ВЭ/ВТ/Алжирские экспедиции

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Алжирские экспедиции
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алжирские экспедиции — Аракчеев. Источник: т. 2: Алжирские экспедиции — Аракчеев, с. 321 ( РГБ · commons · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕВЭ/ВТ/Алжирские экспедиции в дореформенной орфографии


АЛЖИРСКИЯ ЭКСПЕДИЦИИ (см. карту Алжирии во II-м полутоме). Около 935 г. арабский князь Заир построил г. Эль-Дшезайр, нынешний Алжир. Пиратство издавна было ремеслом арабских городов, расположенных по сев. побереж. Африки, мимо которых шел торговый путь европ. государств с Левантом. Главным пиратским гнездом сделался Алжир. Изгнание мавров из Испании (1492 г.), поселившихся в значительном количестве и в Алжирии, придало пиратству еще и характер мести христианам. Особенно страдали торговые суда испанцев, а потому первые экспедиции против Алжира были предприняты в 1506 и 1509 гг. испанцами, которые завладели целым рядом алжирских городов. Алжир прибег к помощи известного предводителя турецких пиратов Горука (Арруджа) Барбароссы, который провозгласил себя алжирским султаном. Но и он был разбит испанцами в казнен. Тогда алжирские пираты провозгласили султаном его брата Каир-ед-дин Барбароссу, который, чувствуя себя слабым для борьбы с испанцами, отдал Алжир под верховное главенство Турции, и с помощью значит. турецких подкреплений изгнал испанцев. С этого времени начинается могущество Алжира, который возвел морской разбой в систему. Император Карл V в 1541 г. снарядил огромную экспедицию против Алжира под нач. знамен. генуэзского адм. Андрея Дориа, из 370 испанск. и генуэзск. судов с 23 тыс. десантом. Через четыре дня после высадки в окрестн. Алжира (24 окт.) страшная буря с землетрясением и сильным ливнем уничтожила 14 воен. и 150 транспорт. судов и опустошила испанск. лагерь, при чём погибло много людей и продовольствия. С огромными потерями экспедиция принуждена была вернуться назад. Алжирцы не только совершенно тероризировали морскую торговлю, но часто посылали экспедиции для разорения берегов Испании, Франции и Италии и захватывали жителей в плен; европейским государствам приходилось вступать в соглашение с алжир. султаном и откупаться деньгами от нападений. Только в 1682 г. французы снарядили экспедицию против Алжира под нач. адмир. Дю-Кена. Здесь впервые были применены на судах мортиры. Это было сделано по предлож. некоего Рено Деликагарэ, по указаниям которого, специально для бомбардировки Алжира, было построено 5 бомбических галиотов. Это были небольшие деревянные суда (75 ф. дл. и 25 ф. шир.); под палубой, на которой помещались 2 мортиры, были устроены фашинные земляные фундаменты. Дю-Кен очень оригинально установил эти галиоты для бомбардировки. В соответствующем месте против крепости было положено 5 якорей, от которых веером расходились столько же перлиней длиною в несколько сот сажен, закрепленных на кораблях, расположенных на якорях. Передвигаясь по этим перлиням, галиоты могли легко менять расстояние до берега, в зависимости от удобства стрельбы по выбранным целям и действительности огня противника. Первая бомбардировка продолжалась с 20 авг. по 12 сент. 1682 г., конечно, с перерывами из-за дурной погоды, повреждений и т. п. Несмотря на значит. разрушения в городе, Алжир не выполнял требований французов о выдаче невольников, и вследствие недостатка снарядов и позднего времени года Дю-Кену пришлось вернуться в Тулон. В следующ. году (1683), в июне, Дю-Кен опять появился перед Алжиром с эск-рой и 7-ю галиотами. Способ бомбардировки был тот же, что и в предыдущем году. Начали ее в ночь с 26 на 27 июня, что повело за собою на утро выдачу 600 франц. невольников. Затянувшиеся переговоры имели последствием дальнейшее сопротивление: 23 июля вновь началась бом-ка, и продолжалась с перерывами до октября. Три четверти города были разрушены, но Алжир не подчинялся. Недостаток боев. припасов и позднее время года заставили Дю-Кена уйти. В 1688 г. франц. эск-ра, с 10-ю галиотами, под нач. графа Д’Эстре снова бомбардировала Алжир, при чём было выпущено (с 30 июня по 14 июля) 10.000 бомб, но стрельба была плохая, и Алжир не покорился. В продолжение XVII столетия англичане также вели борьбу с Алжиром, но она заключалась в целом ряде мелких действий, в виде преследования и уничтожения отдельных пиратов, а против самого Алжира они ничего не предпринимали. Параллельно с операциями против Алжира, как французы, так и англичане вели операции против других пиратских гнезд — Триполи и Туниса. Однако, постоянные войны между англичанами и французами мешали им направить серьезные усилия против пиратов. Англичане, напр., предпочитали откупаться от пиратов деньгами и не брезговали продавать Алжиру боевые припасы, которые шли на уничтожение морск. торговли их конкурентов. В период времени с конца XVII до середины XVIII ст. алжирцы окончательно сбросили с себя номинальную власть турок и образовали сильную независимую военную республику, во главе коей стоял избираемый янычарами дей. В 1755 г. Испания выслала против новой республики 22½-тыс. армию со 100 осадными и полевыми орудиями, под нач. марш. О’Рельи, отправленную на 344 трансп. судах, под конвоем военного флота. Эскадра подошла к Алжиру 1 июля, и став на якорь в нескольких вер. от города, против устья ручья Эль-Араш, стала готовиться к высадке. Но свежая погода задержала ее на целую неделю. Алжирцы же успели тем временем укрепиться и стянуть сюда до 100 тыс. войск. На сильной позиции они встретили 8 июля наступление испан. армии, и последняя после бессвязных и неискусно веденных атак вынуждена была с большими потерями отступить. Между тем, алжирцы повели энергичное преследование и атаковали испанцев между морем и ручьем Эль-Араш. Испанцы вынуждены были отступить к самому месту высадки и лишь с большим трудом, бросив около 2 тыс. раненых и все орудия, удалось им сесть на суда и отплыть в Европу. С этих пор дерзость алжирцев увеличилась до крайней степени и некоторые европ. государства вынуждены были золотом покупать безопасность своего флага: Испания, корол. обеих Сицилий, Португалия, Тоскана, Швеция, Дания, Ганновер и Бремен стали платить алжирцам ежегодную дань. В эпоху революции и первой империи в водах Средиземного м. сосредоточены были сильные флоты нескольких европ. держав, присутствие коих смиряло деятельность пиратов, но когда, по восстановлении европ. мира, флоты были отозваны, разбои возобновились с прежней силой. Снова начались экспедиции для их подавления. Соед. Шт. С. А., которые также до сих пор платили дань алжирскому дею, как только окончилась их война с Англией, решили подавить пиратство силой и объявили в 1815 г. Алжиру войну. В мае в Средиз. море был послан отряд (3 фрегата и 10 мелких судов) под нач. капитана Декатура. Алжир. военн. флот состоял из 5-ти фрег. и 7-ми мелких судов. После захвата нескольких алжир. судов, Декатур явился перед Алжиром и потребовал возвращения америк. невольников и признания общих законов международ. права, под угрозой немедленного истребления алжир. судов. Дей согласился, но когда через несколько месяцев ему был прислан для подписи ратификованный американским сенатом трактат, он отказался это сделать и признал его только при появлении вновь америк. отряда, приготовившегося атаковать Алжир. Иллюстрация к статье «Алжирские экспедиции» № 1. Военная энциклопедия Сытина. Том 2 (СПб., 1911 год).jpg В 1816 году примеру Соед. Штатов последовала Англия, к которой присоединилась и Голландия. Соединенная эскадра, под нач. англ. адм. лорда Эксмута (Exmouth) и голландск. виц.-адм. Капеллен (Capellen), состояла из англ.: 6 лин. корбл., 4 фрег., 5 мелк. и 4 бомбард. судов и голландск.: 5 фрег. и 1 брига. На укреплениях Алжира имелось около 1.000 орудий различных калибр., между которыми были и мортиры, а в гавани стояли 4 фрег., 5 корветов и несколько мелк. судов. Гарнизон А. составляли ок. 40.000 чел. 27 авг. эскадра стала на якорь, и в 3-м часу дня началась бомбар-ка, продолжавшаяся до 10-ти ч. вечера. Вследствие превосходства англ. и голланд. артиллеристов, верх взяла эскадра. Город был совершенно разрушен, тогда как эск-ра потеряла всего 143 убит. и 742 ранеными, при чём серьезно пострадали корпуса только двух кораблей. 29 авг. алжир. дей выдал 1.083 христ. невольников, возвратил дань, уплаченную ему Неаполем и Сардинией (382.500 доллар.), и обязался признавать международное право. Однако, пиратство не прекращалось. Не помогли делу и новые экспедиции французов и англичан (в 1819 и 1824 гг.). Алжирские пираты направили свои действия преимущественно на французские суда. Еще с XV ст. в Алжирии поселилась франц. торговая компания, платившая дею ежегодную дань в размере 60 т. фр. В 1815 г. дей Гуссейн-Паша настоял на увеличении этой дани до 200 т. фр. Уступчивость франц. консула Деваля повела к более значительным требованиям; отказ же в удовлетворении последних вызвал со стороны дея притеснительные для компании меры и личное оскорбление франц. консула. Этого Франция не могла простить и стала готовиться к решительным действиям. Алжирские владения разделялись в этот период на 4 области, из коих лишь собственно Алжирия была под непосредственною властью дея; остальные три: Оранская, Константиновская и Титтери, — управлялись наместниками (беями). Вооруженные силы собственно Алжирии состояли в это время из постоянной армии в 16 т. и ополчений, выставляемых туземными племенами. Для похода в Алжирию французами были назначены 3 пех. дивизии (36 б.), 3 эск. кавалерии и 15 батарей (82 осад:, 24 пол. и 6 гор. орудий), всего 37½ тыс. чел. и 112 оруд. Для поднятия этой армии и всего её снабжения было собрано около 102 военных судов (11 лин. корабл., 24 фрег., 8 корв., 27 бриг., 6 пароход., 8 бомбард. судов, 18 воен. транспорт.) и 570 коммерч. судов, большинство из них от 25 до 35 тонн. Во главе экспедиции стоял военный министр, гр. Бурмон, флотом командовал адм. Дюперре. Дивизиями командовали ген. Бертезен, Ловердо и герц. д’Эспар. Вследствие неблагоприятной погоды морской переход затянулся на две недели, и эскадра, выступившая из Тулона в конце мая, лишь 13 июня подошла к африкан. берегам. Высадка войск на з. берегу полуострова Сиди-Феррух, в 20 вер. к з. от г. Алжира, началась утром 14 июня и была произведена в три приема: 1-я часть (9.600 чел. пех., 4 полев. и 1 горн. батареи и саперы, всего 10.278 чел.) была высажена в 4½ ч. утра, 2-я (9.900 челов.) в 6 час. утра, а в полдень вся армия с боев. припасами и продовольствием на 10 дней была на берегу. Немедленно же продвинувшись вперед, авангард атаковал укрепленную позицию алжирцев на Сиди-Феррухском перешейке, отбросив противника к м. Стауели. Высаженная армия тотчас же приступила к укреплению высадочного пункта. Между тем, алжирцы деятельно готовились к бою, стягивая к себе туземные войска и полчища кабилов. В ночь на 19 июня их соединенная армия, под общим нач. Ага-Ибрагима, зятя дея, энергично атаковала франц. лагерь. Но атака эта была отбита. Тогда французы перешли в наступление и гнали разбитого противника, потерявшего большую часть своих орудий и обоза, до с. Сиди-Калефа, в 10 вер. от г. Алжира. 24 июня Ага-Ибрагим возобновил нападение, но был вторично отбит, при чём преследовавшая его франц. армия дошла до высот Бузария, в 5 вер. от города. Однако, дальнейшее наступление было приостановлено здесь до 29 июня, когда к армии прибыли осадн. орудия. 29-го французы овладели высотами и начали закладывать траншеи против форта "Султан-Калесси" (Султанский замок), находившегося к ю.-з. от г. Алжира и командовавшего всем городом. 4 июля, разрушив энергичной бомбардировкой стены замка, французы повели штурм. Остатки защитников бежали и к 10 ч. у. замок был взят. Дальнейшая оборона города представлялась невозможною, почему на следующий же день дей сдал его с 2 тыс. орудий, множеством всяких запасов, несколкькими стоявшими в гавани военными судами и собственной казною (49 милл. фр.). Сдавшийся Гуссейн-Паша был отправлен по его желанию в Неаполь, пленные турки-янычары были отправлены на кораблях в М. Азию, туземные полчища большею частью разбежались. Потери алжирцев убитыми и ранеными простирались до 10 т., французов — 400 убит. и 1.900 ранен. За взятие Алжира гр. Бурмону был пожалован маршальский жезл. Военные действия с 1830 до 1841 гг. Успех экспедиции был неожиданным прежде всего для самих французов. Боясь возбудить захватом Алжира неудовольствие Англии, нерешительное правительство короля Карла, а затем и короля Луи-Филиппа, готово было возвратить алжирцам захваченный город, а затем остановилось на мысли не развивать наступательных действий внутрь страны, а ограничиться удержанием в своих руках нескольких прибрежных пунктов. И лишь последующие события доказали французам необходимость занятия всей страны, при чём первые шаги их в этом направлении оказались крайне неудачными. Падение Алжира произвело столь сильное впечатление на всю страну, что все остальные её области выразили готовность подчиниться франц. правительству. Но французы не сумели воспользоваться столь выгодным положением дел: вместо овладения главными пунктами страны, Бурмон предпринял отдаленную экспедицию к Блиде для наказания за разбои кабильских племен и в этой экспедиции, предпринятой с недостаточными силами, потерпел поражение. Это сразу подорвало престиж французов в глазах туземцев, и все области, изъявившие уже ранее готовность покориться Франции, отложились от неё. Вслед затем, Бурмон посылает морские экспедиции для захвата гг. Бона и Орана, но, получив известие об июльской революции, очищает их и сосредоточивает все силы к г. Алжиру. Так же неудачны были и первые шаги Бурмона по управлению занятой страной; начались повсеместные восстания, разбои и грабежи. Правительство поспешило сменить Бурмона, назначив на его место марш. Клозеля, но вместе с тем потребовало от последнего немедленного же возвращения во Францию около ⅔ имевшихся у него войск. Это было крупной и трудно поправимой ошибкой. Предпринятая Клозелем с ничтожными силами экспедиция в Блиду и Медеаг для покорения Титтерийской обл. закончилась неудачей. Пункты эти ему удалось захватить, но оставленные в них небольшие гарнизоны, подвергавшиеся непрерывной блокаде туземцев, не могли их удержать в своих руках. Понимая полную невозможность при таких условиях покорить две другие отложившиеся области — Оран и Константину, Клозель предложил уступить их родственникам тунисского бея, с условием ежегодной уплаты ими франц. правительству 1 милл. фр. Правительство не согласилось на это и отозвало Клозеля. На его место в начале 1831 г. был отправлен ген. Бертезен, предпринявший с 9 тыс. отрядом неудачную экспедицию в Модеаг. В это время из Франции была послана новая десантная экспедиция (1.300 чел.), под нач. ген. Бойе, овладевшая г. Ораном.
Иллюстрация к статье «Алжирские экспедиции» № 2. Военная энциклопедия Сытина. Том 2 (СПб., 1911 год).jpg
Пассивная деятельность Бертезена вызывала сильное неудовольствие правительства, и к концу 1831 г. он был заменен ген. Савари (герц. Ровиго), численн. же войск была увеличена до 16 т. чел. Новый ген.-губ. решил действовать устрашающими мерами и стал применять в широких размерах казни и конфискацию имуществ. Это, однако, повело к отрицательному результату: в общей ненависти к французам, разрозненные прежде племена (кабилы, мавры, арабы) нашли почву для взаимного сближения, и вся деятельность Савари была направлена теперь к подавлению вспыхивавших восстаний. В это именно время во главе туземцев становится знаменитый эмир Абд-ель-Кадер. Этот выдающийся арабский предводитель, происходивший из знатной семьи, род. в с. Гетне, близ г. Маскары. На 8 году жизни он совершил вместе с отцом путешествие в Мекку, затем поступил в высшую школу в Феце, а позже провел около года в Египте, где изучал военные учреждения Мехмета-Али. По личным своим свойствам, — религиозности, неустрашимости, решительности, бескорыстию и, наконец, умеренности, — он удовлетворял всем качествам народного вождя и потому легко стал во главе вспыхнувшей в это время войны с французами. Не малую роль сыграл в этом и марокканский император, Абдер-Раман, который, желая остановить успехи французов и не рискуя вступить с ними в открытую борьбу, употреблял всё свое влияние на арабов для соединения их под главенством Абд-ель-Кадера. В 1832 г. в Маскаре последний был провозглашен эмиром правоверных и немедленно же стал готовиться к войне, которая и вспыхнула в Оране в начале 1833 г. Хотя французы имели в то время в сев. Африке около 20 т. войск и владели, кроме Алжира и Орана, портами Бужие и Бона, но положение их, в общем, представлялось настолько затруднительным, что уже в февр. 1834 г. они увидели себя вынужденными заключить с Абд-ель-Кадером мир, по которому за последним признано было господство над всеми арабскими племенами к з. от р. Шелиффа. Управление же краем было вверено престарелому гр. Друэ д’Эрлону, сподвижнику Наполеона I, дряхлому старцу, потерявшему энергию и легка подпадавшему под влияние окружавших его лиц. Пользуясь слабостью ген.-губ., эмир распространял свою власть в Оране и перешел даже на прав. берег р. Шелиффа в пределы собственно Алжирии. Пришлось по необходимости нарушить недавно заключенный с ним мир. Комендант Орана, ген. Трезель получил в начале июля известие, что кабильские племена дуэров и смелов желают изъявить покорность французам, но что Абд-ель-Кадер мешает их присоединению, для чего и сосредоточил свои войска на р. Сиг. Ген. Трезель выступил против него с 3½ б. пех., полком конно-егерей и 6-ю ор. (всего около 2.500 чел.). Пройдя с боем чрез Мулей-Измаильский лес, он достиг р. Сиг, где и остановился лагерем, но, увидав значительное превосходство сил противника, решил отойти к приморскому пункту — с. Арзев, куда рассчитывал морем подвезти необходимые запасы. На этом марше он был атакован полчищами арабов и кабилов и понес поражение. Отряд достиг Арзева, потеряв около трети людей и весь обоз. Эта несчастная экспедиция и общее положение дел побудили французское правительство в 1835 г. вторично назначить сюда марш. Клозеля. Последний решил нанести удар эмиру занятием его столицы Маскары. Двинувшись сюда в конце ноября из Орана, с 11 т. армиею при 16 ор., он занял этот пункт, но вследствие отдаленности его от базы (Орана) и трудности поддержания сообщений, не мог удержать его. Вслед затем, уже в начале 1836 г., он предпринял новую экспедицию внутрь страны, где занял г. Тлемсен. В Тлемсенской цитадели он оставил небольшой гарнизон и, уезжая в Париж, поручил ген. д’Арланжу, с 3 т. отрядом, устроить укрепл. лагерь в устье р. Тафны, чтобы отсюда установить надежное сообщение с занятым Тлемсеном. Попытка эта, однако, не имела успеха. Едва д’Арланж прибыл к устью Тафны и приступил к устройству лагеря, как сюда же сосредоточил свою армию эмир и блокировал франц. отряд. Для выручки д’Арланжа был послан из Тулона с тремя пех. полками ген. Бюжо. Высадившись в устъе Тафны, он заставил эмира снять блокаду, а затем пошел к Орану, оттуда к Тлемсену и снова вернулся в лагерь на Тафне. Пополнив запасы, он вторично двинулся через Таальгетские горы к г. Тлемсену для доставления ему необходимых запасов и на этом пути, на берегах р. Сикки, встретил главные силы эмира, которым нанес жестокое поражение. Между тем Клозель, прибыв в Париж, успел убедить министерство Тьера в необходимости принятия нового плана завоевания страны и усиления алжирской армии. План Клозеля, заключавшийся в прочном занятии важнейших стратегических пунктов страны и в содержании между ними постоянного сообщения посредством войсковых колонн, был утвержден, но вследствие последовавшей вскоре затем смены министерства, армия усилена не была. Несмотря на это, Клозель не желал отказаться от составленного им плана и тотчас же обратился к его выполнению. Наиболее богатой и обширной областью всей страны была Константина, — овладение центром её, г. Константиною, Клозель и поставил себе ближайшею задачею. Для этого он сосредоточил в Боне, в 150 вер. от цели действий, 7.500 чел. франц. войск при 16 оруд. и до 1.500 чел. туземн. ополчения. Отряд выступил в середине ноября и после 6-дневного утомительного перехода, беспрерывно сражаясь с арабами, достиг г. Константины. Обессиленные войска, подойдя к городу, встретили упорное сопротивление, арабская артиллерия открыла со стен города энергичный огонь. Клозель тотчас же приступил к осаде; 10 горн. оруд. были поставлены на лев. берегу р. Руммель, на командующем плато Кудиаг-Ати, 6 легких — на прав. берегу, на высоте Мансура, против Аль-Кантарского моста. Но огонь их оказался бессильным против прочных каменных стен города. Между тем, недостаток снарядов и продовольственных припасов вынуждал Клозеля перейти к более энергичным действиям, поэтому он решил взорвать городские ворота и штурмовать город. Попытка эта оказалась неудачной и всё предпрятие закончилось поспешным и беспорядочным отступлением. Только геройские усилия арьергарда, под нач. полк. Шангарнье, спасли отряд от гибели. Арабы настойчиво преследовали его до самой Боны. В начале 1837 г. ген.-губ. в Алжир был назначен ген. Дамремон, действия же в Оранской обл. против Абд-ель-Кадера были поручены ген. Бюжо. Первой задачей нового гл-щего было возобновление похода на Константину, для чего к середине авг. им был сосредоточен к г. Бона небольшой (13.000 чел.), но отлично снабженный отряд с осадн. парком (17 оруд.). Он выступил 1 окт. и 6-го подошел к Константине. Тотчас по прибытии приступили к возведению осадн. батарей. 7-го окт. гарнизон сделал одновременно 2 вылазки, но был отбит. 12-го была обрушена часть городской стены. Дамремон предложил сдачу, но защитники отвергли ее. В тот же день был убить Дамремон и место его занял нач. артиллерии ген. Вале. Между тем, запасы отряда подходили к концу, и французам надо было спешить, почему 13-го Вале повел штурм. Чрез пробитую брешь 3 франц. колонны ворвались в город, но овладеть им удалось лишь после нескольких часов кровопролитного уличного боя. За взятие Константины Вале получил маршальский жезл и назначен был ген.-губ. Алжирии. Оставив здесь 2.500 чел., он с остальными силами вернулся в конце окт. в г. Бону. Между тем, Бюжо сосредоточил весною в Оране до 12 т. и, оставив здесь 3 тыс. отряд, с остальными 9 тыс. при 12 горн. оруд. повел в середине мая наступление против Абд-ель-Кадера. Он уничтожил его укрепл. лагерь в устье р. Тафны и восстановил прерванные сообщения с Тлемсеном. Этими удачными действиями он вынудил эмира заключить новый договор, коим последний признал господство французов над несколькими приморскими пунктами Алжирии и Орана, ему же предоставлялось управление всей внутренностью Оранской и частью Алжирской областей. Однако, обе стороны сознавали непрочность заключенного мира и, занявшись внутренним устройством земель, деятельно готовились к продолжению борьбы. Эмир разделил подвластные ему области на калифаты, укрепил ряд пунктов в стране, устроил заводы: литейный в Милиане и оружейный в Медеаге, построил казармы, магазины и цитадель в своем главном опорном пункте г. Текедемпте. Вместе с тем, сознавая непрочность своих ополченских войск, он завел в 1838 г. регулярные войска, числен. коих к началу 1839 г. доведена была до 9 т. пех., 1 т. конницы и 12 полев. оруд. Маршал Вале также занялся устройством и укреплением подвластных ему земель. Постройкою укрепл. лагарей в Блиде и Колеаге он закрепил за собою владение ближайшей к г. Алжиру равниною Метиджа, куда успели уже прибыть первые партии франц. колонистов. Сверх того, на берегу бухты Сториа он построил новый порт Филипвиль, связав его хорошею дорогою с г. Константиною. Наконец, осенью 1839 г. он задумал установить сухопутную связь г. Константины с г. Алжиром и выслал для этого отряд по большой дороге через Бибан и так наз. "Железные ворота". Отряд этот прошел благополучно, но Абд-ель-Кадер усмотрел в этом акте нарушение своих териториальных прав, объявил французов нарушившими договор и провозгласил священную войну. Восстание с невероятной быстротой разлилось по стране. Французы, несмотря на то, что у них было не менее 50 тыс. войск, вынуждены были перейти к обороне: все их форты были блокированы, все сообщения прерваны. Полчища кабилов, под личным предводительством Абд-ель-Кадера, спустились с гор в долину Метиджа, где все укрепления были уничтожены, фермы колонистов сожжены, поля опустошены. В Константине, где многие племена были на стороне французов, восстание закончилось сравнительно скоро. В остальных же областях положение французов становилось всё более и более затруднительным. Только к апр. 1840 г. прибыли в Алжир первые подкрепления, 6-тыс. отряд герцога Орлеанского. Иллюстрация к статье «Алжирские экспедиции» № 3. Военная энциклопедия Сытина. Том 2 (СПб., 1911 год).jpg С прибытием свежих войск маршал решился перейти в наступление. В начале апр. он выступил с 9-тыс. отрядом из Алжира для занятия Медеага и Милианы, чтобы обеспечить этим владение равниной Метиджа. Этот 18-дневный марш был в сущности непрерывным боем в горах и лесах с сильными отрядами, предводимыми одним из ближайших сподвижников эмира Сиди-Эмбарек. 12 мая французы подошли к горному проходу Музайа, где сосредоточены были главные силы эмира. После кровопролитного боя, дефиле было взято и разбитый Абд-ель-Кадер отошел в Оранскую обл. В мае же франц. войска заняли Медеаг, а затем в июне и Милиану. В Оранской обл. также шла в течение всего года ожесточенная борьба. В общем же, несмотря на целый ряд блестящих побед, положение французов к концу 1840 г. повсюду, кроме Константины, было такое же, как и в начале 30-х гг.: во власти их находились лишь несколько приморских пунктов, где они подвергались постоянным нападениям; не была надежно закреплена за ними даже и равнина Метиджа: владение Медеагом и Милианою не давало последней надежного обеспечения, на поддержание же сообщений с этими городками расходовались чуть ли не все свободные войска. Военных действия с 1841 до 1847 г. Только маршалу Бюжо, назначенному ген.-губ. Алжирии в 1841 г., удалось, наконец, после многих усилий завершить дело покорения края, стоившего Франции стольких жертв и расходов. Одаренный решимостью и неутомимо деятельный, Бюжо энергично повел борьбу. Своей ближайшей задачей он поставил уничтожение Абд-ель-Кадера; для прочного же владения страною он принял план действий, схожий с планом Клозеля: прочное занятие важнейших пунктов и постоянное поддержание сообщений между ними посредством подвижных колонн. Но в данную минуту план этот имел несравненно больше шансов на осуществление, ибо силы франц. войск доходили уже до 70 т., прибывшие же весною подкрепления довели их числен. до 73.500 ч. пех. и 13.500 ч. кавал. Наряду с этим, в стране началось формирование частей национ. гвардии (милиции), на которую возлагалась оборона городов и лагерей, что освобождало регулярные войска для действий в поле. Главною операционною базою своею для действий против эмира ген. Бюжо избрал равнину Метиджа, прикрытую рядом укрепл. пунктов. Для наступательных же операций им подготовлены были гг. Медеаг и Милиана, а также несколько укрепл. пунктов в Оранской обл. и Константине. В мае он начал наступательные действия: сам, во главе 6-тыс. отряда с осадн. парком, повел наступление из Мостагенема на Текедемпт, ген. Бараге д’Илье был направлен из равнины Метиджа на Богар и Тазу, ген. Негрие — из Константины на Бискру. В то же время им были высланы по разным направлениям несколько подвижных колонн: полк. Бедо от Мостагенема, полк. Шангарнье — от Милианы и полк. Лафонтена — от Филипвиля. После нескольких незначительных боевых столкновений, Бюжо занял Текедемпт, взорвал цитадель и предал пламени имевшиеся здесь склады и оружейный заводь. Вслед за тем он овладел, также почти без сопротивления, г. Маскарою и окрестными пунктами, в том числе с. Гетна, родиною эмира. В г. Маскару он стянул целую дивизию Ламорисьера, которая осенью и зимою предпринимала отсюда ряд экспедиций внутрь страны и покорила все окрестные племена. Весною 1842 г. Бюжо овладел Тлемсеном и ближайшим к нему районом. Т. образ. вся внутренняя часть Оранской области была уже в это время в руках французов, и Абд-ель-Кадер, вынужденный в последнее время перейти исключительно к оборонительной войне, отошел на ю., в гористую обл. Ванзерис (к ю. от г. Текедемпта), населенную воинственными кабилами. Но Бюжо и там преследовал его и вынудил перейти в пустынные области сев. Сахары. На некоторое время были потеряны его следы, но скоро эмир напомнил о себе французам. В конце дек. 1842 г. с 30-тыс. отрядом он внезапно появился в долине р. Шелифа, и появление его в центре расположения французов послужило сигналом к новому восстанию. Тотчас же двинуты были сюда войска одновременно из Алжирской и Оранской обл., и Абд-ель-Кадер снова был вынужден отойти в южные степи. Французы обратились к преследованию эмира и наряду с этим вынуждены были снова начать ряд эксцедиций для покорения возмутившихся туземцев. Эти зимния экспедиции, крайне тяжелые по климатическим условиям, были ничтожны по результатам: Абд-ель-Кадер уклонялся от решительных столкновений, туземцы, рассеиваемые в одном пункте, через несколько дней вновь собирались в другом. Весной эмир вынужден был отойти в горную страну Ягубия (в верх. р. Сиг), а в апр. ген. Ламорисьер вытеснил его оттуда в пустыню Ангад. Степи вообще являлись надежным убежищем эмира: его подвижная главная квартира, так наз. "смала", состояла из 1.300 шатров, которые легко перебрасывались им с одного края пустыни на другой, а французам стоило огромного труда выяснять, где именно находится она в данную минуту. В этой "смале" помещались войска, боевые припасы, все богатства эмира и его семья; постоянное прикрытие её составляли 5.000 стрелков и 2.000 всадников. Бюжо поручил герц. Омальскому розыскать и уничтожить этот вражеский стан. Выступив в начале мая из с. Богара с отрядом в 1.200 ч. пех., 600 кав., 2 горн ор. и 20-дневн. запасом довольствия, герц. повел энергичное наступление. Вечером 14 мая, узнав точно о месте нахождения "смалы" и опасаясь, чтобы она не ускользнула от него, он с одной кавалериею, сделав в 1½ суток 80-верстн. переход по безводной степи, настиг и атаковал противника. Неожиданною атакою он почти без всяких потерь овладел неприятельским лагерем и взял в плен около 3.000 арабов; эмир успел бежать в Марокко. Вслед за тем, франц. построили на сев. окраинах пустыни ряд укрепл. лагерей, подчинили себе несколько ближайших сахарских племен и энергично продолжали внутри страны постройку дорог, мостов, селений и проч. За экспедиции 1843 г. Бюжо получил маршальский жезл. Между тем Абд-ель-Кадер оставался в Марокко, правитель которого Абдер-Раман давно уже играл в отношении Франции двусмысленную роль. Фанатическое население страны встретило эмира с живейшим сочувствием и местные полудикие племена провозгласили священную войну против христиан, чему Абдер-Раман, видимо, не хотел мешать. Война началась 30 мая внезапным нападением марокканских ополчений на отряд ген. Ламорисьера, находившийся на границе Марокко. Нападение это удалось отразить. Тотчас же прибыл сюда и марш. Бюжо и после бесплодных переговоров с марокканским правительством занял г. Ушду. К началу авг. здесь было сосредоточено 8500 ч. пех., 1800 кавал. и 16 оруд. Против них выступила марокканская армия в составе 10 т. пех., 20 т. кавал. и 11 ор. под нач. сына императора Мулей-Магомета, расположившаяся лагерем на берегу р. Исли. Решившись на внезапную атаку, Бюжо произвел свой знаменитый ночной марш всем отрядом в строе одного большого ромбического каре. Батальоном направления служил головной батальон одного из углов каре. Половина батальонов следовала за головным уступами вправо и влево от него, другая половина двигалась также уступами, но только в обратном порядке, уступами не внаружу, а внутрь. Батальоны шли ежеминутно готовые перестроиться в батальонные каре. Обоз, лазарет и порционный скот двигались внутри каре; кавалерия в 2-х колоннах также внутри каре, по обеим сторонам обоза; артиллерия по 4 фасам каре против интервалов между батальонами. Этот походный порядок был в тоже время и боевым. Утром 14 авг. франц. армия вышла к неприятельскому лагерю. Марокканская кавалерия предприняла ряд бешенных атак, но франц. без труда отражали их картечным и ружейным огнем, продолжая наступление к лагерю. Когда маршал увидел, что противник достаточно расстроил уже свои силы, он выдвинул кавалерию, которая, поддерживаемая пехотой, произвела решительную атаку и овладела лагерем, всеми запасами и артиллериею противника. Французы продолжали теснить противника, который к полудню был окончательно разбит и обратился в бегство по дороге на Фец. Дальнейшее его преследование истомленными войсками, при сильной жаре, оказалось невозможным. Потери франц. были ничтожны, всего 27 убит. и 36 ранен. За эту победу марш. Бюжо был возведен в герцогское достоинство. Еще за несколько дней до этого боя, Бюжо выслал к марокканским берегам флот, под командою герц. Жуанвиль (3 лин. корабл., 6 парох. и неск. мелких судов) с 2 тыс. десант. отрядом. Нежелание Абдер-Рамана вступать в переговоры заставило французов открыть 6 авг. бомбардировку Танжера. Через несколько дней был бомбардирован и разрушен г. Могадор, при чём французы заняли укрепленный остров, прикрывавший доступ к этому порту. Пораженный рядом ударов, Абдер-Раман поспешил начать переговоры и 10 сен. заключил с франц. мир, по которому обязывался распустить войска, строго наказать зачинщиков восстания, отказаться от всякого содействия противникам Франции и изгнать из пределов страны Абд-ель-Кадера. Французы, со своей стороны, обязывались очистить остров Могадор и г. Ушду. Абд-ель-Кадер с 700 ч. пех. и кав. ушел в пределы Сахары. Во всей стране наступило затишье; пролагались новые пути и устраивались переправы для облегчения сообщений приморских земель с южными областями, Ангадом и Сахарою. Между тем, эмир рассылал своих агентов по Сахаре, стараясь возмущать покорившиеся французам племена. Происки его имели успех: в апр. 1845 г. в Дахре и Ванзерисе снова вспыхнула священная война. Энергичными и жестокими мерами ее удалось скоро потушить. Подобные же восстания поднимались приверженцами эмира и в других округах. Наконец, в окт. сам эмир вторгнулся в Ванзерис, но совокупные усилия Ламорисьера и Юссуфа снова вынудили его к отступлению в Сахару. В начале 1846 г. он снова появился совершенно неожиданно в Большой Кабилии, угрожая переправой через р. Иссер и вторжением в Метиджу. Ген. Жатиль разбил его на р. Иссере и принудил к отступлению к горам Джебель-Амур. Здесь в горах его настиг ген. Юссуф, но эмир, уклоняясь от боя, бросился вновь через Сахару и Ангад к марокканской границе. В мае 1847 г. герц. Бюжо решил прочно завладеть Большой Кабилией, куда двинулся двумя колоннами: 8 т. под личным его предвод. от г. Гемза и 7 т. под предвод. ген. Бедо, — от г. Бужии. После ряда победоносных боев французы окончательно завладели этой разбойничьей страной. Одновременно с этим, Бюжо выслал несколько экспедиц. колонн для усмирения волновавшихся еще племен сев. Сахары. Закончив этим покорение Алжирии, Бюжо просил о смене его с поста ген.-губ., и в начале сент. 1847 г. на его место был назначен герц. Омальский. Между тем Абд-ель-Кадер, отчаявшись в возможности успеха дальнейшей борьбы на територии Алжира, решился основать независимое государство в вост. половине Марокко, насильно отняв ее у Абдер-Рамана. В течение нескольких месяцев, в глубокой тайне, он заготовлял съестные и военные припасы, формировал и приводил в порядок свои войска и вел пропаганду среди местного населения. Но эмир не учел своих сил. В конце 1847 г., как только он поднял восстание, быстро собравшиеся войска марокканского императора кровавыми мерами подавили его, а в начале дек. и сам Абдер-Раман двинул свою армию против войск Абд-ель-Кадера. В первом боевом столкновении эмир имел некоторый успех, но вскоре затем он был окружен со всех сторон превосходными силами противника и бросился на границу Алжирии. Но здесь его встретили французы; ген. Ламорисьер преградил ему путь на в. и заставил броситься по долине пограничной р. Кисс к ю. Но и здесь он встречен был французским отрядом; не видя другого исхода, 22 дек. он сдался с 5.000 чел. Действия после 1848 г. Со сдачею эмира закончилось покорение французами Алжирии; с этого времени вся страна была уже в их руках. Последующие военные действия носят характер лишь небольших экспедиций, предпринимавшихся для покорения отдаленных пунктов на ю. или для наказания за восстания и грабежи. Однако, это вызывало необходимость постоянно содержать в стране значительные вооруженные силы и постоянно держаться настороже. В 1851 г. ген.-губ. Алжирии был назначен ген. Рандон, управлявший страною до 1858 г. и много сделавший для закрепления здесь франц. господства. В 1852 г. им занят был Сахарский оазис Лагуат, а в 1854 г. для подавления возмутившихся арабов сев. Сахары были отправлены из этого оазиса 2 колонны, занявшие находившиеся к ю. от Лагуата оазисы Тугурт, Вади-Суфа и Уарглу. Занятием этих важнейших узлов страны открыт был путь для торговых сношений с племенами внутренней Сахары (на Тимбукту и Сенегал). В этот же период ген. Рандоном предпринималось несколъко экспедиций против кабилов; завершились они большой экспедицией 1856—1857 гг., которая окончилась полным подчинением кабильских племен. После этого и до 1864 г. в стране царило полное спокойствие; в этом же году, по ничтожному поводу (был подвергнут телесному наказанию один из чиновных туземцев), вспыхнуло новое восстание арабов в южн. части провинции Оран. Несмотря на энергичные меры франц., оно продолжалось с небольшими перерывами около 3 лет. Особенно сильно распространилось оно в конце 1865 и начале 1866 гг., когда во главе повстанцев стал энергичный предводитель Си-Гамед-бен-Гамза, собравший вокруг себя до 12 тыс. чел. Искусными действиями ген. Юссуфа и полк. Коломба французам, однако, удалось в начале 1867 г. окончательно подавить восстание. С началом войны 1870 г., в июле, отозвана была во Францию большая часть алжирских войск и как только весть об этом распространилась между туземцами, они сочли этот случай наиболее подходящим, чтобы свергнуть ненавистное иго. Прежде всего восстали племена в ю.-в. части Константины и на крайнем ю. Орана. Ген.-губ. Алжирии был в это время ген. Дюрье, благодаря бдительности и энергии коего восстание не успело принять опасных размеров. В окт. 1870 г. новое франц. правительство вместо прежнего военного устройства Алжирии дало ей гражданское управление на началах самоуправления. Между тем, в начале 1871 г. вспыхнуло новое восстание туземных племен. Центром этого восстания явилась Кабилия, при чём восстание получило опасный религиозный характер и стало быстро распространяться по всей стране. Благодаря недостаточности войск, французы вынуждены были повсеместно перейти к обороне, при чём внутренние сообщения страны во многих районах оказались в руках повстанцев. Лишь по окончании фр.-прусской войны и по уничтожении коммуны, французы получили необходимые подкрепления и могли начать наступательные действия, коими к концу 1871 г. им и удалось восстановить порядок в стране. В 1881 г. вост. провинции Константины подверглись нападению некоторых тунисских племен. Воспользовавшись этим предлогом, франц. правительство решило присоединить Тунис, который в это время уже только номинально стоял в зависимости от Оттоманской империи. Результатом этого была тунисская война, закончившаяся признанием здесь франц. господства (см. Тунис[ВТ 1]). В том же году вспыхнуло новое восстание на ю. Оранской области, потребовавшее высылки из Франции значительных подкреплений (до 30 т.) и быстро подавленное энергичными мерами ген. Соссье. Наконец, в последние года на северо-африканской територии французам пришлось вести войну в Марокко (см. Марокко). (Бар. Жюшеро де С.-Дени. Considérations Statistiques, Historiques, militaires et politiques Sur la regence d’Alger en 1831. Реттман. Histoire de la Conquête d’Alger. Филиа. Histoire de la Conquête et de la Colonisation de L’Algerie (1830—1860). Герцог Орлеанский. Campagnes de L’armée d’Afrique (1835—1839), publiées Par ses fils. Гаффарель. L’Algérie. Histoire, Conquête et Colonisation. Леменер. Vie, avantures. Combats et prise d’Abd-el-Cader. Бельмар Abd-el-Kader, sa Vie politique et militaire. Юссуф. Sur la guerre en Afrique. Troude. Batailles Navale de la France, 4 т. Paris, 1868 г. L. Clowes. The Royal Navy, Vi v. London, 1901. Maclay. History of The United States Navy. Vol. II. Коломб. Морская война, перев. с англ., 1894 г.).

Примечания редакторов Викитеки

  1. Указанной статьи нет в данном издании.