Во имя долга (Мендес/Чюмина)/1900 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Во имя долга
авторъ Катюль Мендесъ (1841—1909), пер. Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Языкъ оригинала: французскій. — Изъ цикла «Переводы изъ иностранныхъ поэтовъ», сб. «Стихотворенія 1892—1897». Опубл.: пер. 1897. Источникъ: О. Н. Чюмина. Стихотворенія 1892—1897 / Удостоены почетнаго отзыва Императорской Академіи Наукъ. — Изданіе второе. — С.-Петербургъ: Книжный магазинъ «Новостей», 1900. — С. 285—286.

Редакціи




[284-285]
Во имя долга.

Алонзо де-Перецъ, защитникъ цитадели,
Герой, чьи волосы въ сраженьяхъ посѣдѣли,
И кѣмъ гордится вся кастильская земля,
Готовый жизнь отдать за честь и короля—
Обходитъ медленно валы и укрѣпленья.
Онъ крѣпость отстоитъ, какъ слѣдуетъ бойцу;
Со смертью свыкся онъ: ее въ пылу сраженья
Не даромъ видѣлъ онъ всегда лицомъ къ лицу.

Одно по временамъ съ непобѣдимой силой
10 Смущаетъ воина: Алонзо де-Перецъ
Не только гражданинъ, онъ также и отецъ.
Наслѣдникъ имени, послѣдній отпрыскъ хилый
Ствола могучаго—ему на склонѣ лѣтъ
Дарованъ былъ. Тотъ мигъ, когда на Божій свѣтъ
15 Явилося дитя—былъ также безъ сомнѣнья
Минутою, когда впервые пробужденье
И сердца своего почувствовалъ старикъ,
Блѣднѣвшій каждый разъ, услышавъ дѣтскій крикъ.

Ребенка своего онъ самъ отправилъ въ горы,
20 Но мавры въ эту ночь, подкравшись, словно воры,
Селенья предали мечу и грабежу,
А старцевъ и дѣтей безпомощныхъ—ножу.
И вотъ—передъ лицомъ опасности спокоенъ—
О чемъ украдкою вздыхаетъ старый воинъ:
25 Печаль—въ душѣ его, и слезы, какъ туманъ,
Собой увлажили рубцы старинныхъ ранъ.

Но вдругъ, сіяющій кольчугой дорогою,
Весь въ золотѣ—герольдъ явился подъ стѣною

[286-287]

И громко возвѣстилъ, что славный Донъ-Жуанъ
30 Кастильскій говорить желаетъ съ донъ-Алонзо.
(Съ душою черною и твердою, какъ бронза,
Иль вѣковой гранитъ, отступникъ донъ-Жуанъ
Былъ предводителемъ безбожныхъ мусульманъ).
Алонзо, не страшась возможности измѣны,
35 Спокойно поднялся на крѣпостныя стѣны.
— Я здѣсь, сеньоръ!
— Смотри!—воскликнулъ ренегатъ.
И всѣ увидѣли, что онъ одной рукою
Держалъ оружіе, и мальчика—другою.
40 Ребенокъ закричалъ,—и, ужасомъ объятъ,
Отецъ узналъ его.
Открой моимъ дружинамъ!
Не то вотъ этотъ мечъ съ твоимъ малюткой сыномъ
Покончитъ черезъ мигъ,—и въ томъ свидѣтель Богъ!

45 Но молнія въ глазахъ Алонзо заблистала.
— Презрѣнный, опусти обратно твой клинокъ:
Онъ недостаточно хорошаго закала
Чтобъ даже голову младенца имъ отсѣчь!…

И съ высоты стѣны ему швырнулъ онъ мечъ.