Введение в археологию. Часть I (Жебелёв)/50

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Введение в археологию. Часть I. История археологического знания — V. Археология в России. — 50. Очередные задачи археологической науки в России
автор Сергей Александрович Жебелёв (1867—1941)
Опубл.: 1923. Источник: Commons-logo.svg С. А. Жебелёв Введение в археологию. Часть I. — Петроград, 1923.


[191]50. Представленный очерк занятий русских ученых археологией имел целью показать, в каком направлении велась ими работа, в каких, преимущественно, областях археологии ими достигнуты наибольшие и наиболее прочные успехи. Не впадая в хвастовство, должно сказать, что успехи эти значительны, что археология заняла у нас прочное место. Но как бы много ни было сделано в области изучения вещественных памятников искусства и старины, в будущем остается много работы и „черновой“ и „чистовой“, и аналитической и синтетической. Эта предстоящая работа была бы, думается, и значительной степени облегчена, если бы оказались выполненными следующие главные задания.

А) Не только теоретическую, но и практическую разработку всех вопросов, относящихся к археологии в России, нужно сосредоточить в одном правительственном ученом учреждении, которое являлось бы высшей и, вместе с тем, окончательной инстанцией, не только с совещательнныыи, но и с исполнительными функциями. На обязанности этого учреждения лежало бы: а) добывание предметов искусства и старины, хранящихся в недрах земли, иными словами, производство раскопок и разведок на землях государственных и общественных; б) разрешение права производства раскопок, под своею ответственностью и, по возможности, с участием своего представителя, иным, как правительственным и общественным учреждениям, так и частным лицам; в) точный учет всем делаемым в России случайным находкам; г) распределение предметов искусства и старины, поступающих в ведение или распоряжение этого учреждения, между существующими правительственными и общественными собраниями памятников древности; д) регистрация, надзор и наблюдение над памятниками искусства и старины, находящимися на территории России, поскольку эти памятники не являются предметом попечения о них иных правительственных учреждений и общественных организаций, или владельцев частных собраний; е) попечение о сохранении и об исправном состоянии этих памятников и разрешение на их реставрацию и ремонт; ж) при полной [192]самостоятельности внутреннего управления и распорядка существующих и имеющих быть открытыми археологических музеев, об‘единение деятельности этих последних при посредстве особого совещания, в которое входили бы представители отдельных музеев. Отмечая лишь некоторые из заданий, подлежащих этому общему высшему правительственному учреждению, ведающему археологией в России, охотно допуская, что эти задания могут быть дополнены, сокращены, изменены и т. п., мы настаиваем на двух непременных условиях: это учреждение, поскольку археология есть научная дисциплина, должно быть организовано по образцу и типу ученых учреждений, и руководство им должно быть вручено компетентным ученым, с надлежащею теоретическою и практическою подготовкою в области археологии; далее, учреждение это, в качестве высшей и последней инстанции, должно быть одним в государстве, иными словами, нельзя считать нормальным такое положение, при котором всякого рода археологические дела и вопросы начинались бы и обсуждались бы в одном месте и одними лицами, получали бы разрешение в другом месте и от других лиц, приводились бы в исполнение еще иными лицами и т. д. И начало, и прохождение и конец всякого дела и вопроса, касающиеся археологии, должны протекать в одном месте, при участии одной ответственной за свою деятельность коллегии, при самом широком, конечно, контроле за этой деятельностью, но не вмешательстве в нее, со стороны правительственной власти. Короче говоря, археология в России должна получить один „центр“, от усмотрения которого будет зависеть, в случае надобности, развить деятельность из этого „центра“ по тем или иным „радиусам“.

Б) При первой же возможности необходимо, чтобы Русский Археологическим Институт в Константинополе не только возобновил свою деятельность, но и чтобы при Институте этом открыто было его филиальное отделение в Афинах. Наряду с этим представлялось бы крайне желательным основание и надлежащее оборудование другого археологического института в одном из европейских центров — целесообразнее всего это было бы сделать в Риме. Оба эти института, и Константинопольский и Римский должны были бы быть организованы по типу существующих заграничных археологических институтов. В них русские ученые археологи, находясь на „классической“ почве и пребывая в научном общении с своими западно-европейскими коллегами, могли бы усовершенствовать свои занятия, каждый по предмету своей специальности. Наши заграничные археологические институты, преследуя и выполняя специальные исследовательские задачи, должны были бы, вместе с тем, служить и тою высшею археологическою школою, где [193]командируемые в них начинающие или молодые ученые завершали бы свое археологическое образование.

В) В России это образование должно быть сосредоточено не в каких-либо специально археологических институтах, или институтах истории искусств, или на особых археологических курсах, а исключительно в университетах, в которых преподавание археологии и истории искусства должно быть расширено и углублено во всех ее отделах и подразделениях, причем необходимо организовать специальную кафедру по археологии России.

Г) Необходимо широко поставить издание научных каталогов памятников искусства и старины, хранящихся в государственных, общественных и частных собраниях.

Д) Необходимо создание строго-научного периодического, выходящего чрез определенные, не слишком большие, промежутки времени, органа по археологии, в роде французского „Revue archéologique“, где, помимо статей научного характера, должен быть широко поставлен отдел критики, библиографии и археологической хроники[1].

Е) Желательно составление систематического указателя книг и статей по археологии, напечатанных в России по настоящее время[2].

Ж) Еще более необходимым представляется составление общей строго-научной истории искусства, с древнейших времен, viribus unitis русских ученых, из которой каждый мог бы взять тот или иной отдел, или отделы но своей специальности. Осуществление такого предприятия, надлежаще иллюстрированного и снабженного необходимым научным аппаратом, дало бы возможность современным русским ученым подвести итоги тому, что̀ сделано в области истории искусства в предшествующее время, что̀ нового внесли они сами в общую сокровищницу знания, и разрешение каких вопросов остается на долю грядущего поколения. Появление такой общей истории искусства подготовило бы, в будущем, и составление общего руководства по археологии на русском языке и трудами также русских ученых.

Примечания[править]

  1. Из бывших у нас до сих пор археологических журналов, наиболее удовлетворяли научным требованиям „Известия Археологической Комиссии“. Остальные журналы, как, напр., издававшийся Академией Художеств в 1883—1890 гг. „Вестник изящных искусств“ и, в более близкое к нам время, „Старые годы“, „Аполлон“, „Художественные сокровища России“, „Археологическая летопись южной России“, „Зодчий“, „София“, „Баян“, „Золотое Руно“, и пр., содержа в себе много интересного и ценного материала, приближались все-таки скорее к типу журналов научно-популярного характера, а не строго-научного. Много важного материала специально по русской археологии содержится в издававшемся, под редакцией Г. Д. Филимонова, в Москве, в 70-х гг., „Вестнике общества древнерусского искусства при Московском Публичном Музее“.
  2. Образцом мог бы служить такой же указатель по греческой филологии, составленный П. И. Прозоровым.