ГСС/ДО/Мордва

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ГСС‎ | ДО
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Мордва
Географическо-статистическій словарь Россійской имперіи П. П. Семенова
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Лаарсъ — Оять. Источникъ: т. 3. Лаарсъ — Оять (1867), с. 306—308 (индексъ) • Другіе источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ ГСС/ДО/Мордва въ новой орѳографіи


[306]Мордва, народъ финскаго племени Волжской группы, котораго сильно обрусѣвшіе остатки занимаютъ еще обширное пространство въ приволжскихъ и сосѣднихъ съ ними г-іяхъ, распространяясь на в., до южнаго Урала, а на з. до р. Мокши. Наибольшую пpопорцію населенія (12%) Мордва составляетъ въ г-іи Симбирской [1]), гдѣ ея числится болѣе 140 т. д. об. п. (въ Ардатовскомъ у. 60 т., Алатырскомъ 29 т., Карсунскомъ 15 т., Сенгилеевскомъ 14 т., Сызранскомъ 8 т., Симбирскомъ 6 т., Буинскомъ 4 т., Курмышскомъ 4 т.). За тѣмъ въ г-ніи Пензенской [2]) болѣе 10%, а именно до 125,000 д. об. п. (въ Городищенскомъ 32½ т., Краснослободскомъ 30 т., Инсарскомъ 23 т., Саранскомъ 17½ т., Наровчатскомъ 10½ т., Чембарскомъ 9 т., Нижнеломовскомъ 2½ т.). Въ г-ніи Самарской [3]) болѣе 9%, а именно 140,000 д. об. п. (Бугурусланскомъ болѣе 40 т., Николаевскомъ до 20 т., Бузулукскомъ 18 т., Бугульминскомъ 17 т., Самарскомъ 16 т., Новоузенскомъ 15 т., Ставропольскомъ 14 т.). Въ Нижегородской г. [4]) Мордва составляетъ нѣсколько менѣе 9% всего населенія, а именно 110,000 д. об. п. (Нижегородскій у. 24½ т., Лукояновскій 21 т., Арзамасскій 22 т., Сергачскій 15½ т., Княгининскій 14 т., Ардатовскій 13 т.). Въ Саратовской г-ніи [5]) М. составляетъ менѣе 6% населенія, а именно 94 т. д. об. п. (Хвалынскій у. 29 т., Петровскій 27 т., Кузнецкій 21 т., Балашовскій 9½ т., Саратовcкій 4½ т.). Въ бывшей Оренбургской г-іи М. составляетъ 5% всего населенія, а именно болѣе 100,000 д. об. п. (Челябинскій у. 37 т., Мензелинскій 16 т., Троицкій 12 т., Белебеевскій 9 т., Уфимскій болѣе 7 т., Бирскій и Стерлитамакскій по 6½ т., Оренбургскій 6 т.). Въ Тамбовской г. М. составляетъ 2½% всего населенія, а именно превышаетъ 50 т. д. об. п. (Спасскій у. 31 т., Темниковскій 18½ [307]т., Шацкій 500 д. об. п.). Въ Казанской г. М. составляетъ только 1% населенія, а именно 15,000 д. об. п. (Чистопольскій у. 7½ т., Тетюшскій 4 т., Спасскій 3½ т.). Наконецъ есть еще свѣдѣнія о присутствіи Мордовскихъ переселенцевъ, въ числѣ 380 д. об. п., извѣстныхъ подъ именемъ ясашныхъ крестьянъ, Таврической г. въ Мелитопольскомъ у. (въ селен. Спасскомъ, Ефремовкѣ и Акимовкѣ). Въ южн. части Тамбовской и Рязанской г-іи и въ Вязниковскомъ Владимірской можно еще замѣтить слабые слѣды совершенно обрсусѣвшей Мордвы, а въ г-іи Казанской Мордвы отататарившейся. Такимъ образомъ можно полагать всю численность Мордовскаго народа въ Европейской Россіи въ 775,000 д. об. п. Нынѣшнія губерніи: Нижегородская, Симбирская, Пензенская и части Тамбовской, Саратовской и Казанской, были коренными мѣстообиталищами Мордовскаго племени. Въ остальную часть Саратовской, а также въ г-іи Самарскую и бывшую Оренбургскую Мордва переселилась, какъ кажется уже въ сравнительно новѣйшее время. Іорнандъ первый изъ писателей упоминаетъ собственно о Мордвѣ, но если считать мордовское племя Эрзя за древнихъ Аорзовъ, то первыя свѣдѣнія объ этомъ племени несравненно древнѣе, такъ какъ уже Птоломей разсказываетъ о европейскихъ Аорзахъ, обитавшихъ въ его время между Вендскимъ заливомъ (Балтійскимъ м.) и Рифейскими горами (Ураломъ); азіатскіе Аорзы жили въ тоже время на с.-в. сторонѣ Каспійскаго м., между Волгою (Ра) и Яксартомъ (Сыръ-дарьею). Страбонъ помѣщаетъ Аорзовъ, кочевавшихъ въ кибиткахъ, но занимавшихся земледѣліемъ, между Танаисомъ, Каспійскимъ моремъ и Кавказомъ. Аорзы были такъ многочисленны, что царь ихъ явился на помощь Фарнаку, сыну Митридата, съ 200 т. всадниковъ. Въ X в. Константинъ Порфирогенетъ упоминаетъ о странѣ Мордья. Несторъ, при перечисленіи Финскихъ племенъ, говоритъ и о Мордвѣ, помѣщая ее въ сосѣдствѣ съ исчезнувшею и соплеменною Мордвѣ Мерею. Въ 1104 г. Русскій кн. Ярославъ Святославичъ напалъ на Мордву, но былъ отраженъ ею съ значительною потерею. Только со времени перенесенія Великокняжескаго престола въ Владиміръ русскіе начали постепенно подчинять и колонизировать Мордовскую землю. Въ особенности большіе успѣхи были сдѣланы при Велик. кн. Юріѣ II Всеволодовичѣ. Во времена тагарскаго ига подчиненіе pyccкому вліянію Мордвы, покоренной татарами, шло медленно. По сверженіи монгольскаго ига, мордвины, вмѣстѣ съ соплеменными имъ черемисами, еще вели борьбу противъ русскихъ, но, послѣ паденія Казанскаго царства, уже не въ силахъ были сохранять свою независимость и скopo окруженные со всѣх сторонъ русскою колонизаціею быстро распространявшеюся въ обширной и плодородной Мордовской землѣ, приняли православную вѣру, русскіе нравы и обычаи, и не только научились по русски, но и начали забывать родной языкъ, удержавшійся преимущественно между женщинами и въ народныхъ пѣсняхъ. Въ нѣкоторыхь частяхъ мордовской земли обрусѣніе столь полно, что между мордвою и сосѣдними русскими крестьянами, весьма мало различія. Мордва раздѣляется на двѣ главныя отрасли: Мокшанъ и Эрзянъ (Эрзя). Остатки третьей отрасли Мордовскаго племени, Каратай, упоминаемые восточными писателями XIV в., находятся въ Сенгилеевскомъ у. Симбирской г-іи и въ Тетюшскомъ у. Казанской, въ послѣднемъ у-дѣ, говорящей татарскимъ языкомъ, и совершенно отатарившейся (см. Каратаи село). Мордвины средняго роста, волосы имѣютъ преимущественно бѣлокурые или свѣтлорусые, редко темные, глаза голубые или сѣрые. Мужчины бываютъ часто пріятной наружности, женщины несравненно менѣе красивы. Мордвины кротки, весьма честны и гостепріимны, но суевѣрны, нѣсколько неопрятны и любятъ крѣпкіе напитки; они всѣ хорошіе земледѣльцы. Мужчины одеждой почти не отличаются отъ русскихъ крестьянъ. Нарядъ женщины состоитъ изъ бѣлыхъ холстяныхъ узкихъ рубахъ, узорчато вышитыхъ красною шерстью, изъ привязываемаго на поясѣ широкаго пояса изъ разноцвѣтныхъ шерстяныхъ кистей, съ разными побрякушками. Hа головѣ они носятъ кичку или сороку, шитую и украшенную шитьемъ, монетами и бусами, на шеѣ ожерелье или шелехъ изъ бусъ или монетъ.

(Strahlenberg, d. N. и О. Europa, p. 42; Büsching Mag., VI, 498; Рычковъ, въ Ежемѣс. соч. 1762, I, 350—357; Рычковъ, дн. зап. 1769—70, с. 77; Рычковъ, Оренб. топ., I, 176; Палласа, пут., I, 31 и др.; Merkw. d. Morduanem etc. aus Pallas R., 1773, p. 1—14; Лепехинъ, въ полн. собр. уч. пут., III, 165; Georgi, R., II, 857; Георги, опис. нар., I, 42; Falk, Beitr., III, 456; Storch. R. R., I, 148; Müller, Stromsyst. d. Wolga, p. 468, 471; Бабстъ, въ Фрол. маг. земл., I, 496; Possart, St., I, 142; Castren, Alt., V, p. 134; Haxthausen, R., II, 16; Скальковскій, Нов. кр., I, 317; Черемшанскій, Оренб. г., с. 197—200; Schnitzfler, l’emp. des Tsars, II, 586; Никольскій, Балашовс. y., с. 37; В. ст. Симбирс., с. 57; Пензенс. г., с. 40; Самарс. г., с. 88; Нижег. г., с. 46; Саратовс., с. 78; Оренбург., с. 46; Тамбовс. г., стр. 47; Казанс. г., с. 47; Лаптевъ, мат. для ст. Казанс. г., с. 255; Сп. нас. мѣстъ Симбирс. г., Самарской г., Нижегородс. г., Сарат. г.; Пам. кн. Сарат. г. 1858, с. 103, 1864, ст. 16; Erman, Arch., X, 332; Саратовс. губ. вѣд. 1845, N 23, 1848, N 6; 1853, N 7 и 8; Симбирс. губ. вѣд. 1850, N 41, 43; 1851, N 25, 26, 32, 34; 1854, N 4; Оренбургс. губ. вѣд. 1845, N 42; 1849, N 13; Пензенск. губ. вѣд. 1847, N 23, 24, 25; Нижегородс. губ. вѣд. 1849, N 47, 51; Сѣв. пч. 1845, N 52; Мат. для ст. 1841, отд. [308]III, 17; Gabelentz Vers. ein Mordwin. Grammatik, въ Zeitschr. d. Kunde d. Morgenlandes, Bd. II. Орнатова, мордовс. грам., Москва, 1839; П. Мельниковъ, въ Отеч. зап. 1839, N 11, ноябрь см. с. 61 и 62; Землед. газ. 1840, N 20 (поѣздка Фукса къ Мордвѣ); Köppen, die Karatajen ein Mordwinenstamm, въ Bull. hist. phil., T. I, N 24).

  1. Свѣдѣн. о Мордвѣ по Симбирской г. заимствованы изъ списковъ нас. мѣстъ. Вслѣдствіе сего здѣсь есть небольшое разнорѣчіе съ показаніемъ статьи словаря Ардатовскій у., гдѣ, по старымъ свѣдѣніямъ, Мордвы значится 54 т. д. об. п. вмѣсто 60.
  2. Свѣдѣн. о Мордвѣ по Пензенской г-іи заимствованы изъ матеріаловъ Кеппена, но увеличены на 18%, согласно увеличенію населенія съ того времени, к коему относятся свѣдѣнія Кеппена до 1859 г.
  3. Свѣдѣн. о Мордвѣ по Самарской г-іи заимствованы изъ списк. нас. мѣстъ, вслѣдствіе чего здѣсь есть разнорѣчіе съ показаніемъ статьи Бугульминскій у., гдѣ, по старымъ свѣдѣніямъ, Мордвы значится 13,400, вмѣсто 17,000 д. об. п.
  4. Свѣдѣнія по Нижегородской г-іи заимствованы изъ сп. нас. мѣстъ и относятся къ 1859 г. Между ними есть поразительныя разнорѣчія съ свѣдѣніями 1852 г., приведеннымъ въ ст. Княгининскій у-дъ, по коимъ Мордвы въ уѣздѣ только 3,381 д. об. п. вмѣсто 14,000. Разница объясняется тѣмъ, что свѣдѣнія 1852 относились не до всѣхъ Мордовскихъ селеній, а только до немногихъ, въ коихъ Мордва наименѣе обрусѣла и сохранила свой языкъ.
  5. Свѣдѣнія по Cаpaтовской г-іи заимствованы изъ сп. нас. мѣстъ, а по послѣдующимъ изъ рукописныхъ данныхъ Кеппена.