БСЭ1/Павел I

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Павел I
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Окладное страхование — Палиашвили. Источник: т. XLIII (1939): Окладное страхование — Палиашвили, стлб. 735—737 • Другие источники: БЭЮ : ВЭ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : РБС : ЭСБЕ : ЭСГ


ПАВЕЛ I (1754—1801), всероссийский император, сын Петра III и Екатерины II; вступил на престол по смерти своей матери, в 1796, когда французская буржуазная революция угрожала старому порядку во всей Европе, а в России, еще недавно пережившей бурные годы крестьянского восстания под руководством Пугачева, снова начинались повсеместные волнения крестьян, принимавшие иногда очень бурную форму. Международная и внутренняя обстановка определила собой политику П.: в союзе с другими реакционными правительствами он стремился покончить с французской буржуазной революцией, а с помощью жестокой военно-полицейской диктатуры всемерно укрепить самодержавие и предотвратить возможность революции в России. Реакционная позиция П. была обострена особенностями его личного воспитания и жизни: 8 лет он был свидетелем дворцового переворота, завершившегося низложением и убийством его отца; сама Екатерина не доверяла сыну, видя в нем политического соперника; она отстранила его от государственных дел и собиралась формально лишить права наследования. Павел жил обособленно в подаренной ему Гатчине, занимался военным обучением собственного маленького войска и копил злобу против матери и ее фаворитов. Павел видел идеал государства в Пруссии Фридриха II. Собираясь царствовать, он предупреждал, что будет «править железною лозою», и, вступив на престол, вполне оправдал свое обещание. — Опасаясь политических заговоров, Павел стремился прежде всего укрепить самодержавную власть. С этой целью Павел сосредоточил в своих руках огромное количество государственных дел и выносил по ним решения, нередко без всякого учета действующих законов («Я — ваш закон», — говорил он окружающим сановникам). Павел подчинил центральные учреждения единоличной власти министров, сильно сократил власть сената и заменил выборы уездных капитан-исправников назначением их сверху.

Чтобы предотвратить повторение дворцовых переворотов, Павел торжественно обнародовал манифест о престолонаследии (1797), устанавливавший переход царской власти по мужской линии от отца к сыну, а за отсутствием сыновей — к следующему брату. Главную опору самодержавия П. видел в военной силе, — отсюда его стремление укрепить и дисциплинировать армию по прусскому образцу, почти ежедневные вахтпарады, на к-рых лично командовал император, суровые взыскания но отношению к офицерам и жестокие телесные наказания солдат. Параллельно была развернута безудержная и беспощадная борьба против «революционной заразы»: был усилен тайный политический сыск, закрыты частные «вольные» типографии (1797), установлена строгая цензура светских и духовных сочинений, запрещен ввоз иностранной литературы (1800), молодым людям было запрещено ездить для обучения за границу (1799), а подданным Французской республики был прекращен доступ в Россию. Реакционные распоряжения захватывали и область частного быта: были строжайше запрещены французские моды — ношение фраков, трехцветные ленты и пр. — и запрещено употреблять «политически опасные» слова: «граждане», «представители», «отечество» и т. д.

По отношению к крестьянству П. держался последовательной феодальной дворянской политики: жестоко подавив массовые волнения 1796—97, он опубликовал манифест, который требовал от крестьян полной покорности помещикам; за 4½ года П. роздал дворянству 530 тыс. казенных крестьян и собирался то же сделать со всеми остальными; крепостные отношения распространились при нем на Новороссию и Донскую область; крестьяне, осмеливавшиеся жаловаться на своих господ, подвергались, по приказанию П., публичному сечению плетьми. Под давлением массовых волнений крестьян издан был указ 1797, неправильно называемый «указом о 3-дневной барщине»: он лишь запрещал помещикам принуждать крестьян к работе в праздничные дни, и практическое значение его было ничтожно.

«Домашняя» борьба с «революционной заразой» вскоре перестала удовлетворять П. В 1798 П., вступив в коалицию с Англией, Австрией и Турцией, предпринял против Франции комбинированные действия на суше и на море. Главная русская армия под начальством знаменитого полководца Суворова (см.) в 1799 была двинута в Северную Италию, завоеванную Французской республикой; вытеснив французов из этих областей, Суворов должен был вторгнуться во Францию и, овладев Парижем, восстановить там «законный порядок». Суворов выполнил первую часть задачи, разбив лучших французских генералов, но, не получив подкреплений (другой русский корпус был разбит французами, а австрийцы сосредоточили все свои силы на Рейне), отошел на север; русская армия проделала эту труднейшую операцию с огромным героизмом. П., негодуя на союзников — австрийцев и пруссаков, вышел из состава коалиции. После переворота 18 брюмера 1799, передавшего во Франции власть Наполеону Бонапарту, Павел изменил внешне-политический курс, вступил в переговоры с Наполеоном, к-рый рисовался ему будущим «восстановителем порядка», и порвал с Англией. Но изменяя прежней задаче — борьбе с революцией, — Павел надеялся использовать международное положение и, опираясь на союз с Наполеоном, продвинуться на Балканы и овладеть Константинополем.

К этому моменту режим военно-политической диктатуры, установленный П., достиг высшего напряжения и обнаружил все свои противоречия. Произвольные распоряжения П. вносили хаос в управление, постоянная смена чиновников создавала крайнюю неустойчивость административного аппарата; массовые аресты, высылки и опалы сеяли чувство неуверенности и страха даже в высших кругах. Вместо укрепления дворянской империи политика Павла I привела государство в состояние политического кризиса. Ко всему остальному присоединились тяжелые последствия разрыва с Англией; русское сырье раньше экспортировалось на английские рынки, и прекращение внешней торговли грозило помещикам крупными потерями. Дворянство негодовало, — тем более, что Павел хотя и вел дворянскую классовую политику, но во имя усиления самодержавной власти не останавливался перед нарушением отдельных дворянских привилегий (напр., прав, закрепленных жалованной грамотой дворянству в 1785). Среди петербургской аристократии, не без активного содействия английского посольства, составился заговор, в к-рый был посвящен сын и наследник Павла, Александр. В ночь на 12/III 1801 заговорщикам удалось проникнуть в Михайловский замок и совершить задуманное убийство царя.