ВЭ/ВТ/Павел I Петрович, Император Всероссийский

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Павел I Петрович, Император Всероссийский
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нитроглицерин — Патруль. Источник: т. 17: Нитроглицерин — Патруль, с. 247—254 ( скан ) • Другие источники: БСЭ1 : БЭЮ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : РБС : ЭСБЕ : ЭСГВЭ/ВТ/Павел I Петрович, Император Всероссийский в дореформенной орфографии


ПАВЕЛ I ПЕТРОВИЧ, Император Всероссийский, сын Петра III и Екатерины II. Род. 20 снт. 1754 г. Первые годы детства П. провел окруженный неразумн. заботливостью Имп-цы-бабки Елисаветы Петровны, расшатавшею его физич. здоровье. Кроме того, нянюшки и мамушки развили в ребенке непреоборимый страх перед Имп-цей, и на этой почве сильно страдали нервы ребенка. Уже с этих лет у П. появились нервность и чрезмерн. раздражит-сть, принесшие современем горькие плоды. По достижении П. 6-ти л., когда восп-лем к нему б. назн. Н. И. Панин, водворились новые порядки воспитания, но они уже не могли изгладить вреда, нанесенного здоровью и нервн. системе ребенка. В период царст-ния своего отца П. б. совершенно им заброшен, и даже имя его, как закон. наследника, не б. включено в форму клятвен. обещания. С воцарением Екатерины II (1762 г.), отчужд-сть Цес-ча от матери, созданная Елисаветой Петровной, не прекратилась, а, наоборот, получила еще новые основания. Восп ль его, Н. И. Панин, будучи одним из выдающихся деятелей в деле свержения Петра III, не считал нужным выяснить своему воспит-ку истин. смысл переворота 1762 г. и не разъяснил Павлу, чем Россия обязана Екатерине. Вследствие этого в уме маленького П. прочно засело предубеждение против матери. К психологич. мотивам, созданным событиями 1762 г., с течением времени присоединились наследств. личные особенности характера Цес-ча, к-рый плотно замкнулся в свою личн. жизнь и показывался при дворе лишь в случаях необходимости. Портрет к статье «Павел I Петрович, Император Всероссийский». Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg В 1773 г. Цес-ч вступил в 1-й брак с принцессою Вильгельминою Гессен-Дармштадтскою, нареченною Вел. Кн-ней Наталией Алексеевной, а по кончине её в 1776 г. — во 2-й брак с принцессой Софией-Доротеей Виртембсргской, нареченной Марией Феодоровной. Отправившись перед 2-ой женитьбою в Берлин, Б. с больш. пышностью б. встречен королем прусск. Фридрихом Вел. Пребывание в Берлине оставило в П. неизгладимые впечатления; дремавшие думы, неясные стремления оживились и выступили в его воображении уже в живых образах; вместе с тем усилилось пристрастие к Пруссии, и в частности — к милитаризму с потсдамскою плац-парадною окраскою. Между тем, Екатерина всегда называла прусскую воен. систему «обрядом неудобь-носимым». Вообще со времени поездки П. в Пруссию взгляды его не только на систему воен. упр-ния, но и на упр-ние гос-твом обострились и привели к еще большему разладу сына с матерью. К этому прибавилось еще стремление Екатерины взять в свои руки воспитание внуков. Видя в этом нарушение своих закон. прав, Цес-ч окончат-но, и на этот раз бесповоротно, порвал добрые отношения с матерью и, получив в 1783 г. во владение Гатчину с окрестн. деревнями, перевел туда весь свой небольшой придвор. штат. Лишенный возм-сти руководить восп-нием детей, отстраненный от непосредственного участия в делах Империи, П. погрузился в свои теоретич. измышления о настоят. необходимости исправления госуд. строя России. Здесь, вдали от двора, он создал постепенно в малом виде ту своеобразную, гатчинскую Россию, к-рая ему представлялась в будущем единственно достойным образцом для всей России. Когда Екатерина пришла к заключению, что Цес-ч не в состоянии проникнуться её воззрениями на госуд. упр-ние и задачи России, то, чуждая всякой сантиментальности, она начала обдумывать способы отстранения Цес-ча от престола. В конце 1793 г. эти планы стали принимать реальн. форму в отношении старш. сына Павла Петровича, Вел. Кн. Александра Павловича, что придало отношениям Екатерины к Цес-чу уже совершенно враждебн. характер. Последние 3 гг. своего гатчинск. пребывания П. с лихорадочн. нетерпением ожидал своего воцарения, опасаясь ежечасно, чтобы власть не ускользнула из его рук. Указанные выше обстоят-ва окончат-но определили его характер, и в короткое время царст-ния характерные его особенности развились до проявлений истинно болезненных. На почве этих особенностей становятся понятными все мероприятия и реформы П., неудержимо следовавшие одни за другими в его короткое правление, в к-ром, по словам биографа Суворова, ген. Петрушевского, «завтра не было логическим последствием сегодняшнего дня; беду нельзя было предвидеть, и она налетала внезапно, без предваряющих симптомов». 6 нбр. 1796 г. П. вступил на престол. В истории вооруж. сил России царст-ние П. представляет один из замечат-ших периодов как по своеобразн. взгляду Гос-ря на воен. дело, так и по тому деятельному и близк. участию, к-рое он лично принимал в устр-ве и преобраз-нии его. Рус. армия времен Екатерины II в глазах его была скорее беспоряд. ордою, чем правильно устроен. войском. Такой взгляд выработался у него благодаря массе злоупотр-ний, вкравшихся во все отрасли упр-ния войсками в послед. годы царст-ния Имп-цы. Могуществ. временщики, как Потемкин, Зубов и др., безнаказанно нарушавшие на кажд. шагу законы Империи, подавали соблазнит. пример для всех воен. нач-ков, к-рые, до ком-ров полков включ-но, пользовались громадн. самост-ностью и хозяйничали во вверенных им частях, как в собствен. поместьях. Распоряжения прав-ства по воен. части, проходившие первонач-но через воен. коллегию, шли чрезвычайно медленно и поздно достигали до войск. Сама воен. коллегия утратила почти всякое значение, т. к. все нач-ки сносились с нею лишь тогда, когда им этого хотелось. Многие из высших нач-ков жили постоянно в столицах, предоставив упр-ние войсками штабам, к-рые приобрели вследствие этого громадн. значение и влияние, не принадлежавшие им по закону. Примеру высш. нач-ков следовали многие оф-ры, жившие постоянно в своих именьях и за это отдававшие часть своего содержания своим ком-рам. Тысячи солдат, особенно, знавших мастерства, жили в именьях нач-ков и работали на них. Число таких «растасканных» людей доходило до 50 т. ч., при общей силе армии в 400 т. ч. Хоз. часть находилась в печальн. состоянии, т. к. ком-ры смотрели на свои части, как на выгодную доходн. статью. Довольствие, отпускаемое солдату от казны, запаздывало или вовсе до него не доходило. Такие порядки вели к упадку дисц-ны, для поддержания к-рой приходилось прибегать к жесточайшим мерам. Всё это, вместе взятое, способствовало развитию дезертирства: солдаты тысячами бежали в Пруссию, Австрию, Швецию и даже в Турцию. По внешн. виду русск. полки не походили друг на друга, т. к. каждый ком-р одевал солдат по своему вкусу. Но при всех этих недостатках армия Екатерины II отличалась необыкн-ным воинск. духом и беззаветн. преданностью престолу. Не поражая стройностью движений на учебн. плацу и муштровкою солдата, войска наши, воспитанные продолжит-ной боев. школою Суворова и Румянцева, удивляли Европу своею выносливостью и геройством и, под нач-вом знаменит. полк-дцев этой блест. эпохи, творили чудеса. Однако, эти драгоцен. свойства не могли примирить нового Имп-ра с состоянием армии. Он считал себя призванным, подобно Петру В., быть её преобразователем. Идеалом для этого преобраз-ния служила для него армия прусская, поразившая его в 1776 г., при посещении Берлина, стройностью и красотою движений и необыч. дрессировкой, превратившей солдат в автоматов, а массы войск — в послушн. машину, совершавшую чудеса на ученьях и парадах. По возвращении из Пруссии, не будучи в состоянии применить виденное к русск. армии, Цес-ч ограничил свою деят-сть, до времени, устр-вом и обучением небольш. отряда войск, сформированная им в Гатчине (см. Гатчинские войска). Русская армия ко времени вступления на престол Имп. П. доходила до 400 т. ч. Войска разделялись на гвардейские, армейские и гарнизонные. Гвардия состояла из 3 пп. и 1 отдел. б-на пехоты, 3 пп. кав-рии и 1 арт. б-на. Арм. войска состояли из 101 пп. пехоты (грен., мушк. и егерск.), по 2 б-на 5-ротн. состава; кав-рия — 50 пп. (кирас., драг., гусар., легко-кон. и регул. казачьи), по 5—10 эскунов каждый. Армейск. арт-рия — 10 б-нов пеших, 1 кон. и 3 осадн., по 5 рот в каждом; в роте по 12 ор. 6 и 12-фн. клб.; всего в полев. арт-рии — до 840 ор. Кроме полев. арт-рии, была полков. арт-рия, по 2 легк. орудия на пех. б-н. Были еще пионер., понтон. и инж. команды. Гарнизон. пп. были разл. состава, от 1 до 8 б-нов; всего до 115 б-нов. Первым распоряжением нового Имп-ра был перевод его образцов. войск из Гатчины в Спб. и распределение их по гвард. полкам. Все оф-ры их б. переведены в гвардию тем же чином и д. б. служить инструкторами по введению нов. устава. Т. к. из гвард. оф-ров назначались ком-ры арм. пп., то посредством их новые порядки д. б. водвориться во всей армии. След. мерою было изменение внешн. вида армии. Прежнее удобное обмундир-ние, введенное при Екатерине II Потемкиным и состоявшее из коротк. кафтана с широк. поясом и широк. шаровар, заткнутых в сапоги, не нравилось Государю и его сподвижникам. Новое обмундир-ние состояло из длинного и широк. мундира, толст. сукна, с лежач. воротником и фалдами, и узк. панталон. Все пп. отличались цветами воротников, обшлагов и отворотов. Шинели б. заменены одеялами, к-рые, однако, скоро б. отменены и, вместо них, введены плащи. На шее носили узкие черн. галстуки, «коими оф-ры казались почти удавленными». Обувь состояла из чулок со штиблетами, подвязками, штиблетн. подтяжками, крючками и т. п., и лакирован. черн. башмаков. Головной убор — низкая, приплюснутая трехъуг. шляпа. Воинств. вид русск. солдата довершали напудренные волосы, висевшая на затылке уставной длины коса, туго перевитая проволокою и черн. лентою, и пара насаленных буколь, болтавшихся над ушами. Новое обмундир-ние было крайне неудобно, стесняло все движения солдата, но зато облегчало достижение нем. стойки и выправки. Лакиров. башмаки мешали ходить и никуда не годились в походе, особенно при движении по грязн. дорогам. Косы и букли были наст. мучением. Будучи смазываемы салом, они мешали содержать голову в чистоте и способствовали размножению паразитов. Случалось часто, что перед смотрами солдаты не спали целую ночь, т. к. специально введенные в войсках парикмахеры едва успевали управляться с новою прихотливою прическою. Новая форма встретила резкое осуждение среди боев. сподвижников Екатерины II, но при Имп-ре все молчали. Не скрывал своего неодобрения только Суворов, выражавшийся о прусск. обмундир-нии: «Нет вшивее пруссаков: лоузер, или вшивень назывался их плащ, а головной их убор — вонью своею вам подарит обморок. Мы от гадости были чисты, a они — первая докука ныне солдат. Стиблеты — гной ногам». «Букли — не пушки, пудра — не порох, коса — не тесак, я — русский, а не пруссак». Вооружение русск. войск в общем осталось прежнее, только всем у.-оф-рам даны б. вместо ружей алебарды, вследствие чего до 100 ч. в кажд. полку сделались совершенно бесполезны для боя. Да и у прочих людей ружья б. приспособлены более для удобства держания их при маршировке, чем для стрельбы. Оф-ры носили также алебарды и шпаги, болтавшиеся сзади, между фалдами мундира; сверх того, всем нач-кам б. даны простого дерева форменные палки с костяным набалдашником. Эти палки были необходимы при обучении солдат мудреной и трудной выправке того времени. Желая, в противополож-ть порядкам царст-ния Екатерины II, добиться, чтобы распоряжения верховн. власти в наикратчайший срок доходили до войск, и иметь уверенность, что всё исполняется, Гос-рь потребовал, чтобы гл-щие каждые 2 нед. представляли ему рапорты о состоянии войск с имен. списками оф-ров и с отметками всех наложенных на них взысканий. Ежедневно, во время развода, Имп-р отдавал разл. приказания, касающиеся той или друг. отрасли службы. Распоряжения эти, так наз. приказания при пароле, немедленно записывались, печатались и рассылались в войска к неуклонному исполнению помимо воен. коллегии. В нбр. 1796 г. б. уничтожены штабы при нач-щих лицах и б. точно определено число оф-ров, состоявших ординарцами при ген-лах: всех лишних оф-ров б. приказано распределить по полкам. Все оф-ры, не находившиеся налицо в своих частях при воцарении нового Имп-ра, б. исключены из службы, о всех просрочивших в отпусках объявлялось «повсюду с барабан. боем». В то же время б. приказано разыскивать и возвращать в свои части всех незаконно «растасканных» н. чинов и воспрещалось употреблять их на партикул. работы по частн. надобностям нач-щих лиц. Одновр-но б. упразднен деп-т ген. штаба, a числившиеся в нём оф-ры распределены по полкам. Учрежден б. новый ген. штаб, под названием Свиты Е. Имп. Вел-ва по квартирм. части. На укомпл-ние его назначались оф-ры из лучших воспит-ков сухоп. шляхет. к-са. За подготовку этих оф-ров взялся Аракчеев, назначенный ген.-квартирм-ром. Отсутствие ген. штаба при войсках ставило последние в затруднит. положение, особенно, во время воен. действий. Так, Суворов во время похода 1799 г. пользовался австр. оф-рами ген. штаба, но известно, как гибельно отозвалось доверие к ним рус. фельдм-ла при наступлении его через Альтдорф к Швицу. 29 нбр. 1796 г. б. объявлены для неуклон. исполнения во всей рус. армии новые уставы: 1) о полев. пех. службе; 2) о полев. кавал. службе и 3) о полев. гусар. службе. Представляя переработку соотв-щих прус. Фридриховск. уставов, они б. совершенно лишены какого-либо влияния богат. опыта блест. войн предшествующего царст-ния и революционных и разработаны без всякой связи с духом времени и потребностями жизни. Главн. целью прусск. устава было убить в человеке всякую самост-ность и сделать из него совершен. автомата. Взяв человека от сохи, одевали его в совершенно чуждую ему и крайне неудобн. одежду. Затем принимались за выучку «подлого и неловкого мужика» (как сказано в тогдашнем прусск. уставе), чтобы придать ему воинск. стойку и выправку. При стойке солдат д. б., как можно более, сжимать колени, вбирать в себя живот, выпячивать грудь и подавать всю тяжесть к-са на носки. Для осущ-ления этих требований усиленно пускалась в ход форменная «натуральная трость». Около ½-г. проходило в этом одиноч. обучении, a затем начинали учить людей маршировать в строю. Конечною целью обучения было достижение того, чтобы длинные, тонкие линии войск двигались стройно, равняясь как по нитке. Часто целые д-зии вытягивались в одну линию и производили наст-ние и отст-ние развернут. б-нами. Все движения были плавны и медленны: в минуту всего 75 шаг. Павлов. уставы положили у нас начало крайне мелочн. требованиям в обучении армии, выдвииув на 1-й план не боев. подготовку, а вахт-парадную. В частности, особ-стями пех. устава 1796 г. являются: преобладающее значение лин. построений, отсутствие даже упоминания о колоннах и каре, придание больш. значения равнению и правил-сти шага, большое развитие правил для наступной, отступной и плутоножн. стрельбы, полн. отсутствие указаний о рассыпн. строе, признание одинаково важными всех требований устава, большая строгость к исполнению мелочей, полное недоверие к исполнителям, постоян. указания на леность и непослушание даже оф-ров и подавление у исполнителей всякой иниц-вы. Особенностями кавал. устава было узаконение 2-шереножн. строя, полнота и последов-ность одиночн. обучения на коне, сокращение до разумн. предела подготовки к пеш. строю, произв-во эволюций непременно на галопе, хорошо развитые правила атаки. Кроме уставов, при обучении войск рекомендовался еще ряд боев. инструкций, из к-рых важнейшей являлась: «Тактич. правила или наставление войск. эволюциям с планами 1797 г.». С тактикой собственно эти правила не имели ничего общего. В общем, они повторяли во многом пех. устав, указывая те же строи, те же виды и способы стрельбы. Новым, по сравнению с уставом, являлись каре, разл. построения его из одного или нескольких б-нов и разл. эволюции с ним. Неск. иной характер имели инструкции, предназначенные для кав-рии, к-рые помогали вырабатывать в к-це истинный кавал. дух и предприимч-сть, что, в свою очередь, давало возможность указывать ей задачи, более сложные и трудные, чем пехоте. Этим самым к-ца становилась как бы выше пехоты, считалась как бы гл. родом войск. Такой взгляд на к-цу был естественен для тех, кто в прус. порядках видел образцы для подражания, но совершенно не соответствовал рус. истор. опыту. Немалую роль в деле обучения сыграло также увлечение Гос-ря разводами, к-рые он признавал могуч. средством для распростр-ния в армии правильных, по его мнению, основ обучения, т. к. источник боев. успехов видел в идеальн. исполнении всех тонкостей строя и в обращении войск в живую машину. Производившиеся весьма редко маневры ничем не отличались от обычн. учений, на них также, гл. обр., стремились к воспроизведению механич. движений на ограничен. пространсте. Что касается уставн. правил для действий отрядов из всех родов войск в бою, то они сводились к следующему. Перед началом кампании гл. нач-кам выдавалось особое Выс. утвержденное распределение сил в виде чертежа, или т. наз. «ордр-де-батайль», по к-рому войска распределялись на ав-рд и глав. силы и кажд. п-ку назначалось место в ав-рде, в центре или крыльях главн. сил, в 1-ой или 2-ой линии. Боев. порядок строился в 2 линии, имея пехоту в центре, a кав-рию на флангах. По приближении к позиции, занятой прот-ком, к-раго всегда предполагали неподвижным, ав-рд, состоявший из гусар, егерей и легк. кав-рии, завязывал с ним дело, с целью отвлечь его внимание от пункта, намеченного для атаки. На нек-ром расстоянии за ав-рдом следовали, в 2 или более колоннах, главные силы, делившиеся на 2 части. Одна из них, пользуясь демонстрациями ав-рда, шла прямо на предмет, избранный для действит. атаки, что называлось тогда идти на «поэн де вю». Для развития её успеха, другая половина выдвигалась на одну линию с нею или входила в «алиниеман». За боев. линиями развертывался резерв. Затем начиналось общее наст-ние с пальбою, и, наконец, выскакивала кав-рия для преследования непр-ля, к-раго всегда к концу боя предполагали бегущим. В резул-те, в деле обучения войск водворился педантизм и крайняя одностор-сть, выдвигавшие на первое место внешн. сторону, в ущерб, конечно, внутр. содержанию, и убивавшие всякую самост-ность и самодеят-сть. Вследствие этого главенствующее значение приобрела красота ружейн. приемов и стройность движения, маршировка; тактич. же подготовка пала; внутр. связь между родами войск исчезла. Для посвящения оф-ров в таинства Фридриховск. тактики б. учрежден в дкб. 1796 г. в. Зимн. Дворце особый тактич. класс, в к-ром подплк. Каннабих на ломаном рус. языке объяснял основн. начала прус. устава. Надзор за этими лекциями б. поручен Аракчееву, к-рый и сам иногда читал их. В янв. 1797 г. б. произв. реформа центр. воен. упр-ния. При Екатерине II в этом отношении была полн. децентрализация. Гл-щие армиями пользовались больш. правами по устр-ву войск, обучению, хозяйству, раскварт-нию, произв-ву в чины (до полк.), увольнению в отпуск, в отставку и по переводам. Такие права гл-щих б. уничтожены П. Существовавшие при Екатерине д-зии упразднены, a вместо них установлены инспекции, к-рые представляли собою территор. округа, включавшие все роды полев. войск (за исключ. гвардии и инжен. команд) и гарнизон. войска (см. Инспекторы и Инспекции). Власть распорядительную П. I сосредоточил исключ-но у себя в кабинете, все же воен. нач-ки только наблюдали, инспектировали и отвечали. Допускалось от полков посылать донесения и непосред-но Имп-ру. Ближайшим резул-том установления такой системы явилось увеличение переписки и увлечение бюрократич. началом. Да иначе и быть не могло, ибо к Имп-ру поступали и от него исходили все назначения, даже самые мелкие: он сам следил за вакансиями, сам увольнял в отпуск свыше 28 дней, сам разрешал вступление в брак, сам перемещал младш. оф-ров из роты в роту и т. п. Кроме постоян. инсп-ров, присылались из Спб. по Выс. повелению, от времени до времени, особые инсп-ра, наводившие страх и ужас на армейск. нач-ков. Вообще же чрезмерн. центр-зация привела к обезличению нач-щего персона; стали бояться пользоваться даже оставленными им ничтожн. правами. При таких порядках продолжавший существовать центр. орган воен. упр-ния, воен. коллегия, потерял свое значение, хотя к ней и б. присоединены арт-рийская, провиантская и комиссар. эксп-ции. Увеличение переписки и центр-зация воен. упр-ния в руках Имп-ра вызвали создание нового органа центр. упр-ния (в начале 1797 г.), — в.-походн. канц-рии Его Имп. Вел. (см. это), во главе к-рой стал Ростопчин; на обяз-сти его было обо всём докладывать Гос-рю и всем передавать его повеления. При всей уродливости форм, в к-рые вылилась центр-зация при П. I, она имела и хорош. сторону, т. к. реформами в этом отношении несомненно усиливалось единоличное начало в упр-нии, чем в значит. мере подготовлялся переход к министер. системе. Реформы коснулись и наим-ния полков. Еще со времен Петра В. все русск. пп. имели название по имени рус. городов и земель. С этими названиями войска свыклись в течение многих продолжит. и славн. походов; они напоминали солдату блест. подвиги, совершенные его предками в делах с врагами. С конца 1796 г., в виду того, что в кажд. п., помимо ком-pa, б. назн. еще шеф п-ка, — все пп., не исключая и гвард-х, б. приказано именовать по фамилиям шефов, на прус. образец. Эта реформа имела 2 крупн. недостатка: а) постоян. перемена наим-ния п-ков при смене шефов порождала сильную путаницу, и б) при перемене наим-ния как бы забывалась прежняя доблестн. служба п., и поддержание славн. традиций делалось затруд-ным. Эта же система (с 1798 г.) б. перенесена и на роты и эск-ны, кои б. приказано называть не по №, а по фамилиям их ком-ров, вследствие чего организацион. путаница еще более увеличилась. Что касается положения шефов в п-ках, то обяз-ти их были совершенно те же, что и прежн. ком-ров, права же значит-но меньше. Оставшиеся же, вместе с шефами, ком-ры пп. совершенно не имели никакой власти и никаких прав и, в противополож-ть предыдущему царст-нию, потеряли всякое значение, являясь только заместителями шефов в их отсутствие. В отношении орг-зации армии реформы Имп. П. привели к следующему: а) общ. число войск уменьшилось; к концу царст-ния армия состояла из полев. пехоты (204 т.), кав-рии (45 т.), арт-рии (25 т.) и инж. войск (3 т.); всего до 277 т. полев. войск, а с г-зонными — до 355 т.; б) наибольш. сокращению подверглась к-ца — на ⅓ прежн. состава; в) в пехоте сокращение произведено за счет лучших её элементов — егерей, число коих уменьшено на ⅔; в общем, пехота б. сокращена на 10 %, а пп. из 3-б-нных б. переформированы в 2-б-нные; г) орг-зация к-цы подчинилась иноземн. образцам; караб-ры, к.-егеря и легко-кон. пп. б. упразднены, а на их место появились кирасиры по прус. образцу; д) арт-рия поставлена на один уровень с проч. родами войск, чем ей дана полн. возможность дальнейш. усоверш-ния как в орг-зации, так и в боев. подготовке; достигнуто это установлением более тесн. связи с др. родами войск и образованием впервые строевых арт. частей путем соединения материальн. части с личн. составом и фурштатом; е) положено прочное начало инжен. войскам сформированием пионерн. п-ка и 2 понтон. рот. Сравнит-но более положит. резул-тами отличалась деят-сть П. I в области мер, направленных к улучшению быта в-служащих. В 1798 г. изданы новые штаты, на основании к-рых увеличено содержание оф-ров. Полк-ку прибавлено 111 руб., что вместе с прежним окладом составило 900 руб.; подп-ку прибавлено 117 р., всего 600 руб.; майору — 36 р., а всего 460; кап-ну и шт.-кап-ну — 46, всего 340; пор-ку — 46, всего 245; подпор-ку и прап-ку — 28, всего 200 руб. в год; в приведенных окладах заключалось не только собственно жалованье, но и денщичье довольствие и рационы. Еще в 1797 г. б. пожаловано во всей к-це всем об.-оф-рам по одной лошади из ремонта, безденежно, на 6 л. Размеры довольствия н. чинов остались, в общем, без изменения. Но, благодаря более строг. контролю по всем отраслям воен. упр-ния, всё положенное от казны доходило более исправно до солдата, чем в прежн. время. Однако, одновр-но с такими несомненно полезн. мерами, Имп-р чрезмерно регламентировал внутрен. жизнь в-служащих и мелочн. подробностями делал ее весьма тягостной. Насколько были мелочны эти вмешат-ва даже в частн. жизнь их, видно из того, что, напр., уставом предписывалось оф-рам иметь зимою сюртук, подбитый байкою, a летом — стамедом, «но не иметь для сего двух сюртуков». Существовало также правило об обеден. столах генералитета во время полев. кампаний. Правилом этим определялось число блюд в обеде фельдм-лов и ген-лов; ужинать же б. запрещено под опасением вычета из жалованья. Солдатам, привыкшим к привольн. жизни, на биваках под открыт. небом или на широк. кв-рах у обывателей, пришлось запереться безвыходно в душн. казармах; всякая отлучка из них воспрещалась под страхом строжайш. наказания. Всё свободное от учений время обязат-но посвящалось чистке оружия и амуниции, пудренью волос, плетению кос и буклей и т. п. Все эти нововведения вызвали неудовольствие во всей рус. армии, а среди высших нач-ков в особ-сти. Особенно б. огорчен Суворов, резко порицавший стремление Гос-ря всё переделать на прус. образец, за что и б. отставлен от службы. Вообще же за 4-летн. царст-ние П. I б. уволено от службы, помимо собствен. желания: 7 фельдм-лов, 333 ген-ла и 2.261 оф-р. Дисц-на, несмотря на всё старание Гос-ря укрепить ее, стала подрываться. Страх перед крут. мрами и непрочность служебн. положения повели к сильн. развитию доносов и интриг. С течением времени слишком частое повторение чрезмерно строг. взысканий и частая отмена их привели к тому, что все, мало-помалу, стали привыкать к ним и перестали бояться. Среди оф-ров явилась даже какая-то наклонность щеголять незнанием службы, нарушением порядка её и т. д. Не помогали и самые строжайшие угрозы, т. к. все б. убеждены, что гнев Гос-ря непродолжителен. В противопол-сть предшествующей эпохе, в армии развились грубость, унижение личности. Обращение старших с младшими, особенно, с н. чинами, стало жестоким. Наложение взысканий не регулировалось никаким законом и, всецело завися от усмотрения нач-ка, часто не соответствовало степени и важности вины. При таких условиях лучшее достояние Екатерин. армии, давшее столько блестящих и искусн. побед, — частн. почин, самост-ность и самодеят-сть б. сведены на-нет. Взамен их укоренилось требование слепого, нерассуждающего повиновения и безусловн. исполнения без малейш. нарушения устава. Подавление духовн. стороны при отсутствии разумной тактич. боев. подготовки обращало армию в совершенно негодное боев. средство и делало ее игрушкой, годной лишь для вахт-парадов и разводов. И только «стопобедному» Суворову удалось удивить мир подвигами, достойными Рымника, Измаила и Праги. Мероприятия в области внутр. политики также имеют основу в событиях жизни П. I до вступления на престол и, за исключением весьма немногих, носят скороспелый, неровный, непоследов-ный и нежизн. характер. Испытав на себе всю превратность судьбы наследника престола при отсутствии законодат. актов, определяющих порядок преемства власти Монарха независимо от воли царствующего Гос-ря, П. I при своем короновании 5 апр. 1797 г. обнародовал «акт о престолонаследии», составленный им самим вместе с супругою еще в 1788 г. Акт этот, внесенный в Основ. Законы Империи, остается без изменений до наст. времени. Одновр-но с сим б. обнародованы два других акта: «Учреждение об Императ. Фамилии», коим определялась принаддеж-ть лиц к Императ. Дому и права и преимущ-ва их, и «Установление о росс. Императ. орденах» (при чём б. исключены два учрежденных Екатериною II ордена: св. Георгия и св. Владимира). В отношении дворянск. сословия первонач. меры свелись к ограничению его льгот. Так, видя, что тяжесть воен. службы заставила дворян толпами бежать из неё, П. I «в предупреждение такого самовольства дворян» запретил им начинать службу иначе, как в воен. звании. Затем, указом 3 янв. 1797 г., приказано б. дворян, провинившихся по уголовн. делам, сверх лишения дворянства, присуждать к наказанию кнутом с вырезанием ноздрей, заклеймению и ссылке в тяжелую работу (чем б. отменена существеннейшая статья Екатерин. жалованной дворянству грамоты, дававшая дворянам, и по лишении звания, освобождение от телесн. наказания). Тот же взгляд б. проведен (указом 13 апр.) и в бтношении гильд. граждан, священников и диаконов. 4 мая 1797 г. последовал указ ген.-прок-ру, чтобы «ни от кого и ни в каких местах прошений, многими подписанных, не принимать»; этим отменялось право дворянства представлять о своих нуждах губ-рам, сенату и Имп-ру. Указом 15 нбр. того же года дворяне, исключенные из воен. службы, лишались прав по своим сословн. выборам, а указом 14 янв. 1798 г. б. повелено дворян, исключенных из воен. службы, не принимать и на гражданскую. Единственною благоприятною для дворянства мерою б. учреждение госуд. вспомогат. для дворянства банка (18 дкб. 1797 г.). Меры в отношении крестьян вначале объясняются стремлением Гос-ря к уравнению сословий. Посему первым его повелением было: «Крестьянам присягать ему наравне с проч. сословиями Империи». Эта мера едва не стоила России страшн. кровопролития. Среди кр-н тотчас же распространилась молва, что присяга для того происходит, «чтобы впредь не быть за помещиками». Начались повсеместные толки о том, что новый Гос-рь освободил кр-н, но помещики и власти скрывают это от народа. Вспыхнули беспорядки, и для усмирения их власти б. вынуждены прибегнуть к содействию войск. 20 янв. 1797 г. Гос-рь назначил фельдм-ла кн. Репнина для усмирения взбунтовавшихся кр-н, а 29 янв. б. обнародован манифест о должном послушании кр-н своим помещикам, к-рый, однако, не вразумил их. Самое кровопролит. дело при усмирении было 13 фвр. 1797 г. в Орловск. губ., в с. Брасове, имевшее вид сражения с участием арт-рии и пехоты. Желание облегчить участь кр-н вызвало при коронации манифест о том, чтобы в пользу помещиков работать им только 3 дня в неделю, а в воскресенье — вообще не работать. И этот манифест вызвал много недоразумений. В Малороссии существовала 2-дн. барщина, а потому помещикам представлялся удобн. случай повысить лежавшие на кр-нах пов-сти; в великорусских же губерниях были склонны усмотреть в манифесте не повеление, а совет, ни для кого не обязат-ный. Одновр-но с проявлением забот о кр-нах, торжества коронации ознаменовались массовою раздачею их (более 82 т. душ). Неудача первых мер остановила дальнейш. попытки улучшить быт кр-н. Под влиянием идеи о борьбе с революцион. пропагандой б. введена чрезмерно строгая цензура, а указом 18 апр. 1800 г. б. совершенно воспрещен ввоз из-за границы книг и музык. произведений. В отношении нар. просвещения нужно отметить: учреждение в Спб. и Казани дух. академий; при сенате — школы юнкеров для обучения юриспруденции; в 1798 г., «по причине возникших в иностран. уч-щах зловредн. правил», воспрещено отправление туда молод. людей, но чтобы не пресекать возм-сти им получать образование, разрешено рыцарству курляндскому, лифляндск. и эстляндскому избрать «приличнейшее для университета место и устроить оный»; посему в 1799 г. б. учрежден в Дерпте унив-т, Имп-ца Мария Феодоровна взяла под свое главн. нач-во женск. воспитат. учр-ния обеих столиц, положив начало существующему и ныне «Вед-ву учр-ний Имп-цы Марии». Под влиянием совершенно случайн. обстоят-ва в России открылось широк. поле для усиления иезуит. пропаганды. Одному из влият. представ-лей ордена, патеру Груберу, удалось излечить Имп-цу от жестокой зубн. боли и постепенно приобрести над Имп-ром могуществен. влияние. С апр. 1799 г. Груберу беспрепят-но б. открыты двери кабинета Имп-ра, и он усиленно стал хлопотать о соединении церквей при содействии папы Пия VII. Только кончина Павла I положила конец тщательно подготовлявшемуся в России торжеству католицизма. Наконец, просто из вражды к мероприятиям Екатерины II, б. восстановлены в Лифляндии и Эстляндии присутствен. места, существовавшие там до 1783 г., в Выборге — старые суды, в Малороссии — старое судопроизв-во, в губ-х, присоединенных от Польши, литовск. статут и в сношениях с ними снова введен в употребление польск. яз. Нек-рые города б. приказано именовать их старыми туземн. названиями (напр. Севастополь — назван Ахтиаром и т. п.). Внешняя политика рус. двора преследовала только одну цель: громогласно заявить и распространить убеждение, что новое царствование представляет собою отрицание предшествовавшего Всё, сделанное Екатериной в дипломатич. сфере для упрочения славы и величия Империи, б. сдано в архив. Вступив на престол, П. I заявил о своем миролюбии и отказался от войны против франц. республики. Как б. сказано в заявлены, — Россия почти 40 л. (с 1756 г.) имела несчастье истощать свое народонаселение в частых войнах, а внутр. дела б. запущены. Вместе с тем в декларации б. заявлено, что Имп-р не думает прерывать связи со своими союзниками и считает долгом противиться революции всеми средствами. Резул-ты этой декларации прежде всего повели к след. мероприятиям: 1) была прекращена война с Персией, войска б. отозваны, и всё достигнутое во время похода в Закавказье брошено без разбора; 2) Австрия и Англия немедленно приложили все старания, чтобы втянуть Россию в войну против франц. «богомерзского правления» и выманить рус. армию за границу. Зловещ. предзнам-нием полн. искажения рус. политики и вступления её на неведомые пути, исполненные чистейшей романтики, служила также конвенция, заключенная 4 янв. 1797 г. с Мальт. орденом, по к-рой П. принимал орден под свое покров-ство и устанавливал его в России (см. Военно-монашеские ордена). Дела мальтийские, влияние иезуитов и венск. кабинета втянули Россию в войну разорит-ную, чуждую её интересам, под благовидн. предлогом спасения Европы от революции. Подготовляясь к войне, П. заключил союзы: с Неаполем (29 нбр.), с Оттоман. Портою (23 дкб.) и Англиею (29 дкб. 1798 г.). Соединенными австро-рус. силами, двинутыми в Италию, командовал Суворов. Его Итальяно-Швейцарский поход 1799 г. останется навеки недосягаемым образцом воен. искусства; практические же его резул-ты были ничтожны, вследствие ссор между союзниками и недобросовестности австрийцев. В силу конвенции с Англией, рус. к-с в составе 2 д-зий (ок. 17 т. ч.) ген. Германа б. отправлен для совместн. действий с англ-ми в Голландии против фр-зов. 6 снт. 1799 г. рус. к-с высадился в сев. Голландии и соединился с англ. войсками герц. Йоркского. Однако, вследствие крайне неудачн. действий герцога и неблагоприят-х климатич. условий, кампания вскоре прекратилась. 7 окт. б. заключена конвенция, по к-рой союзн. войска очистили Голландию и морем б. перевезены в Англию. Летом того же 1799 г. небольшая рус. эс-дра кап. Сироткина в Средиз. море б. направлена к берегам южн. Италии, где своими действиями способствовала низвержению республики, учрежденной фр-зами в Неаполит. владениях, a вскоре после этого русские заняли Рим. Последн. действием рус. войск было взятие кр-сти Анконы, после 3-мес. осады, в нбр. 1799 г. В дкб. рус. флот отплыл из южн. Италии, а в окт. 1800 г. возвратился в Черн. море. Разорвав союз с Австрией, П., изверившийся в своих союзниках, отозвал свои войска в Россию и стал искать сближения с Францией, чему много способствовало то, что ген. Бонапарт, вернувшийся из Египта, охотно возвратил Мальт. ордену о. Мальту, не имевший значения для Франции и безопасный во власти России. Сближению содействовал груб. поступок англ-н, захвативших о. Мальту, желание наказать их за это, а также деят-сть и влияние иезуитов. Близостью к П. патера Грубера не замедлил воспользоваться Бонапарт для достижения своих политич. целей. Для наказания англ-н Имп-р приказал во всех рус. портах наложить амбарго на все англ. суда и товары (23 окт. 1800 г.); кроме того, б. возобновлен в дкб. «Северный союз», основанный в 1780 г. с целью охраны нейтрал. гос-тв. Не довольствуясь этим, П. решил даже объявить войну Англии. При этом впервые явилась смелая мысль о возм-сти похода из России в Индию, чтобы нанести удар могущ-ву Англии в её Ост-Индск. владениях. Сделаны б. даже нек-рые пригот-ния к этому дальн. походу. Атаману Донск. казаков Орлову приказано б. двинуть их к Оренбургу, а оттуда через средн.-азиат. ханства в Индию. Но план этот не осуществился вследствие внезапн. кончины Имп-ра. Последн. событием внешн. политики было присоед-ние к России Грузин. царства (18 янв. 1801 г.). Это событие единственно отвечало интересам России и по своим практич. резул-там резко отличалось от указанных выше предприятий внешн. политики П. I, коренившихся в интересах и целях, совершенно чуждых его Империи. Итоги царст-ния П. I подведены Цесаревичем Александром Павловичем в письме к его восп-лю Лагарпу еще 27 снт. 1797 г. в след. безотрадных словах: «Мой отец по вступлении на престол захотел преобразовать всё решит-но. Его первые шаги были блестящими, но последующие события не соответствовали им. Всё сразу перевернуто вверх дном, и потому беспорядок, господствовавший в делах и без того в слишком сильной степени, лишь увеличился еще более. Военные почти всё свое время теряют исключ-но на парадах. Во всём прочем решит-но нет никакого строго определ. плана. Сегодня приказывают то, что через месяц будет уже отменено. Доводов никаких не допускается, разве уж тогда, когда всё зло совершилось. Наконец, — чтоб сказать одним словом, — благосостояние гос-тва не играет никакой роли в упр-нии делами: существует только неограниченная власть, к-рая всё творит шиворот навыворот. Невозможно перечислить все те безрассудства, к-рые б. совершены; прибавьте к этому строгость, лишенную малейшей справедливости, большую долю пристрастий и полнейшую неопытность в делах. Выбор исполнителей основан на фаворитизме; достоинства здесь не причем. Одним словом, мое несчастное отечество находится в положении, не поддающемся описанию. Хлебопашец обижен, торговля стеснена, свобода и личн. благосостояние уничтожены» (Н. К. Шильдер, Имп. Александр I. Его жизнь и царст-ние). Ожесточ. неудовольствие, вызванное Имп-ром во всех слоях рус. общ-ва, в середине 1798 г. получило уже довольно осязат. формы: круг лиц, мечтавших о перемене правления, стал сплочиваться. Роковой шаг в этом направлении сделал сам П., назначив 28 июля 1798 г. Спб. воен. губ-ром ген. от кав. бар. ф.-д.-Палена, одного из виднейш. деятелей заговора, вскоре пожалованного в графск. достоинство. Интрига, в к-рую постепенно б. втянуто много высокопоставл. лиц, закончилась трагич. смертью Имп. П. I от руки заговорщиков в ночь на 12 мрт. 1801 г. (Н. К. Шильдер, Имп. П. I, Спб., 1901; А. П. Петров, Рус. воен. сила, М., 1892; А. Баиов, История рус. армии, Спб., 1912; П. С. Лебедев, Преобраз ли рус. войска в царст-ние Имп. Павла I, «Рус. Стар.» 1877 г., фвр. и апр.; В. А. Бильбасов, Ист. Екатерины II, Спб., 1890; П. Лебедев, Гр. Н. и П. Панины, Спб., 1863; Е. С. Шумигорский, Имп-ца Мария Феодоровна, Спб., 1892; Ж. Морошкин, Иезуиты в России, Спб., 1870; Н. К. Шильдер, Имп. Александр I; Цареубийство 11 мрт. 1800 г., изд. А. С. Суворина, Спб., 1907).