В духе латинской антологии (Брюсов)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

В духе латинской антологии[1]
автор Валерий Яковлевич Брюсов (1873—1924)
Из цикла «Рим», сб. «Сны человечества». Дата создания: <1912>, опубл.: Валерий Брюсов Неизданные стихотворения. — М.: ГИХЛ, 1935. Источник: В. Я. Брюсов. Собрание сочинений в семи томах. — М.: Художественная литература, 1973. — Т. 2. Стихотворения 1909—1917. — С. 327—328.. • Цикл из трех стихотворений.
Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные

В ДУХЕ ЛАТИНСКОЙ АНТОЛОГИИ[1]

  1. «Алую розу люби, цветок Эрицине любезный…», <1912>
  2. «Мне говорят, что Марина многим дарит свои ласки…», <1912>
  3. «Голос, груди, глаза, уста, волоса, плечи, руки…», <1912>

Весь цикл на одной странице

В ДУХЕ ЛАТИНСКОЙ АНТОЛОГИИ
1

Алую розу люби, цветок Эрицине любезный:
Он — на святых алтарях, в косах он радостных дев.
Если ты чтишь бессмертных, если ты к девам влечешься,
Розы алый намек знаком своим избери.
Тот же, кто дружбе, сердца врачующей, ввериться хочет,
Пусть полюбит мирт, отроков свежий венок.
Пенорожденной не чужд, мирт на мистериях темных
Тайну Вакха хранит, бога, прошедшего смерть[2].

2

Мне говорят, что Марина многим дарит свои ласки.
Что ж! получаю ли я меньше любви оттого?
Если солнце живит шиповник в саду у соседа,
Хуже ль в саду у меня алый сверкает тюльпан?
Если Зе́фир[3] овеял Лукании луг утомленный,
Лацию в летний день меньше ль прохлады он даст?
Ласки любовников всех лишь огонь разжигают в Марине,
Жаждет, пылая, она, пламя чтоб я погасил.

3

Голос, груди, глаза, уста, волоса, плечи, руки,
Бедер ее аромат, краска румяных ланит,
Сколько лукавых сетей, расставленных хитрым Амором[3],
Чтобы одну поймать певчую птицу — меня!

<1912>

Примечания

  1. а б «Латинская антология» (лат. Anthologia Latina) — условное название сборника эпиграмм и стихотворений, составленного в VI в. н. э.
  2. «Тайну Вакха хранит, бога, прошедшего смерть». — Вакх — бог умирающей и возрождающейся растительности.
  3. а б Зе́фир, Амо́ром… — эти непривычные ударения намерено введены Брюсовым. Объясняя необходимость изменения привычных ударений в собственных именах латинских и древнегреческих, Брюсов писал в предисловии к публикации своего перевода отрывка из «Энеиды»: «Особое затруднение доставил мне вопрос о передаче на русский язык имен собственных. В конце концов я пришел к решению, что нам пора и еще есть возможность — отказаться от форм, заимствованных с французского языка, и восстановить при переводе поэтов Рима формы латинские, а при переводе поэтов Эллады формы древнегреческие. Сообразно с этим, я не останавливался перед тем, чтобы писать вместо привычного «Пари́с», правильное «Па́рис», вместо «Палла́да» — «Па́ллада», также «При́ам», «Пе́ргам», «Да́рданы» и т. под.» (журнал «Гермес». — СПб., 1913, № 6). В письме к А. Измайлову, объясняя ударение «сын Ве́неры», Брюсов писал: «Venus - Veneris», следовательно, Ве́нера, «сын Ве́неры», а не «Вене́рин сын», так?».