БСЭ1/Гораций Флакк

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БСЭ1
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гораций Флакк
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гимназия — Горовицы. Источник: т. XVII (1930): Гимназия — Горовицы, стлб. 679—681 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : НЭС : РСКД : ЭСБЕ : Britannica (11-th) : DGRBM


ГОРАЦИЙ ФЛАКК (Quintus Horatius Flaccus, 65—8 до христ. эры), первоклассный римский поэт эпохи Августа. Сын вольноотпущенника, родом из южно-итальянск. гор. Венузии (ныне Venosa). Получив очень тщательное образование в Риме, Гораций отправился для научного усовершенствования в Афины, где занимался философией, главным образом эпикурейской, и филологией (литературой и риторикой). В 44 вместе с другими молодыми римлянами поступил в армию М. Брута, появившегося в Афинах, и заслужил звание военного трибуна. Однако, поражение республиканцев при Филиппах (42) «подрезало ему крылья», и только по амнистии он мог вернуться в Рим, где ему пришлось удовлетвориться скромной должностью квесторского писца при государственном казначействе. Но обозначившийся литературный талант сблизил его с выдающимися поэтами Барием и Вергилием, а через них—с другом Октавиана (Августа) Меценатом, который принял его в число своих друзей и подарил ему небольшое живописное имение в Сабинских горах, к С. от Тибура (ныне Тиволи). Так была удовлетворена любовь Г. к природе и деревенской жизни и обеспечена его личная самостоятельность, которой он дорожил настолько, что впоследствии отклонил предложение самого Августа занять влиятельное место его личного секретаря.

Гораций начал с «сатир» или «бесед» (sermones, за все время две книги, вторая — с особой наклонностью к драматизации). Это род фельетонов на разн. бытовые и популяр-поэтические темы в стихах (гекзаметрах). Образцами послужили «беседы» («диатрибы») греч. популярного философа Биона (300 г. до хр. э.) и сатиры Луцилия (современника Сципиона Африканского Младшего и Гракхов), однако, без резких общественно-политических инвектив последнего, каковых Горацию не позволяло его общественное положение. Его девиз, соответствующий его эпикурейскому умонастроению, — «шутя говорить правду» (ridentem dicere verum), и в изображение жизни он вносит почти неизвестный до того времени римским писателям тонкий благодушный юмор в соединении с прирожденной и развитой любовью к изяществу композиции и формы. На место необработанных по языку и метрике стихов Луцилия являются гибкий стих и очень живая элегантная разговорная речь, достойная цицероновской прозы (особенно эпистолярной). Темы сатир: крайности скупости или тщеславия; забавные бытовые сцены по дороге из Рима в Брундизий; выскочка-богач; претенциозность и ходульность средней руки стоиков; пародия на Гомера в современном римском вкусе и т. д. и т. д.

Одновременно с сатирами Г. начинает писать «ямбы», или «эподы», язвительные стихотворения особого размера (сочетание длинного стиха с более коротким) в подражание Архилоху, не достигая, однако, силы ни его, ни своего римск. предшественника Катулла. Большой горечью проникнуты два ранних его эпода (4-й и 16-й), навеянные междоусобной войной, от к-рой Г. советует бежать на острова блаженных и вести там идиллическую жизнь в стиле так называемого золотого века. Но в остальных эподах политическ. элемент, по той же причине, что и в сатирах, отсутствует.

Архилох привел Г. к Алкею и Сафо: от эподов он перешел уже в зрелом возрасте (с 30 до христ. эры) на собственно лирическ. поэзию с лесбосскими размерами, которыми отчасти пользовался уже Катулл, значительно уступавший Г. во внешней виртуозности формы, но превосходивший его силой своего поэтического темперамента. Придавая главное значение своим формальным заслугам, Гораций и сам не считал себя прирожденным лириком: в противоположность Пиндару, «лебедю» с могучим вдохновением, он называет себя скромной пчелой, способной творить вещи малые, да и то в результате упорного труда. Его оды на самые разнообразные темы, начиная с любовных и кончая житейско-философскими (здесь он выходит далеко за пределы собственно лесбосской лирики), очень изящны по стиху и классически чистому языку, но они импонируют больше уму, чем чувству читателя. При всем том, и эта область деятельности Г. есть оригинальное явление в тогдашней не только римской, но и греческой литературе. Кроме од, Гораций написал, по предложению Августа, в юбилейный 17-й до хр. э. год торжественное «Carmen saeculare» («Песнь столетия»), В последний период своей жизни Г. снова вернулся к своему излюбленному роду, сатире; слегка видоизменив ее форму и содержание, он создает новую ее разновидность — стихотворные послания (epistolae, 2 книги), в к-рых он также беседует, с большим совершенством формы и глубиной содержания, на житейские, философские и литературные темы, но уже не с публикой, а с определенными адресатами применительно к характеру и положению каждого из них. Особенно важны историко-литературные послания 2-й книги к Августу, к Ю. Флору и к Пизонам. В них подчеркнуто огромное культурное и общественное значение поэзии. 3-е послание — к Пизонам (иначе «De arte poētica») — разрослось даже в целый теоретический трактат о поэтическом искусстве, преимущественно драматическом: в нем изложены, без особой системы, греч. теории, проверенные указаниями долгого опыта как самого Г., так и его крупнейших современников. Таким образом для теории поэзии Г. сделал то, что для теории прозы было сделано Цицероном (в трактатах «De oratore», «Orator» и «Brutus»).

Участие в политике было для Горация исключено по его происхождению (оно было бы возможно только в случае победы республиканцев); но и многие знатные римляне уже с конца республики, в виду частых переворотов, бросали политическую деятельность и удалялись на покой.

Г. был писателем для избранной публики, но скоро стал школьным поэтом, и уже в древности его часто комментировали (ср., напр., дошедший до нас комментарий 3 в. хр. эры Порфириона, изд. Holder, 1894); Г. много читали в ср. вв., особенно французы; очень влиятелен он был во времена Возрождения (несомненно его воздействие на Монтеня; «Ars poëtica» Горация — образец для «Art poétique» Буало) и затем в 18 в., преимущественно среди немецких поэтов, кроме Гёте, находившего его оды холодными. У нас им интересовался Пушкин (ср. особенно «Памятник»).

Из новейших изданий самое ценное — Ad. Kiessling и R . Heinze, В., 1914 (4 Aufl.), 1921 (5 Aufl.); русский перевод А. Фета, СПБ, 1898.

Лит.: Stemplinger Е., Das Fortleben der Horazischen Lyrik seit der Renaissance, Lpz., 1906; Olivier F., Les épodes d'Horace, P ., 1917; Ribbeсk O., Geschichte der römischen Dichtung, II , Stuttgart, 1900; Norden E., Römische Literatur, ст. в сборнике «Einleitung in die Altertumswissenschaft», Band I, 3 Auflage, Leipzig, 1921 ; Благовещенский H. M., Гораций и его время, 2 издание, Варшава, 1878.