. И. Герье (Зодчие и подвижники божьего царства. Том I, Блаженный А., 1909) и др. (все немарксистские)

В другой редакции[править]

АВГУСТИН, Аврелий (354—430), наиболее влиятельный авторитет католической церкви; человек бурного темперамента, прекрасно владевший словом и обладавший широкими, для своего времени, познаниями, А. оказал огромное влияние на все миропонимание латинского христианства, на богословие и философию схоластиков, а также на вождей реформационного движения: Лютера и Кальвина. Сын язычника из г. Тагасты в Нумидии (в сев. Африке) и христианки Моники, А. постепенно, через манихейство, платонизм и неоплатонизм (влияние к‑рых сказалось на многих позднейших его воззрениях), пришел к христианству. Он крестился в 387 в Медиолануме (Милан) и по возвращению на родину в 391 роздал свое имущество бедным и занял место пресвитера (а потом помощника епископа и, наконец, епископа) в африканском г. Гиппоне (теперь Бона). Здесь А. развил широкую деятельность как административную, по управлению епархией, так и писательскую. Из сочинений А., очень многочисленных, одни посвящены борьбе с расколами и ересями, раздиравшими в то время западную, в частности африканскую церковь; в других он разрабатывает догматические вопросы; третьи имеют содержанием философско-психологические проблемы; в четвертых А. дает указания для практической жизни и т. д. Свою жизнь А. рассказал в «Исповеди» (12 книг).

В воззрениях А. могут быть отмечены две основные тенденции, противоположные одна другой. С одной стороны в нем заметны были некоторые научно-аналитические стремления в области психологии (конечно, в религиозной оболочке), и под этим влиянием А. внимательно изучал индивидуальное сознание. Основу уверенности в знании А. видел в самоудовлетворенности сознания: «если даже я во всем сомневаюсь, то это все же значит, что я, сомневающийся, существую» (мысль, позже развитая Декартом). Говоря об «индивидуальной душе» А. центральное значение в ней приписывает воле (волюнтаризм): внимание, деятельность внутреннего чувства, припоминание, фантазия, рефлексия, рассудочное мышление — все это имеет волевую основу. С другой стороны, поскольку общественные условия эпохи властно ставили в центре интересов А. проблемы социально-организационные, А‑ом разработана была теория религиозного коллективизма. В этой теории личность принесена в жертву религиозно-общественному целому — христианской «церкви». Это превознесение коллектива «церкви» было естественной реакцией на крайне тяжелое положение христианских общин в 4—5 вв. Христианская церковь не имела всеми признанного центра авторитета и власти; всюду шли распри, возникали ереси и расколы, и то направление, из к‑рого ближайшим образом вышла впоследствии «католическая церковь», было лишь одним из многих и не всегда самым влиятельным. С другой стороны, вся римская империя в целом гнулась уже под напором варваров — германцев; особенно поразило людей того времени взятие вест-готами Алариха древней столицы, Рима (в 410), сопровождавшееся разграблением города и страшными жестокостями. Событие это обострило постоянную вражду между христианами и язычниками. Язычники видели в нашествии Алариха наказание за отступничество от старой веры. Напротив, христиане скорее радовались разгрому Рима, как каре за преданность большинства римлян язычеству. А. взял эту вражду за исходный пункт целой религиозной и философско-исторической теории и в 22 кн. сочинения «О граде божием» (Decivitate dei), над к‑рым он работал 16 лет, дал построение всемирной истории на традиционно-христианской основе. В общих чертах оно сводится к следующему: погиб только языческий Рим — земное государство, порождение дьявола. Это земное царство основано на себялюбии; оно стремится властвовать над покоренными народами; оно поддерживает мир ценой войны, всякая же война возникает из греха и ведет к греху. Напротив, «царство божие» (или «град божий») — вечно; оно есть царство любви; в нем нет смерти; погибло в лице Рима только дело рук человеческих; истинный же «Рим» — «мировая божия держава», «церковь христова» — будет жить вечно. Идея христианской церкви, как «царства божия», легла в основу средневекового понимания и оказала сильнейшее влияние на всю христианскую мысль. Вся судьба этого привилегированного создания бога им от века предопределена: от века предназначено, кто из людей войдет в это царство божие, кто станет христианином и «спасется» и кто останется вне этого царства и будет осужден на вечные муки (фаталистический детерминизм на религиозной основе). Отстаивая это, совершенно произвольное, ничем не мотивированное предъизбрание божественной волей нек‑рых людей к блаженству, А. настаивал на том, что одних естественных сил человека, одних его добрых стремлений и дел недостаточно для «спасения»: после адамова «первородного греха» человек «не может не грешить», и спасти его может лишь благодать божия. В связи с этим А. вел ожесточенную полемику с Пелагием, стоявшим на точке зрения достаточности для «спасения» естественных сил и добродетелей человека. «Ничто в мире не совершается помимо божьей воли». Тем не менее, А. признает свободу воли каждого индивидуума. Он всяческими изворотами стремится устранить это противоречие, — что ему, разумеется, не удается, ибо примирить «божественное предопределение» со свободою человека невозможно. — В своем построении царства божия, как оно ни фантастично, А. исходит из исторически сложившегося государственного и общественного порядка. Достаточно сказать, что А. оправдывает рабство, как и всякое угнетение вообще, на том простом основании, что оно существует, ибо все, что существует, — существует по воле божьей. Угнетенные и рабы должны мириться со своим положением, принимая его как наказание божье за грехи людей. Это учение, направленное целиком против угнетенных классов и защищающее интересы богатых, проповедуется представителями христианства и в наше время. — А. «в принципе» стоит за общность имущества (отзвук коммунистических тенденций среди первых христиан). Но ко времени А. богатые успели уже наложить свою печать на христианство. Коммунизм был неприемлем для богатых, и поэтому А. оправдывает институт частной собственности, к‑рый он также объясняет выражением воли божьей. — Сочинения А. многократно издавались в латин. подлиннике («Meditationes» — «Размышления»; «De libero arbitrio» — «О свободе воли» и др.). «Исповедь», «О граде божием» и др. переведены на рус. язык (в «Трудах Киевской Духовной Академии»).

Об А. существует большая литература: есть ряд рус. работ: Е. Н. Трубецкого, И. В. Попова, В. И. Герье (Зодчие и подвижники божьего царства. Том I, Блаженный А., 1909) и др. (все немарксистские)