ЕЭБЕ/Дунаш бен-Лабрат

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дунаш бен-Лабрат
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Добжица — Ефрон. Источник: т. 7: Данциг — Ибн-Эзра, стлб. 376—378 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ


Дунаш бен-Лабрат — знаменитый поэт, филолог, лексикограф и комментатор Библии, основатель старой метрики в древнееврейской поэзии (по арабскому образцу); род. ок. 920 г. в Феце (по другим источникам в Багдаде); ум. ок. 990 г., вероятно в Кордове (Испания). Иногда Дунаша называют его др.-еврейским именем Адоним га-Леви. — Д. происходил из очень богатой и знатной семьи и был учеником известного Саадии Гаона. Юность свою Д. провел в Феце и, еще не достигши тридцатилетнего возраста, был приглашен к еврейскому врачу и министру Хасдаи ибн-Шапруту, жившему при дворе халифа Абдуррахмана. Несмотря на то, что Д. был учеником Саадии, он написал резкий критический разбор его арабского перевода Библии (труд издан с рукописи Робертом Шретером, Бреславль, 1866). Д. отметил ряд ошибок в переводе, причем обнаружил образцовое знание древнееврейского языка в лексическом и грамматическом отношениях. Ответ на этот критический разбор был дан впоследствии Авраамом ибн-Эзрой в особом сочинении («Schefat Jeter»). Когда Д. получил приглашение в Кордову, у него завязался литературный спор с Менахемом бен-Сарук, составившем лексикон древнееврейского библейского языка Этот спор был важным событием в истории древнееврейского языкознания. Д. первый доказал, что др.-еврейскому языку свойствен трехбуквенный корень, и соответственно этому легко различал отдельные корни слов и их флексии. По существу критика Д., направленная против Менахема, была справедлива, но ее резкий и пренебрежительный тон безусловно заслуживает порицания. Трудно сказать, находился ли в связи с этой критикой разрыв, происшедший между Менахемом и его покровителем Хасдаи ибн-Шапрутом. Во всяком случае, критика могла обострить уже существовавшее трение. Свой отзыв Д. послал Хасдаи ибн-Шапруту в сопровождении весьма лестного поэтического посвящения, где впервые была применена изобретенная им метрика по арабскому образцу. Посвящение составлено из четырехстрочных строф; три строки каждой строфы рифмуются между собою, четвертая, последняя, рифмуется повсюду на «айм». Метрика здесь впервые определяется техническим выражением «мишкал» (משקל, равновесие). За этим посвящением следовало высокопарное поэтическое введение в стиле тогдашних арабских ученых, направленное против Менахема (издано по рукописи Филипповичем, Лондон, 1855). — Новый род древнееврейского творчества вызвал, по-видимому, большой интерес. Ученики Менахема, Исаак Хегусталия и Исаак б.-Иуда бен-Дауд, поспешили ответить на критику Д. и также посвятили свой труд всемогущему меценату Хасдаи ибн-Шапруту (издан. С. Г. Штерном, Вена, 1870). Посвящение написано таким же размером, как и посвящение Д., чем составители хотели доказать, что и они владеют этой формой. Принципиально же они отвергали ее, назвав ее произвольным и вредным для еврейского языка новшеством. Антикритика составлена в столь же оскорбительном тоне, в каком написана критика Д. На это сочинение ответил Иегуда ибн-Шишат (не Шешет), также в крайне резкой форме. В длинном стихотворном введении (154 строфы), написанном размером и рифмой стихотворения Д., Шишат отмечает значение своего учителя Д., бранит антикритиков и подтверждает все, что Д. привел против Менахема (издано так же С. Г. Штерном в упомянутой выше книге). — В середине 12 века все эти сочинения, критика и антикритика, оказались в руках известного ученого рабби Якова бен-Меир (Раббену Там), пытавшегося реабилитировать Менахема (изд. Филипповского, Лондон, 1856). Вообще северонемецкая школа экзегетов и филологов продолжала придерживаться теорий Менахема, не считаясь с возражениями Д. В научном отношении теория Д., к которой примкнули классики древнееврейской грамматики и лексикографии, впоследствии одержала полную победу. — Выступал ли Д. также в качестве литургического поэта, установить теперь невозможно, ибо стихи с акростихом его имени могут принадлежать и не Дунашу бен-Лабрат: это имя носили, как известно, многие еврейские ученые. По языку и размеру Д. можно приписать три литургических сочинения (субботнюю и две свадебные песни религиозного содержания; ср. Landshut, Amude ha-Abodah, p. 61; Zunz, Literaturgesch., 484). Иегуда Харизи отзывается о Д., как о поэте, «стихотворения которого отличаются грацией». Ему, может быть, были известны сочинения Д., не дошедшие до нас. — Ср.: Luzzatto, Beth ha-Ozar, I, 1847; Pinsker, Likkute Kadmonioth, в особенности приложение, стр. 157 и д., 162—166; Bacher, в Winter und Wünsche, Jüdische Literatur, II, 149 и д.; A. Geiger, Das Judenthum und seine Geschichte, т. II, 90 и сл. С. Бернфельд.4.