Д. С. Мережковскому (Бальмонт)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Д. С. Мережковскому («Одинокому»)
автор Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942)
См. Оглавление. Из цикла «Сознание», сб. «Будем как Солнце». Опубл.: 1903. Источник: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонт. Будем как Солнце. — М.: Изд. Скорпион, 1903 Д. С. Мережковскому (Бальмонт) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные



Д. С. МЕРЕЖКОВСКОМУ[1]


1.

Ты благородней и выше других
Вечною силой стремленья.
Ты непропетый, несозданный стих,
Сдавленный крик оскорбленья.

Ты непостижность высокой мечты,
Связанной с тесною долей.
Жажда уйти от своей слепоты,
Жажда расстаться с неволей.

Ты проникаешь сознаньем туда,
10 Где прекращаются реки.
Другом не будешь ты мне никогда,
Братом ты будешь навеки.


2.

Когда я думаю, любил ли кто кого,
Я сердцем каждый раз тебя припоминаю,
15 И вот, я знаю,
Что от твоей любви — в твоей душе — мертво.

Мертво как в небесах, где те же день и ночь
Проходят правильно от века и доныне,
И как в пустыне,
20 Где та же мысль стоит и не уходит прочь.

И вдруг я вздрогну весь — о, странный меж людей! —
И я тебя люблю, хоть мы с тобой далёки,
И эти строки
Есть клятва, что и я — не только раб страстей!

3.

25 Я полюбил индийцев потому,
Что в их словах — бесчисленные зданья,
Они растут из яркого страданья,
Пронзая глубь веков, меняя тьму.

И эллинов, и парсов я пойму;
30 В одних — самовлюблённое сознанье,
В других — великий праздник упованья,
Что будет миг спокойствия всему.

Люблю в мечте — изменчивость убранства,
Мне нравятся толпы магометан,
35 Оргийность первых пыток христиан…

4.

Зачем волна встаёт в безбрежном море,
Она сама не знает никогда.
Но в ней и свет и мрак, и нет и да,
Она должна возникнуть на просторе.

40 В своём минутном пенистом уборе,
Уж новых волн стремится череда.
Бездонна переменная вода,
И всё должно в согласьи быть и в споре.

И потому вознёсшийся утёс,
45 Храня следы морских бесплодных слёз,
Мне застит вид и кажется ненужным.

Я жду свершенья счастья моего.
Я жду, чтоб волны моря, бегом дружным,
Разрушили со смехом — и его.

5.

50 О, Христос! О, рыбак! О, ловец
Человеческих тёмных сердец!
Ты стоишь над глубокой рекой,
И в воде ты встаёшь — как другой!

Широка та река, глубока,
55 Потонули в ней годы, века.
Потонули в реке и мечты
Тех, что были сильнее, чем ты.

О, Христос! О, безумный ловец
Неожиданно тёмных сердец!
60 Ты не знал, над какою рекой
Ты стоял, чтоб восстать, как другой!



Примечания

  1. В последующих изданиях стихотворение называется — «Одинокому».