Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Январь/28

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 28 января
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. V. Месяц январь. — С. 890—905.


[890]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 51.png
День двадцать восьмой

Житие
преподобного отца нашего
Ефрема Сирина[1]

Святый Ефрем был родом из Месопотамии из города Низибии[2]. Он родился в царствование Константина Великого[3] от христианских родителей[4] и дожил до царствования Феодосия Великого[5]. Еще в юных годах Святый Ефрем отрекся от мира и ушел в пустыню, где стал иноком[6]. Он получил [891]Преподобный Ефрем Сиринот Бога дар премудрости; из уст его истекала благодать, подобно сладкой реке напоявшая умилением души всех, слушавших его поучения. Это было предзнаменовано ему в самом раннем возрасте. Когда он был еще ребенком, родители его видели о нем следующий сон: виноградная лоза взошла на языке мальчика и, выросши, наполнила ветвями и гроздьями всю поднебесную. Птицы небесные собирались и ели ягоды винограда, и сколько они съедали, настолько же количество винограда увеличивалось. Когда затем святый Ефрем подвизался на одной пустынной горе, исполненный великого умиления и сердечного сокрушения, один из богоносных отцов видел во сне светлого, сиявшего подобно Ангелам, мужа. Он держал в руке исписанный свиток и спрашивал:

— Кто может принять и сохранить этот свиток?

Голос свыше отвечал ему:

— Никто другой, кроме Ефрема, угодника Моего.

Перед явившимся мужем стоял Ефрем. Он открыл свои уста, а муж вложил ему в рот свиток. Преподобный Ефрем съел свиток, а затем, вскоре после этого, начал говорить и писать назидательные речи, приводившие в умиление каждого, читавшего их и слушавшего. Они могли в каждом возбудить страх Господень и наставить на путь покаяния, как это ясно из его Боговдохновенных книг. Равным образом и другой великий и святый старец имел подобное же видение во сне о святом Ефреме. Он видел сонмы Ангелов, сходивших [892]с Неба, по повелению Божию, и имевших в руках свиток, исписанный внутри и извне. Они говорили друг другу:

— Кто может этот свиток принять?

В ответ одни называли одно имя, другие вспоминали другое, а некоторые говорили:

— Поистине святы и праведны упомянутые мужи, но ни один из них не может принять этого свитка, а только Ефрем, кроткий и смиренный сердцем.

Затем старец видел, как Ефрему был отдан этот свиток. Встав наутро, он слышал, как блаженный Ефрем предлагал братии поучительные назидания. Как будто источник истекал из уст! Из них исходили речи, преисполненные великой пользы. Он уверовал, что все, исходящее из уст святаго Ефрема, внушается Духом Святым, и прославил Бога, подающего такую благодать рабам Своим.

В 363 году Низибия подпала под власть Персов, и многие из христиан оставили Низибию. Тогда и преподобный Ефрем вознамерился пойти отсюда в город Эдессу[7]. Он обратился к Богу с такою молитвою:

— Господи Иисусе Христе! Сподоби меня увидеть город Твой, и когда я буду входить в него, пошли мне навстречу такого человека, который побеседовал бы со мною от Священного Писания с пользою для меня.

Когда он, так помолившись, приближался к городу и входил в ворота, встретила его женщина. Увидев ее, раб Божий опечалился и обратился мысленно к Богу:

— Господи, Ты презрел моление раба Твоего. Ибо каким образом может она беседовать со мною о книжной мудрости?

Женщина же стояла и смотрела на него. Святый Ефрем обратился к ней с вопросом:

— Скажи мне, женщина, зачем ты стоишь и смотришь на меня?

Женщина ответила:

— Я смотрю на тебя, потому что женщина от мужа взята, а ты смотри не на меня, а в землю, из которой ты взят.

[893]Услышав это, Ефрем подивился такому ее ответу и прославил Бога, давшего женщине такой ум. Он понял, что не презрел Господь молитвы его. Вошедши в город, он жил в нем много времени[8].

Случайно близ того дома, в котором обитал святый, жила другая женщина — блудница, бывшая его соседкою. Подстрекаемая бесовским лукавством, она хотела оскорбить старца. Открыв оконце, откуда был вид на жилище святаго, она увидела, что Ефрем стоит и варит себе пищу. Женщина громко обратилась к нему:

— Благослови, господин!

Преподобный посмотрел на оконце и, заметив, что она наблюдает, сказал ей:

— Господь да благословит тебя.

Тогда женщина продолжала:

— Чего недостает для твоей пищи?

Святый ответил:

— Три камня и немного песку необходимо, чтобы заградить оконце, из которого ты смотришь сюда.

Женщина бесстыдно сказала ему на это:

— Я обратилась к тебе с речью первая, и ты ответил мне. Я хочу лечь с тобою, а ты отказываешься с первого слова.

Раб Божий отвечал ей:

— Если ты хочешь лечь со мною, то иди на то место, какое я тебе укажу.

Блудница сказала:

— Укажи мне это место, и я приду.

[894]Тогда святый сказал:

— Если ты избрала меня, то не можешь возлечь со мною ни на каком другом месте, как только среди города.

Блудница изумилась:

— Разве не стыдно нам будет людей?

Святый ответил:

— Если нам стыдно людей, то насколько больше должно стыдиться, а вместе и бояться Бога, знающего все тайны человеческие! Ведь Он будет судить весь мир и воздаст каждому по делам его.

Услышав это, блудница умилилась речами святаго Ефрема. Она пришла и припала к ногам его, плача и говоря:

— Раб Божий! Наставь меня на путь спасения, чтобы я могла избавиться от многих моих злых деяний.

Преподобный Ефрем, преподав ей много наставлений из Священного Писания, утвердил ее в покаянии и, отдав ее в женский монастырь, спас душу ее от беззаконий и греха.

Затем еще одна блудница, подошедши к преподобному Ефрему, когда он куда-то шел, соблазняла его на грех, чтобы, по крайней мере, рассердить его, так как никто и никогда не видел его гневающимся.

Преподобный сказал ей:

— Иди за мною.

Женщина пошла за ним. Когда они подошли к одному многолюдному месту, святый сказал ей:

— Здесь ляжем и совершим грех.

Она же, видя народ, сказала ему:

— Как можно здесь остановиться, когда кругом столько народу! Разве не стыдно?

Преподобный ответил ей:

— Если ты стыдишься людей, то насколько больше мы должны стыдиться Бога, знающего сокровенные тайны?

Так женщина отошла от него посрамленная, не будучи в состоянии ни прельстить святаго ко греху, ни возбудить в нем гнев, ибо он был муж поистине незлобивый и кроткий и совершенно неспособный гневаться.

О его добросердечии рассказывают следующее. Когда он постился в пустыне, ученик его в обычное время приносил ему пищу. Однажды, когда он нес пищу, то случайно разбил на [895]пути сосуд, в котором была пища. Он боялся гнева старца, но последний, увидев смущенного ученика, сказал:

— Не скорби, брат, — если пища не захотела к нам придти, то мы пойдем к ней.

Затем, подошедши, он сел у разбитого сосуда и, собирая пищу, стал есть. Так он был незлобив! О нем рассказывали, что с тех пор, как он стал иноком, никогда ни на кого не гневался.

Преподобному Ефрему было однажды откровение о святом Василии Великом[9]. Он видел в сонном видении огненный столп, достигавший до Неба, и слышал Голос:

— Ефрем, Ефрем! Каким ты видишь этот огненный столп, таков и есть Василий.

Тогда Ефрем пожелал видеть святаго Василия. Взяв с собою переводчика, — ибо он не умел говорить по-гречески, — святый Ефрем пошел в Кесарию Каппадокийскую[10]. Он нашел святаго Василия в церкви поучающим людей и начал славить его громким голосом, говоря:

— Воистину велик Василий! Воистину он есть столп огненный! Воистину Дух Святый говорит его устами!

Тогда некоторые из народа стали говорить:

— Кто этот странник, так восхваляющий архиепископа? Не льстит ли он ему, чтобы получить что-либо из рук его?

После отпуста церковного, когда преподобный Ефрем вступил в дружескую беседу со святым Василием, последний спросил его:

— Почему ты так прославлял меня?

Преподобный Ефрем ответил:

— Потому что я видел белого голубя, сидевшего на правом плече твоем и говорившего тебе на ухо то, что ты внушал людям. Кроме того, огненный язык вещал твоими устами.

На это святый Василий сказал ему:

— Поистине я вижу ныне то, что слышал о тебе, житель пустыни и любитель безмолвия! Так пишется и у Пророка Давида: є҆фре́мъ крѣ́пость главы̀ моеѧ̀[11]. Поистине к тебе относятся эти [896]пророческие слова, ибо ты многих наставил на путь добродетели и укрепил в ней. Кротость же твоя и незлобие сердца сияют для всех, как свет.

После того Василий Великий сказал:

— Почему, честны́й отче, ты не принимаешь посвящения в сан пресвитера, будучи достоин его?

— Потому что я грешен, владыка! — отвечал ему Ефрем чрез переводчика.

— О, если бы и я имел грехи твои! — сказал Василий, и прибавил: — Сотворим земной поклон.

Когда же они поверглись на землю, святый Василий возложил руку свою на главу преподобного Ефрема и произнес молитву, положенную при посвящении во диакона. Преподобный Ефрем пробыл после того со святым Василием три дня, в духовной радости. Василий поставил его во диакона, а переводчика его в пресвитера и потом с миром отпустил их.

Преподобный Ефрем имел великую любовь к преподобному Аврамию затворнику, память которого празднуется 29 октября. Они часто посещали друг друга и умилялись взаимно назидательными дружескими беседами. А когда блаженная Мария, племянница Аврамия, подверглась обольщению врага, преподобный Ефрем своими молитвами много содействовал спасению ее. Он много болел сердцем о согрешающих и много заботился об исправлении их.

Преподобный Ефрем то пребывал в пустыне[12], в безмолвии работая Богу, причем собрал там и множество учеников, — то, по повелению Божию, жил в городе Эдессе, приводя многих людей к покаянию и приобретая для Бога погибшие души своими поучениями. Настолько он изобиловал душеполезными словами и был преисполнен благодати Божией, что много раз у него изнемогала гортань от напряжения голоса, а язык от произнесения слов; однако, речи его не становились короче, тем более что ум его был преисполнен глубины премудрости и разума[13]. Кроме [897]того, он был исполнен глубокого смирения, всячески избегал человеческого почитания и временной славы. Один раз народ хотел схватить его и насильно поставить в епископы. Ефрем, [898]узнав об этом, притворился юродивым и начал бегать по площади, влача за собою свою одежду, как безумный, — схватывал продаваемые хлебы и овощи и ел. Видя это, люди сочли его помешанным, а он бежал из города и скрывался, пока не был поставлен другой епископ на то место, на которое его хотели поставить. В молитве святый пребывал непрестанно — днем и ночью. Обладая даром умиления и слез, он плакал всегда, поминая день суда, о котором он много писал и говорил. Он мало спал, мало вкушал и пищи, — только бы не изнемочь и не умереть от голода и лишения сна. Он был совершенно нестяжателен и любил нищету больше богатства, как и сам говорит о себе в своем завещании:

— Ефрем никогда не имел ни золота, ни серебра, ни какого-либо хранилища, исполняя волю благаго Учителя Христа, заповедовавшего: ничего на земле не приобретайте[14].

В те годы жил еретик Аполлинарий[15], ложно мудрствовавший о воплощении Господнем. Он находчив был в словах и искусен в эллинской премудрости, вследствие чего сильно смущал Церковь Божию и многих увлек в свою ересь. Этот еретик весь труд свой и все старание, от самой юности своей и до старости, прилагал к тому, чтобы развращать православных и увлекать их в свое заблуждение. Он написал много книг против православных, из коих особенно замечательны две, так как в них наиболее полно выражено все его душевредное учение. Их он и употреблял, как оружие, ведя борьбу с православными путем словесных состязаний. Эти его книги были положены на сохранение у одной женщины, сожительницы его. Преподобный Ефрем, узнав об этих книгах, изобрел против еретической хитрости свою, еще более изумительную: он пришел к той женщине тайно и весьма хвалил Аполлинария, называя себя при этом учеником последнего. Как бы желая научиться неизвестной ему мудрости, он просил женщину дать ему на малое время аполлинариевы книги, которые она хранила, чтобы из них списать вкратце наиболее замечательные места. Женщина, будучи уверена, что это действительно ученик ее друга, дала ему обе книги с условием, чтобы он поскорее возвратил их и никому о них не говорил. Святый Ефрем, [899]взяв книги, отнес в свою обитель и, приготовив клей, все листы в них, отгибая по одному, склеивал, пока, наконец, не склеил все их так, что книги стали как бы одним куском дерева, или камнем, причем ни одного листа нельзя было отделить от другого. Затем он отнес книги женщине. Она же, взяв их и не посмотрев внутрь, положила на своем месте. Случился потом спор православных с еретиком Аполлинарием, состарившимся уже. Не обладая уже прежнею находчивостью в спорах и имея слабую память, по причине старости, он хотел достигнуть победы над православными при помощи тех своих книг; но, взяв их, он не мог их раскрыть, так как листы были крепко склеены и окаменели. Он исполнился великого стыда и вышел с Собора побежденным и посрамленным, а затем скоро от скорби и великого стыда он лишился жизни, с позором извергнув свою окаянную душу.

Преподобный отец наш Ефрем, прожив богоугодно много лет и приведши многих к спасению, заблаговременно провидел свою кончину и написал для своих учеников поучительное завещание. Проболев немного, он в глубокой старости отошел ко Господу[16]. Честно́е тело его было погребено в его обители, находившейся в пустыне, в пределах Эдесских, в Сирии, а святая душа его предстоит ныне престолу Владыки, ходатайствуя о нас, чтобы мы получили прощение грехов наших, по его молитвам, благодатию и милосердием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки. Аминь.


Тропа́рь прпⷣбнагѡ, гла́съ и҃:

Сле́зъ твои́хъ тече́ньми пꙋсты́ни безпло́дное воздѣ́лалъ є҆сѝ, и҆ и҆̀же и҆з̾ глꙋбины̀ воздыха́ньми во сто̀ трꙋдѡ́въ ᲂу҆плодоноси́лъ є҆сѝ, и҆ бы́лъ є҆сѝ свѣти́льникъ вселе́ннѣй, сїѧ́ѧ чꙋдесы̀, є҆фре́ме ѻ҆́тче на́шъ. молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а сп҃сти́сѧ дꙋша́мъ на́шымъ.

Конда́къ прпⷣбнагѡ, гла́съ в҃:

Ча́съ при́снѡ прови́дѧ сꙋда̀, рыда́лъ є҆сѝ го́рькѡ є҆фре́ме, ꙗ҆́кѡ любобезмо́лвный, дѣ́лателенъ же бы́лъ є҆сѝ въ дѣ́лѣхъ ᲂу҆чи́тель прпⷣбне. тѣ́мже ѻ҆́тче всемі́рный, лѣни̑выѧ воздвиза́еши къ покаѧ́нїю.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

[900]
Житие святаго
Ефрема Печерского,
епископа Переяславского

После блаженного Варлаама[17], боярского сына, блаженный Ефрем евнух, человек знатного рода и благородного происхождения, весьма любимый князем Изяславом[18] и заведывавший у него всем его хозяйством, пришел из княжеского дома к преподобному отцу нашему Антонию и просил его, вместо служения князю, приобщить его к слугам Царя Небесного и возложить на него святый ангельский образ иноческого чина. Преподобный Антоний, преподав ему наставление о спасении души, поручил блаженному Никону[19] постричь его. Согласно этому повелению, Никон постриг блаженного Ефрема и облек в иноческую одежду. Но ненавидящий добро враг, диавол, навлек великую скорбь на преподобных за пострижение сего блаженного Ефрема, равно как и за пострижение блаженного Варлаама, о чем записано в житиях преподобных Антония и Никона. В самом деле, князь тьмы, видя, что он побеждается тем священным сонмом, который собирался в темной пещере, и поняв, что с этого времени место сие будет прославляться, скорбел о своей гибели. Он начал своими враждебными кознями разжигать сердце князя Изяслава против преподобных, побуждая его разогнать священный сонм. Однако он не мог этого достигнуть и сам был прогнан молитвами преподобных; он впал в яму, которую готовил. Правда, и постригший блаженного Ефрема преподобный Никон был приведен к князю и резко обличен, и сам начальник братии, преподобный Антоний с братиею, вследствие гнева князя, был изгнан из пещеры, но затем скоро, по ходатайству княгини пред князем Изяславом, а лучше сказать — [901]Святый Ефремпо молитвам Царицы Небесной, Пресвятой Богородицы, пред Царем славы, Христом Богом, иноки возвратились в пещеру свою, как храбрые воины с поля брани, победив своего супостата — диавола. После этого они всегда оставались в пещере, прославляя и благословляя Бога.

После всего бывшего преподобный отец наш Ефрем, видя, какую скорбь причинил враг всему священному сонму, сильно вооружился против него богоугодною жизнию в пещере, постоянною молитвою, постом и всенощным бдением. Повинуясь во всем советам отца и наставника своего, преподобного Антония, он обнаруживал большое усердие в подражании всем его добродетелям. Потому-то, по примеру преподобного Антония, который совершал путешествия из России на Святую Афонскую Гору, и сей преподобный отец наш Ефрем горел духом, стремясь к Святым местам. Он желал быть самовидцем равноангельского жития святых афонских отцов, чтобы вдохновиться любовию к их добродетельным трудам. Посему он умолял преподобного Антония дать ему благословение на путешествие в греческую страну. Преподобный, не желая лишить его награды за странничество, отпустил его с благословением и молитвою, подобно тому, как некогда Ной отпустил голубку из ковчега, чтобы она принесла масличную ветвь. Тогда преподобный отец наш Ефрем, приняв, как два голубиные крыла, благословение и молитву, устремился в предлежавший ему путь и достиг до Константинополя. Везде по пути он наблюдал жизнь святых людей, посещал жилища отшельников, земных Ангелов, насыщаясь в изобилии духовною пищею, душеспасительными беседами и наставлениями святых отцов. Вследствие этого он несколько замедлил в своем путешествии. [902]Когда же его повлекла назад любовь к родине, он, чтобы не возвращаться в свой мысленный ковчег без какой-либо масличной ветви, списал устав святаго Студийского монастыря[20] и принес в Печерский монастырь, по поводу чего и посылал к нему, в бытность его в Греции, блаженный игумен Феодосий от имени преподобного Антония. По возвращении своем из Святых мест он пожил в Печерском монастыре недолго, но зато послужил образцом многих добродетелей к душевной пользе иноков, так что все благодарили о нем Бога. В это время преставился блаженный епископ переяславский Петр. По благоволению Божию, по совету всех и по желанию великого князя Всеволода Ярославича[21], преподобный отец наш Ефрем поставлен был Переяславским епископом преосвященным митрополитом киевским Иоанном.

Приняв великий сан святительства, он начал обнаруживать великую ревность об устроении церквей в своей епископии. Он считал это для себя самым почетным и самым дорогим делом, имея в виду умножить прославление пресвятаго имени Божия. Бог споспешествовал ему в этом деле: спустя всего несколько лет, он построил большую и величественную каменную церковь святаго Архистратига Михаила, которую и сделал соборным храмом Переяславской епископии; затем, на вратах этой устроил церковь святаго Феодора, и, наконец, пред вратами каменной церкви построил церковь святаго Андрея Первозванного. Он украсил также город Переяславль различными церковными зданиями, притом каменными, чего прежде не было[22]. Все это, спустя немного времени, было уничтожено, когда, по Божию попущению, в наказание за грехи наши, сделал нашествие на землю Российскую злочестивый татарский князь Батый[23]. Тогда пал жребий и на славный город Переяслав.

[903]Преподобный Ефрем во время своего епископства присутствовал и на перенесении честны́х мощей преподобного отца нашего Феодосия Печерского[24]. Пожив добродетельно и богоугодно, он почил от временной жизни, а душою восшел к нерукотворному Владычнему престолу[25]. Честно́е же тело его было положено с честию в созданной им церкви, в которой он учредил престол Переяславской епископии. Да удостоимся и мы предстать пред престолом Владыки, Небесного Царя, подобно овцам, собранным гласом молитв преподобного отца нашего Ефрема, чтобы вместе с ним прославлять Пастыреначальника Иисуса, а в Нем и с Ним Бога Отца и Святаго Духа, в бесконечные веки. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png
Память преподобного
Ефрема Новоторжского

Во дни благоверных великих князей, святых страстотерпцев Русских Бориса и Глеба, были в Руси три единоутробных брата: Ефрем, память которого празднуется 28-го января, Георгий и Моисей. Все они происходили из Угорской земли[26] и все они, в звании бояр, служили Великим князьям Борису и Глебу. Когда святый Борис был убит на реке Альте[27], боярину Ефрему не случилось быть там с князем Борисом. Поэтому он и спасся от убиения, а брат его Георгий был убит вместе с святым Борисом: он пал рядом с господином своим, причем убийцы отрезали у него голову ради того украшения из золота, которое возложил на него святый Борис. Третий же брат — Моисей[28], бывший при князе во время убиения, спасся бегством от смерти, а после этого пострадал за свое целомудрие от одной польки больше, чем некогда [904]Преподобный ЕфремИосиф от Пентефрии. Наконец, он стал святым иноком в Киевском Печерском монастыре, как об этом пишется в его житии. — Сей же блаженный Ефрем, после убиения благоверного князя Бориса, прибыл на то место, где было совершено беззаконное убийство, и, плача и рыдая, искал тело своего брата, — но нашел только голову, которую и хранил до своей кончины. Оставив свой боярский сан и дом, он прибыл в город Торжок[29] и, нашедши одно весьма красивое место близ города, на берегу реки Тверцы, построил там храм во имя государей своих — Великих князей, святых страстотерпцев Бориса и Глеба, и, собрав много иноков, устроил обитель, а сам стал архимандритом[30]. Доблестно потрудившись в посте и молитвах, он благоугодил Богу и преставился в 1053 году. После преставления его у гроба его[31] многие чудеса совершались и подавались исцеления болящим; подаются они и ныне приходящим с верою, во славу Христа Бога нашего, с Отцем и Святым Духом славимого во веки. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png
[905]
Память преподобного
Палладия Пустынника

Преподобный Палладий благоугождал Богу затворничеством. Построив себе на одной горе небольшую хижину и заключившись в ней, он подвизался в непрестанном бдении, молитве и посте. За его подвиги Бог прославил его даром чудотворений. Однажды некий купец, носивший при себе много золота, был убит, и тело его убийцы ночью бросили пред дверями хижины преподобного. Когда рассвело и преступление было обнаружено, все стали обвинять преподобного в убийстве купца. Теснимый народной толпой, святый помолился и молитвою воскресил мертвого. Восстав, он назвал своих убийц и доказал непричастность святаго к убийству. И много других чудес совершил преподобный. Преуспевая в добродетелях, преподобный Палладий с миром отошел к Богу, оставив Церкви Божией душеполезные сочинения[32].


В тот же день память преподобного Феодосия Тотемского.

Жития Святых (1903-1911) - концовка 12.png


  1. Преподобный Ефрем назван Сирином, т. е. сирийцем, потому что Месопотамия, в которой он родился, в древности причислялась к Сирии.
  2. Низибия (или Низибида) — большой и многолюдный город в провинции Магдонии в Месопотамии, — на границах Римской империи и Персидского царства.
  3. Император Константин Великий царствовал с 306 по 337 г.
  4. О родителях своих преподобный Ефрем пишет следующее: «Родившие меня по плоти внушили мне страх Господень. Предки мои исповедали Христа пред судьей, я родственник мученикам. Деды мои, благоденствовавшие в жизни, были земледельцами. Родители занимались тем же».
  5. Император Феодосий Великий царствовал с 379 по 395 г.
  6. Лета юности не прошли для Ефрема без некоторых преткновений. От природы пламенный, он был, как говорит сам, раздражителен: «за маловажные дела вступал в ссоры, поступал безрассудно, предавался худым замыслам и блудным мыслям… Юность моя едва не уверила меня, что совершающееся с нами в жизни происходит случайно. Но Промысл Божий вразумил пылкую молодость». Ефрема ложно обвинили в покраже овец и бросили в темницу, вслед за ним посажены были два других, и также невинно, как Ефрем. «Проведя семь дней, в осьмой вижу я во сне, — рассказывал после святый Ефрем, — что кто-то говорит мне: будь благочестив и уразумеешь Промысл; перебери в мыслях, о чем ты думал и что делал, и по себе сознаешь, что эти люди страждут не несправедливо, но не избегнут наказания и виновные». — Все это и увидел Ефрем, как рассказывает он подробно в одном из своих сочинений. — Эти события так поразили Ефрема, что он скоро оставил мир и удалился в горы к отшельникам, где стал учеником святаго Иакова, впоследствии великого святителя Низибийского (память его — 12-го января).
  7. Эдесса — город в Месопотамии; лежит на границе между утесистой пустыней и плодоносной землей — южной Месопотамией. Этот город, — как говорит святый Ефрем, — «благословен был живыми устами Спасителя чрез ученика его Фаддея»; здесь находился нерукотворный лик Спасителя и святые мощи апостола Фаддея.
  8. Для пропитания своего в Эдессе преподобный Ефрем нанялся трудиться у содержателя бани и употреблял свободное время для проповеди Слова Божия язычникам; потом, по совету святаго старца Иулиана, удалился в пустынную Эдесскую гору для подвигов. Вскоре видение открыло старцу в Ефреме мужа, которому одному из современных соотечественников вручена была книга для вразумления людей. Ефрем начал писать толкование на Пятикнижие. Этот первый опыт толкования на сирском языке привлек к Ефрему многих эдессян, и Ефрем хотел убежать от людей. «Ефрем! Куда бежишь ты?» — спросил явившийся Ангел. «Хочу жить в безмолвии и бегу от молвы и обольщения света», — отвечал Ефрем. Ангел сказал: «Убойся, чтобы не исполнилось на тебе слово Писания: Ефрем подобен молодому волу, который хочет освободить шею от ярма» (Осии 10, 11). После того Ефрем возвратился к тому служению, к которому был призван. С сего времени он начал устно и письменно поучать вере и благочестию. Для успеха в своем благочестивом деле он открыл училище в Эдессе, из которого впоследствии вышли знаменитые учители Сирийской церкви.
  9. Память его — 1 января. См. о нем на стр. 15 и дал.
  10. Каппадокия — провинция Римской империи, находилась на востоке Малой Азии. Кесария — главный город Каппадокии.
  11. Псал. 59, ст. 9.
  12. Преподобный был, между прочим, и в египетских пустынях; так он пробыл некоторое время в Нитрийской горе. Сирский жизнеописатель говорит, что Ефрем виделся здесь с богоизбранным иноком Паисием, а Иоанн Колов, повествуя о жизни Паисия, описывает и беседы Паисия с «великим между сирийскими подвижниками отцем». «Был у нас здесь человек Божий Сириянин, старец великий между отцами, просвещенный умом и сердцем», — так говорят Иоанн Колов.
  13. Святый Ефрем оставил после себя весьма много сочинений. В одних он — толкователь Священного Писания; (Святый Ефрем, по словам святаго Григория, писал толкование, начиная с сотворения мира до последней благодатной книги); в других — обличитель ересей и песнопевец Церкви, в иных — учитель христианской жизни и в частности проповедник сокрушения сердечного. Сочинения последнего рода составляют как бы печать души преподобного Ефрема и вместе его славу на все века. Святый Григорий Нисский говорит, что «плакать для Ефрема было то же, что для других дышать воздухом, — день и ночь лились у него слезы; но лицо Ефрема цвело и сияло радостию, тогда как ручьи слез лились из глаз его. Но и там, где Ефрем говорит о сокрушении, он возносится мыслью к благости Божией, изливает благодарение и хвалу Всевышнему». Все нравственные наставления его благоухают сердечным умилением. Не одно свое наставление так начинает Ефрем: «Сокрушайся, душа моя; сокрушайся о тех благах, которые ты приняла от Бога и погубила. Сокрушайся о делах злых, сделанных тобою. Сокрушайся о всем том, в чем показал Бог Свое долготерпение к тебе. Приидите, братия мои, приидите рабы Христовы, будем сокрушаться сердцем и рыдать перед Ним день и ночь. Приидите, будем помышлять об оном Страшном и Грозном Суде и следующем затем нашем осуждении». В этом чувстве сокрушения обыкновенные предметы бесед святаго Ефрема: покаяние, память о смерти и суде, страх Божий, внимание к самому себе, смирение, против гордости и проч. — За свои высокие поучения святый Ефрем был назван соотечественниками пророком Сирским. Блаженный Иероним пишет: «Ефрем, диакон Эдесский, достиг такой славы, что в некоторых церквах сочинения его читаются публично после св. Писания». «Прославлять мне надобно того, — говорит Григорий Нисский, — кто в устах всех христиан, Ефрема Сирина, того Ефрема, которого жизнь и наставления сияют в целом мире». — Святый Ефрем оставил после себя много и догматических сочинений. Все они писаны против заблуждений того времени. Таковы: а) 80 Слов против дерзких испытателей, т. е. против аэтиан и евномиан; б) 56 поучений против ересей с обличениями и увещаниями вардесанитам (последователям еретика Вардесана), маркионитам и мессалианам; в) о жемчужине, или о том, что в одном лице Иисуса Христа соединены два естества, против Маркиона и Манеса; г) три слова о вере и против иудеев; д) о свободе против защитников слепой судьбы; о покаянии, где против новатиан говорит о власти церкви прощать грехи и опровергает тысячелетнее царство; о священстве; о рае и Суде. — Строгий ревнитель веры и благочестия, святый Ефрем не мог оставаться равнодушным к смутам, какие произвели в Эдессе и Месопотамии секты Вардесана и Ария. Противодействуя еретикам, которые свои заблуждения излагали в поэтической форме песни и, привлекая неопытных изяществом стихотворного размера, легко и надолго укореняли еретическое содержание их, святый Ефрем и сам начал излагать, на основании Св. Писания, истинное учение о Боге и его отношениях к нам в такой же поэтической форме. Народ с жадностию внимал песнопениям святаго отшельника и забывал песни еретические. Еретики так были раздражены успехами святаго Ефрема, что раз напали на него с камнями и оружием и едва не убили его; но это нисколько не ослабило его ревности к вере. Все эти сочинения писаны святым Ефремом в виде благоговейных размышлений. Они назначались им для народного употребления, а частию и для пения в храме и написаны стихами. Святый Ефрем оставил также много умилительных молитв и молитвенных песнопений. Таковы его песнопения на Рождество Христово, отличающиеся особенною торжественностию; ему же принадлежат глубоко трогательные стихиры, поемые при погребении; из молитв, составленных им, особенно известна умилительно-трогательная молитва, читаемая в дни Великого Поста: «Гдⷭ҇и и҆ влⷣко живота̀ моегѡ̀! дꙋ́хъ пра́здности, ᲂу҆ны́нїѧ, любонача́лїѧ и҆ праздносло́вїѧ не да́ждь мѝ. Дꙋ́хъ же цѣломꙋ́дрїѧ, смиренномꙋ́дрїѧ, терпѣ́нїѧ и҆ любвѐ да́рꙋй мѝ рабꙋ̀ твоемꙋ̀. Е҆́й, гдⷭ҇и цр҃ю̀, да́рꙋй мѝ зрѣ́ти моѧ̑ прегрѣшє́нїѧ, и҆ не ѡ҆сꙋжда́ти бра́та моегѡ̀: ꙗ҆́кѡ бл҃гослове́нъ є҆сѝ во вѣ́ки вѣкѡ́въ. а҆ми́нь.
  14. Ср.: Еванг. от Матф., гл. 6, ст. 25 и след.
  15. См. о нем на стр. 704, прим. 1.
  16. Святый Ефрем мирно скончался в городе Эдессе в 373 году.
  17. Варлаам — первый игумен Печерский, непосредственный ученик преп. Антония Печерского, первоначальника русского иночества; память его — ноября 19-го.
  18. Изяслав Ярославич — великий князь Киевский; княжил с 1054 по 1068 г.
  19. Никон — игумен Печерский, первый ученик и сотрудник преп. Антония; память его — 23-го марта.
  20. Студийский устав был составлен преп. Феодором Студитом, игуменом Студийского монастыря в Константинополе в начале IX века. В конце XI века он был введен в руководство Русскою Церковью и держался в ней до половины XIV в., когда начинает уступать Иерусалимскому, но по местам оставался в силе гораздо дольше и в некоторых монастырях русских действовал даже до последнего времени.
  21. Всеволод-Андрей Ярославич — князь Переяславский (Переяславля-Южного; Переяславское княжество граничило с Киевским), — впоследствии великий князь Киевский (1078—1093 гг.).
  22. Кроме того, в отдаленном, но подведомом переяславскому князю, Суздале св. Ефрем также построил две церкви.
  23. Татарский хан Батый — внук Чингиз-Хана. Нашествие Батыя началось в 1237 и закончилось в 1240 г. взятием Киева и покорением русской земли.
  24. Перенесение мощей преп. Феодосия Печерского было в 1091 году.
  25. Св. Ефрем Переяславский скончался в 1096 году. Мощи его почивают в пещерах преподобного Антония.
  26. Угорская земля, иначе Венгрия, обширная страна по среднему Дунаю при Карпатских горах; ныне входит в состав Австро-Венгерской империи.
  27. Убиение св. благоверного князя Бориса было в 1015 году.
  28. Преп. Моисей Угрин, Печерский чудотворец; память его — 28-го августа.
  29. Торжок — ныне уездный город Тверской губернии.
  30. Борисоглебский Новоторжский монастырь был основан преподобным в 1038 г.
  31. Мощи преподобного Ефрема ныне почивают в Новоторжском Борисоглебском монастыре в богатой серебряной раке — и при них глава брата его Георгия, положенная в его гроб согласно его завещанию.
  32. Преподобный Палладий пустынник подвизался в Антиохии Сирийской в конце IV века.