ЕЭБЕ/Алжир, французская колония

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Алжир, французская колония
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ажан — Алмемар. Источник: т. 1: А — Алмемар, стлб. 854—863 ( скан ) • Другие источники: БЭЮ : ВЭ : ВЭ : МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕ


Алжир или Алжирия (фр. Algérie) — французская колония на севере Африки. Поселение евреев в А. относится к очень древнему времени; в исторический период еврейская колонизация сопутствовала последовательно владычеству Карфагена, Рима, арабов и турок. В 320 году дохр. эры Птолемей Сотер, овладев Иерусалимом, переселил в Африку множество евреев. Большая их часть поселилась в Египте, главным образом в Александрии, в Киренаике, в Ливии; часть их, вероятно, проникла в Алжир. С разрушением Иерусалима число африканских евреев еще более увеличилось, так как масса беглецов прибыла из Палестины в Африку. Пришельцы пытались поднять восстание против римлян; в Египте и других областях северной Африки произошли многочисленные возмущения; но среди влиятельных евреев оказались предатели, и восстание было подавлено (73—74 г. хр. эры); оно повторилось в 116 году, при императоре Траяне, и снова кончилось жестоким усмирением со стороны римлян. Впоследствии воспоминание об этих неудавшихся попытках стало забываться, и последовавшая затем мирная, относительно счастливая жизнь заставила евреев простить римлянам их жестокую расправу. Богатая морская торговля, составлявшая в то время единственный источник крупных доходов, была в значительной части в руках евреев. Утверждение христианства как господствующей церкви принесло с собою первые ограничения евреев в их гражданских правах. Когда продолжительное владычество вандалов сменилось господством цивилизованных греков, положение евреев ухудшилось. Император Юстиниан приказал губернатору Африки обратить все синагоги в церкви: отправление богослужения евреям было запрещено. Тем не менее еврейская религия, по уверению арабских исследователей, приобретала в то время среди берберских племен много последователей. С утверждением господства мусульманских арабов начинается новая эра еврейских злоключений. При владычестве Идриссидов распространению иудаизма среди берберов ставились непреодолимые препятствия; для изолирования евреев от остального населения им отводились для жительства особые кварталы. Иметь сношение с евреями арабы считали для себя унизительным, и даже бумага о собирании еврейских налогов нередко начиналась словами: «Да будет проклят». Но вместе с тем не было никаких препятствий для образования крупных еврейских общин. Ужасные гонения начались при династии Алмогадов (11—12 вв.). Арабские теологи высчитали, что 500-летний срок, данный евреям для ожидания Мессии, истек, и теперь они должны принять ислам. С 12 в. гонения становятся особенно интенсивными. Алмогадский халиф Абдель-Мумин предлагал всем евреям принять ислам, угрожая в противном случае поголовным выселением. Большинство евреев приняло новую религию, меньшинство предпочло мученическую смерть или эмиграцию. Не доверяя новообращенным, Абдель-Мумин заставил последних носить, в отличие от природных мусульман, особую одежду. С прекращением династии Алмогадов положение евреев несколько улучшилось, хотя от времени до времени их все еще продолжали избивать, а в мирное время право исповедовать свой культ им приходилось покупать. — В 1391 г., после «севильской резни», масса евреев из Испании эмигрировала в Алжир. Пришельцы назывались «носителями беретов», в отличие от туземных евреев, «носителей тюрбанов». Благодаря своему умственному и культурному превосходству испанские пришельцы вскоре заняли доминирующее положение, и во главе крупнейших еврейских общин А. оказались исключительно испанские раввины: в гор. Алжире Исаак бар-Шешет Барфат (Ribasch) и Симон бен-Цемах Дуран I (Raschbaz); в Тлемсене, Константине и других городах А. также появились видные духовные руководители из среды «сефардов». Изгнание евреев из Испании в 1492 г. перебросило через Гибралтарский пролив в Алжир еще несколько тысяч переселенцев. Убежище, которое испанские евреи нашли в Α., было, однако, не вполне надежным. В 1510 г. Петр Наваррский при завоевании Бужии истребил и взял в плен большое количество евреев. Лишь с началом турецкого владычества в А. (1519) в положении евреев наступает некоторое улучшение, хотя они все еще продолжают подвергаться частым нападениям со стороны испанцев, которые вели долгое время упорную борьбу с турками из-за власти над А. Евреи под властью турок пользовались внутренним самоуправлением и полной свободой вероисповедания. Но, находясь в зависимости от алчных турецких администраторов — «деев», они много терпели от усиленных поборов и возложенных на них в двойном размере таможенных пошлин. Евреи не представляли, впрочем, в этом отношении исключения: даже некоторые континентальные державы, как Швеция, Дания, Португалия, Неаполь, платили дею дань, и даже Франция при назначении нового консула должна была вносить всякий раз 100.000 франков. При помощи денег между богатыми еврейскими коммерсантами и деями устанавливались довольно дружеские отношения. В 17 в. в главных городах Α., в особенности в городе Алжире (Alger), появились еврейские эмигранты из Италии (преимущественно из Ливорно), которые вскоре заняли видное положение и стали играть важную экономическую роль в стране. В течение 18 века они являлись банкирами деев и посредниками между последними и европейскими державами (см. Алжир-город). В 1791 году, когда испанцы были окончательно вытеснены из Орана, дей Магомет-эль-Кебир пригласил евреев из Тлемсена, Мостаджанема, Маскара и Недрома поселиться в Оране. Дружба евреев с деями не мешала, однако, последним прибегать иногда к казни богатых евреев, чтобы присвоить себе их имущество. Еврейские общины имели в период турецкого владычества центральный орган самоуправления: во главе их стоял «муккадем» — еврей-чиновник, назначаемый деем, и трибунал раввинов, сдерживавший дискредиционную власть муккадема. Последний имел даже в своем распоряжении тюрьму для заключения преступников. Трибуналу раввинов было предоставлено право налагать штрафы (kenas), подвергать отлучению (herem) и плети (malkut). Гражданские тяжбы разрешались раввинами, если с обеих сторон выступали евреи, и турецким кади — если один из тяжущихся был мусульманин. Евреи жили в отдельных кварталах (гетто), имевших в каждом городе особое название: в Алжире и Константине — harrah и scharah, в Оране — mellah. Отношение мусульман к евреям было весьма презрительное. Турецким женщинам позволялось обнажать лицо в присутствии евреев, так как «еврей хуже собаки». Малейшая провинность влекла за собой для еврея тюрьму, а иногда и смерть. Евреи должны были носить особую одежду: шапку темного цвета, серый бурнус и башмаки без каблуков. Еврейские женщины должны были, в отличие от мусульманок, ходить с не покрытым белой вуалью лицом. Евреям строго запрещалось входить в мечеть, ездить верхом. Они обязаны были вносить через посредство муккадема специальный налог. Однако и при этих условиях взаимное влияние живущих бок о бок народов все же сказалось в обычаях и воззрениях как евреев, так и мусульман, в особенности арабов. Еврейские раввины нередко пользовались большим почетом и среди арабов; иные раввины даже заносились после смерти за высокие нравственные качества в число мусульманских святых (marabouts). Евреи в свою очередь переняли много обычаев от мусульман.

С падением владычества турок и завоеванием А. французами (1830) для евреев началась новая эра, несравненно лучшая, хотя еще далеко не счастливая. Французы при своем вступлении в Алжир застали там много туземных племен: кабилов, арабов, мавров, турок, негров и евреев. Все эти племена получили полную свободу вероисповедания, как было предусмотрено договором. По договору 1830 г. слово вероисповедание (religion) означало нечто большее, чем религия в узком смысле слова: оно обнимало весь общественный быт, предусмотренный религиозным кодексом. Необходимым следствием такого рода договора была поэтому предоставленная евреям сравнительно широкая автономия в лице ученого трибунала, состоящего из 3 раввинов. Постановления этого трибунала были безапелляционны; в его распоряжении для приведения приговоров в исполнение находилась вооруженная сила — жандармы-мавры. Был также назначен шеф еврейского народа (Яков Бакри), т. е. восстановлен муккадем. При нем — отчасти для обуздания автократических тенденций — был учрежден Ученый Совет. Однако широкая юрисдикция еврейского суда продолжалась недолго. Она понемногу урезывалась и в 1842 году была совершенно уничтожена. Евреи должны были подчиниться французскому суду. Они очень быстро стали усваивать французскую культуру. Они открыли многочисленные школы (для мальчиков и девочек), в которых особое внимание стали уделять французскому языку. Много еврейских детей поступило в общие французские школы и гимназии. Уже в 1839 г. среди 1334 учеников, обучавшихся в общественных французских школах, было 230 еврейских при 95 магометанских. В школах для туземцев обучались при 400 магометанских — 789 еврейских мальчиков (см. M. Philippson, Neueste Geschichte, I, 220—1). Быстрое усвоение французской культуры алжирскими евреями сделало идею полной эмансипации их весьма популярной во французском обществе. Уже с середины 19-го в. во французской печати стал усиленно обсуждаться вопрос о натурализации алжирских евреев и наделении их всеми политическими и гражданскими правами. Сами алжирские евреи тоже усиленно агитировали в пользу уравнения их в правах с природными французами. В 1864 г. они подали соответствующую петицию в сенат. В том же году они с этой просьбой обратились к императору Наполеону III во время его путешествия по Α.; император в своем ответе выразил надежду, «что в скором будущем алжирские евреи станут французскими гражданами». Сенатский декрет 1865 г. принципиально признал евреев французскими подданными, но сохранил в неприкосновенности правила, регулирующие их правовое положение; декретом от 21 апреля 1866 г. каждому еврею в отдельности предоставлено было право подать прошение о натурализации и признании его французским гражданином. 1454 еврея немедленно воспользовались этим правом. Евреи стали занимать общественные должности. Однако не все местные евреи считались французскими гражданами. Адольф Кремье (см.) внес во французскую палату предложение о предоставлении французского гражданства всем алжирским евреям, но разразившаяся франко-прусская война помешала довести дебаты до благополучного конца. И только осенью 1870 г., когда А. Кремье стал членом правительства национальной обороны — в качестве министра юстиции, был обнародован декрет (24 окт.), по которому все алжирские евреи получили права французских граждан. Число алжирских евреев в момент наделения их равноправием достигало 38.000. Дополнительным декретом были точно установлены правила парламентских выборов, чтобы евреи могли немедленно воспользоваться избирательными правами. В настоящее время (1908 г.) евреи-избиратели составляют около 9%. К 1 января 1899 г. в А. насчитывалось 90.138 избирателей, из них евреев 7916, т. е. 8,8%.

Религиозные учреждения алжирских евреев первоначально были независимы от организации еврейских религиозных учреждений во Франции. В 1845 году учреждены 3 еврейские консистории: главная — в гор. Алжире (Alger), прочие в Оране и Константине. В 1848 г. эти учреждения, бывшие раньше в ведомстве военного министра, перешли в министерство культа, и главный раввин сносился прямо с министром культа. В 1862 г. самостоятельность алжирского раввината была уничтожена: консистории поступили в ведение парижской центральной консистории. С 1867 г. изменена внутренняя организация консисторий; прежних трех раввинов заменили шесть светских евреев. Каждая консистория имеет своего представителя в центральной консистории Парижа. В 1876 г. учреждены 3 новых раввината в Медеа, Тлемсене и Боне, с назначением раввинов на эти места центральной консисторией. Вообще, с эмансипацией алжирских евреев были уничтожены последние остатки их былой национально-общинной автономии: «закон Кремье» 1870 г. упразднил в Алжире еврейство как нацию и признал его только как религиозную общину, состоящую под контролем государства.

Общественное, политическое и экономическое положение алжирских евреев нельзя считать упрочившимся. Несмотря на дарованное равноправие, число евреев, занимающих общественные должности, ничтожно. Так, например, в г. Оране к началу 20-го века было 10659 натурализованных евреев, которые составляли 2/5 всего французского населения. Состав же чиновников в этом городе распределялся следующим образом:

В префектуре 2 еврея и 85 христиан;

В финансовых учреждениях 4 еврея и 214 христиан;

В почтовом ведомстве 4 еврея и 141 христианин;

В учебных заведениях 25 евреев и 269 христиан.

В суде, в учреждениях по общественным работам, по земледелию, в ссудных и сберегательных кассах, санитарном ведомстве и на городской службе — нет ни одного еврея-служащего. Из 12 ведомств они находятся лишь в 4; но и в них, вместо того чтобы составлять 40%, соответственно цифре еврейского наcеления, они дают от 2 до 10%. Такое же положение оранские евреи занимают и в либеральных профессиях: из 35 адвокатов — 5 евреев, из 26 врачей — 2. Среди дантистов, архитекторов, землемеров и пр. — ни одного еврея. В Тлемсене, наиболее населенном евреями пункте, где их к началу 20-го века было 4775 (а французов-католиков там — 3600), не было ни одного еврея среди членов суда, мировых судей, нотариусов, адвокатов, судебных приставов и т. д. Всего только было 3 еврея в муниципальном совете, состоящем из 21 члена, и один еврей в финансовом ведомстве, насчитывающем 27 служащих-христиан. В других городах замечается то же явление.

Еврейское население А. (общая численность его к началу 20-го века доходила до 50.000) разделяется по своему социальному положению на три класса: 1) так называемые «крупные» евреи (les grands juifs) — класс весьма малочисленный; 2) средние и мелкие торговцы; этот класс составляет девятую часть еврейского населения (5385 чел.); 3) остальная, самая значительная часть алжирских евреев относится к разряду рабочих, поденщиков, мелких ремесленников и безработных. Кроме того, в А. имеется весьма незначительное число евреев-земледельцев. К началу 20-го в. евреев-землевладельцев было всего 226, которые владели 52.000 гектар. земли. За исключением нескольких крупных владельцев, остальные владеют мелкими участками, которые обрабатывают личным трудом или сдают в аренду туземцам-арабам. Первые виноградные плантации в Оране были устроены туземным евреем М. Каруби. Еврейская сельскохозяйственная школа-ферма в Джедейде, на границе Туниса, выпускает ежегодно десятки приученных к земледельческому труду молодых людей. Крупные евреи-коммерсанты имеют сношения с большими промышленными фирмами севера и востока Франции и сбывают их изделия туземным арабам. Кроме перепродажи французских изделий, они занимаются также сбытом колониальных товаров — кофе, сахара и пр. Средние евреи-торговцы содержат обыкновенно магазины готового платья, обуви, полотна, сукна. Мелкие торговцы занимаются сбытом колониальных товаров. Клиенты тех и других одни и те же — евреи и туземцы. Специальным изобретением еврейской торговли в А. являются большие «базары», т. е. лавки, устраиваемые повсеместно, как в городах, так и в деревнях. Учреждением этих базаров евреи оказали значительную услугу местному мусульманскому населению, живущему далеко от крупных центров. Положение самого многочисленного, составляющего 8/9 всего еврейского населения в Α. класса — рабочих, мелких ремесленников, поденщиков и пр. — чрезвычайно плачевное. Дюрье приводит на основании личного обследования в конце 19-го века ужасающие цифры, показывающие, что почти 50% евреев в А. обречены на самую жалкую, нищенскую жизнь. По данным этого исследователя, 40,9 проц. еврейского населения в А. вынуждено ютиться целыми семьями в 5—6 чел. в одной маленькой комнате, причем больше половины их должны довольствоваться тем воздухом и светом, которые проникают чрез единственное отверстие наружу в виде двери.

Некоторые статистические данные, приводимые Дюрье в книге «Les juifs algériens».

Еврейское
население
Число
семейств
Недостаточн.
семейства
Семейства,
занимающ.
1 комнату
Сем., у котор.
свет получ.
через дверь
Семейства,
получающ.
помощь
Число лиц,
получающ.
помощь
Общее
число
недостаточн.
Департамент гор. Орана
5991 2749 2344 1220 1152 4523 10751
Департамент гор. Алжира
3513 1799 1143 601 504 1750 6153
Департамент гор. Константина
13922 2628 1768 1486 902 616 2786 7974
53036 12132 6317 4973 2723 2272 9059 24878

В гор. Константине из; 1249 еврейских семейств всего 208 пользуются сравнительным достатком, т. е. издерживают в день по 1 франку на человека; 1016 семейств живут в крайней бедности, из них 877 семейств занимают по одной комнате, где в 717 случаях свет поступает через дверь. Так как каждая бедная еврейская семья насчитывает в среднем 6 чел., то на одного человека приходится не больше 2½ кв. метра поверхности. 364 семейства получают помощь от благотворительных учреждений в размере 2 франков в неделю; некоторые семейства питаются одним лишь получаемым из благотворительного общества 1 кг хлеба в день; остальные живут милостыней. В Оране, городе несравненно более богатом, из 1960 еврейских семейств — 400 живут в помещениях, где приходится всего 3,5 квадратных метра на человека. В Тлемсене до 500 семейств занимают по 1 комнате; в тех же условиях живут в гор. Алжире 700 семейств. Из числа 29000 рабочих в Α. — 8247 евреев (6294 мужчины и 1963 женщины). Не получая профессионального образования, еврейские работники принуждены исполнять самые простые, а стало быть, и наименее оплачиваемые работы. Их положение отягощается еще тем, что им очень редко удается устроиться у христианина. Евреи-рабочие встречаются преимущественно в следующих отраслях труда: золотых дел мастера, мясники, сапожники, жестяники, поденщики, столяры, носильщики, маляры и, главным образом, портные. Из 60 профессий лишь в трех размер получаемого ими жалованья brutto достигает 4 фр.; в трех других профессиях он опускается до 1 фр. 25 сант. Работницы-еврейки занимаются преимущественно выделкой сигар (519 чел.), шитьем платья (802 чел.) и специальным изготовлением блуз для арабов (428 чел.). Одни лишь модистки получают брутто 2 фр. 50 сант.; работницы табачных фабрик — 2 фр. в день. Еврейские коробейники зарабатывают от 6—15 франков в неделю. Евреи-портные — портняжное ремесло одно из главных занятий алжирских евреев — зарабатывают по 1 франку в день. 1600 человек за 15 франков в месяц находится в личном услужении. Бедственное положение еврейского пролетариата, однако, не отражается на повышении преступности. За период шести лет — от 1876 до 1881 гг. — в центральных домах заключения и департаментских тюрьмах А. содержались 171 природный француз и 93 еврея, т. е. первые составляли 4, 92 на тысячу, вторые — 3. С 1893 по 1895 гг. иностранцы совершили 16393 преступления против имущества, личности и общественного порядка, между тем как за период в 10 лет — от 1887 до 1897 гг. — было осуждено евреев: исправительным судом — 210 и судом присяжных — 16. В течение последнего пятилетия 19-го в. оранский суд присяжных вынес обвинительные приговоры 27 природным французам, 85 иностранцам и натурализованным французам и 6 евреям; за 10 лет в Константине 105 евреев были осуждены за пьянство, причинение увечья, нанесение оскорбления властям, 2 — за оставление детей на произвол судьбы. В 1894—95 гг. судом присяжных было произнесено 2 обвинительных приговора. Процент незаконорожденных детей у алжирских евреев — 35 на 1000, у французов же — 94. Отдача денег в рост сосредоточивается в Алжире в руках кабилов, которые доводят процент до 800 годовых. С ними приходится конкурировать еврейскому ростовщику, зарабатывающему 2 франка в день. — Несмотря на крайне тяжелое экономическое положение алжирских евреев, они много заботятся об образовании детей. По данным Валя, ни одна часть населения в А. не добивается так настойчиво образования, как евреи. В 1896 г. в начальных школах пропорция учеников магометан была 5,5 на 1000, французов и других европейцев — 17 и 18 на сто, у евреев же доходила до 29 на сто. По статистическим данным 1900 года, на 318-тысячное французское население А. приходится 47.570 чел. детей, посещающих школы, т. е. 14,05%; на приблизительно 50-тысячное еврейское население число детей, посещающих школу, — 14490, т. е. 29% (см. Rouanet, L’Antisémitisme algérien, p. 77—8). Хотя евреи платят налоги наравне с другими гражданами и в еврейских благотворительных учреждениях пользуются помощью также представители других наций, тем не менее евреям оказывают муниципальную помощь в весьма скромных размерах. Так, например, в Оране, где евреи платят свыше 80 тысяч фр. поземельного и 60 тысяч городских сборов, в 1888 г. среди 2388 чел., получивших общественную помощь, евреев всего 125 чел., в то время как испанцев, которые, как иностранцы, почти свободны от всяких налогов, было 1920. В следующие два года видим такое же числовое отношение: 130 евреев на 1910 испанцев, получивших общественную помощь.

Несмотря на тяжелое экономическое положение евреев, антисемитизм был одно время сильно развит в А. Причина его кроется отчасти в ненависти христиан-торговцев к своим конкурентам-евреям, но главным образом — в политической борьбе. В продолжение долгого времени алжирские евреи под влиянием Кремье вотировали за депутатов-оппортунистов и против радикалов. Последние упрекали их в том, что в своих вотумах еврейские избиратели слепо подчиняются указаниям консистории, хотя, как показывает статистика выборов, в трех наиболее крупных и наиболее всего заселенных евреями городах, в Оране, Алжире и Константине, радикалы получили сравнительно больше голосов. Когда генерал-губернатором Алжира был назначен Камбон, принадлежавший к радикальной партии, по его предписанию из избирательных списков было вычеркнуто значительное число евреев. 28 июня 1884 года на одном балу между его распорядителями, евреями и христианами, произошло столкновение; вызванное этим волнение в городе закончилось серьезными беспорядками, продолжавшимися несколько дней. Вскоре за тем алжирский публицист Фернанд Грегуар основал антиеврейскую лигу, но со смертью Грегуара она через некоторое время распалась. В 1895 году вопрос об алжирских евреях вновь был поднят в палате; тогда же в Алжире образовались многочисленные антисемитские лиги. 16 мая 1897 г. в Мостаджанеме произошла настоящая битва между еврейской и христианской молодежью; туземное население присоединилось к христианам; синагоги, магазины, частные жилища евреев были разграблены. Одновременно произошли антисемитские демонстрации академического свойства: студенты юридического факультета в Алжире выступили с протестом против назначения на кафедру римского права профессора-еврея Леви. Дело Дрейфуса усилило в прессе и в обществе антиеврейскую пропаганду. 19 января 1898 г. произошли новые антиеврейские беспорядки с человеческими жертвами. Интерпелляция в палате депутатов мало помогла делу. Наоборот, некоторые депутаты внесли даже предложение об отмене декрета 1870 года. Несколько месяцев спустя в двух департаментах Алжира из 6 депутатов значительным большинством голосов были выбраны 4 антисемита. Министерство Мелина, бывшее тогда (в разгар дрейфусиады) у власти, поощряло начавшееся антиеврейское движение, чтобы устранить французских евреев и ослабить их протесты. Падение министерства Мелина изменило положение. Камбон покинул Α., и его преемниками явились генералы, стоящие в стороне от политики.

Движение еврейского населения в А. представляется в следующем виде: оно равнялось в 1858 г. — 21.048; в 1866 г. — 33.952; в 1886 г. — 43.182, в 1891 — 47.564 (в департ. Алжира — 14.895, деп. Орана — 19.794, деп. Константины — 12.875) при 4.169.650 всего населения; в 1896 г. евреев было 48.763 при 4.429.421 всего населения; в 1900 г. — 50.000. По самым новейшим официальным данным, евреев в А. 53.000. Но и эти цифры не вполне точны; по данным Alliance Israélite от 1904 года, евреев в А. 57.044 (в департ. гор. Алжира 18.349, Орана 23.567 и Константина 15.128. Об акклиматизации евреев в А. и процентном отношении между рождаемостью и смертностью — см. Акклиматизация). — Ср.: L. Addison, The Present State of the Jews in the Barbary States, 1675; Morgan, Istoria degli Stati d’Algeri, Tunisi, Tripoli e Marocco, London, 1784; L. Reynier, De l’économie publique et rurale des arabes et des juifs, 1820; R. Jungmann, Costumes, moeurs et usages des Algériens, 1837; Heloïse Hartoch, Lettre sur l’état des juifs de l’Algérie, 1840; Archives Israélites, IX—X, 1840; J. C. F., La question juive en A., ou de la naturalisation des juifs Alg., par un algérien progressif, Algiers, 1860; De Fourton, Rapport… sur les Israélites indigènes de l’А., 1870; Charles Du Bauzet, Les indigènes isr. de l’А., 1871; A. Crémieux, Réfutation de l’exposé des motifs, 1871, p. 27; J. M. Haddey, Le livre d’Or des Israélites alg., 1872; Charles Roussel, Les juifs et les musulmans, в Rev. de Deux Mondes, Aug. 15, 1875; Paul Gaffarel, L’Algerie, 1883; Maurice Wahl, Les Juifs d’A., 1886; J. Weyl, Les juifs protegés français aux echelles du Levant et en Barbarie sous les régnes de Louis ХIV et de Louis XV, в Rev. ét. juives 1886, XII, ХIV; De Grammont, Histoire d’A. sous la domination turque, 1887; Paul Leroy-Beaulieu, L’A. et la Tunisie, 1897; Schürer, Gesch. III, 26; A. Cahen, Les Israelites dans l’Afrique Septentrionale; les Juifs de l’A., в Bulletin de la Soc. Arch. de Constantine, 1867; Aumerat, L’Antisemitisme à A., 1885; Bloch, Notes sur les Israélites d’A. в Rev. ét. juives, 1885, X, 255; idem, Les Israélites d’Oran, ib., 1886, XIII, 85—99; Barges, Les Juifs de Tlemçen, в Souvenirs d’un Voyage à Tlemçen, Paris; G. Rouanet, L’antisemitisme algerien, 1892; L. Lenormand, Le peril étranger, 1899; M. Colin, Quelques questions algeriennes, 1899; Nicaise, L’Algerie au début du XX siècle: La question juive, 1890; G. Baugey, De la condition legale du culte Israélite, 1899. — О происхождении и последствиях декрета Кремье: Delsieu, Essai sur la naturalisation collective des juifs indigènes, 1860; Frégier, Les juifs d’A., leur passé, leur présent, leur avenir juridique, 1865; L. Forest, La naturalisation des juifs alger, et l’insurrection de 1871, Paris, 1897; Jacques Gaben, Les israélites de l’Α. et le Décret Cremieux, 1900. — Из антисемитской литературы: Henri Garrot, Les juifs algeriens, 1898; Meynié, Les juifs en A., 1888. — О современном положении евреев: Durieu, Les juifs algeriens, 1902 (наиболее полные и обстоятельные данные о культурном и социальном положении евреев в А. за период 1870—1901 гг.). Анонимны: L’Oeuvre des Anti-Juifs d’Alger, 1899; Anthony Wilkin, Among the Berbers of Algeria, ch. XII, London, 1900; Систематический указатель литер. о евр. на рус. яз. etc., стр. 504—5 (1892 г.); Стеллин, «Алжирские евреи», «Восх.», 1900, VII; J. E., I, 381—5; M. Philippson, Neueste Geschichte (1907), I, 220—1, 320, 384.

И. Чернов.6.