РБС/ВТ/Андреевский, Иван Ефимович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Андреевский
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алексинский — Бестужев-Рюмин. Источник: т. 2 (1900): Алексинский — Бестужев-Рюмин, с. 111—114 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ РБС/ВТ/Андреевский, Иван Ефимович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikisource-logo.svg Викитека Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Андреевский, Иван Ефимович, сын предыдущего, ректор и ординарный профессор С.-Петербургского университета по кафедре полицейского права, род. в Петербурге 13 марта 1831 г., ум. там же 20 мая 1891 г. По окончании в 1848 г. курса в первой С.-Петербургской гимназии Андреевский поступил на юридический факультет С.-Петербургского университета. Первые студенческие работы, определившие направление дальнейшей ученой деятельности Андреевского, были исполнены под руководством профессора Калмыкова, отличавшего даровитого юношу своим вниманием еще в годы гимназического учения (Калмыков был также директором 1-й гимназии). Немалое влияние на Андреевского при начале его исторических изысканий в области русского права оказал и профессор Неволин, все труды которого, за исключением одного исследования «О пятинах и погостах новгородских в ХV веке», благодарный ученик издал в 1857—1860 годах в шести томах, снабдив их библиографическими примечаниями и предпослав им прекрасно составленную биографию талантливого русского юриста. Получив в 1852 г. степень кандидата, Андреевский одновременно стал готовиться к магистерскому экзамену и служить в камере петербургского губернского прокурора, что дало ему возможность познакомиться с практикой всего нашего административного механизма. Защитив в 1854 г. магистерскую диссертацию под заглавием «О правах иностранцев в России до вступления Иоанна III на престол великого княжества Московского», Андреевский в следующем году напечатал pro venia legendi «О договоре Новгорода с немецкими городами и Готландом, заключенном в 1270 г.» и стал читать до 1860 г. в университете в качестве адъюнкта Калмыкова лекции государственного права. К сожалению, свой курс он не окончил печатанием: в 1866 г. появился первый том («Введение» и «О правительстве»), в котором впервые сделана попытка разъяснить исторические основы нашего государственного права. Устаревший в своей догматической части, этот курс представляет интерес по своим историческим данным. После смерти Неволина (1855 г.) Андреевский был приглашен для чтения лекций по кафедре истории русского права и энциклопедии в Императорском училище правоведения, а с 1857 г. и в университете занял самостоятельную кафедру полицейского права. В год защиты докторской диссертации («О наместниках, воеводах и губернаторах», 1864), в которой даровитый ученый обнаружил редкую способность связывать вопросы науки с насущными потребностями времени, Андреевский только несколько месяцев пробыл экстраординарным профессором и 21 сентября был избран ординарным. Читая лекции в университете до выхода в отставку (28 мая 1887 г.), а в училище правоведения до самой кончины, Андреевский всегда привлекал множество слушателей живостью, блеском и изяществом изложения, уменьем затронуть много незамеченных сторон вопроса, научной точностью и полнотой. Выдающиеся лекторские способности Андреевского нашли достойную оценку еще в самом начале его ученой деятельности. В декабре 1857 г. император Александр II при посещении училища правоведения зашел на лекцию молодого профессора, читавшего о задачах государственной деятельности вообще, остался на ней до конца и затем пожаловал Андреевскому золотой перстень, украшенный бриллиантами. Впоследствии даровитый профессор был неоднократно приглашаем для преподавания юридических наук августейшим детям императора. Так, наследнику цесаревичу Николаю Александровичу он читал в 1861 г. курс энциклопедии законоведения, а в 1863-м — полицейского права; великому князю Александру Александровичу в 1864 г. — курс энциклопедии, а в 1866-м — государственного права. Хотя в печатном виде лекции Андреевского значительно утрачивали в живости, но зато приобретали в глубокой продуманности, строгой логичности и тщательной обработке обширного материала, что особенно ярко сказалось в обширнейшем и главнейшем труде его, двухтомном «Полицейском праве» (первое издание в 1871—1873 гг., второе — в 1874—1876), до сих пор остающемся у нас единственным в своем роде. Задавшись целью «представить в виде систематического целого начала полицейской науки как анализ главнейших положительных полицейских западноевропейских законодательств, а особенно отечественного», автор дал целую энциклопедию политических наук и впервые в русской литературе установил общую теорию полицейской деятельности. Значение курса полицейского права Андреевского в достаточной степени определяется тем фактом, что в 1888 г. проф. Харьковского университета Гаттенберг издал составленный по этому курсу «Реперториум» в 2 частях. Много места в своем труде отвел Андреевский деятельности земств, за развитием которой постоянно следил с любовью: он устроил в университете особый кабинет земских изданий и был первым редактором «Земского ежегодника», издававшегося Императорским вольно-экономическим обществом по мысли и почину Андреевского. За время своего свыше 30-летнего профессорского служения в университете Андреевский принимал ревностное участие в общих университетских делах: он был секретарем юридического факультета (с 1856 г.), членом и председателем университетского суда, временно исполнял обязанности декана (1875 г.), а с 3 октября 1883-го по 28 мая 1887 г. был ректором. Редкое беспристрастие и уважение к чужим мнениям в отношениях с товарищами-профессорами, полная доступность и приветливое обращение со студентами, всегдашняя готовность помочь им словом и делом, советом, влиянием, рекомендацией и деньгами снискали Андреевскому горячую любовь всего университета. Надпись надгробного серебряного венка от университетских студентов — «идеальному ректору, любимому профессору и честному человеку Ивану Ефимовичу Андреевскому» — не лицемерно свидетельствовала, насколько дорог был покойный учащейся молодежи. В бытность ректором Андреевский основал в университете издание «Юридической библиографии», которую сам и редактировал (1884—1887 г.). Кабинетные занятия и педагогическая деятельность не удовлетворяли, однако, живой, отзывчивой натуры Андреевского. Он искал практического приложения своим знаниям и действительно был выдающимся общественным деятелем. Интересуясь вопросом о медицинской полиции, об органической связи предупреждения и изучения болезней, Андреевский сблизился с медицинским миром и сумел сплотить вокруг возникшего в 1877 г. Русского общества охранения народного здравия, вице-президентом которого состоял, лучшие медицинские силы столицы и при содействии их выработать целый ряд мер к оздоровлению Петербурга и к распространению рациональных кулинарных сведений в образованном классе. Городское управление столицы неоднократно обращалось к Андреевскому по организации санитарной части и общественного призрения; когда возникла городская комиссия общественного здравия, Андреевский составил для нее целый свод узаконений, послуживший основанием для всех последующих думских постановлений по этому предмету. Организаторский талант Андреевского блестяще сказался в его деятельности по Археологическому институту, директором которого он был Высочайше назначен 18 ноября 1885 г. и где занимал еще раньше, при Калачове, создателе этого полезного учреждения, кафедру «науки об архивах». Энергичный продолжатель планов основателя института, Андреевский поставил его на надлежащую высоту и сделал руководителем губернских ученых архивных комиссий, заботящихся об изучении и охранении отечественной старины. При Андреевском устраивались экскурсии слушателей и еженедельно читались рефераты, возбуждавшие к деятельности института повсеместный интерес и вызвавшие обращение к нему многих лиц па вопросам разработки и сохранения архивов и памятников старины. В последние годы жизни (1890—1891) Андреевский взял на себя трудную обязанность редактора «Энциклопедического словаря» Брокгауза-Ефрона и поместил в восьми вышедших под его редакцией полутомах немало статей («Археологические институты и археологические школы», «Архивное право», «Архивные ученые комиссии», «Архивоведение или наука об архивах», «Архивы», «Благо», «Благополучие», «Благосостояние», «Благоустройство», «Благочиние», «Блунчли» и др.). Ответственная, усидчивая, кропотливая словарная работа подорвала крепкий организм Андреевского и безвременно пресекла его полезную деятельность. «Только близкие ему люди знают, — сказал в надгробной речи об Андреевском проф. В. И. Сергеевич, — сколько проектов, сколько планов роилось в этом предприимчивом и самоотверженном деятеле, какие широкие идеи оставил он неразработанными».

«Биографический словарь профессоров и преподавателей Имп. Спб. университета за истекшую четверть века его существования. 1869—1894». Т. I, А-Л., Спб., 1896, стр. 16—20 (статья С. В. Ведрова). — «Энциклопед. словарь» Брокгауза-Ефрона, 7-й полутом, биографич. очерк «И. Е. Андреевский» в предисловии; здесь, между прочим, приведен список наиболее крупных по объему статей Андреевского, а также речей, публичных лекций и докладов. — С. В. Венгеров, «Критико-биографич. словарь», т. 1, стр. 539—543 и 954 (здесь также имеется перечень статей Андреевского и, кроме того, приведены отзывы об отдельных исследованиях его, курсах и изданиях.