Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Октябрь/31

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 31 октября
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. II. Месяц октябрь. — С. 637—644.


[637]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 13.png
День тридцать первый

Память
святаго мученика
Епимаха

Святый мученик Епимах, сын благочестивых христиан, происходил из Египта; с самой ранней юности он возлюбил Бога от всей души и возымел доброе намерение послужить Ему Единому. Подражая святому Иоанну Крестителю, он отправился в пустыню и долгое время пребывал на Пелусийской горе[1].

Он не имел какого-либо руководителя из святых отцов, но наставником ему в сем суровом, пустынном житии, был Сам Дух Святый; любовь к Богу поддерживала и укрепляла его в сем трудном подвиге. Ибо только одна любовь к Богу всего более может научить человека добродетели; она побудила святых Апостолов оставить все и идти вслед за Господом, Который не имел земных богатств; она же воодушевила преподобных отцов, которые «скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли»[2]; движимые сей любовию мученики и мученицы мужественно страдали за Христа, взывая: тебѐ, женишѐ мо́й, люблю̀, и҆ тебѐ и҆́щꙋщи страждꙋ̀. Сия любовь научила и святаго Епимаха переносить пустынные подвиги и труды, [638]Святый мученик Епимахпретерпевать всякие напасти от невидимых врагов, жить свято в Боге, быть готовым на смерть за Него. Прожив в своем пустынном уединении уже много лет, святый Епимах узнал, что христиане в Александрии претерпевают сильные притеснения, причем одни из последователей Христа, боясь лютых мук, скрываются в горах и пустынях, другие же отпадают от веры. Распаляемый ревностью к Богу, святый отшельник оставил свою пустыню и отправился в Александрию, желая своей кровью запечатлеть исповедание Христово, пострадать за Господа и укрепить таким образом слабых. Придя в Александрию, он увидел, каким жестоким мучениям подвергают нечестивые идолопоклонники верующих; с сердечной горестью он заметил, что злочестие бесовское сильно возросло, и многие из христиан колебались; язычники даже осквернили храм Господень. При виде сего святый смело вошел в идольское капище. Там по случаю языческого праздника тогда было много народа. Блаженный Епимах, в присутствии всех, смело поверг на землю идолов и сокрушил их. Язычники тотчас же схватили его и отвели к игемону Апеллиану. Увидев, что игемон сидит на судилище и обрекает христиан на мучения, святый мужественно устремился на него, чтобы поразить безбожника, и Апеллиан не избег бы руки святаго Епимаха, если бы стоявшие вокруг не удержали святаго: такую ревность о Господе Боге проявил подвижник. Игемон удивился такой дерзости человека, бедно одетого в рубище. Он повелел отвести его в темницу и держать там, пока не решит, какому мучению предать его.

В темнице тогда находилось множество верных, заключенных за исповедание великого Имени Христова; всех их укреплял Епимах на мученический подвиг; его увещание обод[639]рило и одушевило верующих, так что ни один из них не устрашился, не отпал от веры, но все с радостью пролили кровь свою за Истинного Бога и все они после различных жестоких мук предали Господу свои души. Наконец, и святаго Епимаха предали лютым мукам за то, что он не только верует во Христа, нарушает их праздник, но даже поднял руку на самого игемона, намереваясь убить его. Сначала святаго повесили и стали строгать железными когтями, затем стали метать в него камнями, раздробляя кости его, а он в муках возглашал:

— Если Господь мой Иисус Христос ради меня был распят, прободен копием и напоен оцтом, то не должен ли и я быть причастником Его страданий. Я хочу, чтобы вы подвергли меня еще большим мучениям, чем сии: заушайте меня, плюйте на меня, возложите мне на голову терновый венец, дайте мне трость в руки, напойте желчию все тело мое, покройте язвами, распните меня на кресте и пронзите меня копьем. Что претерпел Господь мой, то я хочу претерпеть.

Много народа стояло кругом и смотрело на мучения святаго Епимаха. В толпе находилась тогда одна женщина, которая могла только видеть одним глазом, ибо на другом у ней было бельмо. Видя страдания святаго, она плакала. В сие время капля крови святаго мученика брызнула и попала ей на больной глаз. Тотчас око ее исцелело, так что она могла им видеть, как другим. При таком чудном исцелении женщина вскричала:

— Велик Бог, Коего исповедует сей страдалец.

Затем мучители усекли главу Христова мученика. Так святый Епимах предал душу Господу, за Которого пострадал столь мужественно[3].

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

[640]Святые апостолы Стахий, Амплий и Урван [641]Святые апостолы Наркисс, Апеллий и Аристовул


[642]
Память
святых апостолов
Стахия, Амплия, Урвана, Наркисса, Апеллия и Аристовула

Святый Стахий был поставлен епископом в Византии святым Апостолом Андреем; вместе с ним святый Стахий воздвиг в Аргирополе[4] церковь; собрав здесь много верных, он поучал их заповедям Христовым. Так трудился он целых шестнадцать лет и после таких подвигов предал Господу свою душу. Тот же Апостол Андрей рукоположил в сан епископа Амплия и Урвана: Амплия — в Диосполе[5], Урвана — в Македонии. Они ревностно проповедовали учение Христово и сокрушили много идольских капищ; этим они вооружили против себя Еллинов и Иудеев. Сии враги веры Христовой предали мучениям святых мучеников, которые удостоились получить неувядаемые венцы. Наркисс, Апеллий и Аристовул также проповедовали Христово Евангелие: Наркисс — в Афинах, Апеллий — в Ираклии, Аристовул — в Британии; сии святые мужи после многих трудов и подвигов предали свои души Господу.


Конда́къ а҆пⷭ҇лѡвъ, гла́съ и҃:

Ꙗ҆́кѡ сщ҃є́ннаѧ сокрѡ́вища всест҃а́гѡ дх҃а, и҆ сл҃нца сла́вы сїѧ̑нїѧ, по до́лгꙋ воспои́мъ мꙋ̑дрыѧ а҆пⷭ҇лы: а҆пе́ллїа, ᲂу҆рва́на же и҆ а҆рїстовꙋ́ла, а҆мплі́а, наркі́сса и҆ стахѵ́а: ꙗ҆̀же бл҃года́ть собра̀ бг҃а на́шегѡ.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

[643]
Житие преподобных
Спиридона и Никодима

Всякая душа, озаренная свыше благодатию, бывает проста[6], в ней нет ни лукавства, ни лести, она — сосуд и жилище Самого Бога. Посему и Апостол говорит: бꙋ̑ѧѧ мі́ра и҆збра̀ бг҃ъ, да премꙋ̑дрыѧ посрами́тъ[7].

К числу таких избранных принадлежал и преподобный отец наш Спиридон. Сей блаженный происходил из некоторого селения, он не был научен книжному искусству, не был силен в слове, но был велик своим разумом духовным и богоугодными делами. Имея в своем сердце страх Господень, начало всякой премудрости, он пришел в Киево-Печерский монастырь и стал вести здесь суровую иноческую жизнь. Не зная грамоты, он начал учиться книжному искусству, хотя уже не был юн летами. Все Боговдохновенные Псалмы Давидовы он твердо изучил и знал на память. Святый подвижник с неослабевающей ревностью подвизался и заботился о спасении души своей; у него был благочестивый обычай: всякий день он воспевал Псалтирь Давидову и не переставал до тех пор, пока не кончал ее всю в тот же самый день. Бывший тогда игуменом Пимен постник, видя, что святый Спиридон отличается смирением и трудолюбием, постоянно пребывает в посте и молитве и во всем непорочен, возложил на него богоприятное для него послушание: печь хлеб, приносимый к Божественной Литургии для тайного тела Христова, т. е. просфоры. Блаженный Спиридон, поселившись в пекарне, не оставил и прежних своих духовных подвигов, стал исполнять возложенное на него послушание со всяким благоговением и страхом Божиим. Зная, что труд рук его предназначался для чистой и непорочной жертвы, приносимой иереем, он исполнял его, воссылая своими устами хваление Богу: рубил ли дрова, месил ли тесто, он всегда устами своими воспевал Псалмы Давидовы, чтобы ежедневно, по своему обыкновению, окончить всю Псалтирь.

[644]Однажды, исполняя свою обычную работу, сей блаженный подвижник затопил печь для печения просфор. Вдруг огонь вырвался из устья печи и охватил крышу того здания, где был святый. Блаженный Спиридон, взяв свою мантию, закрыл ею устье печи и, перетянув рукава своей власяницы, поспешил с ней к колодцу; наполнив ее водою, он быстро вернулся, созвал братию и просил, чтобы иноки помогли ему погасить пожар. Собравшись, братия увидели дивное явление: мантия, которой блаженный закрыл устье печи, была не тронута огнем и вода из власяницы не вытекала. Иноки быстро погасили принесенной водой горящее здание и радостно прославляли Бога. У сего блаженного Спиридона был один соучастник в трудах, некий брат по имени Никодим; он во всем был единомыслен со святым Спиридоном. Подобно сему блаженному, святый Никодим также ревностно молился и делил с ним труды телесные.

Сии подвижники свято и благоугодно работали в течение тридцати лет, чисто и непорочно исполняя свое послушание — печение просфор. Посему, преставившись в добром исповедании[8], они насыщаются славой Божией, которую зрят не в виде приносимого хлеба, но лицом к лицу; их святыми молитвами да насытимся достойно и мы хлеба жизненного, — благодати и славы Иисуса Христа, Ему же с Богом Отцем и со Святым Духом подобает честь, слава и поклонение ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - концовка 19.png


  1. В нижнем Египте, недалеко от реки Нила.
  2. Посл. к Евр., гл. 11, ст. 38.
  3. Мученическая кончина святаго была около 250 г.
  4. Аргирополь, ныне Фундукли, предместье Константинополя, близ Перы и Галаты.
  5. Диосполь находился в Палестине к северо-западу от Иерусалима.
  6. Срав. кн. Притч, гл. 11, ст. 26.
  7. 1 Посл. к Коринф., гл. 1, ст. 27.
  8. Их блаженная кончина последовала около половины XII в. Мощи их почивают в Антониевой пещере.