ЕЭБЕ/Бен-Ами

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бен-Ами
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бе-Абидан — Берман. Источник: т. 4: Бе-Абидан — Брес, стлб. 142—144 ( скан )


Бен-Ами (1901 г.).

Бен-Ами (Рабинович, Марк Яковлевич) — еврейский писатель; род. в местечке Верховке (Подольской губ.) в ортодоксальной семье. Обаятельная личность отца, потомка выдающихся раввинов, и строго патриархальный строй семьи, в которой Б.-А. провел первые годы детства, наложили печать на его литературное творчество. Рано потеряв отца, Б.-А. испытал много тяжелых лишений. Девятилетним ребенком он, пользуясь временным приютом у родственника-корчмаря (близ Аккермана), прислуживал за стойкой. Пробыв затем два года в одесском иешиботе, Б.-А., по желанию родных, служил на лесном дворе в Аккермане, а затем в мелочной лавке в Одессе. Влечение к умственным занятиям побудило Б.-А. поступить в талмуд-тору, а через год в гимназию. Будучи студентом Новороссийского университета, Б.-А. дебютировал в литературе статьей «О необходимости специальных учебников русского языка для еврейских школ» («Рассвет», 1881, № 7), в которой выступил с проповедью служения интересам родного народа и обличал ассимиляторские тенденции еврейской интеллигенции. В том же году, когда на юге России разразились погромы, Б.-А. стал усиленно агитировать за организацию кружков самообороны. Осенью 1881 г. Б.-А. отправился, в качестве делегата, в Париж, чтобы просить Alliance Israélite облегчить участь еврейских эмигрантов, под влиянием погромной паники устремившихся в Галицию (находясь в Париже, Б.-А. печатал в «Восходе» «Письма» за подписью «Рейш-Гелута»). В 1882 году, живя в Женеве, Б.-А. написал свои первые рассказы: «Отрывки» и «Ханука»; за ними последовали: «Пурим» (1883), «Приезд цадика» (1883), «Бен-Юхид» (быль из времен «ловчиков», 1884), «Баал Тефило» (1884), «Лаг Баомер» (1886) и «Неожиданное счастье» (1886). В 1887 г. Б.-А. вернулся в Одессу, где прожил до 1905 г. За этот период им написаны рассказы «Маленькая драма», «Через границу», «Бегство», обширная, носящая автобиографический характер повесть «Детство» («Восход», 1902—5 гг.), в которой автор умелыми штрихами набрасывает полную картину старой патриархальной жизни, а также очерки «Поездка на Литву» («Восход», 1894 г.), «Глас из пустыни» («Восход», 1900—01 г.), серия рассказов для юношества и детей под общим заглавием «Рассказы моим детям» и целый ряд критико-исторических очерков. В 1905 г. Б.-А. снова поселился в Женеве. Последние годы он редко выступает в литературе; его позднейшая повесть «A nacht in а klein Städtl» написана на жаргоне (Fraind, 1909). — В предисловии к вышедшему в 1897 г. сборнику рассказов и очерков, Бен-Ами сам подчеркивает, что он «в них… старается воспроизводить жизнь народной массы… не как посторонний равнодушный наблюдатель, а как соучастник, сам все испытавший и перестрадавший вместе с другими». H это отношение к изображаемому миру наложило особый отпечаток на его писательскую манеру: Б.-А. редко тенденциозен; он вполне справедливо заявляет ο себе, что меньше всего думает ο том, чтобы кому-то что-то доказать; вместе с тем, он весьма субъективен в своих произведениях. Старый патриархальный мир близок и дорог ему, и его описания этого мира, окутанные романтической дымкой, проникнутые нежной грустью, подкупают евоим лиризмом, переходящим порой в сентиментальность. Глубокий знаток жизни и психологии массы в условиях старого уклада жизни, Б.-А. с особенной любовью останавливается на том, что самые тяжкие лишения «не убили народной души, которая еще жива и восприимчива ко всему высокому и благородному». В жизни еврейства, представляющей «темный безбрежный океан страданий», он находит «единственно отрадное, единственно светлое… в области духа, в области идеала». Его внимание поэтому приковывают не столько бытовые явления, складывающиеся преимущественно под влиянием внешнего правового положения евреев, сколько внутренняя интимная еврейская жизнь и ее своеобразная духовная атмосфера. Б.-А. изображает силу той «великой духовной ограды», которой народная масса старалась спасти себя от морального падения в тяжелых условиях жизни; Б.-А. с трогательной любовью описывает еврейские праздники, когда суровая повседневная проза отступает на задний план и рельефнее всего проявляется внутренний духовный мир патриархального еврейства с его грезами, легендами и мечтаниями. Здесь Б.-А. поднимается до искреннего пафоса, силу которого не в состоянии ослабить даже некоторая примитивность художественной техники. Характерные особенности личности Б.-А. и его миросозерцания сказываются с наибольшей полнотой в его полупублицистических очерках «Поездка на Литву» и «Глас из пустыни»: здесь бьется его горячая любовь к народной массе, тоска по разрушающимся устоям патриархальной жизни, несокрушимая вера в духовную мощь народа и чувство негодования, вызываемое проповедью самоотрицания. Б.-А. часто слишком прямолинеен в своих суждениях, его нападки не всегда справедливы, но искренность и глубина чувства, резкие переходы от тона сентиментально-грустного к гневно-бичующему производят сильное впечатление. Рассказы Б.-А. много читались в свое время; напечатанные в «Восходе», они, за исключением вошедших в сборник, теперь мало доступны. Некоторые рассказы Б.-А. переведены: «Баал-Тефило» — на жаргон и немецкий; «Маленькая драма» — на древнееврейский, немецкий и французский; «Ночь в Гашано Раба» — на немецкий и французский, «Ханука» — на древнееврейский, жаргон и немецкий; «Лаг-Баомер» — на древнееврейский яз. и т. д. — Ср.: Лазарев, «Литературная летопись», «Восход», 1885, V — VI; С. Гинзбург, «Из мира униженных», «Восход», 1897, XII; Ахад Гаам, «Al peraschat etc.», III, 64—5. С. Цинберг.8.