Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Февраль/27

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 27 февраля
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. VI. Месяц февраль. — С. 478—486.


[478]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 17.png
День двадцать седьмой

Память
преподобного отца нашего
Прокопия Декаполита,
Исповедника

Страна Декаполитская, получившая свое название от десяти городов, расположенных в ней, находится при море Галилейском; об этой стране упоминает святый Евангелист Марк, говоря: прїи́де і҆и҃съ на мо́ре галїле́йско, междꙋ̀ предѣ́лы декапѡ́льски[1]. Из этой страны быть родом преподобный Прокопий Исповедник. Опытный в монашеских подвигах, испытанный в строгом пощении, украшенный чистотою душевною, он был славен и знаменит среди подвижников. В то время наступили тяжелые времена иконоборческой ереси; ее первым возбудителем был беззаконный царь греческий Лев Исаврянин[2], несправедливо называвший святые иконы идолами, а поклоняющихся им — идолопоклонниками. Без милосердия он убивал многих безвинных православных, предавал проклятию всех бывших до [479]Преподобный Прокопийнего правоверных царей, святителей и христиан, как почитавших святые иконы, заслужив за это ото всех проклятие. Тогда великий и незыблемый столп Православия и крепкий защитник правой веры преподобный Прокопий стал мужественно против множества еретиков, в своем нечестии хуливших воплощение Бога Слова и бесчестно отрицавших святые иконы. Он постыдил еретиков, обличая их безумное мудрование и преодолевая его непобедимыми Боговдохновенными словами; точно паутину разорвал преподобный Прокопий их хитроумные словесные плетения.

Этим он навлек на себя гнев безбожного царя, который, подобно дикому льву, вышедшему из пустыни, рыкал, ища добычи. По его приказанию преподобного схватили и жестоко били; мучители строгали его тело железными орудиями, и затем они ввергли его в мрачную и смрадную темницу. Но святый твердо переносил все страдания. С ним вместе страдал и преподобный Василий, который прежде подвизался вместе с Прокопием в постничестве и добродетели. Оба они теперь вместе много претерпели мучений за святые иконы. Оба вместе были заключены в темницу и находились там до самой смерти безбожного мучителя. Когда же Лев умер, лишившись не только временной, но и будущей вечной жизни, святый Прокопий вместе с своим другом Василием и другими святыми был выпущен из темницы. Прочее время своей жизни он прожил в постнических трудах, многих наставлял на добродетели и приводил ко спасению. В маститой старости он отошел ко Христу Богу, чтобы видеть Его уже лицом к лицу, а не в иконном изображены и — чтобы, как постнику и страдальцу Христову, подвизавшемуся до крови за Его святую икону, принять достойную награду за труды свои.


[480]
Тропа́рь прпⷣбнагѡ, гла́съ и҃:

Сле́зъ твои́хъ тече́ньми пꙋсты́ни безпло́дное воздѣ́лалъ є҆сѝ, и҆ и҆̀же и҆з̾ глꙋбины̀ воздыха́ньми, во сто̀ трꙋдѡ́въ ᲂу҆плодоноси́лъ є҆сѝ, и҆ бы́лъ є҆сѝ свѣти́льникъ вселе́ннѣй, сїѧ́ѧ чꙋдесы̀, проко́пїе ѻ҆́тче на́шъ: молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а сп҃сти́сѧ дꙋша́мъ на́шымъ.

Конда́къ, гла́съ д҃:

Денни́цꙋ дне́сь цр҃ковь и҆мꙋ́щи, всѧ́кꙋю ѕлосла́вїѧ мглꙋ̀ разгонѧ́етъ, почита́ющи тѧ нбⷭ҇нотаи́нниче проко́пїе пресла́вне.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

Память преподобного
Фалалея

Святый Фалалей был родом из Киликийской[3] области. Презрев мирскую суету, он сначала пришел в обитель преподобного Саввы Освященного[4]. Возлюбив постнические подвиги иноческого жития, он принял ангельский образ и за свою добродетельную жизнь удостоился сана пресвитера. Спустя несколько лет он пришел в Гавалу, один из Сирийских городов, принадлежавший к Лаодикийской митрополии. В расстоянии двадцати стадий от города была большая могила. На ней стояло пришедшее уже в ветхость языческое капище, окруженное древними гробницами; здесь обитало множество нечистых духов. Все проходившие мимо боялись сего места, ибо нечистые духи не только страшили путников привидениями, но часто даже напа[481]дали Преподобный Фалалейна них и причиняли много зла и людям, и животным. Слыша об этом, преподобный Фалалей отправился туда и поселился там. Он построил себе небольшую палатку и жил в ней, подвизаясь в посте, умерщвляя плоть лишениями, молясь непрестанно день и ночь. Не могли перенести такого соседства нечистые духи. Собравшись целым полчищем, они с великой яростию устремились на святаго мужа, старались устрашить его дикими голосами, грозили ему и всякими кознями пытались заставить святаго оставить то место, которое они издавна считали своим. Но, крепкий своей верой в Бога, преподобный Фалалей, ограждаясь молитвой и крестным знамением, бодро стоял, как храбрый и непобедимый воин, и попирал немощную силу злых духов.

Так долгое время, каждый день и особенно по ночам, мужественно боролся святый с нечистыми духами и наконец с Божиею помощию победил их. Они бежали со стыдом, не будучи в состоянии одолеть непобедимого воина Христова.

Изгнав бесов, угодник Божий построил себе совсем не по своему росту келлию — малую и тесную, всю два локтя в высоту и один в ширину; в ней он не только не мог стоять, но даже и сидеть обычно: преподобный Фалалей был высокого роста, посему, сидя в своей келлии, он всегда принужден был голову пригибать к коленам. В такой тесноте он прожил около десяти лет. В то время его посетил епископ Киринейский Феодорит и застал преподобного Фалалея за чтением Евангелия. Когда епископ спросил его, почему он избрал себе такой образ жизни, святый отвечал:

— Я — великий грешник; веруя, что меня в будущей жизни должны постигнуть великие мучения, я и изобрел для себя добро[482]вольно столь малое узилище, надеясь, что этими небольшими стеснениями я избавлюсь от вечных мук.

Беседуя с ним, епископ получил для себя великую пользу.

Бог даровал преподобному Фалалею и дар чудотворения: преподобный по своим молитвам мог исцелять недугующих всякими болезнями и исцелял не только людей, но и скот. Поэтому многие приходили к нему как к целебному источнику и обретали у него здравие не только телесное, но и душевное, так что многие из окрестных еллинов обратились ко Христу Богу. Среди христиан, живущих в пределах города Гавалы, было много язычников. Все они просветились святою верою, будучи приведены к познанию истины чудесами святаго Фалалея. При помощи этих новообращенных христиан преподобный разорил языческое капище и уничтожил могилы. Очистив это место от бесовских скверн, он построил здесь храм Божий во имя Всех Святых Мучеников и завел в нем ежедневное Богослужение во славу Божию. Прочее время своей жизни он проводил в тех же подвигах, что и раньше, и, угодив Богу, преставился в преклонной старости. Святый Софроний Иерусалимский[5] так пишет о сем преподобном в Лимонаре[6]:

Авва Петр, пресвитер Лавры святаго Саввы, поведал нам о авве Фалалее Киликийском, что сей блаженный отец шестьдесят лет был иноком и никогда не прекращал слез, говоря:

— Сие время дал нам, братия, Бог на покаяние и если мы его погубим, то за это будем строго судимы.

Преподобный Фалалей скончался около 460 года, пребыв в иночестве 60 лет.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

[483]

Житие преподобного
Тита,
пресвитера Печерского

Как ѿкрыва́етсѧ гнѣ́въ бж҃їй съ нб҃сѐ на всѧ́кое нече́стїе[7], и как нисходит ми́ръ бж҃їй, превосходящий ум[8] и охраняющий тело и душу стремящегося к нему человека, всё это видим в житии блаженного Тита. Он был инок Печерского монастыря[9], почтенный саном пресвитера. На подвиги, достойные вечного блаженства, преподобный Тит был наставлен следующим обстоятельством: у него был брат не по плоти, а по духу, черноризец того же монастыря по имени Евагрий, по сану диакон. Великая и нелицемерная любовь соединяла двух иноков, так что все дивились их единодушию и взаимной любви. Но ненавидящий всякое добро диавол, обыкший сеять плевелы среди пшеницы[10], и между ними посеял вражду. Гневом и ненавистью он так омрачил их сердца, что они не могли даже взглянуть друг другу в лице, и поэтому всячески старались избегать один другого. Когда один шел в церкви с кадильницей, тогда другой убегал от каждения; если же один не отходил, то другой проходил мимо него, не покадив. В столь греховном мраке они пребывали долгое время, так что, по диавольскому внушению, даже дерзали возносить Божественные дары и причащаться их, не примирившись друг с другом, не испросив прощения друг у друга. Много раз просила их братия примириться, но они и слышать не хотели. Однажды, по Божиему смотрению, случилось преподобному Титу так сильно захворать, что он уже не думал остаться в живых. Тогда он горько стал плакать о своем прегрешении и смиренно послал к диакону Евагрию сказать ему:

[484]— Прости меня, брат, ради Господа за то, что я оскорбил тебя гневом своим.

Но тот не только не простил Тита, но стал еще более поносить его и даже проклинать. Однако братия, увидев, что Тит уже умирает, силою привели к нему Евагрия, чтобы он примирился с братом. Увидев его, больной, приподнявшись, упал к ногам Евагрия, говоря со слезами:

— Прости меня, отче, и благослови!

Но немилостивый и бесчеловечный Евагрий отвратился от брата и пред всеми сказал полные ненависти слова:

— Я никогда не хочу примириться с ним: ни в сем веке, ни в будущем!

Сказав сие, он вырвался из рук братий и упал. Иноки хотели поднять его, и нашли его мертвым. Они не могли ни сложить ему рук, ни затворить уст, ни закрыть очей — словно он умер давно. В это время блаженный Тит встал совершенно здоровым, как будто бы никогда не болел. Все ужаснулись, видя внезапную кончину одного и быстрое исцеление другого. Они начали спрашивать блаженного пресвитера Тита, что бы это значило? Блаженный Тит поведал им то, что ему было открыто о сем свыше:

— Во время болезни, — так начал блаженный Тит свой рассказ, — я, еще одержимый гневом, увидел, как ангелы отступили от меня. Они рыдали о гибели моей души, а бесы радовались, что я имею гнев на своего брата. Посему-то я и начал просить вас, чтобы вы пошли и испросили мне у брата моего прощения. Когда вы привели его ко мне, и я поклонился ему, а он отвернулся от меня, я увидел одного немилостивого Ангела с пламенным копьем, коим он ударил непростившего меня, и тот упал мертвым. Тот же Ангел подал мне руку, поднял меня, и вот я выздоровел.

Устрашенные рассказом, иноки много плакали об умершем Евагрии. Они погребли его, но не могли сложить ему руки и закрыть глаза и уста. Сами же особенно стали блюстись гнева, прощая друг другу всякое слово обидное, памятуя слова Господни: ꙗ҆́кѡ всѧ́къ гнѣ́ваѧйсѧ на бра́та своего̀ всꙋ́е, пови́ненъ є҆́сть сꙋдꙋ̀[11]. Также и святый Ефрем Сирин сказал: «Если кому [485]Преподобный Титслучится умереть в вражде, то такового ожидает неумолимый суд». И можно было сказать тогда о вразумленной братии: ми́ръ мно́гъ лю́бѧщымъ зако́нъ тво́й (Господи)[12]. Но особенно сам пресвитер Тит, видя, как за примирение с своим братом он получил примирение с Богом и был избавлен от смерти не только телесной, но и душевной, с сего времени даже и не думал гневаться на кого-либо, но, отбросив гнев, приобрел постоянную любовь к братии, которая, как корень мира, есть союз совершенства, она исходит ѿ чи́ста се́рдца, и҆ со́вѣсти благі́ѧ, и҆ вѣ́ры нелицемѣ́рныѧ[13], она долготерпи́тъ, милосе́рдствꙋетъ, не зави́дитъ[14], содержит в себе все добродетели и — особенно: пост, целомудрие, постоянную молитву. Блаженный с сего времени всегда имел в своем сердце слова писания: ᲂу҆цѣломꙋ́дритесѧ и҆ трезви́тесѧ въ мл҃твахъ. Пре́жде же всѣ́хъ дрꙋ́гъ ко дрꙋ́гꙋ любо́вь прилѣ́жну и҆мѣ́йте, занѐ любо́вь покрыва́етъ мно́жество грѣхѡ́въ[15]. Принося бескровную жертву, пресвитер Тит исполнял и следующее Евангельское слово: є҆́же люби́ти бли́жнѧгѡ ꙗ҆́кѡ себѐ, бо́лѣе є҆́сть всѣ́хъ всесожже́нїй и҆ же́ртвъ[16]. Он стяжал себе столь невозмутимый мир, что, пылая чувством совершенной любви, не мог, скорбя, сказать: нѣ́сть ми́ра въ косте́хъ мои́хъ ѿ лица̀ грѣ̑хъ мои́хъ[17]. Совершенный мир души сего постника был таков, что на нем истинно исполнилось изречение апостола: нѣ́сть ца́рство бж҃їе [486]бра́шно и҆ питїѐ, но пра́вда и҆ ми́ръ[18]. Посему и на Небеси блаженный Тит удостоился получить упокоение, стремясь к которому, он после многих трудов и подвигов отошел к Господу. Святое тело его почивает в одной из печерских пещер, полной святых, как дольнее небо, духом же он присутствует на Небе, куда вознесен руками явившихся ему Ангелов. Они могли сказать о сем прежде грешнике, потом же достойно покаявшемся праведнике только то, что сказал святый Павел о Апостоле Тите: ᲂу҆тѣ́ши на́съ бг҃ъ прише́ствїемъ ті́товымъ[19]. Мы, также радуясь, можем сказать в ответ сим небесным жителям из того же Писания: мы утешились, видя ваше утешение и особенно возрадовались радостию Тита, упокоившегося среди вас[20]. Святыми молитвами преподобного Тита да сподобимся и мы, отложив всякий гнев, получить прощение грехов и восприять упокоение временное и вечное от Христа Иисуса Господа нашего, Который есть бг҃ъ любвѐ и҆ ми́ра[21]. Ему же слава со Отцем и Святым Духом во веки[22]. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - концовка 12.png


  1. Еванг. от Марк., гл. 7, ст. 31. Декаполь — десятиградие, область или округ по ту сторону Иордана, простиравшийся на севере до Дамаска, на юге до Филадельфии, на западе до Скифополя и на востоке до Канафы. Здесь лежали десять городов, населенные преимущественно язычниками, среди которых, впрочем, было много и иудеев.
  2. Царствовал с 717 по 741 год.
  3. Киликия — юго-восточная провинция Малой Азии, составлявшая некогда одну из цветущих областей Римской империи, граничит на востоке с Сирией, на севере — с Каппадокией и Ликаонией, на западе — с Писидией и Памфилией, на юге — со Средиземным морем и Исским заливом. Ныне эта область принадлежит Турции.
  4. Преподобный Савва, т. н. Освященный, великий пустынник палестинский († 532 г., память его — 5-го декабря), ученик и сподвижник преподобных Евфимия Великого, Феоктиста и Герасима. Впоследствии он подвизался уединенно в пустыне близ Иордана, где в 484 г. основал в 12 верстах на восток от Иерусалима монастырь, знаменитый после под именем Лавры Саввы Освященного. Лавра существует доселе и пользуется широкой известностью на Востоке и славится подвижнической жизнью своих иноков.
  5. Софроний, патриарх иерусалимский († 641 г. или 644 г.) известен, главным образом, своею борьбою с ересью монофизитов.
  6. Лимонарь (греч. Λειμωνάρειον от Λειμὼν — луг, пажить) — весьма распространенное сочинение греческого инока Иоанна Мосха († 622 г.). В монастырях Палестины, Сирии, Египта, Кипра, Константинополя и Рима Мосх собрал массу повествований о жизни христианских подвижников, а также их изречения и нравоучения, и всё это изложил в своем Лимонаре, послужившем одним из первоисточников для агиографических сочинений позднейших времен. Лимонарь окончен Мосхом был в Риме, куда его сопровождал ученик его инок Софроний, впоследствии патриарх иерусалимский. Окончив Лимонарь, Мосх передал его в распоряжение Софрония.
  7. Послан. к Римл., гл. 1, ст. 18.
  8. Послан. к Филипп., гл. 4, ст. 7.
  9. Разумеется Киево-Печерский монастырь, основанный преподобными Антонием († 1073 г.) и Феодосием († 1074 г.)
  10. Еванг. от Матф., гл. 5, ст. 22.
  11. Еванг. от Матфея, гл. 5, ст. 22.
  12. Псал. 118, ст. 165.
  13. 1 Тим., гл. 1, ст. 5.
  14. 1 Коринф., гл. 13, ст. 4.
  15. 1 Петр., гл. 4, ст. 7—8.
  16. Еванг. от Марка, гл. 12, ст. 33.
  17. Псал. 37, ст. 4.
  18. Римл., гл. 14, ст. 17.
  19. 2 Коринф., гл. 7, ст. 6.
  20. Эти слова заимствованы из того же послания Апостола к Коринф., гл. 7, ст. 7.
  21. 2 Коринф., гл. 13, ст. 11.
  22. Преподобный Тит жил в XII в.