ЕЭБЕ/Музыка у древних евреев

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Музыка у древних евреев
Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Молада — Миро. Источник: т. 11: Миддот — Община, стлб. 369—372 ( скан ) • Другие источники: БЭАН : МСР : ЭСБЕ


Музыка у древних евреев, как и других древних народов, была тесно связана с пением и пляской. Библия приписывает изобретение М. Юбалу (יובל‎ — в другой вокализации Иобель — некоторые толкуют «рожок») — брату Ябала (יבל‎), родоначальника номадов и пастухов; критики считают, что в этой генеалогии собственно содержится указание культурно-исторического характера, а именно, что начало музыкального искусства было положено пастухами, и первый музыкальный инструмент представлял бараний рог. Вместе с этим указывается и на светское происхождение М. Любопытно, что и Давид, которому приписывается введение религиозной М. при богослужении, отличался этим искусством еще будучи пастухом (Сам., 16, 18, 19). У евреев М. уже в древности одинаково служила как религиозным целям, так и проявлениям разнообразных настроений; всякого рода народные праздники и торжества сопровождались пением и музыкой в соединении с хороводами при преимущественном участии женщин. Так был ознаменован, согласно Библии, чудесный переход через Чермное море (Исх., 15, 1, 20), так встречали победоносных полководцев (Суд., 11, 34; I Сам., 18, 16); при восшествии на престол царя и на его свадьбе играла музыка. Праздничные игры-пляски девиц в Шило, несомненно, сопровождались М. и пением (Суд., 21, 21), а также семейные праздники. Но и в будни юноши отдавали время Μ. и пению (Плач Иер., 5, 14). Певцы и певицы услаждали пиры царей и богатых людей. Распутные женщины прибегали к М. для того, чтобы напоминать о себе и о своей профессии (Исаия, 23, 16). Высшее развитие получило музыкальное искусство у евреев лишь тогда, когда М. и пение были введены в храмовый культ. Из слов Амоса, 5, 23: «Удали от меня гул песней твоих, и звуков гуслей твоих не хочу слушать» (ср. ib., ст., 21, 22), видно, что в Северном (десятиколенном) царстве М. и пение давно вошли в состав культа. Что касается иерусалимского храма, то в исторических (и также пророческих) книгах не говорится о том, что пользовались М. и пением, но, согласно Хронике и основанной на ней традиции, эти искусства были введены в культ еще Давидом (см. Левиты), а в Псалмах мы имеем целый сборник религиозных песен храмовой службы. Библейские критики относят все псалмы или по крайней мере большинство их к повавилонскому периоду, но без достаточных оснований (ср., например, Пс., 60 и 68 по содержанию, несомненно, древние). О связи М. с пророчеством имеются указания в исторических книгах. Так, рассказывается, что Саул встретил толпу пророков, перед которыми музыканты играли на гуслях, тимпане, флейте и цитре, и пророки при этом пророчествовали (I Сам., 10, 5). В другом месте рассказывается, что пророк Элиша (אלישע‎) потребовал музыканта, и только когда последний стал играть, на пророка снизошел дух Божий (II Цар., 3, 15). С этим стоит в связи представление, что музыка обладает свойством изгонять злой дух (меланхолию или буйство) из человека (I Сам., 16, 14 и сл.; ib., 18, 10; M. Давида перед беснующимся Саулом приводится в связь с пророчеством последнего). И в Хронике игра на инструментах при богослужении называется иногда «пророчеством» (נבא‎; ср. I Хрон., 25, 1, 2, 3). Все это доказывает, что было осознано громадное психологическое значение М.; на это указывает также высокое развитие музыкальной техники у древних евреев. Здесь мы подходим к разбору библейских данных о музыкальных инструментах. Уже обозначение этих инструментов выражением כלי שיר‎ («инструменты для пения»; Амос, 6, 5; II Хрон., 34, 12) показывает, что они, главным образом, служили для аккомпанемента пению, и поэтому они, по всей вероятности, обладали ограниченным звуковым объемом. Некоторые из этих инструментов служили только для выделения ритмического элемента в пляске или в качестве сигналов. Как и другие народы древности, евреи знали музыкальные инструменты трех родов: струнные, духовые и ударные. Смычковые инструменты не были им знакомы. Исполнители поэтому дергали струны (מנים‎) крючком (פרט על פי הנבל‎, Ам., 6, 5), или ударяли по ним палочкой (נגן‎, I Сам., 16, 16 и т. д.), или задевали их пальцами (זמר‎, Псал., 71, 22 и т. д.). При пении для аккомпанемента служили, главным образом, струнные инструменты. Поэтому מזמור‎ означает песню, соединенную со струнной М. Самые обыкновенные струнные инструменты были: נבל‎ (по-греч. νάβλα, ναΰλα) — арфа, меховидный инструмент с выпуклым резонатором (по Грецу, к Псал., I, 69 и сл., он был обтянут кожей), имевший иногда 10 струн (נבל עשור‎), и כנור‎ (по-греч. κιννύρα, κιθάρα), по мнению некоторых исследователей — инструмент, похожий на лиру со свободно вибрирующими струнами, а по другим — треугольная переносная доска, — по-видимому, позже называвшийся פםנתרין‎ (ψαλτήριον) — псалтырь. Последняя была, по Иосифу Флавию (Древн., VII, 12, 3), арфа о 12-ти струнах. На этом звучном инструменте (Быт., 31, 27) не играли во время печали (Псал., 137, 2). Так как в более древнее время певцы (שרים‎) большей частью являлись вместе с тем и исполнителями аккомпанемента на инструментах, то духовые инструменты в хороводах употреблялись редко. Однако мы находим עוגב‎ (пастушеская флейта) рядом с כנור‎ (Быт., 4, 21) и תף‎ (Иов., 21, 12) в пророческих хорах (I Сам., 10, 5), на пирах (Исаия, 5, 12). То же самое חליל‎, тожественная, по некоторым, с позднейшим משרוקיתא‎ (Дан., 3, 10). Позднейшее סומפניה‎ (Дан., 3, 5), סיפניא‎ (ib., 3, 10), от греч. συμφωνία, как предполагают, волынка или лютня. Большие духовые инструменты служили только для сигналов. Большой бараний рог שופר‎ или יובל‎ (Лев., 25, 9, 10), полнее קרן היובל‎ (Иош., 6, 5), и труба, חצוצרה‎, издают собственно только один звук, так что все разнообразие заключается в том, производят ли этот звук коротко (תקוע שופר‎, Иерем., 4, 5), или его растягивают (משוך היובלּ‎, Исх., 19, 13), или же заставляют вибрировать (הריע‎, Иоель, 2, 1). Короткий трубный звук служил сигналом к сбору войска, к нападению, к прекращению войны или снятию осады. На сторожевых башнях городов сторожа имели такие сигнальные рожки. При мирных манифестациях также трубили в рожок. Трубы металлические употреблялись только священниками. Из ударных инструментов встречаются в Библии: תף‎ — тимпан (Исх., 15, 20; Суд., 11, 34), этот инструмент употреблялся большей частью женщинами. Объясняется это тем, что инструментом пользовались преимущественно при плясках. Упоминается еще מנענעים‎, по-видимому, металлические палочки с прикрепленными к ним кольцами (II Сам., 6, 5), затем מצלתים‎ — кимвалы (I Хрон., 15, 28; 16, 5), צלצלים‎ — бубны (II Сам., 6, 5); различаются צלצלי שמע‎ и צלצלּי תרועה‎; שלשים‎, может быть, означают металлические треугольники, по которым ударяли металлическими палочками (I Сам., 18, 6). В Псал., 68, 26 есть любопытное место, по которому мы можем получить представление о музыкальной процессии древнего времени: впереди шли певцы (שרים‎), за ними струнный оркестр (נגנים‎), окруженный девушками с тимпанами (עלמות תופפות‎). Согласно Хронисту, храмовой М. занимались особые цехи музыкантов (משררים‎), которые иногда (особенно в кн. Эзры и Нехемии) отличаются от левитов. [Впрочем, это отличие может указывать лишь на различного рода левитов, так как, кроме левитов-музыкантов משוררים‎, из коих в Талмуде упоминается р. Иегошуа бен-Ханания (Арахин, 11б), были еще левиты-привратники, или вахтеры и сторожа (שוערים‎; там же), и левиты, исправлявшие все прочие должности в храме.] В Хронике различаются: 1) певцы, игравшие на медных кимвалах; 2) исполнители נבלים על עלמות‎ (может быть, игравшие на арфах под аккомпанемент инструмента под названием аламот, дававшего звук, напоминающий девичий голос; ср. Strack, Einleitung i A. T., p. 139); 3) исполнители, כנורות עלּ השמינית‎, на струнных инструментах глубокой октавы. Руководитель этих хоров назывался מנצח‎. Священники-трубачи стояли особо (I Хрон., 15, 24). Неясные для нас музыкальные указания в надписях псалмов следующие: גתית‎ (Псал., 8, 1), быть может, китара из города Гат (ср. музыканта הגתי עובד אדם‎ и גתים‎ в свите Давида, II Сам., 15, 18 и сл.); שושן‎ (Псал., 45, 1; 60, 1), по некоторым, «духовой инструмент с лилиеобразным отверстием снизу»; מחלת‎ (Псал., 53, 1; 88, 1), по Лагарду = μαγάδις — цитра, но скорее — пляска. Любопытно, что уже Септуагинта не знала значения этого слова и переводит: ύπέρ μαελεθ. Интересно также, что обыкновенное обозначение лирических песен — שיר‎ в Псалмах встречается всего лишь 8 раз. — Ср.: Riehm, НВА., II., s. v. Musik; Guthe, KBW., 454 и сл.; PRE., XIII, 585 и сл. (где указана литература); Enc. Bibl., s. v. Music; J. E., s. v. Music. А. С. К.1.