Вилейский камень (Романов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск
Yat-round-icon1.jpg
Древніе ляпидарные памятники Западно-русскаго края.
Вилейскій камень.

авторъ Романовъ Е. Р.
Источникъ: Записки Сѣверо-западнаго отдѣла Императорскаго русскаго географическаго общества. — Вильна: Типографiя А. Г. Сыркина, 1911. — Т. 2. — С. 57-64
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


Къ археологіи Сѣверо-Западнаго края.

Древніе ляпидарные памятники Западно-русскаго края.

Вилейскій камень.

Е. Р. Романова.

______

I.

Древнѣйшими памятниками христіанской старины въ Сѣверо-западномъ краѣ являются курганы XI вѣка и такъ называемые Борисовы камни XII вѣка.

Число кургановъ христіанской эпохи незначительно и ограничивается, пока, несколькими единицами, открытыми въ предѣлахъ Могилевской губерніи, по p.p. Друти, Днѣпру и Сожу. По внѣшнему виду, они не отличаются отъ курганныхъ насыпей дохристіанской эпохи, но погребальный ритуалъ въ нихъ уже приближается къ христианскому. Такъ, покойникъ погребается уже въ гробу — хотя послѣдній представляетъ изъ себя видъ гроба до-христіанской эпохи, т. е. выдолбленную массивную цѣльную колоду; гробъ опускается уже въ яму — хотя глубина послѣдней не превышаетъ 1 аршина; у изголовья ставится массивный крестъ, ясные слѣды котораго прорѣзываютъ всю толщу кургана до самой могилы; наконецъ, при покойникѣ находятся или христіанскіе кресты съ изображеніями распятія (Чечерскъ), или бармицы, состояния изъ нанизей металлическихъ и сердоликовыхъ бусъ, въ перемежку съ христіанскими шейными образками (Озераны), или, наконецъ, монеты вел. кн. Ярослава (Новый Быховъ).

Обстановка такихъ погребеній богаче обыкновенныхъ. Въ могилѣ этого рода, найденной лично мною, я встрѣтилъ подъ браслетами остатки тонкаго бѣлья и шелковой ткани.

Здѣсь встрѣтились двѣ эпохи, и христіанство сдѣлало нѣкоторыя уступки ритуалу языческому. Повидимому, въ это переходное время народная масса пребывала еще въ прадѣдовской языческой вѣрѣ, передовой же слой, имѣвшій непосредственныя сношенія съ недалекимъ Кіевомъ, исповѣдывалъ уже христіанство.

Значеніе Друти, Днѣпра, и Сожа, какъ единственныхъ путей сообщенія Сѣверной Руси съ Южною, въ древнѣйшій періодъ русской исторіи — общеизвѣстно и на немъ останавливаться я не буду.

Вторымъ видомъ памятниковъ христіанской древности въ этомъ краѣ — и я сказалъ бы: второй стадіей въ распространеніи здѣсь христіанства — служатъ такъ называемые Борисовы камни.

Такихъ камней открыто доселѣ восемь. Всѣ они находятся въ предѣлахъ древняго Полоцкаго княжества, а именно: четыре въ предѣлахъ Витебской губерніи, два въ прилегающихъ къ ней съ запада виленскомъ и дисненскомъ уѣздахъ Виленской губерніи, и два въ сосѣднихъ съ Витебской губерніей сѣнненскомъ и оршанскомъ уѣздахъ Могилевской губерніи.

По формѣ, камни можно раздѣлить на два вида. Могилевскіе представляютъ изъ себя плоскіе массивы, на верхней площади которыхъ изсѣчены кресты, и вокругъ нихъ, по краямъ массивовъ, сдѣланы надписи. На всѣхъ остальныхъ камняхъ надписи сдѣланы по обѣимъ сторонамъ вертикальнаго стержня креста.

И фигуры креста, и текстъ надписи болѣе или менѣе одинаковы. Исключеніе составляетъ оршанскій камень Рогволода, сына Бориса Всеславича, и камень Вилейскій, описаніе котораго дается ниже.

Я склоненъ думать, что кресты съ надписями изсѣкались Полоцкимъ княземъ Борисомъ Всеславичемъ и его ближайшими преемниками въ цѣляхъ распространения христіанства въ дикихъ народныхъ массахъ. Для этого избирались каменныя громады, которыя своими размѣрами поражали воображеніе дикаря, или, находясь въ руслѣ р. Западной Двины, причиняли ему вредъ при плаваніи и вызывали къ себѣ почти религіозное почитаніе.

Во избѣжаніе крутой ломки вѣковыхъ народныхъ вѣрованій, князья освящали эти камни изображеніями символовъ христіанства, и почитанію камней придавалось уже христіанское значеніе.

За это мнѣніе говорятъ и легенды, сохранившіяся доселѣ въ Могилевской и Витебской губерніяхъ, и утверждающія, что въ камняхъ, или вблизи ихъ, жили въ древности страшные огненные змѣи или богатыри, чародѣи, или, наконецъ, что самые камни представляютъ изъ себя окаменѣлыхъ людей. Подлѣ такихъ камней доселѣ молятся, ставятъ cвѣчи, приносятъ жертвы и т. д.

Но, конечно, нельзя отрицать и возможности того, что кресты и надписи дѣлались въ память пребыванія въ данномъ мѣстѣ какого-либо выдающагося лица — князя, вождя и т. п. Это, напр., съ увѣренностію можно сказать о камнѣ Рогволода, близъ Орши, и объ открытомъ мною Борисовомъ камнѣ, въ сѣнненскомъ уѣздѣ.

II.

Вилейскій камень, которому, собственно, я и желалъ посвятить настоящую замѣтку, находится въ шести верстахъ южнѣе м. Долгинова вилейскаго уѣзда, у деревни Каменки, на правомъ берегу рѣки Виліи.

Р. Вилія здѣсь дѣлаетъ уклонъ къ сѣверу и напоромъ воды постепенно размываетъ правый берегъ. За послѣднія сто лѣтъ — „отъ француза“, по сообщенію мѣстныхъ жителей, Вилія подалась къ сѣверу болѣе, чѣмъ на полверсты. Лѣвый берегъ, поэтому, представляетъ здѣсь рядъ песчаныхъ отмелей, превращающихся въ луга, а правый нѣсколько возвышенную равнину, усѣянную довольно частыми поселками, не смотря на то, что почва здѣсь песчаная и мѣстами совершенно безплодная.

На этой же равнинѣ расположена и небольшая деревня Каменка, носящая также названія Камень и Камено.

Несомнѣнно, что всѣ эти названія вызваны нахожденіемъ здѣсь камня съ древнею надписью.

Судя по тому, что въ береговыхъ обрывахъ находится много культурныхъ остатковъ и печищъ, деревня стояла прежде нѣсколько ниже по теченію, но потомъ, можетъ быть, подъ вліяніемъ размыва берега, переселилась выше по теченію и расположилась въ нѣкоторомъ отдаленіи отъ русла. Прежнее селище осталось частію пустыремъ, частію отошло подъ огороды и гумнища.

Здѣсь, то, въ 45 саженяхъ отъ берегового обрыва, на огородѣ крест. Антона Лобача, у самой изгороди и воротъ на его гумнище, и находится камень.

Камень представляетъ изъ себя конусообразную глыбу краснаго гранита, возвышающуюся надъ поверхностью земли на 2¾ аршина. Пробныя ямы, вырытыя у подошвы, показали, что камень съ трехъ сторонъ — западной, сѣверной и восточной, уходитъ въ глубь земли на 1½ — 2 арш., что же касается южнаго края, то глубина его не могла быть опредѣлена, такъ какъ камень здѣсь расширяется и подошва его усыпана множествомъ крупныхъ осколковъ, которые на глубинѣ 1 арш. воспрепятствовали дальнѣйшей раскопкѣ. По мнѣнію мѣстныхъ жителей, осколки были отъ этого же камня, который въ этой части началъ растрескиваться.

Надземная часть камня съ СВ представляетъ почти гладкую плоскость, съ наклономъ до 80°; сѣверная и западная стѣнки вогнуты внутрь и имѣютъ видъ наружной стѣны колокола; восточная и южная сверху наклонны, а съ вышины 2 арш. вертикальны. Вышина камня, какъ сказано — 2¾ ар., окружность у подошвы 15½ арш., діаметръ по линіи СЗ — ЮВ 5½ арш., разстояніе чрезъ вершину СВ — ЮЗ 7½ ар., СЗ — ЮВ 8 арш. Вершина конуса закруглена и на ней выбиты несимметрично два круглыя углубленія, въ которыхъ могла бы помѣститься, напр. слива. Цѣль ихъ, при настоящемъ видѣ, представляется неясною. При большей глубинѣ, они могли служить для укрѣпленія какого-либо предмета, бывшаго на вершинѣ, напр. желѣзнаго креста.

Камень несомнѣнно подвергался нѣкоторой отдѣлкѣ, но въ какой части въ древности и въ какой въ позднѣйшее время, сказать теперь невозможно. Съ опредѣленностью можно утверждать только, что сѣверо-восточная сторона осталась въ томъ видѣ, какой ей былъ приданъ первоначально. Но объ остальныхъ сторонахъ этого сказать невозможно, такъ какъ буквы уцѣлѣли здѣсь только въ верхней части, въ нижнихъ же частяхъ ихъ не имѣется. Вѣроятно, къ позднѣйшему времени должна быть отнесена и попытка придать камню колоколо-образную форму.

Подземная часть имѣетъ вертикальный стѣнки по линіямъ 3-С, С-В, В-Ю, послѣдняя даже съ наклономъ внутрь; лишь часть стѣны по линіи Ю-3 имѣетъ внѣшній наклонъ и подошва ея усыпана камнями.

Общій объемъ камня можно опредѣлить въ 40 куб. аршинъ, вѣсъ въ 600 пудовъ, приблизительно.

III.

На сѣверо-восточной сторонѣ камня, имѣющей гладкую поверхность, изсѣченъ внутрь шестиконечный крестъ, имѣющій въ длину 2 ар. 6 вер. Глубина изсѣченія въ настоящее время неодинакова и наибольшая достигаетъ одного дюйма. Ширина креста также неодинакова: концы его расширены и достигаютъ 4 верш., въ остальныхъ частяхъ ширина 2-2½ верш. Верхняя перекладина креста находится на разстояніи 6½ в. отъ его вершины; длина этой перекладины 9½ в. На 5 в. ниже ея находится вторая перекладина, длиною въ 14 в.

Вилейскій камень по фотограф. снимку 1910 г.

На этой же сторонѣ находится и главная надпись. Надъ верхней перекладиной изсѣчены буквы I҃С подъ титломъ, слѣва отъ креста, и Х҃С подъ титломъ, справа отъ креста. Надъ второй перекладиной слѣва НИ (вязью:Н-І), и справа КА. Ниже второй перекладины слѣва: ВОРО, справа ТИШИ и далѣе по сѣверо-западной сторонѣ НЪ Г (или C) И Ч О. Ниже этой строки, подъ словомъ „воро“ — ХРЪ и справа подъ словомъ „тиши“ СТЪ, подъ словами ГИ ПО штрихи Л или М и др.

На противоположной ЮЗ сторонѣ также имѣется надпись, но настолько испорченная, что возстановить ее почти невозможно. Отчетливо видны здѣсь буквы: Б, Ю (обратное ю), отчасти С, В, нижняя часть О, часть буквы У, въ видѣ нынѣшней цифры 6.

Вилейскій камень по фотограф. снимку 1910 г.

Камень этотъ осматривалъ въ 1896 году А. П. Сапуновъ и далъ его изображеніе въ „Матер. по ист. и геогр. Дисн. и Вил. уѣздовъ". (Витебскъ. 1896).

По сравненію съ моимъ чтеніемъ, у А. П. Сапунова есть нѣсколько варіантовъ. Такъ, на сѣверо-западной сторонѣ послѣ Н онъ читаетъ В; на юго-западной вмѣсто СВ онъ читаетъ Е безъ средней горизонтали и Б; между частями словъ ПО и БЮ онъ нашелъ буквы У, Ю, мною же теперь онѣ не усмотрѣны съ такою опредѣленностію.

Разночтенія эти объясняются, съ одной стороны, мелкостью изсѣченныхъ штриховъ, вслѣдствіе чего они сравнялись съ окружающею площадью камня и сдѣлались совершенно незамѣтны ни съ какой точки зрѣнія; съ другой стороны, правильному чтенію препятствуютъ лишаи, мохъ и грибокъ, которыми покрыты углубления камня. Хотя и А. П. Сапуновъ и я обмывали камень кипяткомъ, тѣмъ не менѣе во многихъ мѣстахъ пыль и лишаи такъ въѣлись въ поры камня, что никакими усиліями ихъ нельзя было счистить, и вслѣдствіе этого нѣкоторые штрихи не могли быть замѣчены.

IV.

По моему мнѣнію, надписи на Вилейскомъ камнѣ должны бы читаться такъ:

Romanov Viliya 3.png

то есть: „Іисꙋcъ Христосъ Ника, Воротишинъ. Христосъ (или Крестъ) свѧтъ. Господи по(мози ра)бю сво...ꙋ“.

Вся эта надпись, за исключеніемъ словъ: „Воротиши нъ" составляетъ обычную формулу надписей на всѣхъ такъ называемыхъ Борисовыхъ камняхъ.

Даты на Вилейскомъ камнѣ, во всякомъ случаѣ, нѣтъ.

Преданій и легендъ о немъ у мѣстнаго населенія не существуетъ, кромѣ позднѣйшихъ воспоминаній о помѣщичьихъ распряхъ. Это и понятно, такъ какъ нынѣшнее селеніе возникло многими столѣтіями позже сооруженія памятника и отъ него уже получило свое названіе. Вообще, народная память здѣсь не сохранила ничего о событіяхъ, бывшихъ до 1812 года.

Къ сожалѣнію, отсутствіе въ текстѣ надписи характерныхъ буквъ лишаетъ изслѣдователя возможности опредѣлить съ точностію эпоху изготовленія памятника по палеографическимъ даннымъ. Но все же начертаніе нѣкоторыхъ буквъ, напр. Ю, У, Х, НИ и др. — XI — XII в., Л, Н, И, Т и др. — XIII — XIV в., даютъ основаніе отнести его именно къ періоду XII — ХІV в. А. П. Сапуновъ по формѣ креста, характеру буквъ и надписи относитъ его къ началу XII в., причисляя къ разряду Борисовыхъ камней[1], что вполнѣ возможно.

Что касается происхожденія надписи на Вилейскомъ камнѣ, то о немъ можно высказать два предположенія. По одному, крестъ и надпись могли быть изсѣчены Воротьшей, Воротишей, и памятникъ названъ „Воротишинъ“. Далѣе слѣдуетъ молитва.

Но если допустить, что послѣ Ь находился еще тонкій штрихъ І впослѣдствіи изгладившійся — а это вполнѣ возможно — и что надпись слѣдуетъ читать: „Воротиши ны“ тогда надо допустить, что крестъ изсѣченъ во время далекаго и труднаго похода и надпись содержитъ въ себѣ молитву: „Воротиши ны. Христосъ Свѧтъ. Господи, помози рабю своемꙋ“.

Нѣкоторымъ подтвержденіемъ этого мнѣнія можетъ служить нахожденіе вблизи камня древней крѣпости — городища съ курганами у его подошвы.

Е. Р. Романовъ.

Вилейскій камень по рисунку графа К. Тышкевича въ его книгѣ „Wilija i jej brzegi“. Drezno. 1871.

Примечания

  1. Матеріалы по исторіи и географіи Дисненскаго и Вилейскаго уѣздовъ Виленской губ. Витебскъ. 1896 г.


PD-icon.svg Это произведеніе находится въ общественномъ достояніи въ странахъ, гдѣ срокъ охраны авторскихъ правъ равенъ сроку жизни автора плюсъ 70 лѣтъ, или менѣе.