ЕЭБЕ/Зоология

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Зоология
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Земат — Ибн-Эзра. Источник: т. 7: Данциг — Ибн-Эзра, стлб. 834—855 ( скан ) • Другие источники: БЭАН


Зоология Общая характеристика мира животных по Библии. — Еврейское народное мировоззрение охотно признает за животными некоторые общие у них с человеком характерные черты; однако Библия предпочитает рассматривать животных с точки зрения примата человека, особенно подчеркивая разницу между ними и их богоподобным властелином-человеком. Лишь в глазах Творца вселенной нет разницы между существами, населяющими и наполняющими Его мир; в этих случаях животные, люди и даже ангелы и неодушевленные предметы носят одно общее наименование — «творение». Если же иногда Библия упомянет о людях и животных совместно, как, напр., в рассказе о потопе, то она применяет выражение «вся плоть» (Бытие, 6, 12, 13; 9, 11, 17), иногда с прибавлением «в которой есть дух жизни» (Бытие, 6, 17) или же «которая имела дыхание живого духа в ноздрях своих» (Бытие, 7, 22). — Кроме деления животных по стихиям, в которых они живут (земля, воздух и вода), Библия делит животных на четыре группы по способу их передвижения, а именно на: 1) четвероногих, или ходячих, 2) птиц, или летающих, 3) гадов, или пресмыкающихся, 4) рыб, или плавающих; перечисления этих групп встречаются во многих книгах Библии, хотя не в одном и том же порядке (Быт., 1, 26, 28; 6, 7, 20; 7, 8; 9, 2; Лев., 11, 46; Втор., 4, 17—18; I Цар., 5, 13; Иезек., 38, 20). Но, как полагают некоторые, это подразделение является позднейшей сокращенной формой более полной классификации, заключающей в себе шесть различных групп (ср. Быт., 1, 20—25). Образ жизни животных вовсе не принимается Библией во внимание ни в первоначальной классификации, ни в последующей. Птицы в Библии характеризуются только тем, что они летают, а пресмыкающиеся, что они ползают, рыбы же, что они плавают; о человеке и животных обыкновенно говорится: «они ходят» (Левит, 11, 27; 42, 46). — В общем не менее четырех различных факторов влияли на установление той группировки животных, которая приводится в Быт., 1, 20—25. Первым из этих факторов является стихия, из которой животные были созданы. Библия рассказывает, что сотворение животного царства состояло из двух актов: из создания рыб и птиц из воды и сотворения животных суши из земли. Воздух, очевидно, еще не рассматривался как элемент творения. Вторым фактором представляется местопребывание животных. Так, рыбы являются живыми существами вод, морей и рек; птицы, созданные, чтобы лететь в пространстве небесном, названы птицами небесными, т. е. населяющими воздух. Отсюда уже, таким образом, получается новая группа подразделением первой из предыдущих групп на животных, населяющих воздух и обитающих в воде. Третьим фактором является способ размножения. Подобно новейшей (Линнеевской) системе классификации, относящей все маловажные растения к одной группе, Библия обозначает все низшие животные, способы размножения которых ускользали из поля народных наблюдений, одним общим названием שרץ‎ — «шерец», т. е. «быстро размножающиеся» или, точнее, эквивалентным ему термином רמש‎ — «ремеш», т. е. «передвигающиеся большими массами», что, в сущности, ведет к образованию двух новых групп земнородных животных: 1) высших четвероногих, или «животных суши» в тесном смысле, и 2) низших животных, или пресмыкающихся. Это же подразделение может иметь место и в отношении водяных животных, которые, таким образом, делятся на 1) תנינים גדולים‎ — «таниним гедолим», т. е. китообразных, и 2) «шерец», «ремеш». — Наконец, четвертым фактором установления библейской классификации животных является их действительное, практическое отношение к человеку, т. е. их полезность или бесполезность для него в качестве пищи и оказания помощи в работе. Животные, приносящие человеку ту или иную пользу, как домашние, прирученные, так и дикие, получили особое название בהמה‎ — «бегема», означающее, согласно распространенному словоупотреблению, «безгласные животные», тогда как за остальными удержалось более общее название «животные земли». Но эта черта библейской классификации не всюду выражена одинаково ясно. Так, название «бегема» иногда распространяется на всех больших четвероногих животных, полезных и неполезных для человека, так же как и «бегемот» часто смешиваются с другими четвероногими или «животными земли».

Зоология в Библии. — Распределение животных (חיה‎) по естественно-историческим категориям, конечно, чуждо Библии, в которой представители животного царства распадаются, согласно народным представлениям об их образе и месте жизни, на следующие три категории: 1) животные земли, 2) птицы небесные (עוף השמים‎) и 3) животные водяные (ср. Быт., 1, 20 и сл.; Лев., 11, 1 сл.).

I. «Животные земли» распадаются на три класса: 1) Четвероногие домашние животные (בתמה‎; ср. Быт., 1, 25; 3, 14 и др.). 2) Животные полевые (חית השדה‎), сюда относятся живущие на свободе крупные четвероногие, иначе именуемые также חית הארץ‎ (Бытие, 1, 25; 9, 10), причем этот термин прилагается специально к хищным зверям (I кн. Сам., 17, 46; Иезек., 29, 5; 32, 4 и др.). 3) Все более мелкие земноводные животные, объединяемые именами רמש‎ (Быт., 1, 24—26; 9, 3) или השרץ השרץ על חארץ‎.

1) К четвероногим домашним животным (בהמה‎) относятся: а) крупный рогатый скот (собират. בקר‎, отдельное שור‎, также אלף‎ или אלוף‎ в Псалм., 144, 14, потому что обыкновенно запрягалось по два экземпляра, поэтич. אביר‎ — Псалм., 50, 13 — могучий взрослый бык в противоположность молодому бычку, который называется פר‎; молодая корова פרה‎, теленок עגל‎, телка עגלה‎), находивший прекрасные пастбища в долине Сарона и Басана. Из поэтических описаний (Второз., 33, 17; Иер., 46, 20; 50, 11 и т. д.) можно заключить, что крупный рогатый скот древних израильтян отличался статностью, силою, а нередко и дикостью, тогда как в современной Палестине быки и коровы малорослы, неприглядны, довольно кротки и имеют короткие рога. Индийский буйвол, встречаемый ныне в долине Иордана, особенно в болотистых верховьях этой реки, был ввезен в Палестину позже, в похристианский период. — б) Овцы и козы (общее название צאן‎). α. Отдельно овца или коза называется שה‎; баран именуется איל‎, старая овца — רחל‎, ягненок на пастбище — כר‎ или כשב‎, כשבה‎, тогда как словом טלה‎ обозначается ягненок-сосунок. Из текстов Исх., 29, 22 и Левит, 3, 9; 7, 3; 8, 25; 9, 19 было выведено вполне правильное заключение, что уже древние израильтяне разводили овец с курдюками (ovis laticauda или platyura), которые ныне преимущественно разводятся в Палестине и Сирии. Эти овцы изображены, между прочим, и на ассирийских барельефах в числе захваченных в добычу голов мелкого рогатого скота. Курдюк, אליה‎, носящий это же название в Аравии, как известно, жертвовался алтарю. — В Северной Палестине еще поныне встречается порода овец, напоминающих мериносов; как бараны, так и овцы этой породы рогаты; впрочем, пока не решено, знали ли этих овец израильтяне. В качестве пастбищ для овец оказывались пригодными лишь определенные местности, напр. Негеб и часть гор Иудиных, а также обширное плоскогорье в южной части Заиорданья. — β. Коза называется עז‎ или גדי‎, иначе גדי עזים‎; козел в качестве жертвенного животного именуется שעיר‎ (отсюда коза жертвенная שעירת ענים‎, Лев., 4, 28; 5, 6), козел вообще עתוד‎ и תיש‎. Ныне в Палестине встречаются две породы коз: совершенно черные козы (с короткими, иногда приподнятыми ушами на севере страны и обыкновенные черные козы, сарrае Mambricae), характеризующиеся длинными отвислыми ушами и длинною, густою, блестящею шерстью. Рога гладки и не особенной величины. — в) Верблюд (גמל‎) имеется в двух видах: более стройный, обыкновенно светло-песочного цвета одногорбый, или арабский, верблюд, иначе дромадер (camelus dromedarius), и несколько неуклюжий, более темный двугорбый, или бактрийский, верблюд (camelus bactrianus), встречающийся также на древнеассирийских памятниках. Во всяком случае израильтянам были известны лишь дромадеры, которые ныне одни только и встречаются в Палестине и Сирии, притом в виде различных пород. Термины בכר‎ и בכרה‎ означают лишь молодых верблюдов, тогда как כרכרה‎ у Ис., 66, 20, представляет, быть может, особую разновидность верблюда, отличавшуюся быстрым, легким бегом. Следует, впрочем, заметить, что верблюды не могут быть причисляемы к обыкновенным домашним животным израильтян, так как в Палестине ими пользовались сравнительно редко. — г) Осел (חמור‎, ослица — אתון‎ и молодой осел — עיר‎) в древнее время представлял вместе с צאן‎ и בכר‎ единственное домашнее животное; он, после быка, служил единственным рабочим скотом и даже после введения лошади оставался главным вьючным животным (ср. Эзр., 2, 67; Hex., 7, 69; II Хрон., 28, 15). Восточный осел крупнее и статнее европейского; цвет шерсти его либо рыжевато-бурый (отсюда имя חמור‎), либо светло-серый, переходящий в гнедой оттенок; азиатский осел, кроме того, выносливее и быстрее своего европейского собрата и в горных областях решительно предпочитается лошади. Для разведения особой породы ослов под верховую езду в древности, как еще и поныне в Сирии, пользовались, быть может, дикими онаграми (כודנא‎, арамeйск. ערוד‎, asinus onager), которые служили символом неукротимой дикости (ср. Иов, 39, 5 и сл.). Ослом пользовались не только для верховой езды (Числа, 22, 21; Суд., 10, 4; 12, 14 и др.), но и как вьючным животным (Быт.,42, 26; 44, 3, 13; 45, 23; 49, 14 и сл.), и для перевозки тяжестей; особенно часто на нем пахали или заставляли его работать при жерновах. Запрягать вместе осла и вола возбранялось (Второз., 22, 10; ср. Ис., 30, 24). Так как осел, подобно верблюду, считался животным нечистым, его мясо не должно было служить пищею; впрочем, при голодовках иногда делали исключение из этого правила (II кн. Цар., 6, 25). — д) Лошадь (רכש‎ и םום‎, פרש‎, Ис., 21, 7, 9; Эсф., 8, 10, 14) встречается у израильтян лишь со времен Соломона, который получал коней преимущественно из Египта, а также от разных царей-данников (I кн. Цар., 10, 25); впрочем, верховая езда довольно долго не прививалась к израильтянам относившимся весьма недоверчиво к этому новшеству; вообще широкое применение лошадей к верховой езде было неудобно ввиду довольно плачевного состояния дорог в Палестине; перемена в этом отношении произошла лишь позже, во времена римского владычества. Из Ис., 28, 28 можно заключить, что лошадьми иногда пользовались при сельскохозяйственных работах. — е) Мул (פרד‎ и פרדה‎), помесь осла и кобылы, соединял в себе преимущества того и другой: с силою, быстротою и отвагою коня выносливость и непритязательность осла. Мулы встречаются у израильтян со времен Давида (II Сам., 13, 29; 18, 9; I кн. Цар., 1, 33, 38, 44). Согласно I кн. Цар., 10, 25 Соломон ежегодно получал мулов в виде дани от иноземцев; вероятно, и сами израильтяне разводили их: в древнейшую эпоху навряд ли соблюдалось запрещение, высказанное в Лев., 19, 19. — Между прочим, ни свинья, ни собака не принадлежали к числу домашних животных у израильтян. Свинья, חזיר‎, издавна считалась животным нечистым (Лев., 11, 7; Второз., 14, 8), и мясо ее было предметом отвращения для евреев (Ис., 66, 3; II кн. Маккав., 6, 18, 21; 7, 1, 7). Если в более позднее время в Палестине упоминаются целые стада свиней, то это объясняется усилением пришлого, нееврейского населения в стране. Собака, כלב‎, издавна на всем Востоке пользуется всеобщею антипатиею (ср. II кн. Сам., 16, 9) и водится не при доме, но на улицах и на площадях городов; там собаки бродят в полуодичалом состоянии и по ночам питаются выброшенными на улицу отбросами. У Иов., 30, 1 и Ис., 56, 10 упоминается о собаках при стадах; их, впрочем, скорее держали для ограждения стад от воров и хищных зверей, чем для собирания стада в одно место. Говорится ли в Притч., 30, 31 (זרזיר מתנים‎) o собаке, притом охотничьей, хорошо известной египтянам и ассирийцам, сомнительно. O дворовых собаках упоминается лишь в период послеканонический (кн. Тоб., VΙ, 1; XI, 5; Матф., ΧV, 27; Марк., VІІ, 28). O домашних кошках нет сведений ни в Библии, ни в апокрифах, за исключением, быть может, Посл. Иер., V, 22 (αί̉λουρος). Таргумы знают кошку под именeм חתולא‎, Талмуд — под שונרא‎ или שנרא‎. Дикие кошки, конечно, водились в Палестине в древности, как и теперь, но Библия умалчивает о них.

2. Дикие звери, живущие на свободе (חית השדה‎ или חית הארץ‎). К жвачным млекопитающим относятся: а) Олень (самец איל‎, самка אילה‎, אילת‎), который некогда водился в Палестине во множестве; ныне cervus elaphus там вовсе не встречается. Он часто изображается символом быстроты (Быт., 49, 21 и др.) и красоты (Притч., 5, 19; Песнь Песней, 2, 7; 3, 5). Благородный олень (dama platykeros) с круглыми двухлопастными, кверху сильно разветвляющимися рогами попадается теперь лишь изредка. К семейству оленей принадлежит, вероятно, и זמר‎ (Второзак., 14, 5). — б) Газель, притом газель обыкновенная (antilope dorcas, צבי‎, צביא‎ и צביה‎), с черными витыми рогами, высокими стройными ножками, украшенными изящными копытцами, имеет желто-бурую шерсть с белыми пятнами на морде и белым низом живота; газель часто служила символом прелести и изящества (Песнь Песней, 2, 9, 17; 4, 5; 7, 4 и др.). Еще поныне газель весьма часто встречается в Палестине. Слова דישון‎ и תאו‎ во Второз., 14, 5, обозначают разновидности газелей. דישון‎ Тристрам отождествляет с antilope audax, которую он встретил в Арабе южнее Мертвого моря. Вероятно, к семейству антилоп принадлежит также יחמור‎ (ср. De Lagarde, Gesamm. Abhandlungen, 52, Anm. 3; Mittheilungen, 251, и Hommel, Süd-sem. Sprachen, 181, 333, 392). — в) Козерог (capra sinaitica, אקו‎, Второзак., 14, 5), отличающийся своими достигающими 4 футов длины, у основания толщиною в кулак и дугообразно загнутыми назад рогами, близко сросшимися на довольно маленькой, но в лобной части сильно выпуклой голове, живет небольшими стадами, особенно по всему западному побережью Мертвого моря. Значительно меньше рога у козули. Встречаются ли эти животные и поныне еще на Ливане и Антиливане, остается невыясненным. — К многокопытным млекопитающим относятся: а) свинья, חזיר‎, см. выше. — б) Кабан, или дикая свинья, חזיר מיער‎, которые в Пс., 80, 14 называются опустошителями виноградников; как и ныне, это животное, вероятно, во множестве водилось в местностях, богатых непроходимыми зарослями. — в) Горный барсук (hyrax syriacus, שפן‎, Лев., 11, 5; Второз., 14, 7) с лапами, оканчивающимися вроде копыта, имеющего спереди 4, сзади 3 пальца; хвост барсука как будто отрублен, уши круглы и коротки, зубы приспособлены лишь для принятия растительной пищи. Этот зверь до сих пор встречается во множестве в Палестине. — К млекопитающим принадлежат еще: а) лев (ארי‎ и אריה‎, לביא‎ и לביה‎, ליש‎, поэтич. שחל‎; молодой львенок גור‎; взрослый лев, украшенный гривою, כפיר‎). В Палестине водился так назыв. персидский лев (lео persicus); ростом он несколько ниже африканского; могучая грива его состоит из смеси седых и бурых волос. Ныне лев совершенно исчез из Палестины. — б) Медведь (דוב‎ и דב‎), притом обыкновенный, или бурый, который теперь оттеснен в горы Ливана и Антиливана, где он также встречается, впрочем, уже довольно редко; в поговорку вошла медведица, разъяренная отнятием у нее медвежат (II кн. Сам., 17, 8; Гошеа, 13, 8; Притч., 17, 12). — в) Гиена (צבוע‎), именно полосатая (hyaena striata), еще поныне водится повсюду в Палестине, особенно в таких местах, где она может укрыться в пещерах и могилах в скалах. — г) Антилопа (antilopa leucoryx, ראם‎, רים‎, множ. число רמים‎; ср. Пс., 22, 22; Иов., 39, 9, 10); ростом с оленя, но значительно сильнее его, имеет в своих могучих загнутых и заостренных рогах страшное оружие; его упоминают Числ., 23, 22; 24, 8; Ис., 34, 7; Пс., 22, 22; 92, 11 как воплощение мощи. — д) Лисица (שועל‎). В южной и средней части Палестины встречается египетская лисица (vulpes niloticus), а в северной — сирийская (vulpes flavescens). Чтобы именем שועל‎ обозначался также шакал, нельзя доказать с достоверностью. — е) Шакал (canis aureus, איים‎ и אי תנים‎) водится в Палестине повсюду, где имеются пещеры, ущелья и т. п.; первое из приведенных евр. обозначений этого животного заимствовано от звуков, издаваемых шакалами по ночам, второе указывает на длинное туловище зверя. — ж) Волк (זאב‎) водился прежде в большем числе, чем ныне, в Палестине; попадается там и теперь. Его шкура отличается густотою и большею шершавостью, чем у европейского волка; желтовато-бурый цвет ее зимою скорее переходит в черный, чем в желтоватый. — з) Леопард (felis pardus, נמר‎) все еще встречается в Палестине. Иер., 13, 23 упоминает о нем по поводу его черных круглых пятен на оранжевой и внизу белой шкуре, а Хаб., 1, 8 отмечает легкость его движений и могучесть его прыжков. — и) Хорек (חלד‎); в Палестине встречаются как обыкновенный хорек (mustela vulgaris) длиною в 15—18 сантиметров и большею частью бурый, так и ласка (mustela putorius) длиною до 45 сантим.; она имеет белую голову, тогда как обыкновенный хорек снабжен белыми пятнами на нижней части живота, на лапах и на верхней части головы. — Из грызунов встречаются: а) заяц (ארנבת‎), водящийся в Палестине в двух видах, а именно: на севере — сирийский (lepus syriacus), похожий на европейского зайца, только имеющий более короткие уши и более широкую голову, а в Южной Иудее и Роре значительно меньшая разновидность с очень длинными ушами и светло-бурою шкурою, рассматриваемая то как особый вид (lepus Judaeae), тο как разновидность египетского зайца (lepus aegyptiacus). — б) Мышь, עכבר‎; быть может, это довольно обширное родовое понятие; во всяком случае в Лев., 11, 29 под этим словом указывается на мышей, употреблявшихся, между прочим, в пищу. Сюда принадлежат живущая охотнее всего под кустарниками в пустыне или в развалинах песчаная мышь (psammomys obesus), затем прыгунчик (haltomys) и разновидность scircetes jaculus или alactaga; первая водится в сухой, песчаной, вторая охотнее в глинистой почве; особенно бросаются в глаза сокращение передних и значительное (у первой в шесть, у второй в четыре раза) удлинение задних лапок. Из I Сам., 6, 5 известно, что и полевая мышь (arvicola arvalis) водилась в Палестине. Открытым остается вопрос, подразумеваются ли под термином עכבר‎ также различные виды хомяка (cricetus) и сонливца (glis vulgaris или myoxus glis). — Из насекомоядных упоминаются: а) חפרפרה‎, обыкновенно отождествляемое с кротом, что, однако, спорно, так как talpa europea в Палестине не встречается; поэтому Тристрам и др. полагают, что здесь имеется в виду spalax typhlus, роющее землю животное длиною в 7—8 сантим. Оно имеет толстую голову с тупою мордою без ясно отмеченных ушей и глаз; первые скрыты шкурою, последние величиною с маковое зерно и, скрытые под кожею, непригодны для зрения. Животное имеет большие, торчащие из морды зубы, на коротких лапах широкие ногти для рытья земли и густую мягкую шкуру пепельно-серого цвета. — б) קפוד‎ обыкновенно отождествляется с ежом (ezinaceus europaeus), очень распространенным в Палестине. Тристрам и Чейн разумеют, впрочем, под קפוד‎ выпь.

3. Мелкие сухопутные животные, ползающие по земле (הרמש‎, Бытие, 1, 24, 25, 28; 9, 2 или בשרץ‎, השרץ על הארץ‎, Левит, 11, 29). Сюда относятся: а) Змеи (נחש‎), которые водятся в Палестине в различных видах; лишь немногие из последних ядовиты; при этом некоторые змеи считались ядовитыми совершенно безосновательно. В Библии перечисляются следующие змеи: אפעה‎, вероятно, echis carinata, в Египте до сих пор называющаяся efa; длиною она не более 2 фут., сверху имеет кожу песочного цвета с темно-бурыми или черными пятнами и кольцами, снизу ее кожа светло-желтая; эта змея нередко проникает даже в дома. Быть может, слово אפעה‎ обнимает также два других встречающихся в Палестине вида змей — vipera euphratica и viреrа ammodytes. Именем פתן‎ обозначается ядовитая змея, в точности, впрочем, еще пока не установленная. Так как, по Пс., 58, 5 и сл., с нею имеют дело заклинатели змей и для этого обыкновенно употребляется египетская очковая змея (Naja haje), которая встречается и в Палестине, то ее отождествляли с египетскою змеею; она длиною в 5—7 футов, кожа ее сверху желта, как солома, а снизу палевая; около головы имеется несколько довольно темных колец. Особенно ядовитою змеею является צפע‎, צפעוני‎; чаще всего термины эти переводятся через «василиск»; по описанию, мы имеем тут дело с маленькою змеею, голова которой снабжена белым пятном и о которой в древности сообщалось немало баснословного. Тристрам сопоставляет צפע‎ с водящейся и в Палестине Daboia xanthina, принадлежащей к числу опаснейших пустынных гадюк и близко родственной с echidna arietans и индийскою echidna elegans. Словом קפוז‎ обозначается erix jaculus, считающаяся, совершенно неосновательно, ядовитою; שפיפון‎ — роговая змея (cerastes aegyptiacus) длиною в 1—2 фута, толщиною более чем в палец и очень ядовитая; кожа ее желтовато-серого цвета, схожего с окраскою песка пустыни, и снабжена темными поперечными пятнами; снизу она белая; над глазами змеи выступают два мелких острых роговых отростка. Слово עכשוב‎, Пс., 140, 4 обыкновенно признается за обозначение змеи, тогда как в Тосефте им определяется паук. Что понимать под שרף‎, остается спорным; быть может, это змея, соответствующая греч. πρηστήρ или καυσών; ужаление ее вызывало чрезвычайную красноту лица и раздутие всего тела, как уверяют греческие писатели; שרף מעופף‎ (Иc., 14, 29; 30, 6) — легендарное животное пустыни, соответствующее примерно нашему «дракону»; תנים‎ (в Пс., 148, 7), название морского чудовища, в то же время является, быть может, также обозначением змеи. — б) Скорпион (עקרב‎); в Палестине встречается около 8 видов его, из коих наиболее опасный — имеющий 5—6 сантим. в длину и толщиною в палец черный утесный скорпион (scorpio afer). Головы и грудная часть всех скорпионов представляют одно нераздельное целое; щупальца нижней челюсти имеют вид раковых клешней, 8 ножек состоят каждая из двух когтей, хвост шестидольный и заканчивается изогнутым шипом. — в) Ящерица (Левит, 11, 30), коей встречается в Палестине до 30 видов: אגקה‎, быть может, один из видов геккона, издающих резкий заунывный звук. На пальцах ног эта ящерица снабжена веерообразным диском с мелкими когтями; под этим диском находится безвоздушное пространство, так что животное в силах держаться на самых наклонных плоскостях. Термин כח‎ прилагается одними к stellio vulgaris или coscordylos (y арабов chardaun), тогда как Бохарт и др. относят его к той ящерице, которая у арабов носит название waran. Земная ящерица (monitor terrestris или psammosaurus griseus) водится в Южной Иудее и в долине Иордана. Мясо ее, исключая головы и хвоста, охотно употреблялось в пищу. Имя הלטאה‎ прилагалось то к ящерице, именуемой бедуинами el-atah (в Египте — sachlich), длиною приблизительно в 6 сантим., светло-желтого цвета и живущей в песках, то к подвиду геккон, ptyodactylus lobatus или platydactylus fascicularis, חמט‎, по Бохарту — песчаной ящерице (арабское chulaka), которая попадается повсюду в песчаных местностях Палестины. צב‎, вероятно, тождественна с арабск. dabb и принадлежит к виду uromastix spinipes; она ярко-зеленого или мутно-желтого цвета и снабжена усеянным колючками, как шипами, хвостом, служащим ей для обороны. Вероятно, впрочем, термин צב‎ обнимает еще других похожих на нее животных, что вытекает из следующего за הצב‎ слова למינהו‎ (Лев., 11, 29). Имя שממית‎ остается пока неясным; возможно, что и оно служит для обозначения породы крупной ящерицы вида геккон, תנשמת‎, вероятно, хамелеон (chamaeleo vulgaris), который весьма часто встречается в долине Иордана. Он зеленовато-серого цвета, который, впрочем, при сильном возбуждении животного или под воздействием света около более темных продольных полос превращается в желтый, зеленый, рыже-бурый и черный. Хамелеон водится исключительно на деревьях, где питается насекомыми. — г) Из лягушек (צפרדע‎), притом водяных, встречается в Палестине только зеленая с черными пятнами или желтыми полосками обычная rаnа esculenta. О жабах, из которых один вид (bufo pantherinus) водится повсюду в Палестине весьма часто, в Библии не упоминается вовсе. — д) Улитки (שבלול‎, Пс., 58, 9), специально сухопутные, имеются в Палестине в изобилии, не только в виде улиток, но и в виде слизняков. Пурпурная улитка (תולעת שני‎), именно murex trunculus, имеется лишь на побережье близ Тира. Краска выделяется железою в дыхательном горле; краска эта беловата, затем у murex trunculus превращается в фиолетовый, а у murex brandaris и purpura haemastoma в красный цвет. — е) Муравей (נמלה‎) прославляется в Притчах, 6, 6 и сл.; 30, 25 за свое усердие, предусмотрительность, домовитость и порядок. — ж) Блоха (פרעש‎); это противное насекомое водится на Востоке в изобилии (I Сам., 24, 15). — з) Паук (עכביש‎) упоминается в Библии только у Исаии, 59, 5 и Иова, 8, 14, причем там имеется выражение בית עכביש‎ как символ непрочности и всякой суетности. В Палестине встречается очень много видов этого насекомого. — и) Черви, תולעת‎ и רמה‎; последний термин обозначает специально червей, развивающихся в продуктах разложения.

II. Птицы (עוף כנף‎ — обозначение всех крылатых существ, צפור‎ — отдельная птица, особенно пташка; впрочем, צפור‎ имеет также собирательное значение, Бытие, 15, 10; для обозначения птичьего царства вообще употребительны также כנף‎-צפור‎ или כנף‎-כל צכור‎ (Второз., 4, 17; Пс., 148, 10). В качестве домашних птиц израильтяне держали только голубя (יונה‎) и горлицу (תור‎); это были единственные птицы, пригодные для жертвоприношений. Что касается пугливого горного голубя, то, по всей вероятности, его старались привлечь к человеческому жилью и приручить устройством подходящих гнезд. Голубятня (ארבה‎) упоминается у Иc., 60, 8. Дикие голуби водятся в нескольких видах: кроме уже упомянутого горного голубя (columba livia), имеются лесной (columba palumbus) и columba oenas. Горлица (תור‎) встречается в Палестине в трех видах, а именно turtur auritus (Иep., 8, 7), turtur risorius желто-фиолетового цвета (вблизи Мертвого моря, летом направляется на север в Гилеад, к горе Табору и т. д.) и сравнительно редкий turtur senegalis, водящийся в иерусалимских садах. Подобно египтянам, израильтяне в древности вовсе не знали кур; лишь в походах мидян и персов в западные области куроводство привилось там, и во времена Иисуса оно было широко развито в Палестине (Матф., ХХIII, 37; ХХVІ, 75; Лук., XIII, 34 и др.). Зато на египетских памятниках изображены утки и гуси; быть может, израильтянам эти птицы также были известны и ברברים אבוםים‎, I кн. Цар., 5, 3 может относиться к ним. — Очень распространен был в древности, как и ныне, несомненно, б) воробей (צפור‎); это, впрочем, не специальное обозначение воробья, но вообще всех мелких птиц воробьиного семейства; ср. στρούθιοι, Тоб., II, 10), охотно селящийся в углублениях домовых стен. Как и ныне, воробьи употреблялись в пищу уже в период возникновения христианства (Матф., X, 29; Лук., XII, 6). — в) Весьма распространена также (ср. Z. D. M. G., XI, 62) куропатка (caccabis saxafîlis, קרא‎), особенно та ее разновидность, которая держится в горных и пустынных местностях. В восточной части пустыни Иудейской и в окрестностях Мертвого моря попадается также ammoperdix heyi. — Из перелетных птиц упоминаются: г) ласточка (םום‎, быть может םום עגור‎, Ис., 38, 14, причем у Иер., 8, 7, правда, имеется םום ועגר‎; в Септуагинте עגור‎ в обоих случаях пропущено, так что здесь имеем дело, по-видимому, с глоссою; сомнительно, чтобы термин דרור‎ обозначал ласточку); эта птичка гнездится в Палестине не столько у наружных стен зданий, сколько внутри их, чаще всего между стропилами потолка (ср. Ер. Ier., V, 22); в скалах и у наружных стен особенно гнездится так назыв. стенная ласточка (cypselus), которая имеется в виду преимущественно в тех случаях, когда о ласточке упоминается как о перелетной птице. — д) Вышеупомянутая обыкновенная горлица, turtur auritus, תור‎. — е) Перепел (שלו‎), в сентябре и октябре собирающийся огромными стаями у побережий Средиземного моря и затем улетающий в более теплые места Азии и Африки, откуда он в начале весны снова устремляется, обычно следуя направлению ветра, к северу (ср. Исх., 16, 13; Числа, 11, 31; Псалм., 78, 27). — ж) Аист (חםידה‎), упоминаемый в числе перелетных птиц у Иep., 8, 7 и гнездящийся на кипарисах (Пс., 104, 17; ср. Иов, 39, 13 и сл.; Зехар., 5, 9). Так назыв. домашний аист (сiсоniа alba) иногда тоже гнездится вдали от человеческого жилья на деревьях, черный же аист (ciconia nigra), встречающийся в отдаленных частях Палестины, обыкновенно делает это. — з) אנפה‎, быть может, цапля или общее название этого семейства; в Палестине встречается шесть представителей последнего: ardea cinerea, ardea purpurea, herodias gazzetta, herodias alba, ardea ibis и ardea comata. — Из хищных птиц в Библии упоминаются: и) שהף‎, пο Септуагинте и Вульгате, чайка (larus); у палестинского побережья и Генисаретского озера эта птица водилась во множестве, притом в ряде разновидностей. Впрочем, под указанным словом следует, может быть, подразумевать скорее тот вид ястреба или сокола, который арабы называют saaf. — й) Орел (נשר‎), крупнейшая из хищных птиц, который чаще всего упоминается за ту молниеносную быстроту, с какою он бросается на своего противника (ср. Гош., 8, 1; Хаб., 1, 8 и др.). Преимущественно тут следует иметь в виду два больших вида орла, весьма распространенных по всем известным странам древнего мира, а именно каменного, или золотого, орла (aquila fulva и chrysaetos) и царского орла (aquila imperialis). Иногда термин נשר‎ обнимает также крупных коршунов, встречающихся на Востоке гораздо чаще орлов. Сказанное у Михи 1, 16 относится, несомненно, к коршунам, отличающимся от орлов оголенными головою и шеею, вероятно к так назыв. стервятнику (vultur percnopters); ср. Матф., ХХІV, 28; Лук., ХVІІ, 37. Ягнятник, быть может, тождествен с упоминаемым Лев., 11, 16. — к) פרם‎, которого иные сопоставляют с морским орлом. — л) עזניה‎ было бы в таком случае названием ягнятника, тогда как ряд ученых усматривает в нем melanaetus. — м) רחם‎ (ib., 18, רחמה‎) представляет во всяком случае стервятника (vultur percnopterus). — н) דאה‎, Лев., 11, 14, דיה‎, Втор., 14, 13, означает, вероятно, коршуна, особенно черного, milvus nigrans, во множестве встречающегося по соседству с деревнями; рядом с ним попадаются и несколько более светлый египетский коршун и milvus regalis. — ο) איה‎ означает семейство хищников, по всей вероятности соколов, водящихся во многих разновидностях в Палестине и Сирии; быть может, название произошло от крика, испускаемого этою птицею. — п) נץ‎, Лев., 11, 16, также служит для обозначения довольно обширного птичьего семейства, именно ястребов, причем сюда же включаются и некоторые виды соколиных. — р) ערב‎, ворон и семейство воронов, вроде вороны, галки, сороки и т. п., водящихся в Палестине и Сирии. — с) Словом ינשוף‎ определяется, вероятно, род совы, быть может филин. — т) תנשמת‎, вероятно, также представитель семейства сов, может быть, strix stridula, strix flammea или strix otus. — y) כום‎ во всяком случае означает сову, притом, точнее, сыча, водящегося в развалинах древних зданий. — ф) שלך‎ означает, вероятно, довольно часто встречающегося у палестинского побережья, на берегах Генисаретского озера, Кисона, Иордана и др. корморана (phalacrocorax carbo), водяную птицу, бросающуюся с прибрежных утесов на свою добычу. Корморан длиною приблизительно в 25—30 сантим., имеет длинную, гибкую шею, загнутый крючком клюв и блестящее черное оперение. — х) Термин קאת‎ (Лев., 11, 18) остается сомнительным; хотя его переводят через «пеликан», однако, обозначая жителя пустынных местностей (ср. Исаия, 34, 11; Цеф., 2, 14), эта птица навряд ли может быть отождествляема с пеликаном, водящимся, как известно, в болотах. Иные отождествляли קאת‎ с Kata, сирийским рябчиком, но последний живет группами и не подходит к указанным пустынным местностям (созвучие названий также может быть случайным и значения не представляет). — ц) К птицам причислялась также летучая мышь (עטלף‎), чрезвычайно распространенная в Палестине и вообще в странах с теплым климатом. Она встречается в нескольких видах, из коих выдаются: обыкновенная летучая мышь (vespertilio murinus), ушатник (plecotus auritus), подковник (rhinolophus ferrum-equinum); эти три вида летучих мышей встречаются также в Европе; из южно-европейских и египетских видов упоминаются маленькая длиннохвостая египетская носатка (rhinopoma microphyllum), очень распространенная вблизи Мертвого моря и в Роре, а равно обитающая в лесистых местностях большая буро-желтая xantharpyia aegyptiaca. В Галилее встречается также крупный thaphozous nudiventris.

К «кишащим пернатым» (רמש העוף‎) причисляются: а) саранча (acridiodea) с шестью ножками, из коих задние, предназначенные для прыгания, значительно длиннее других; вертикально стоящая голова снабжена сильными орудиями для принятия пищи; кроме того, саранча имеет зубастую верхнюю и роговую нижнюю челюсть, многочленные щупальца, трехчленные или четырехчленные ноги, четыре обыкновенно одинаковой длины сеткообразных крыла, из коих задние значительно шире передних. До начала периода дождей самки кладут яйца в сухую почву. Вышедшая под влиянием весеннего тепла из яиц молодая саранча появляется в апреле или мае, будучи величиною с обыкновенную муху; в течение ближайших двух месяцев она четыре раза меняет свою оболочку; после третьей смены у нее обнаруживаются крылья, которые, однако, остаются в особых чехлах, и лишь после четвертого превращения саранча в состоянии летать. В других странах процесс развития саранчи происходит значительно скорее. В Библии имеются в виду преимущественно два главных вида странствующей саранчи — oedinoda migratoria и acridium peregrinum. В Лев., 11, 22 имеется четыре названия — ארבה‎, חגב‎, חרגל‎ и םלעם‎, к которым Иоиль присоединяет еще ילק‎, גזם‎, חםיל‎, а Нах., 3, 17 גוב‎ или גובי‎ у Ам., 7, 1. Относительно различия всех этих видов саранчи, а также вопроса, не представляют ли все здесь приведенные термины лишь определения различных стадий развития саранчи вообще, сказать что-либо определенное чрезвычайно затруднительно. Сомнительно также, обозначает ли слово צלצל‎ во Второз., 28, 42 вид саранчи или жуков (ср. Тарг. Ионафана); собственно это — термин звукоподражательный, от шума налетающей саранчи. Обыкновенно последняя прилетает при юго-восточном ветре, и это бедствие прекращается только при полной перемене погоды: саранча, равно как ее яички, погибает от сырой, холодной погоды. — б) Пчела (דבורה‎), распространенная в Палестине во множестве. Настоящее пчеловодство, по-видимому, было чуждо древним израильтянам, и только Филон и Мишна свидетельствуют о нем. Медом (דבש‎) Палестина была обязана роям диких пчел, селившимся в дуплах деревьев, расселинах скал, углублениях почвы и т. п. (Втор., 32, 13; I Сам., 14, 25 и сл.; Пс., 81, 17; Притчи, 25, 16; Матф., III, 4). — в) Муха (זבוב‎) была всегда и поныне остается весьма тягостным насекомым (בעל זבוב‎); ср. Ис., 7, 18; Экклез., 10, 1; быть может, в I Сам., 19, 13 упоминается схожая с греческим κωνωτών сетка, служившая для защиты человека от мух и москитов. В Роре водятся исполинские мухи, опасные для животных, так как они сосут их кровь; вообще же всюду распространены рои мелких черных мошек, забивающихся в рот и ноздри. — г) Словами כנה כנים‎ (Исход, 8, 13; Псалм., 105, 31) обозначается, вероятно, комар (σκνίψ, σκνίπες), настолько мелкий, что легко забивается в глаза, уши и ноздри. — д) ערב‎ (Исх., 8, 20; Пс., 78, 45; 105, 31), быть может, stomoxys calcitrans, обозначает кровожадного овода. — е) Муха «цеце» или насекомое, ей родственное, имеется, вероятно, в виду под צלצל‎ у Исаии, 18, 1; во Втор., 28, 42, однако, под этим термином понимается, по-видимому, саранча, так как там говорится о поедании листвы древесной. — ж) צרעה‎ (Исх., 23, 28; Втор., 7, 20 и др.) означает шмеля или же крупную осу. Тристрам нашел в Палестине четыре вида их, отличающихся от европейских; из них два вида гнездятся довольно высоко, на деревьях и т. п., а два других — в пещерах, расселинах скал или в земле. — з) עש‎ служит обозначением моли; в Палестине водилось несколько видов платяной моли (ср. Пс., 39, 12; Иов., 13, 28 и др.).

III. Водяные животные. — а) Общим термином для обозначения рыб служит דג‎, тогда как תנין‎ определяет крупных морских чудовищ, акул и водяных млекопитающих вроде дельфинов. Киты были совершенно неизвестны древним евреям. Мелкие водяные животные именуются שרץ המים‎ (Левит, 11, 10). В общем наблюдается деление их на таких рыб, которые имеют чешую и плавники и ритуально чисты, и таких, которые лишены плавников и ритуально нечисты; ко второй категории принадлежат угри, сомы, скаты и др. Генисаретское озеро и Иордан в древности, как и поныне еще, изобиловали рыбою; известно не менее 18 сортов ее, из коих иные тождественны с рыбами Нила. — б) עלוקה‎, Притч., 30, 15 — вероятно, пиявка (ср. Mühlau, De Proverb. Aguri, p. 42 sqq.; комм. Делича к Рrоv., 30, 15). — в) К водяным животным причислялась также лягушка, צפרדע‎. — Ср.: H. B. Tristram, Flora and Fauna (в Survey of Western Palestine) и The natural history of the Bible, London, 1873; Hart, The Flora and Fauna of Sinai, Petra and Wady Arabah, London, 1891; Anderlind, Ackerbau und Thierzucht in Syrien, besonders in Palästina, Z. D. P. V., IX; S. Bochart, Hierozoicon, 1793—94; O. Böttger, Die Reptilien u. Amphibien von Syrien, Palästina u. Cypern, Frankfurt, 1880; J. G. Wood, Wild animals of the Bible, London, 1887; соответствующиe статьи у Bl.-Cheyne и Riehm, H. W. B. [Из W. Nowack’a, Lehrbuch d. hebräisch. Archäologie, I; 74—87].

1.

Зоология в Талмуде. — Сведения Талмуда о мире животных весьма обширны, терминология значительно разработана, особенно в систематической части. Животный мир носит в Талмуде различные названия: חי‎, «живое» (Нидда, 17a), נפש‎ «одушевленное» (Берахот, 44б), но чаще всего употребляется название בעלי חיים‎ (буквально «обладатели жизнью»; Б. Мец., 32б). У животных, как и у человека, различаются особи мужские — זכר‎, женские — נקבה‎, бесполые существа טומטום‎ (Бехоpoт, 41а) и гермафродиты אנדרוגינום‎ (ibid.). Что касается отдельных классов животного царства, то они не в одинаковой степени известны Талмуду. Больше всего места в талмудической литературе уделено позвоночным, с которыми человек чаще сталкивается в своей повседневной жизни и которые ближе всего стоят к нему по своему анатомическому строению. Меньше места уделено представителям низших форм животного мира. Простейшие (Protozoa), состоящие из одной только клетки и большею частью невидимые невооруженным глазом, стали предметом изучения только после изобретения микроскопа. Понятно, что никаких указаний о них в Талмуде не имеется. Непосредственно следующие за ними по лестнице животных кишечнополостные (Coelenterata) в лице отдельных представителей были известны уже в глубокой древности. В Талмуде некоторые виды упоминаются нередко. Для губок даже имеется несколько различных названий. Из них чаще всего встречается слово םפוג‎ (Spongia?); напр. в Абот, V, 15 сказано, что «прилежный ученик подобен םפוג‎». Гидра была известна под названием ערוד‎. O ней и выделяемом ею ядовитом веществе в Талмуде имеется несколько легенд (см. Берах., 33а). В Хул., 127а, говорится, что гидра является ублюдком змеи и жабы. Имеются также указания на кораллы — אלמוג‎, כםיתא‎ (Б. Батра, 80б; ср. Кет., 98а). Согласно Раши, оба эти термина обозначают «дерево (коралл), растущее на дне морском».

Менее скудны сведения Талмуда относительно червей. Общим названием для представителей этого типа, передвигающихся горизонтальным или вертикальным изгибанием тела, служат термины רמש‎, «кишащие» (Нидда, 21а), а также תולע‎. Всех червей талмудисты подразделяют на чистых (годных в пищу) и нечистых. Относящиеся сюда законы Лев., 2, 41, Талмуд (Хул., 67а) толкует в смысле запрещения есть только тех «червей, которые ползают по земле», т. е. свободно живущих. Этот принцип строго применялся ко всем частным случаям.

Из отдельных видов типа Vermes упоминается ленточная глиста קוקיאני‎ (Хул., 67б). Средством против нее рекомендуется ячневая мука и иссоп (Шаб., 109б). Из круглых червей упоминается круглая глиста, כירצא‎ (Гит., 69б). В качестве лекарства предлагается вино с лавровым листом (Гитин, 69б), а также хлеб с солью натощак, запиваемые сырой водой (Б. Мец., 107б). Знакомство Талмуда с червями, живущими паразитами во внутренностях животных, объясняется потребностями ритуала. В Хул., 49а, напр., упоминается מורנא‎ (strongylus filaria), обитающий в легких овец. Одно место в Кидушин (49б), заставляет предполагать знакомство Талмуда с финнами и вызываемыми ими болезнями. Из кольчатых червей мы в Талмуде, между прочим, встречаем указания на дождевого червя, שילשול‎ (Хул., 67б), о котором Раши говорит, что это «червь длинный, похожий на змею». Так как он является излюбленной пищей кур, то к нему, вероятно, относится и название ניקרא מקילקלתא‎ (Абода Зара, 28а). Пиявки также известны под различными названиями: עלוקה‎ (Абода Зара, 12б), עלקא‎ (Бехорот, 44б), ביני דמיא‎ (Гит., 69б) и др. Термин ביני דמיא‎, собственно говоря, значит «гусеницы» и возник вследствие ассоциации представлений. Согласно Бехор., 44б, в ночное время опасно пить воду из ручьев и болот, так как легко можно при этом проглотить пиявку, что вызывает болезнь. К этому Тосефта (Аб. Зара, 12б) прибавляет, что пиявки продолжают жить внутри человека и высасывают из него соки. Жареные пиявки рекомендуются в качестве лекарства против болезни селезенки (Гит., 69б). Есть в Талмуде указания и на многие другие виды червей, перечисление которых здесь заняло бы слишком много места.

Что касается типа иглокожих, то в талмудической зоологии он почти совсем не представлен. Объясняется это тем, что представители этого типа живут в море, чаще всего на большой глубине. Они не представляли никакого практического интереса, как, напр., губки и кораллы. Поэтому и предметом изучения они стали позже других видов животного царства. Некоторые, однако, утверждают, что название כלבית‎, встречающееся в Талмуде Шабб., 77б, относится к морскому ежу. Насколько это соответствует действительности, трудно сказать.

Гораздо больше внимания талмудическая литература посвящает мягкотелым. Жемчуг, מרגליות‎, упоминается довольно часто. Нередко встречающееся выражение «драгоценные камни и жемчуг» указывает на то, что последний выделяли из ряда минералов неорганического происхождения. Однако определенных указаний на жемчужную раковину как на животное мы не находим. В древности жемчужницу считали черепком. Об ученом схоласте сложилась поговорка: «Ты нырнул в пучину моря и извлек лишь черепок» (Б. Кама, 91а). Пурпурница, добывание которой составляло важную отрасль промышленности, упоминается в Менах., 44а под названием חלזו‎. Известны были Талмуду и другие виды улиток; напр. в Хаг., 11a, говорится об обыкновенной садовой улитке חמט‎, а в Санг., 91а — о виноградной улитке, жизнедеятельность которой пробуждается весною и особенно ярко проявляется в дождливое время. Встречается несколько указаний и на каракатицу.

Из типа членистоногих более всего места в Талмуде отведено насекомым. Из ракообразных упомянут рак обыкновенный речной םרטן‎. Интересно отметить также знакомство Талмуда с китовыми вшами (cyamus), אכלא טונא‎. Об этом ракообразном имеется интересная легенда в Баба Батра, 73б. Гораздо больше внимания уделено паукообразным. На первом месте в этом отношении нужно поставить различные виды скорпионов, עקרב‎ (Санг., 67б). Их ядовитые укусы и наружность, являющаяся олицетворением лукавства и злобы, издавна служили материалом для басен и метафор. Паук, которого Соломон считал образцом прилежания, воздержания и других добродетелей, известен в Талмуде под разными названиями (ср. Сук., 52а; Санг., 99б). Как большинство членистоногих, он является животным нечистым. Паук и выделяемая им паутина служат часто эпитетами для сравнения. В Хул., 67б имеется также указание на многоножку, נדל‎, о которой Раши говорит, что «ее называли стоножкой». Для класса насекомых общим названием служит слово שרץ‎, хотя это слово обозначает в Талмуде, как в Библии, не только насекомых, но всех мелких животных вообще. Среди них различали «земных», שרץ ארץ‎, «водяных», שרץ מים‎, и «крылатых», שרץ עוף‎ (Песах., 24а). Как и все остальные виды животных, последние еще подразделялись на «чистых» и «нечистых». К первой категории Талмуд относит только несколько видов кузнечиковых. Из отдельных представителей насекомых, с которыми мы встречаемся в Талмуде, упомянем поденков (Хул., 58б) и термитов (Берахот, 54б). Последним здесь посвящена интересная легенда. Что касается кузнечиковых, то одних «чистых» видов в Талмуде приведено четыре: םלעם‎, ארבה חרגל‎, חגב‎.

Чтобы быть годными в пищу, кузнечиковые, согласно Мишне (Хул., 59а), должны обладать следующими признаками: иметь четыре передних лапки и 2 задние лапки для прыгания и 4 крыла, которые в длину и ширину должны покрывать большую часть тела. Из кузнечиковых чаще всего, конечно, упоминаются саранчовые, ארבה‎, גובאי‎ (Берах., 40б), бабочки, כרמים ציפורת‎ (Хул., 65а) и др. Много места в талмудической литературе отведено также жесткокрылым (Caleoptera, Хулин, 67б; Абода Зара, 28б). Интерес к ним, вероятно, объясняется тем вредом, который жуки и их личинки приносят сельскому хозяйству. Хорошо известны Талмуду и главнейшие представители перепончатокрылых. Из них на первом месте следует поставить пчелу, דבורה‎ (Келим, ХVІ, 7) и דבריאתא‎ (Сота, 48б). Однако наряду с результатами действительных наблюдений о ней сообщается много баснословного; напр. в Б. Батра, 80а утверждается, что из одного улья можно в лето получить 7—8 роев один за другим и т. п. Интересные сведения относительно устройства улья и ухода за ним дают Шабб., 43б; Кел., 16, 7 и др. Осы и шершни также часто упоминаются в талмудической литературе (см. Шабб., 106б; Аб. Зор., 17б и др.). Об образе жизни муравьев, נמלה‎ (Хул., 63а), שומשמנא‎ (Хул., 57в) Талмуд обнаруживает сведения, безусловно основывающиеся на наблюдениях (см. Хул., 57в; Эруб., 100б и др.). В общем они считались вредными насекомыми, гнезда которых можно разрушать и в праздник (Моэд Кат., 6б). Из известных Талмуду полужесткокрылых упомянем головную вошь, כינה‎ (Шабб., 12а), которая, как утверждает Шабб., 107в, самопроизвольно зарождается из грязи. Известна была Талмуду и платяная вошь, מאכולת של גוץ‎, против которой лучшим средством указывается частая перемена белья (Бец., 32б). Клоп, פשפש‎, упоминаемый в Иеруш. (Терум., VІІІ, 2) и Бабли (Нид., 58б), судя по наружному описанию, несколько отличался от нашего. Из двукрылых в Талмуде встречаем комара יתוש‎ (Шабб., 77в), פרוחי‎ (Нид., 17а) и др., блоху פרעוש‎ (Гораиот, 11а) и несколько видов мух. Для каждого из них существует по нескольку названий, напр. זבוב‎ (Hид., 25а) и דודבא‎ (Берах., 44а) — комнатная муха. Интересно, между прочим, отметить указание (Кетуб., 77б), на то, что мухи могут передать заразу от больного человека здоровому. О различных видах моли говорится в Хул., 28а; 85в; Шабб., 75а; Берах., 56a и др.

Особенно важное место в Талмуде занимают, как выше указано, позвоночные. Для класса рыб имеется несколько общих названий: דג‎, כוורא‎ (Моэд Кат., 11a), נון‎ (Недарим, 54б). Он также подразделялся на чистых и нечистых. Моисеев закон (Лев., 11, 9) признает чистыми всех тех рыб, которые имеют чешую и плавники. По этому поводу в Нид., 51 указывается, что все покрытые чешуей рыбы имеют плавники, но не наоборот. Кроме того, признаком годности рыб в пищу считается совершенство позвоночного столба, שדרה‎ (Аб. Зара, 40а). Большое значение придается также устройству головы и плавательного пузыря (ibid, 40б). Согласно Бехорот, 7б, нечистые рыбы производят живых детенышей, а чистые кладут яйца. Раши по этому поводу замечает, что чистые рыбы высиживают своих детенышей. Более соответствует действительности замечание Раши к Абода Зара, 40а о том, что чистые рыбы выходят сами собой из яиц. Как видно, выводы непосредственных наблюдений переплетены здесь с вымышленными фактами. Из отдельных представителей этого класса, упоминаемых в Талмуде, укажем только важнейшие. Под исполинской рыбой, которая описывается в Б. Батр., 73б, следует, вероятно, подразумевать акулу. Баснословные размеры, приписываемые этой рыбе, находят себе объяснение в ее страшной прожорливости, которая издавна сделала ее объектом разных легенд. Название שבוטא‎ (Хулин, 109б) несомненно относится к осетру. В пользу этого говорит и название Perсus marinus, под которым он был известен у древних. Лещ упоминается в Талмуде (Сукк., 18а) под названием אברומא‎. Богато представлено в талмудической литературе семейство сельдевых (Clupeidae). Из них важно отметить обыкновенную сельдь חילק‎ или םולתנית‎ (Аб. Зар., 39а), которая Аристотелю и Плинию еще не была известна, и шпротта, ערבונה‎ (Аб. Зара, 39б), которого Талмуд считает нечистым, вероятно, вследствие остроконечной формы головы. Единственный из сельдевых широко известный уже в глубокой древности (водится главным образом в Средиземном море), анчоус, עפיאן‎ (Хулин, 66а), напротив, считается чистым (ib.). Известны были Талмуду и несколько видов угрей (см. Аб. З., 39а). Отметим также многочисленные указания на тунцов (Хул., 25а, 66б; Аб. З., 39а). Эта рыба (считающаяся, между прочим, чистой) в громадных количествах водится в Средиземном море и имела (и до сих пор имеет) громадное значение для прибрежных жителей. Согласно Хул., 25а, кожа тунцов употреблялась для полировки дерева. Тритон, טרית‎, библ. טמוני‎ (Второз., 33, 19), которого Раши (Мег., 6а) принимал за рыбу, на самом деле должен быть отнесен к амфибиям. К ним мы теперь и перейдем.

Амфибии и пресмыкающиеся, являющиеся переходной ступенью от рыб к высшим позвоночным, несмотря на глубокие анатомические отличия, имеют и много общих внешних черт. Вследствие этого и представители обоих классов в Библии и Талмуде упоминаются рядом и относятся с отдельными видами других типов к одной группе. Общим названием для нее служат термины רחש‎ (Хул., 10а; Терум., VIII, 4), רמשים‎, שקצים‎ и др. Из этой группы выделяются как бы в особую подгруппу 8 нечистых мелких животных, о которых говорит Лев., 11, 29—30. Несмотря на то, что сюда входят представители различных типов, от млекопитающих до мягкотелых включительно, Талмуд старается найти у этих «восьми пресмыкающихся» общие анатомические признаки (ср. Шабб., 107а). К группе שקצים‎, по-видимому, относили всех тех животных, которые возбуждали отвращение своим внешним видом, образом жизни и т. п. Из отдельных видов отметим саламандру, которую Талмуд (Хул., 127а) правильно сопоставляет с лягушками. Полагали, что саламандра возникает из огня, и ее крови поэтому приписывалась способность противостоять огню (Хаг., 27а; Санг., 63б). О лягушке также сообщается несколько легенд в связи с библейским рассказом о казнях египетских (Санг., 67б). Сходство ее с жабой, זבוגי‎ (Нид., 56а), устанавливается в Кет., 15а. Из жизни жаб приводится несколько весьма интересных наблюдений (Хулин, 58б; Нид. 56а и др.). Этим почти и ограничивается число известных Талмуду представителей класса амфибий. Богаче представлен класс пресмыкающихся. В Нид., 17а находим указания на черепаху, хотя и не вполне определенные. Крокодил, описанный еще Иовом и Геродотом, несомненно должен был быть известен Талмуду. אקרוקתא‎, о котором рассказывается в Б. Батр., 73б, и Нед., 41а, скорее всего и есть крокодил. Для ящериц общим названием служит לטאה‎. Это одно из «восьми пресмыкающихся», упоминаемых в Лев., 2, 29—30. Указание (Аб. З., 40а), что в их яйцах желток и белок не обособлены, не соответствует действительности. Упоминаются и отдельные виды ящериц, напр. дракон (Аб. З., 42б) и др. Еще обширнее, разумеется, литература о змее, издавна игравшей большую роль в народных преданиях и верованиях. Змеи имеют несколько общих названий: חויא‎ (Берах., 12б), נחש‎ и др. Как и можно было ожидать, в описаниях их образа жизни вымысел играет не последнюю роль. Согласно Шабб., 85а, змеи питаются землею, но любят также вино, воду, молоко (Тер., VII, 4), где они оставляют свой яд. Ядовитость змей уменьшается с возрастом (Аб. Зар., 30б). В Санг., 78а правильно указано, что яд заключается не в зубах змеи, а в особой ядоотделительной железе, откуда он и проникает в рану. О размножении змей Бехор., 8аб сообщает очень много баснословного. Из отдельных представителей этого подотряда Нед., 25a упоминает какой-то вид удава, который мог глотать крупных животных. Б. Кама 117б, рассказывает об одном представителе ужей, עכנא‎. Известны были Талмуду и некоторые виды гадюк, рогач и др.

Следующий за пресмыкающимися класс птиц обладает столь характерными отличиями, что уже всеми первобытными народами объединялся в одну группу. Библия (Лев., 2, 13—19) подразделяет их на чистых и нечистых, причем перечисляет более 20 видов последних (Второзак., 14, 12—18). Однако никаких анатомических различий между ними там не указано. Талмуд же устанавливает следующие признаки годности птицы в пищу. Чистые птицы не убивают и не питаются другими представителями своего класса (исключаются хищные). На протянутом шнуре они должны располагать один задний палец, אצבע יתירה‎, против 3 передних. Кроме того, характерными признаками чистоты птицы являются зоб и желудок, состоящий из двойной кожицы, легко отделяющейся друг от друга. Указывается также своеобразный способ приема пищи (ср. Раши и Toc. к Хул., 62а; Хул., 59а; Нид. 50б). Яйца делились на 1) ביצי דדוכרא‎ (Бец., 7а), получаемые обычным половым путем, и 2) ביצי דםפנא מארעא‎, получаемые при лежании курицы в теплом песке. Только первые считались годными для продолжения рода. Талмуд (Хул., 64б) сообщает, что мужское семя помещается на одном из концов яйца, откуда и начинается развитие зародыша. Однако это не соответствует действительности. В Шабб., 36а, и Хул., 43а (Раши) правильно отмечается, что желудок птиц отчасти приспособлен для перетирания пищи.

Чем разнообразнее местность и, следовательно, условия жизни, тем больше представителей пернатого царства мы встречаем. В Передней Азии они насчитываются многими сотнями разных видов. В Талмуде также многие виды их разбираются с ритуальной точки зрения по вопросу о пригодности к употреблению в пищу; мы здесь ограничимся указанием только на главнейших представителей. О страусе, נעמית‎ (Кел., XVII, 14), в Талмуде очень много рассказов. Скорлупа его яиц, как и ныне, употреблялась как посуда (Кел., там же). Непритязательность страуса послужила материалом для басен, будто он питается битым стеклом (Шабб., 128а) и т. п. Его глубокую привязанность к своему потомству отмечает Хул., 69в. Интересная характеристика внешнего облика утки, בר אוזא‎ (Бец., 32б), дается в Мег., 14в. Ее употребляли в пищу или в виде жаркого (Бец., 32в), или в виде паштета (Песах., 74в). Гуси подразделялись на домашних, אוז‎ (Б. Мец., 91в), и диких, אוז בר‎ (Б. Кам., 55а). Согласно последнему источнику, виды гусей отличаются тем, что в яичнике первых имеется сразу по нескольку яиц, у вторых же только одно. Аист носил название חםידה‎, «благочестивый», вероятно, благодаря своему полному достоинства внешнему виду. В Хул., 63а это название объясняется тем, что он охотно делится пищей с товарищами. Там же вскользь упоминаются цапля, אנפה‎, и фламинго, שביטנא‎. Птица דיו‎, о которой рассказывается в Б. Мец., 24б, вероятно, коршун. Гораздо обширнее литература об орле, נשר‎, царе птиц (Хаг., 13б). Гордый, красивый вид и смелые набеги сделали его объектом легенд и басен у всех народов. Богато представлен в Талмуде отряд куриных. Более всего места, конечно, уделено домашней курице תרנגולת‎ (Бец., 25б). Как и везде, в литературе об этой птице истина переплетается с вымыслами (Хул., 57б; Санг., 105б; Шабб., 35б). В связи с большой плодовитостью этой птицы установился интересный обычай носить перед новобрачными курицу с петухом (Гит., 57а). Хорошо известен был Талмуду и отряд голубиных, среди которых различается несколько видов. Общим названием для всего рода было יונה‎ (Берах., 53б). Голуби считались образцом кротости (полагали даже, что у них отсутствует желчь), и этим объясняли предпочтение, оказываемое им при жертвоприношениях (Б. Кам., 93а). Израиль часто сравнивается с голубем. Отметим также встречающиеся в Талмуде указания на попугая (Хул., 61б), сову, תחוותא‎ (Хул., 63а), филина, קפופא‎ (Нид., 23а) и ласточку, צפור דרור‎ (Сот., 16б; Бец., 24а и др.). Более известно Талмуду семейство вороновых. Вороны, עורב‎ (Б. Кам., 92б), считались совершенно ошибочно образцами родительского бессердечия и вошли даже в поговорку (Кет., 49б). Полагали, что родители не подыскивают своим детенышам корма и что червяки сами лезут им в клюв (Эруб., 22а). Однако о них сообщается и несколько верных наблюдений. Скворцов, דרזיר‎ (Хул., 62а), также относили (ошибочно) к семейству вороновых и потому считали нечистыми; однако жители одной местности употребляли их в пищу, так как они имеют зоб. Упоминаются в Талмуде также снегирь תימה‎ (Хул., 141б), воробей, ציפרתי‎ (ib., 65а), жаворонок, חונא‎ (Хул., 62б) и мн. др. представители отряда древесных птиц.

Уже Аристотель установил среди известных ему животных группу живородящих четвероногих, которая вполне соответствует нашему классу млекопитающих, если исключить из него китообразных. Эту группу Талмуд подразделяет на прирученных домашних животных, для которых наиболее употребительно было название בהמה‎ (домашний скот; Тем., 9а), и зверей, חיה‎. Каждая из этих двух групп в свою очередь подразделялась на чистых, טהודה‎, и нечистых, טמאה‎ (Кил., VIIІ, 2), с одной стороны, и на крупных и мелких животных — с другой (Хул., 42а; В. Кам., 80а). Подгруппа домашнего скота подразделялась еще на животных, «живущих в доме», ביתיות‎, и на «живущих на свободе», מדבריות‎ (Бец., 40а). Среди зверей различались водяные животные חיה שבים‎ (Келим, X, 1), хищники, חיה רעה‎ (Санг., 38б и др.). Различие между чистым и нечистым скотом устанавливает уже Левит, 11, 3. К первой группе отнесены все жвачные животные, притом имеющие двойные копыта. По этому поводу Талмуд замечает, что все животные, не имеющие верхних зубов, несомненно являются и жвачными и двукопытными (Хул., 59а). Однако тут же указываются и некоторые исключения из общего правила. Чистые звери в общем должны были удовлетворять тем же требованиям и, кроме того, иметь раздвоенные рога.

Из важнейших представителей млекопитающих, упоминаемых в Талмуде, остановимся сначала на ките (Шабб., 77б; Б. Батр., 73б), с которым связано столько легенд. Его причисляли к рыбам, так как только при точном анатомическом исследовании можно установить присущие ему признаки млекопитающих. Имеются также указания на кашалота (Кер., 6а) и дельфина (Бехор., 8а). Наибольшее внимание, конечно, оказано отряду двукопытных, имеющих огромное значение в домашнем быту. Общим названием верблюда, как одногорбого, так и двугорбого (оба они Талмуду известны), служит слово גמל‎, но у них были и другие названия. Интересное объяснение некоторым особенностям его анатомического строения дается в Санг., 106а, и Шабб., 77б. Его обычной пищей служили разные кустарники (ib), иногда ему давали ячмень (Менах., 69а) и испортившийся мед (Шабб., 154б). Подробные сведения имеются также о козе, домашней и дикой. Козы известны были под разными названиями: עזא דבאלי‎ (Хул., 80а) для второй, תיש‎ (ibidem, 79б), גדי‎ (Менах., 107б) и др. для первой породы. Неоднократно указывается их закаленность по отношению к климатическим условиям (Бец., 25б) и польза, приносимая ими человеку (Хул., 25б). Не меньше места уделено роду баранов (ovis). Видовым названием служили איל‎ (Б. Кам., 96б) и др. для барана, רחל‎ (Бехор., 3б) и др. для овцы, среди которых Талмуд различает несколько пород. Об их образе жизни и уходе за ними имеется много интересных сообщений (Хул., 137а; ib., 135а; Сота, 34б и др.). Бык был известен под названием תור‎ или שור‎ (Санг., 18б), корова פרה‎. Теленок, עגל‎, появляется на свет совершенно развитым (Хул., 60а; Бехор., 40б), спустя 9 месяцев после зачатия (Бехор., 8а). Вообще сведения Талмуда об этом животном довольно верно совпадают с действительностью. — Близко к предыдущему роду стоят изящные антилопы, קרש‎ (Хул., 59б). Сюда относится много пород, в том числе газель, עיזא כרכוז‎ (Хул., 59б). Ее мясо, рога и шкура издавна ценились высоко; они считаются чистыми животными. Хорошо известен также Талмуду олень, צבי‎ и צביה‎ (Хулин, 80а, 132б). В обширной литературе о нем сообщается много легендарного (см., напр., Эруб., 54б; Бехорот, 7б). Из двукопытных животных укажем еще свинью, חזיר‎ (Хул., 122а), которой из-за ритуальных соображений посвящена обширная литература. Вместе с Аристотелем Талмуд (Кид., 49б) указывает на большую подверженность свиньи различным заболеваниям. Много места уделено также непарнокопытным, лошади — םום‎ (Meг., 16а), ослу — חמור‎ (Кил., I, 6) и мулу — מולאה‎ (Шабб., 52а). ראם‎, упоминаемый в Шабб., 107б, вероятно, носорог. Слон, פיל‎ (Бер., 56б), считался самым крупным земным животным, так что существовала ироническая поговорка: «Может ли слон пройти через игольное ушко?» (Б. Мец., 38б). В рассказах о нем (Менах., 69б; Бех., 8а и др.) много фантастического. Из грызунов Талмуду хорошо были известны несколько разновидностей мышей, крыс (עכבר‎) и зайцев ארנבא‎ (Нед., 65а); из насекомоядных — ежи, אנפה‎, и кроты, תנשמוה‎ (Хул., 63а), и др. Из ластоногих упоминается только тюлень (כלב המים‎). Зато богато представлен в талмудической литературе отряд хищных. На первом месте нужно поставить царя зверей (Хагига, 13б), льва — ארי‎. Как олицетворение физической силы (Пес., 112а) и духовной мощи (Шабб., 111б), он является излюбленным героем басен, поговорок и т. д. Хорошо известны были и другие представители семейства кошачьих: тигр, אריא דבי עילאה‎ (Хул., 59б), леопард (Санг., 2а, Б. Кам., 15б), пантера ברדלם‎ (Аб., Зара, 42а и др.). Домашняя кошка носила название חתול‎ (Б. Кам., 80а) или שונרא‎ (Бер., 56б) и была хорошо изучена в отношении образа жизни, привычек и т. д., хотя и здесь обнаруживается сказочный элемент. Из семейства куниц упоминается куница (Хул., 52б), хорек (Нид., 15б) и барсук, תחש‎ (библ.). Гиена встречается в Талмуде под четырьмя разными названиями: אפא‎, צבוע‎ и др. (Б. Кам., 16б). Весьма вероятно, что первоначально так обозначались отдельные виды гиен, сильно различающиеся между собой, особенно по окраске. Отвратительный вид и противный хохот этого животного создали ему дурную славу. Немало места в Талмуде уделено, разумеется, семейству собак, куда, кроме домашней собаки, входят волк и лисица. Волк, זאב‎ (Бехор., 8а), известен был и под многими другими названиями. Жадность его вошла в поговорку (Сук. 56б). Его родство с собакой отмечает Бер., 9б. О последней, כלב‎ (Бех., 8а и др.), рассказывается, что она в случае голода пожирает свои собственные экскременты (Баба Кама, 92б), переваривает пищу в течение трех дней (Шабб., 155а), мочится у стены (Баба Б., 19б), вынашивает щенят в продолжение 50 дней (вместо 63) и т. д. Помет ее употреблялся при дублении для приготовления сафьяна (Кет., 77а). Несколько меньше места уделено лисице (Абот, II, 10), שועץ‎, издавна являющейся (хотя и не совсем справедливо) олицетворением ума, хитрости, лукавства и т. п. качеств. Она также дала обильный материал для сказок, басен, поговорок и т. д. (ср. Сангедр., 38б; Баба Кама, 117а и др.). Из хищников остается упомянуть медведя, דוב‎ (Бех., 8а), описание которого (Сота, 47а; Toc. к Аб. Зар., 2б и др.) весьма близко соответствует действительности. — Рукокрылые всего слабее представлены в талмудической литературе. Упоминается несомненно только летучая мышь, עטלף‎ (Бех., 7б), причем некоторые причисляли ее к птицам. Указания на обезьян, קופא‎, встречаем в Нед., 50б, Бех., 8а и в др. местах. Хотя они относились к животным, но их сходство с человеком обращало на себя особое внимание (Нид., 23а).

В заключение приходится отметить отсутствие в Талмуде указаний на многих северных представителей животного царства. Это вполне объясняется географическими условиями. Надо заметить, что и для римлян, весьма далеко заходивших при своих завоеваниях, дальний север являлся загадкой. В общем талмудическая З. безусловно стоит на уровне знаний современной ей эпохи, а часто и выше его. — [По Lewysohn, Zoologie d. Talmud., 1858].

3.