Библиограф №1 (1884, 1885)/Летопись русского театра, Носова

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Летопись русского театра, Носова
автор неизвестен
Из сборника «Библиограф № 1 (1884, 1885)». Опубл.: 1885. Источник: Commons-logo.svg Сканы, размещённые на Викискладе Библиограф №1 (1884, 1885)/Летопись русского театра, Носова в дореформенной орфографии



[10]
Летопись русского театра, Носова.

 

В 1859 году в «Театральном и Музыкальных Вестнике» (№ 46, 22-го Ноября) появилась библиографическая статья Вия, озаглавленная «Много ли мы имеем по истории древнего русского театра?» Автор сетует на незначительность трудов и известие о начале театра и при этом замечает: «…там, где материалов мало, ими следует дорожить, издавать их, делать известными, спасать от забвения…» (стр,455). — Е. В. Барсов, напечатавший рукопись Носова в «Чтениях Общества истории и древностей российских» и издавший потом её отдельной книгой, поступил именно так, как требовал того Вий. Актер Иван Носов при составлении своей хроники пользовался рукописным экземпляром «Истории о российском театре», принадлежавшей Ивану Афанасьевичу Дмитревскому. Последний, как известно, трудился над разработкой истории русского театра и плодов его 20-тилетних неустанных работ была объемистая рукопись, написанная и представленная в Академию в 1792 г. Рукопись эта пропала или сгорела во время пожара в помещении Академии. Дмитревскому потребовалось целых 12 лет, чтобы воссоздать вновь прежний труд, который и был предъявлен в Академию в 1804 г. по предложению президента Н. Н. Новосильцева. По непонятной случайности небрежности или даже вследствие каких-либо побуждений иного рода, и эта, вторая, рукопись пропала без вести. «Дмитревский был уже слишком стар, замечает г. Кони («Русская сцена», 1864 г., № 2: «Русский театр, его судьбы и его историки»), чтобы в третий раз приниматься за дело». Но у него осталась кое-какие материалы, обрывки и клочки бумаги с различными указаниями и т. п. Эти скудные остатки долголетнего труда перешли к любимцу и ученику великого «Нестора русского театра» — Яковлеву; г. Кони нашел их в бумагах последнего и, воспользовавшись этими новыми данными, заговорил о начале русского театра совершенно вразрез со всеми остальными историками. Впрочем, г. Кони оговорился, что он продает факты за то, за что их сам купил, прибавив, однако, что личность Дмитревского слишком почтенна, любовь его к театру слишком велика и щепетильность его труда была слишком продолжительна, чтобы можно было заподозрить его в вымысле. Факты, сообщенные г. Кони по обрывкам рукописи Дмитревского, сходятся с фактами, сообщаемыми в напечатанной ныне г. Барсовым рукописи актера Носова, который, как мы уже заметили также пользовался трудом Дмитревского. Очевидно, если была ошибка, или был вымысел, то он принадлежал самому «Нестору русского театра». Резкий, но справедливый приговор о недостоверности известий, сообщаемых Дмитревским, сделан А. Н. Веселовским в его труде «Старинный театр в Европе» (М. 1860, стр. 316—319). В самом деле, г. Дмитревский говорит о каких-то арлекинадах с русским, простонародным оттенком, относит год появления правильного театра к более раннему времени, чем это указывается в официальных актах, заслуживающих, разумеется, полного доверия. Напр. о самом Иоанне Готфриде Грегори сообщаются ложные сведения, противоречащие данным вполне историческим; о Ягане Готфриде рассказывается Дмитревским как о заезжем антрепренере немецкой бродячей труппы, между тем как он был пастором лютеранской церкви в Москве и жил в России уже лет 10 до того времени, как был призван царем Алексеем к заведованию театральными потехами. (См. Тихонравов: «Первое пятидесятилетие русского [11]театра»; здесь сведения о Грегори и первых представлениях в Москве заимствованы из сочинения «Eine ecclesia militans in Moskau vor zwei Iarhunderten», Berlin, 1863 и «Ernst der Fromme, Herzog zu Sachsen Gotha und Altenburg», von A. Beck; смотри также — Alexis Wesselowsky «Deutsche Einflüsse auf das alte Russische Theater». Prag, 1876).

Разумеется, нельзя заподозрить Дмитревского в намеренном искажении фактов. Великий актер был, вероятно, весьма посредственным историком и не умел критически отнестись к собираемым материалам. Не здесь ли надо искать причины и того странного равнодушия к труду Дмитревского, какое выказала Российская Академия? Неужели всегда может быть приложено шаблонное толкование об антагонизме между русской и немецкой партией? Вернее ли предположить, что Дмитревский слишком доверял таким напр. источникам, как рассказы очевидцев; г. Кони говорит, что Иван Афанасьевич мог собирать предания о начале русского театра, которое было недалеко от него, еще не искаженные временем, из уст второго поколения, а из петровского века он застал даже очевидцев и пользовался этими источниками наравне с источниками письменными и официального характера, заслуживающими особенного внимания историка. Только таким смешением двух родов источников можно объяснить те неверности и крупные ошибки, которыми переполнена напр. и рукопись Носова, где наряду с этими ошибками попадает ряд известий, подтверждающихся несомненными историческими свидетельствами.

Было бы чрезвычайно интересно познакомиться с подлинным трудом Дмитревского и тогда уже судить о его достоинствах и недостатках, так как теперь мы можем говорить об этом труде только на основания сохранившейся рукописи Носова, составленной по сочинению Дмитревского и тех записочек, что нашлись в бумагах покойного Яковлева. Неужели не найдется подлинная «История о русском театре», имевшая в свое время большой успех, так что переводы её встречались даже заграницей. Вот что говорит Н. М. Карамзин в своих «Письмах русского путешественника» (Спб., 1884 г., т. I, стр. 122): «У Вейссе есть рукописная история нашего театра, переведенная с русского. Г. Дмитревский, будучи в Лейпциге, сочинил её, а некто из русских, которые учились тогда в здешнем университете, перевел на немецкой и подарил г. Вейссе, который хранит сию рукопись, как редкость, в своей библиотеке».




PD-icon.svg Это произведение находится в общественном достоянии в России.
Произведение было опубликовано (или обнародовано) до 7 ноября 1917 года (по новому стилю) на территории Российской империи (Российской республики), за исключением территорий Великого княжества Финляндского и Царства Польского, и не было опубликовано на территории Советской России или других государств в течение 30 дней после даты первого опубликования.

Несмотря на историческую преемственность, юридически Российская Федерация (РСФСР, Советская Россия) не является полным правопреемником Российской империи. См. письмо МВД России от 6.04.2006 № 3/5862, письмо Аппарата Совета Федерации от 10.01.2007.

Это произведение находится также в общественном достоянии в США, поскольку оно было опубликовано до 1 января 1923 года.

Flag of Russia.svg