ЕЭБЕ/Андреевский, Иван Ефимович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Андреевский, Иван Ефимович
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Анаким — Арабский язык. Источник: т. 2: Алмогады — Арабский язык, стлб. 567—568 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС : ЭСБЕ


Андреевский, Иван Ефимович — профессор (с 1883 по 1887 г. — ректор) Петербургского университета; ум. 1891; член Комитета о евреях (см.). Приглашение А. в бюрократическое учреждение было несомненно вызвано желанием придать в общественном мнении авторитетное значение решениям Комитета. Совершенно незнакомый с условиями еврейской жизни в России, А. воспринял уже в самом Комитете односторонние и часто лживые сведения по еврейскому вопросу. Может казаться, что Α. из некоторого чувства гуманности пытался несколько смягчить царившее в Комитете крайне враждебное отношение к евреям, но если у него и было такое намерение, то он это делал в слишком слабой форме, чтобы иметь успех. Зная, что Комитет задумал выработать новое широкое ограничительное законодательство о евреях, А. не высказал какого-либо более или менее решительного мнения по этому поводу, ограничившись академическою постановкой вопросов, разрешение которых в благоприятном или неблагоприятном для евреев смысле он как бы предоставлял представителям правительства (председателю Комитета). Так, возбудив в представленной им Комитету записке о черте еврейской оседлости вопрос, следует ли идти по пути либеральных реформ Александра II или вернуться к репрессивной политике предшествовавших царствований, А. не дал своего ответа. Наряду с этим он высказывал такие соображения, которые свидетельствуют, что, усвоив превратное мнение о евреях, Андреевский разделял общий взгляд Комитета на необходимость ограничительных законов по отношению к ним. Отметив, что «талантливейшие и могущественные руководители евреев в Европе постоянно стремились к тому, чтобы евреи жили во всех европейских государствах и, составляя солидарное целое, руководили всеми насущными вопросами европейской внутренней и внешней политики», А., между прочим, спрашивал: «какими средствами может располагать государство для поднятия массы евреев против руководящей их аристократии? нельзя ли тяжелыми поборами в пользу еврейских просветительных учреждений заставить еврейских «аристократов» покинуть Россию? возможно ли при существовании еврейских школ устранить евреев от общего среднего и высшего образования?» Кроме того, считая, что экономический вред, причиняемый евреями, вызывается существованием черты оседлости, и признавая, что свобода передвижения должна быть предоставлена каждому человеку, Α. на случай, если нельзя упразднить черту оседлости, предложил следующий план: «Как история первой черты оседлости достаточно свидетельствует о великой опасности для коренного населения запирать в их территорию евреев, то было бы вовсе не желательно отводить таковую черту внутри Европейской России. Может быть, на несколько десятков лет не было бы опасности отвести такую черту на далекой юго-восточной окраине, примерно в Туркестанском крае». Мероприятиями по переселению (на средства еврейских обществ) правительство засвидетельствовало бы свою заботу о евреях (Рукописные материалы). Ю. Гессен.8.