Жених-разбойник (Гримм; Снессорева)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жених-разбойник
автор Братья Гримм, пер. Софья Ивановна Снессорева
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Der Räuberbräutigam. — Источник: Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И. И. Глазунова, 1870. — Т. I. — С. 236. Жених-разбойник (Гримм; Снессорева) в дореформенной орфографии


Жил-был мельник, и была у него красавица дочка. Как только поднялась девушка на ноги, у мельника только и заботы стало, как бы дочку пристроить да жениха повыгоднее найти; и держит он про себя думу:

«Посватается хороший женишок, долго думать не стану: сейчас же и отдам девку с рук долой».

Недолго жениха ждали: явился проезжий купец, с виду человек богатый, молодой да и не урод собою. Мельник смотрит: укорить, кажись, не в чем; взял старик да и ударил по рукам.

А между тем не лежит сердце невесты к молодому жениху, не чувствует она к нему ни любви, ни веры; взглянет ли она на него или только подумает о нём — так у неё сердце и замрёт от страха.

Вот раз и говорит ей жених:

— Вот ты и невеста моя, и обручились мы с тобою, а ни разу не пришла ты взглянуть на моё житьё-бытьё.

А молодая невеста на то в ответ:

— Да я не знаю, где ты живёшь.

Жених опять говорит:

— Мой дом стоит в чаще леса.

Но невеста всё не решалась идти, извиняясь, что дороги в лес не знает.

А жених всё зовёт да просит к себе в гости.

— Ну, хоть в будущее-то воскресенье приходи; я назвал гостей; а чтобы ты не сбилась с пути, так я всю дорогу вплоть до самого дома посыплю золою.

Вот пришло и воскресенье; невеста принарядилась и собралась идти к жениху, а сердце у неё так и ноет; красная девица сама не понимает, что за причина такая. Однако делать нечего: дала слово — надо исполнить. Только пред уходом набила она себе полные карманы горохом да чечевицей. В лесу она скоро отыскала дорожку, посыпанную золою, и прямо по ней пошла. Идёт она, а сама всё бросает, то направо, то налево, то горох, то чечевицу. Так шла она почти целый день и наконец увидела: стоит дом в самой тёмной чаще леса. Очень что-то не понравился ей этот дом: такой он мрачный да таинственный, словно что недоброе предвещает. Делать нечего, не бежать же назад. Она вошла в комнаты — никого не видать, и как в могиле всё тихо. Стоит она в раздумье и вдруг слышит чей-то голос распевает:

«Вернись, вернись домой, бедная невеста!
Попалась ты в вертеп злодея-людоеда».

Невеста оглянулась вокруг себя — никого не видать, только какая-то заморская птица сидит в клетке, висящей на стене. А птица всё поёт своё:

«Вернись, вернись домой, бедная невеста!
Попалась ты в вертеп злодея-людоеда».

Видно, не трусиха была красная девица: пошла она вперёд из одной комнаты в другую, так и обошла весь дом, но живой души не встретила. Она спустилась в подвал и видит там старую-престарую старуху, от старости и голова-то у неё всё тряслась.

— Добрая старушка, — сказала ей невеста, — не можешь ли ты сказать мне, тут ли живёт мой жених?

— О бедное моё дитятко! Как это ты здесь очутилась? Ведь ты попала в разбойничий вертеп! Ты думаешь, что у тебя есть жених, что ты невеста, и что скоро сыграют твою свадьбу, а того не знаешь, что ты уж обручена смерти: твой жених хочет лишить тебя жизни. Посмотри-ка сама: мне приказано налить этот котёл полон воды и кипятить его, и как только ты попадёшься к ним в руки, они тотчас же, без всякой жалости, разрубят твоё белое тело на мелкие куски и сварят в этом котле, а потом съедят тебя — ведь они людоеды. Погибла ты навеки, если только я не сжалюсь над тобою и не спасу тебя.

Тут старуха подумала да и спрятала красную девицу за большую кадку, а сама всё приговаривает:

— Смотри же, не шевелись, а то пропала твоя головушка. Ночью же, как разбойники заснут, мы убежим с тобою; уж давно я приготовила всё к побегу.

Не успела красная девица спрятаться за кадку, а шайка разбойников уж и вломилась в дом, а за собою тащат какую-то девушку. Разбойники были уже пьяны и, не обращая внимания ни на слёзы, ни на мольбы бедной девушки, принудили её выпить три стакана вина: белого, красного и жёлтого, отчего у неё сердце разбилось. Потом сорвали с неё шёлковые одежды, разложили её на столе, разрезали на куски её белое тело и посолили.

Бедная невеста, спрятавшись за кадку, дрожит всем телом, смекая, что и ей такая же участь готовится.

Один из разбойников заметил на мизинце горемычной девушки золотое колечко, и захотелось ему снять его с пальца, да никак не мог; тогда он схватил топор и хватил по пальцу: палец подскочил и упал прямо на колени к невесте за кадкою. Разбойник взял свечу и давай всюду искать, только никак не мог найти, а другой и кричит ему:

— Да ты пошарил бы за кадкою!

— Да ступайте же ужинать! — тут закричала им старуха. — Палец, ведь, не убежит, завтра утром отыщется.

А разбойники на то:

— А ведь старуха правду говорит.

Они перестали искать и сели за стол. Старуха подложила им в вино сонного порошку; разбойники напились и скоро растянулись и захрапели.

Когда бедная невеста услышала их храпение, в ту же минуту потихоньку встала и вышла из-за кадки и должна была перешагнуть через всех разбойников. Уж как же она и боялась разбудить их! Но Господь помог ей благополучно пробраться через них. Вместе со старухою взошли они по лестнице в дом, прошли чрез все комнаты, отворили ворота и давай Бог ноги из вертепа разбойников.

Ветер развеял золу, что была на дороге, а горох и чечевица пустили корни, взошли, и показывали дорогу, так и светились при лунном свете. Шли бедняжки целую ночь и только на заре пришли на мельницу. Тут невеста рассказала отцу всё, что с нею случилось.

Настал день, назначенный для свадьбы; жених пришёл-таки, как ни в чём не бывало. Мельник нарочно пригласил всех родных и друзей. В конце обеда гости стали рассказывать по очереди разные истории, а невеста всё сидит и молчит, даже не пошевельнётся. Тут жених говорит:

— Теперь твоя очередь, раскрасавица моя, расскажи и ты нам что-нибудь.

А невеста в ответ:

— Ну если уж ты так хочешь, так и я, пожалуй, расскажу какой видела страшный сон.

«Шла я по лесу и вижу в самой чаще стоит дом; я вошла в дом — нет ни одной живой души, только на стене висит клетка, а в клетке сидит заморская птица. Вдруг птица запела:

„Вернись, вернись домой, бедная невеста!
Попалась ты в вертеп злодея-людоеда“.

И пропела она это два раза».

— Не бойся, друг мой, ведь это я видела во сне.

«Я прошла через все комнаты; везде пусто и так мрачно и уныло, что ужас меня так и охватил. Вот спустилась я наконец в подвал; вижу, сидит там старая-престарая старуха, и голова у неё трясётся.

Я и спрашиваю у неё:

— Не здесь ли живёт мой жених?

А она отвечает:

— Бедное ты дитятко! Как ты здесь очутилась? Ведь ты попала в вертеп разбойников. Точно, твой жених тут живёт, но он хочет тебя убить и разрезать на части твоё белое тело, а потом прикажет сварить в котле и съест со своими товарищами, такими же людоедами».

— Не бойся, дружок, ведь это только сон.

«Не успела старуха спрятать меня за кадку, как вдруг вломились разбойники, таща за собою молодую девушку, которую принудили выпить три стакана вина: один стакан с белым, другой с красным, третий с жёлтым, так что сердце у горемычной разбилось».

— Не бойся, дружок, ведь это сон, только сон.

«Вдруг один из разбойников увидел на мизинце горемычной девушки золотое колечко; но снять его не мог; взял он топор и хватил по пальцу; палец отскочил и полетел за кадку, прямо к невесте на колени».

— Вот вам палец, вот и колечко.

Разбойник побледнел как полотно, вскочил с места и хотел бежать, но гости схватили его и отдали в суд.

И скоро этот страшный жених-людоед и со всею своею шайкою получил достойную казнь за свои злодейские дела.