Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Июнь/24

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского — 24 июня
Источник: Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. X. Месяц июнь. — С. 520—535.


[520]
Жития Святых (1903-1911) - заставка 1.png
День двадцать четвертый

Синаксарь на рождество
святаго Иоанна,
Предтечи и Крестителя Господня

Когда Незаходимое Солнце правды — Спаситель наш восхотел воссиять миру и уже преклонил Небеса и вселился в чистейшую девическую утробу, в это самое время должно было совершиться от неплодной рождение денницы Его — святаго Иоанна Предтечи: ему, как провозвестнику, надлежало предшествовать явлению Господа, проповедуя и говоря: грѧде́тъ крѣ́плїй менѐ, во слѣ́дъ менѐ[1].

И вот, когда исполнилось святой Елисавете время родить, она родила сына в старости своей, от заматоревшей утробы, как в древнейшие времена родила Сарра Исаака. Так одно чудо предваряет другое: прежде чем Дева рождает Христа, заматоревшая во днях своих рождает Предтечу Христова, чтобы видевшие сверхъестественное рождение от состаревшей, поверили и преестественному рождению от небрачной девицы и сказали себе: «Всемогущая Десница Божия, разрешившая неплодство старицы, сильна и нетленную Деву соделать чистою Материю». Потому-то чудесному рождению Спасителя мира предше[521]ствует чудесное рождение Предтечи. Этому надлежало быть для того, чтобы одним чудом приготовить мир к восприятию другого чуда: увидев матерь, заматорелую во днях своих, люди становились более способными к лицезрению Приснодевы, родившей Сына; сделавшись свидетелями дивного рождения от престарелой Елисаветы, они приуготовлялись к вести о «странном» рождении Христа от Девы. Ибо в том и другом событии, по воле Всемогущего Бога, Коему повинуется всякое естество, чи́нъ рожде́нїѧ препобедил є҆стества̀ ᲂу҆ста́вы[2].

Когда Елисавета родила Предтечу Христова, то все ее сродники, соседи и знакомые, услышав об этом рождении, радовались вместе с нею, потому что Господь соделал ей великую милость — отнял у нее «поношение бесчадства». Так исполнились слова благовестника Божия Архангела Гавриила, который говорил Захарии: «Жена твоя Елисавета родит тебе сына, и многие о рождении его возрадуются»[3]. Тогда радовались как сродники Захарии, так и те, кто исполнен был пламенного ожидания Мессии Избавителя. Ибо хотя они и не знали о совершившейся уже тайне воплощения Сына Божия, однако дух их, окрыляемый под воздействием Духа Святаго, — самым событием рождения Предтечи таинственно подвигнут был на радость, и они увидели в этом событии как бы некоторое уверение в том, что дождутся чаемого Мессии.

В 8 день по рождении Предтечи пришли священники и родственники Захарии в дом его для участия в обряде обрезания младенца; при этом они хотели назвать его именем отца — Захариею. Но мать младенца не соглашалась на то; имея мужа-пророка и родивши пророка-сына, святая Елисавета была и сама исполнена пророческого дара и по пророческому предведению настаивала, чтобы ее сына нарекли тем именем, которым повелел наречь его Ангел: от своего мужа она не могла слышать об этом, — ибо Захария возвратился из храма в дом свой, имея как бы связанный язык, и не мог рассказать своей супруге, что он видел Ангела, который благовестил ему о зачатии сына и повелел при этом наречь ему имя Иоанн. Итак, наставляемая Духом Святым, святая матерь называет младенца Иоанном — пророчески, как она и прежде пророчески познала пришествие [522]к ней Матери Божией, когда говорила: ѿкꙋ́дꙋ мнѣ̀ сїѐ, ꙗ҆́кѡ прїи́де мт҃и гдⷭ҇а моегѡ̀ ко мнѣ̀[4].

Тогда священники и родственники стали знаками вопрошать Захарию, как бы он хотел назвать младенца. Тот испросил дощечку и на ней написал: «Иоанн имя ему»[5]. И тотчас же отверзлись уста Захарии и язык его разрешился от уз немоты, и он стал говорить, прославляя Бога. Все дивились столь многим чудесам, которых свидетелями они были, — изумлялись и тому, что состаревшаяся родила младенца, и тому, что немотствовавший отец мыслил о имени сына одинаково с матерью, и тому, что немой, по написании имени, стал говорить и написанное рукой произнес языком, — как будто имя Иоанна было ключом для уст отца, которые, после написания Захариею этого имени, отверзлись для прославления Бога. Слушая речи Захарии, все дивились и ужасались еще более, и поведали о всём виденном и слышанном во всей горней стране Иудейской, то есть в пределах священного города Хеврона[6], в котором был дом Захарии.

Город этот с его пределами, еще во дни Иисуса Навина, отделен был священническому племени Аарона. От Иерусалима он отстоял на расстоянии 8-ми часов пути и был расположен немного дальше Вифлеема на возвышенном месте. «Горним градом» он назывался из-за высоких гор, на которых он был расположен; при этом пределы его носили название «горней страны», как о том написано в Евангельском повествовании о путешествии Пресвятой Богородицы к ее родственнице Елисавете: воста́вши марїа́мъ (из Назарета Галилейского) и҆́де въ гѡ́рнѧѧ со тща́нїемъ во гра́дъ і҆ꙋ́довъ, т. е. в Хеврон, и҆ вни́де въ до́мъ заха́рїинъ и҆ цѣлова̀ є҆лїсаве́тъ[7].

[523]Рождество святаго Иоанна Предтечи [524] [525]Таким образом, здесь-то в Хевроне, в горнем граде колена Иудова, посреди нагорной страны, и происходили все те изумительные и чудесные события, о которых было говорено выше. И все слышавшие об эти событиях много дивились и с недоумением думали: «что̀ ᲂу҆́бѡ ѻ҆троча̀ сїѐ бꙋ́детъ»[8].

И рука Господня была с новорожденным отроком, умножающая в нем действие благодати Божией и соблюдающая его от меча Ирода. Ибо о чудесном рождении Иоанна дошел слух и до Ирода, и он много дивился ему, говоря в себе: что̀ ѻ҆троча̀ сїѐ бꙋ́детъ! Когда же родился Господь наш Иисус Христос в Вифлееме иудейском и с Востока пришли волхвы[9], и расспрашивали о новорожденном Царе иудейском, тогда Ирод, послав в Вифлеем воинов, с повелением избить там всех детей мужского пола, — вспомнил и о Иоанне, сыне Захарии, о котором он слышал много чудесного, и стал размышлять: «не он ли будущий царь Иудейский». Поэтому, терзаясь злобою, он задумал убить и его, и с этою целию нарочито послал убийц в Хеврон, в дом Захарии. Однако посланные не нашли святаго Иоанна.

Когда начались в Вифлееме безбожные убийства детей, то глас и вопль, бывший в Вифлееме, дошел и до Хеврона, отстоявшего от города Давидова в недалеком расстоянии; при этом здесь узнали и о причине бывшего в Вифлееме плача. Святая Елисавета, взяв отрока Иоанна, тотчас же поспешно отправилась в высочайшие горы пустыни (в это время святый Захария находился в Иерусалиме, исполняя прилучившуюся чреду служения своего). Сокрывшись в горах, святая Елисавета со слезами молилась Богу, прося Его защитить ее с отроком. И когда, с высоты гор, она увидела приближающихся воинов, то возопила, обратившись к каменной скале:

— Гора Божия! Приими матерь со чадом!

И тотчас расступилась гора, приняла Елисавету с отроком Иоанном внутрь и, таким образом, скрыла их от настигавших убийц. Так воины, не найдя искомого, возвратились к пославшему их с пустыми руками.

[526]Тогда Ирод послал в храм к Захарии оруженосца своего сказать ему: «Отдай мне сына твоего».

Святый Захария ответил:

— Я служу теперь Господу Богу Израилеву, а где в настоящее время сын мой, — того не знаю.

Ирод сильно разгневался и снова послал к Захарии оруженосца сказать ему, что если он не выдаст сына, то умрет сам. И пришли к нему воины, свирепые, как звери, готовые совершить повеление беззаконного царя, и с яростию говорили священнику Божию:

— Где ты скрыл своего сына? Выдай нам его, ибо царь приказал нам тотчас же убить тебя, если ты не выдашь нам сына своего.

Захария на это мужественно ответил:

— Вы убьете тело мое, Господь же примет мою душу.

И тотчас убийцы, исполняя беззаконное повеление, устремились с яростию на святаго и убили его между церковию и алтарем[10]. Пролитая кровь его, впитавшись, осталась на мраморе и сделалась как камень, во свидетельство преступления Ирода и его вечного осуждения.

Между тем Елисавета, сокрытая Богом вместе с Иоанном, пребывала в расступившейся горе. В ней, по Божьему повелению, образовалась для них пещера; вблизи нее явился источник и выросла финиковая пальма, полная плодов. Всякий раз, как наступало время принятия пищи, дерево преклонялось, — когда же они насыщались плодами, снова выпрямлялось.

По прошествии 40 дней после убиения Захарии святая Елисавета преставилась в упомянутой пещере. С того времени святый Иоанн питаем был Ангелом до своего совершеннолетия, хранимый до дня явления своего Израильскому народу. Так хранила и покрывала рука Божия святаго Иоанна, да предъидет он пред Лицем Господним, духом и силою Илииною, и уготовит путь Ему, грядущему спасти род человеческий. За всё сие да славится Христос, Бог и Спас наш, со Отцом и Святым Духом во веки. Аминь.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

[527]
Тропа́рь, гла́съ д҃:

Прⷪ҇ро́че и҆ прⷣте́че прише́ствїѧ хрⷭ҇то́ва, досто́йнѡ восхвали́ти тѧ̀ недоꙋмѣ́емъ мы̀, любо́вїю чтꙋ́ще тѧ̀: непло́дство бо ро́ждшїѧ и҆ ѻ҆́тчее безгла́сїе разрѣши́сѧ сла́внымъ и҆ чⷭ҇тны́мъ твои́мъ ржⷭ҇тво́мъ, и҆ воплоще́нїе сн҃а бж҃їѧ мі́рови проповѣ́дꙋетсѧ.

Конда́къ, гла́съ г҃:

Пре́жде непло́ды дне́сь хрⷭ҇то́ва прⷣте́чꙋ ражда́етъ, и҆ то́й є҆́сть и҆сполне́нїе всѧ́кагѡ проро́чества: є҆го́же бо проро́цы проповѣ́даша, на сего̀ во і҆ѻрда́нѣ рꙋ́кꙋ положи́въ, ꙗ҆ви́сѧ бж҃їѧ сло́ва прⷪ҇ро́къ, проповѣ́дникъ, вкꙋ́пѣ и҆ прⷣте́ча.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png
Слово св. Иоанна Златоустого на рождество
святаго пророка, предтечи и крестителя Господня
Иоанна

Благовременен день праздника и всеобщей радости, в который мне пришли на мысль служение Гавриила и священство Захарии, и я думаю об осужденном на немоту за неверие. Вы слышали евангелиста Луку, повествовавшего, как праведный Захария, когда по ѡ҆бы́чаю сщ҃е́нничества ключи́сѧ є҆мꙋ̀ покади́ти, вошел в храм Божий, и҆ всѐ мно́жество люде́й бѣ̀ мл҃твꙋ дѣ́ѧ внѣ̀, въ го́дъ ѳимїа́ма. И вот, Ангел Господень явился ему, стоѧ̀ ѡ҆деснꙋ́ю ѡ҆лтарѧ̀ кади́льнагѡ: и҆ смꙋти́сѧ заха́рїѧ ви́дѣвъ, и҆ стра́хъ нападѐ на́нь. Рече́ же є҆мꙋ̀ а҆гг҃лъ: не бо́йсѧ заха́рїе: занѐ ᲂу҆слы́шана бы́сть мл҃тва твоѧ̀, и҆ вот жена̀ твоѧ̀ є҆лисаве́ть роди́тъ сы́на тебѣ̀, и҆ нарече́ши и҆́мѧ є҆мꙋ̀ і҆ѡа́ннъ[11].

[528]О странное и таинственное чудо! Справедливо Захария возразил Ангелу. Он требовал одного утешения, и получил другое; молился за народ, и назван был отцом сына: искал прощения грехов, и получил обещание разрешения бесплодной утробы. Захария более желал исцеления душ согрешивших, чем беременности Елисаветы. Справедливо Захария смутился и устрашился и, как только увидел Ангела, сказал в душе своей: странен приход этого человека, странно его обещание! Кто сей, что смело вступает в священный храм? Кто сей, что стоит справа алтаря кадильного? Кто сей, что блестит образом чуждого вида? Кто сей? Я не видел человека с крыльями, ни птицы в образе человека; кто же это, что наполняет мою душу страхом? Кто сей — светоносец по устам, говорящий великое, при закрытых устах? Кто этот — наблюдатель за моею чредою? Кто он, что препятствует моему ходатайству? Народ, вне молящийся, ожидает меня с ответом от Царя Небесного, а этот задерживает меня внутри; чрез меня они приносили моления к Царю, прося прощения в грехах; об этом я молюсь, чтобы исполнить желание народа, чтобы показать действие своей чреды; итак, перестань, кто бы ты ни был, устрашающий меня! Если ты — Ангел, посланный Богом, то содействуй в моем деле, сострадай вне плачущим, сокрушайся с сокрушающимися. Что за выгода для народа, если у меня будет сын? Что за польза, если Елисавета станет кормить грудью дитя? Что за выгода, если я оставлю наследника? Отойди, устрашитель мой, кто бы ты ни был, отойди от меня! Мы стары; миновало время зачатия; погасла страсть брака; время охладило жар; мы оба мертвы для смешения; юность не цвела, — как старость произрастит?

Так думал Захария. Ангел же говорит ему, как ты сейчас слышал: не бо́йсѧ заха́рїе, не смущайся помыслами; я — Ангел Света, а не тьмы; я — Гавриил, один из начальников у Царя Небесного; исполняю повеление, — не по своей власти приказываю; я послан объявить тебе, а не сделать над тобою насилие; облечен я видом, а не в обнаженном существе являюсь пред тобою; Пославший меня щадит твою жизнь; не бойся, я послан благовестить тебе, а не изумлять тебя; ты превзойдешь старость, и седое бесчадство и бесплодную утробу; и кто рождает по желанию? Это дар Божий, не изобретение человеческое; разве ты не слышал слов Господа: Я есмь творец че[529]ловека, и҆ созида́ѧй в человеке дух?[12]. Не веришь, Захария? А как был создан Адам, как Ева была сотворена, как Исаак был рожден? Авраам в послушании не ошибся; а ты, иерей, не веришь! Неужели бессильно у Бога всякое слово, Захария? По своей старости ты возражаешь, старец, — телесное омертвение полагаешь сильнее Бога. Если бы ты не видел примера Авраамова, то основательно сомневался бы; ссылаешься на помощь природы, и не веришь настоящему божественному обещанию, но сомневаешься и споришь? О малом ты просишь и много получаешь. Ты молишься только об иудейском народе, а я благовествую тебе о том, кто все племена приготовит к спасению.

Захария, услышав это, и, немного отвратив свой взор, в ответ говорил Ангелу: что ты говоришь, Ангел? Родит жена моя? Что же — об этом я молился, или совершаю каждение в свою чреду ради того, чтобы пред народом высказать свою плодородность? Я прошу о прощении грехов, и ужели сверх этого пожелаю разрешения неплодства? Желаю для народа облегчения, неужели для Елисаветы обременения? Я призываю израненные души к уврачеванию, и неужели, чтобы иссохшие сосцы стали млекоточными? Что ты говоришь, Ангел? Жена моя родит? И что за выгода в этом для вне молящихся? Ужели, услышав, не побьют меня камнями, со словами, что я становлюсь главным иереем не за них и не для общеполезного спасения, но только за себя, что не благословение, а сына я принял? Я теперь уже не думаю о деторождении; отойди! Я этого уже не желаю; о чем я молился, того не получил; и теперь ты мне объясняешь одно вместо другого; неужели же от времени не прекратилась старость? Мы не можем ходить без посоха, и как теперь нам повелевают начать свое деторождение? Старость отвергает природу; это дело вне веры; в гроб мы глядим, и будем нанимать кормилицу? Нет, я теперь уже нисколько не думаю о деторождении, я ищу спасения народа и счастия племени, пленения врагов и благоденствия города, а не детского плача, пеленок и кормления; я нисколько не думаю об этом. Как я окажусь отцом природного сына? Старость отталкивает от себя веру; вне природы это дело; я иду с посохом, как с конем, и ты побуждаешь меня к брачному делу, когда всё тело мое стало [530]гробом? Чем мне убедиться в этом, скажи мне, великий Гавриил? Скажи, чем мне убедиться в этом? Вот мои члены трясутся, вот по старости мы оба в землю смотрим. Если бы один был молод, а другой состарился, была бы некоторая надежда на сказанное; теперь тело нас обоих дряхло; ничего другого мы не ожидаем, кроме серпа смерти, как зрелые колосья во время жатвы; если ты во всём истинен, что говоришь, владыка Гавриил, то дай наперед какое бы то ни было знамение, вручи мне залог обещанного чуда. Чем мне убедиться в этом? Аарон не поверил бы, если бы не расцвел жезл; Моисей не был бы удостоверен, если бы его рука не побелела; Гедеон не понял бы, если бы не было росы на руне; Езекия не признал бы, если бы солнце не отступило назад; чем мне убедиться в этом? Ты дай знамение, и я буду рад, как юноша; дай знамение, чтобы Елисавета не посмеялась легкомысленно, как Сарра; чем убедиться в этом, вестник Архангел? Откуда для меня очевидны твои слова ко мне? Если я являюсь вторым Авраамом, если будет и для меня свойственное Аврааму, то войди в мой дом, и я омою твои ноги, после совершенного путешествия, и предложу тебе трапезу, исполненную тайны; Елисавета замесит три саты муки, предизображая Церковь; спрашивай тельца, чтобы тебе одарить сыном. Чем мне убедиться в этом, о ты, приносящий нам на землю прекрасное благовестие свыше? Зачем, Ангел, преднарекаешь мне имя сына, и исчисляешь добродетели еще не существующего? Покажи мне то, что свыше природы, чтобы мне поверить тому, что против природы. Если небо станет шатром, и я обновлюсь; если море изменится, и жена моя Елисавета станет матерью; если солнце будет задержано, и иссохшие сосцы источат молоко; если луна низвергнется, и иссохшая утроба увлажнится. Чем мне убедиться в этом, а҆́зъ бо є҆́смь ста́ръ, и҆ жена̀ моѧ̀ заматорѣ́вши во дне́хъ свои́хъ[13].

Ангел тогда сказал Захарии: ты требуешь от Бога ручательства. Считаешь немощь сильнее Владычнего обещания? Не боишься наперед расспрашивать приносящего тебе благовестие? Чем мне убедиться в этом, — говоришь ты. Разве тебя посылают в Египет, чтобы устрашить фараона? Чем мне убедиться в этом, — говоришь, Захария. Разве ничего сверхъесте[531]ственного Бог не делает? Ты спрашиваешь последовательности у природы, и не видишь изумительного дела Божества. Скажи мне, Захария, на чем укреплены столпы земли? Чем поддерживается свод неба? Где изобретаются вместилища облаков? Где образуются капли дождя? Где создаются хлопья снега? Кто руководит течением Солнца? Кто полагает предел умалениям Луны? Кто исчислит множество звезд? Море во время бури как удерживается песком? Как смешиваются теплые потоки? Как создается мрак тумана? Как образуется человек во утробе? И как женский пол оказывается слабее мужеского? Чем мне убедиться в этом, — говоришь, Захария. Ты ищешь последовательности природы, где дело Божие? Не веришь, что может родить бесплодная? Что же — если услышишь, что Дева сверх ожидания рождает? И может ли быть прежнее неверие верою? И за то теперь наказывается неверие в виду бесплодности, чтобы ты не усомнился в чуде в виду Девы: бꙋ́деши молчѧ̀ и҆ не могі́й проглаго́лати[14].

О человеколюбивое наказание, производящее скорее исправление! Ангел вразумляет поколебавшийся голос, обуздывает дерзкий язык: бѣ̀ помава́ѧ и҆̀мъ: и҆ пребыва́ше нѣ́мъ. Хорошо у Евангелиста записано и это — пребыва́ше; молчание ожидает рождаемого голоса, Захария — Иоанна, старец — сына, иерей — пророка. Этим Ангел говорит: так как ты, как неверующий, ищешь знамения от Бога, то прими биченосное знамение в собственном своем теле: бꙋ́деши молчѧ̀ и҆ не могі́й проглаго́лати, до него́же днѐ бꙋ́детъ сїѧ̑. Где орудие противоречия, — там и мщение; где необдуманная смелость, — там и воспитательная вожжа; где была дерзость, — на том и наказание. Бог желал, Захария, чтобы ты сделался проповедником такого чуда: рождается начальник воинства Царя Небесного и предуготовитель освобождения мира от грехов. Так как ты сделал для себя немощь тела сильнее Владычнего обещания, то за это бꙋ́деши молчѧ̀ и҆ не могі́й проглаго́лати, до него́же днѐ бꙋ́дꙋтъ сїѧ̑: занѐ не вѣ́ровалъ є҆сѝ словесе́мъ мои́мъ, ꙗ҆́же сбꙋ́дꙋтсѧ во вре́мѧ своѐ. Видишь ли, что без веры ничто из должного не совершается.

Только что услышал Захария эти слова, тотчас вышел из храма с молчанием — наградою за неверие. О чудо! Он вошел [532]для освобождения других, и сам вышел осужденным; принося богослужебное каждение, вынес знак изгнания. Народ ждал услышать что-нибудь благое от него, а он выражал знаками: «никто пусть меня не спрашивает; я устрашаюсь Владычнего негодования». О изумительные дела! Захария обуздывается, и Елисавета благоденствует; язык немотствует, и утроба беременеет; болезнь утробы переселяется на язык; речь обуздывается, и рождаемое освобождается; Захария молчит, и Иоанн играет.

Лишь только бесплодная увидела Деву, утренняя звезда заметила солнце, — и сильно взыграл Иоанн в материнской утробе, обвиняя медлительность природы: я, говорит, проповедник Владыки, и зачем связан узами, подобно сорабам своим? Предварю время рождения, не буду ждать родов, чтобы не потерять своего течения, чтобы Владыка не опередил заключенного раба, чтобы последовательность природы не сделалась нарушением порядка; я узнал Присутствующего и не переношу молчания; я узнал Предпославшего меня в путь пред лицом Своим, чтобы приготовить путь Его пред Ним; я поколеблю узы природы, потому что спешу проповедовать. О изумительные дела и чудеса! О чем не ведали на Небесах Ангелы, узнал Иоанн, во утробе носимый, и говорил матери своей. Для Престолов Он был не заметен, и, носимого во утробе приходящий Бог не опередил; от Господств Он скрыл тайну домостроительства, но открыл ее носимому во чреве; и с каким благовестием пришел Архангел к Богородице, это внушил внутри играющий младенец. Пришедший Освободитель нашего рода, будучи во чреве, прибыл к своему другу, Иоанну; и видно было, что Создатель приветствует создание, что Царь пребывает в шатре воина, что Владыка входит в дом раба. Иоанн, увидев из утробы находящегося во утробе, старался превзойти границы природы, говоря: я не знаю ограниченного природою Господа, и не буду ждать времени рождения; мне не нужны для рождения девять утробных месяцев; не нуждаюсь в этом теперешнем заключении; и почему не выйти из уз, удерживающих меня? Я выйду, кратко объявлю значение дивного дела; я — печать Божественного пришествия; я — утроба воплотившегося Бога Слова; вострублю, и отцовский язык сделаю красноречивым; вострублю, и материнскую омертвелую утробу оживлю. Выйду, предтеку с [533]проповедью, возглашу всем присутствующим: сѐ а҆́гнецъ бж҃їй, взе́млѧй грех мі́ра[15]. Таково играние Иоанна, или лучше, слова.

Е҆лисаве́ти же и҆спо́лнисѧ вре́мѧ роди́ти є҆́й, и҆ родѝ сы́на. И҆ слы́шаша родственники ея и соседи, и҆ ра́довахꙋсѧ съ не́ю[16]. Ибо чудом было то, что в старости и с заматоревшею утробою родила Елисавета; это зависело не только от плотского отца, но и от Бога Слова. Об этом свидетельствует сам Архангел Гавриил, сказавший Захарии: вот жена̀ твоѧ̀ роди́тъ сы́на тебѣ̀: и҆ дх҃а ст҃а́гѡ и҆спо́лнитсѧ є҆щѐ и҆з̾ чре́ва ма́тере своеѧ̀. И҆ мно́гихъ ѿ сынѡ́въ и҆зра́илевыхъ ѡ҆брати́тъ ко гдⷭ҇ꙋ бг҃ꙋ и҆́хъ: и҆ то́й пред̾и́детъ пред̾ ни́мъ дꙋ́хомъ и҆ си́лою и҆лїино́ю[17].

О, рождение сына иной, изумительной природы! Оно было изумительно и неестественно, так как обычно тот, кто рождает, при содействии страсти рождает, — и та, которая рождает, в болезнях рождает. В чем же скорбь Елисаветы, когда присутствует Святый Дух, а не неопытная восприемница, когда это дело благодати, а не тягость природы? Слушай! Этот труд был ничтожным в сравнении с радостию. — Не после своего рождения Иоанн получил благодать, но из материнской утробы одевшись освящением, стал дивным предводителем, как сказал Ангел: дх҃а ст҃а́гѡ и҆спо́лнитсѧ и҆з̾ чре́ва ма́тере своеѧ̀, и҆ пред̾и́детъ пред̾ ни́мъ (т. е. Господом) дꙋ́хомъ и҆ си́лою и҆лїино́ю. Кто кому будет предшествовать? Иоанн Владыке Христу; поэтому он называется Предтечею, как можно слышать из слов самого Иоанна о Спасителе: за мно́ю мꙋ́жъ, и҆́же предо мно́ю бы́сть[18]. За мно́ю — по времени; предо мно́ю — по Престолу.

Почему Гавриил сказал, что Иоанн предшествует Царю Христу в духе и силе Илии Фесвитянина? Слушай внимательно! Илия значит — Бог. Так как Иоанн имел в самом себе Бога, — он исполнился Духа Святаго еще от чрева матери своей, а Бог есть Дух, — то о нем говорил Господь чрез Пророка за много времени раньше: сѐ а҆́зъ посыла́ю а҆́гг҃ла моего̀ пред̾ лице́мъ твои́мъ, и҆́же ᲂу҆гото́витъ пꙋ́ть тво́й пред̾ тобо́ю[19] и многих обратит от заблуждения к истине; ради этого [534]Иоанн предшествует Господу в духе и силе Илии, так как у Иоанна много было сходства с Илиею.

Конечно, сын рождается, и речь возвращается к отцу. Захария, когда его спрашивали, как бы он желал назвать дитя, — и҆спро́шь дщи́цꙋ, написа̀, глаго́лѧ: і҆ѡа́ннъ есть и҆́мѧ его. Не поверивший словам Ангела теперь вынужден писать о явлении, проповедовать письмом; тогда по слуху не принявший сказанного теперь законодательствует рукою, пишет о бывшем. И, дав имя ему, получил речь: отсюда чꙋдѧ́хꙋсѧ всѝ. Ѿверзо́шасѧ ᲂу҆ста̀ є҆гѡ̀, и разрешились узы языка его, и҆ глаго́лаше, благословѧ̀ бг҃а[20].

О изумительное и странное чудо! Пишется имя сына, и немые уста отца открываются; Иоанном называется, и язык называющего устрояется. Видишь ли, как он не погрешил, и мы не погрешили, сказав приличное объяснение? Вот имя самого праведного открывает немые уста, и побуждает неподвижный язык. Так вопиющий Иоанн обнаруживается, что даже самое его имя вызывает голос: я гла́съ вопїю́щагѡ въ пꙋсты́ни: ᲂу҆гото́вайте пꙋ́ть гдⷭ҇нь, пра́вы твори́те стезѝ є҆гѡ̀[21]. О чудо! Слово пребывает, и голос предвозвещает; Владыка идет, и раб предпосылается. Итак, возрадуемся и возвеселимся, что Елисавета родила и Захария возговорил; что неплодная произвела, и старец воскликнул; что восковая дощечка была спрошена, и язык иерейский разрешился и голос возвратился; что Предтеча явился и весь мир возрадовался.

Здесь следовало бы закончить слово, но Захария не позволяет восклицаниям: бл҃гослове́нъ гдⷭ҇ь бг҃ъ и҆зра́илевъ, ꙗ҆́кѡ посѣтѝ, и҆ сотворѝ и҆збавле́нїе лю́демъ свои̑мъ[22]. Изумительные дела! Что говорит Захария? После своего исцеления от немоты Захария первый раз воскликнул: бл҃гослове́нъ гдⷭ҇ь. Что это значит? Захария был мертвым, и воскрес. Он не был мертвым по природе, но перенес подобие смерти. Он удерживался молчанием, как гробом, и как пеленами, был связан узами языка; он возвратился к жизни, не дыша священством, и перенес оплакивание, горесть народа. Когда упраздняется иерей, скорбят все, за кого он ходатайствовал. После этого образного воскресения [535]Захария первый раз воскликнул бл҃гослове́нъ гдⷭ҇ь бг҃ъ и҆зра́илевъ. О Захария! Если бы ты не увидел духовного колоса, не узнал духовного земледельца, не получил дара, то не благословил бы дателя. Но Захария восхвалил Бога пророческою песнею, достойною дара. Воскликнем и мы: бл҃гослове́нъ гдⷭ҇ь бг҃ъ христианский, ꙗ҆́кѡ посѣтѝ и҆ сотворѝ и҆збавле́нїе люде́мъ свои́мъ. Ему слава и держава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


В тот же день память святых мучеников, семи братий по плоти Орентия, Фарнакия, Ероса, Фирмоса, Фирмина, Кириака и Лонгина — воинов, пострадавших при Диоклетиане и Максимиане на берегах Черного моря.

Жития Святых (1903-1911) - концовка 27.png


  1. Еванг. от Марка, гл. 1, ст. 7.
  2. Выражение взято из Богородичного догматика.
  3. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 13—14.
  4. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 43.
  5. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 63.
  6. Хеврон (называемый теперь у арабов Ель-Халиль), — город, расположенный на юге Палестины, один из самых древнейших городов Азии. Он был известен как древний город еще во времена Авраама и, по известию Флавия (историк иудейский, живший в начале христ. эры), около его времени ему считалось уже 2300 лет. Город издавна считался у евреев священным, так как в нем находятся гробницы Авраама и Сарры, Исаака и Ревекки, Иакова и Лии. Во дни Константина Великого над погребальною пещерою Авраама была воздвигнута церковь, которая обращена мусульманами в мечеть. Самый город лежит на высоте на тысячу футов выше Иерусалима, в глубокой и узкой долине, с обеих сторон окруженной горами. Вся долина и склоны гор заняты садами, — масличными, фиговыми, абрикосовыми, гранатовыми и виноградными. В настоящее время город имеет до 10 000 жителей, которые занимаются здесь выделыванием стекла, хлебопашеством, разведением фруктовых садов и виноделием.
  7. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 39.
  8. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 66.
  9. Под именем волхвов в древности разумелись люди мудрые, обладавшие знанием тайных сил природы, светил небесных и т. п. Волхвы, приходившие на поклонение Христу, по видимому, были из Персии. Они были астрологи, т. е. служили звездам и занимались наблюдением за светилами небесными. Очевидно, они были при этом люди добродетельные, почему и удостоились особенных откровений Божиих.
  10. Еванг. от Матф., гл. 23, ст. 35.
  11. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 9—13.
  12. Кн. Пр. Захарии, гл. 12, ст. 1.
  13. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 18.
  14. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 20.
  15. Еванг. от Иоан., гл. 1, ст. 29.
  16. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 57—58.
  17. Еванг. Там же, ст. 13, 15—17.
  18. Еванг. от Иоан., гл. 1, ст. 30.
  19. Кн. Пр. Малах., гл. 3, ст. 1, ср. Еванг. от Марка, гл. 1, ст. 2.
  20. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 63—64.
  21. Еванг. от Матф., гл. 3, ст. 3.
  22. Еванг. от Луки, гл. 1, ст. 68.