Гаргантюа (Рабле; Энгельгардт)/1901 (ВТ)/4

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гаргантюа
автор Франсуа Рабле (1494—1553), пер. Анна Николаевна Энгельгардт (1835—1903)
Язык оригинала: французский. Название в оригинале: Gargantua. — Опубл.: 1534 (ориг.) 1901 (пер.). Источник: Commons-logo.svg Франсуа Рабле. книга I // Гаргантюа и Пантагрюэль = Gargantua et Pantagruel. — СПб.: Типография А. С. Суворина., 1901. — С. 9—11.

Редакции


[9]
IV.
О том, как Гаргамель, будучи беременной Гаргантюа, объелась потрохами.

Вот при каких обстоятельствах и каким образом забеременела Гаргамель. И если вы мне не поверите, [10]это будет равносильно извержению истины. Извержение же приключилось и с Гаргамель после обеда в третий день февраля месяца от того, что она объелась потрохами. Потроха — это жирная требуха откормленных волов. Их откармливают и в хлевах и на таких лугах, что косятся два раза в год. Таких откормленных волов убили триста шестьдесят семь тысяч четырнадцать штук, намереваясь посолить во вторник на масленице, чтобы к весне запасти вдоволь солонины и с нее начинать каждый обед для возбуждения жажды.

К гл. IV
К гл. IV.

Потрохов, как можете себе представить, оказалось в изобилии, и они [11]были так вкусны, что все себе пальчики облизывали. Но черта с два! Где же было долго сберечь такую уйму потрохов: они бы непременно протухли, а это было бы неприлично. И вот решено было сожрать их без промедления. С этою целью пригласили всех граждан Сене, Сюиле, Ла-Рош-Клермо, Вогодре, не обойдя и граждан Кудре, Монпансье, Ле-Ге-де-Вед и других соседей: все они были здоровые пьяницы, веселые ребята и славные игроки в кегли, так-то!

К гл. IV
К гл. IV.

Добряк Грангузье был очень доволен и приказывал, чтобы ничего не жалели. Своей жене, однако, он советовал поменьше есть, так как ей приходилось скоро родить, а требуха не легко переваривается.

— Уж, должно быть, большая охота приспела жевать нечистоты тому, кто ест от них мешки, — говорил он.

Несмотря на эти увещания, она съела шестнадцать бочек, два ведра, и шесть горшков. То-то расперло ей кишки.

После обеда все отправились беспорядочной толпой в рощу: и там на густой мураве плясали под звуки веселых свирелей и нежных волынок, да так радостно, что небесным развлечением было глядеть на их веселье.