Заклятие (Бальмонт)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Заклятие
автор Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942)
См. Оглавление. Из цикла «Danses Macabres», сб. «Будем как Солнце». Опубл.: 1903. Источник: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонт. Будем как Солнце. — М.: Изд. Скорпион, 1903 Заклятие (Бальмонт) в дореформенной орфографии



ЗАКЛЯТИЕ


1.

Я видел правду только раз,
Когда солгали мне.
И с той поры, и в этот час,
Я весь горю в огне.

Я был ребёнком лет пяти,
И мне жилось легко.
И я не знал, что я в пути,
Что буду далеко.

Безбольный мир кругом дышал
10 Обманами цветов.
Я счастлив был, я крепко спал,
И каждый день был нов.

Усадьба, липы, старый сад,
Стрекозы, камыши.
15 Зачем нельзя уйти назад
И кончить жизнь в тиши?

Я в летний день спросил отца:
«Скажи мне: вечен свет?»
Улыбкой грустного лица
20 Он мне ответил: «Нет».

И мать спросил я в полусне:
«Скажи: Он добрый — Бог?»
Она кивнула молча мне
И удержала вздох.

25 Но как же так, но как же так?
Один сказал мне «Да»,
Другой сказал, что будет мрак,
Что в жизни нет «Всегда».

И стал я спрашивать себя,
30 Где правда, где обман,
И кто же мучает любя,
И мрак зачем нам дан.

2.

Я вышел утром в старый сад
И лёг среди травы.
35 И был расцвет растений смят
От детской головы.

В саду был чёрный ветхий чан
С зацветшею водой.
Он был как знак безвестных стран,
40 Он был моей мечтой.

Вон ряска там, под ней вода,
Лягушка там живёт.
И вдруг ко мне пришла Беда,
И замер небосвод.

45 Жестокой грёзой детский ум
Внезапно был смущён,
И злою волей, силой дум,
Он в рабство обращён.

Так грязен чан, в нём грязный мох.
50 Я слышал мысль мою.
Что если буду я как Бог?
Что если я убью?

Лягушке тесно и темно,
Пусть в рай она войдёт.
55 И руку детскую на дно
Увлёк водоворот.

Водоворот безумных снов,
Непоправимых дум.
Но сад кругом был ярко-нов,
60 И светел был мой ум.

Я помню скользкое в руках,
Я помню холод, дрожь,
Я помню солнце в облаках,
И в детских пальцах нож.

65 Я тёмный дух, я гномный царь,
Минута недолга.
И торжествующий дикарь
Скальпировал врага.

И что-то билось без конца
70 В глубокой тишине.
И призрак страшного лица
Приблизился ко мне.

И кто-то близкий мне сказал,
Что проклят я теперь,
75 Что кто слабейшего терзал,
В том сердца нет, он зверь.

Но странно был мой ум упрям,
И молча думал я,
Что боль дана как правда нам,
80 Чужая и моя.

3.

О, знаю, боль сильней всего,
И ярче всех огней,
Без боли тупо и мертво
Мельканье жалких дней.

85 И я порой терзал других,
Я мучил их… Ну, что ж!
Зато я создал звонкий стих,
И этот стих не ложь.

Кому я радость доставлял,
90 Тот спал как сытый зверь.
Кого терзаться заставлял,
Пред тем открылась дверь.

И сам в безжалостной борьбе
Терзание приняв,
95 Благословенье шлю тебе,
Кто предо мной неправ.

Быть может, ересь я пою?
Мой дух ослеп, оглох?
О, нет, я слышу мысль мою,
100 Я знаю, вечен Бог!