История крестовых походов (Куглер)/Заключительный обзор

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Locked template.gif Эта страница в настоящее время постепенно дописывается

Во избежание конфликтов правок, согласуйте свои внесения с активным редактором.
Это замечание не должно висеть дольше трёх дней. Дата начала работы не указана

История крестовых походов — Заключительный обзор
автор Бернгард Куглер (1837—1898), переводчик неизвестен
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Geschichte der Kreuzzüge. — Дата создания: 1880, опубл.: 1895. Источник: История крестовых походов [Текст] : Пер. с нем. / Б. Куглер. - СПб. : Л. Ф. Пантелеев, 1895. - VIII, 459 с. : ил.; Куглер Б. История крестовых походов. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. — 512 с. — Серия «События, изменившие мир». — ISBN 978-5-85880-035-1.


Заключительный обзор[править]

В заключение этой книги упомянем ещё, что в Париже в последние годы существует учёное собрание, которое поставило себе целью издавать источники для истории латинского Востока, т, е. главным образом для истории крестовых походов и государств крестоносцев и представить здесь желательное дополнение к большому «Recueil des historiens des croisades». Это «Société de ĽOrient Latin», в числе руководителей которого выделяется упомянутый выше граф Риан, издаёт serie gèographique и serie historique из самых источников. Первая серия, из которой вышло в свет два тома, должна по сделанным до сих пор объявлениям заключать Itinera Hierosolymitana Et Descriptiones Terrae Sanctae latine conscripta: Itinéraires français: Itinerar italiani: Itinera, graeea. Из sегіе historique недавно был издан только один том: La priseЬа ргізе сгаіехапсігіе, раг ОиІИаите сіе МасЬаиІ (завоевание Александрии королём Петром I кипрским в 1365), изданный Массом Латри (Ое Маз Ьаігіе) Во время печатания нашей книги вышел первый том (ЗиІпіі Ьеііі засгі зегіріогез тіпогез (издание Рёрихта), за которым вскоре должен следовать второй том Зосіёіё сіе Ь Огіепі ЬаІІп, кроме того поддерживает отдельные литературные предприятия, важные для истории крестовых походов; это так называемая риыісаііопз раігоппёез раг 1а ЗосІёІё, из которых до сих пор вышли: Г^шпізтаШіие (іе Ь Огіепі Ьаііп, раг О. ЗеМитЪег^ег. и: Ое разза^ііз іп Теггат Запеіат, ей. М. ТНотаз, та иллюстрированная рукопись, из которой заимствован ряд выше приведенных рисунков К этим изданиям в самом скромном времени должен прибавиться первый том АгсЬіѵез <іе Ь Огіеп1: Ьаііп, периодического издания, которое в роде «РогзсНип^еп гиг сіеиізсьеп Ое- 508

496 зсьісые» будет заключать крупные и мелкие сообщения по истории крестовых походов и, без сомнения, окажется в высокой степени достойным внимания специалистов. Первые листы этого находящегося в печати первого тома АгсЬіѵез сіе Ь О. Ь. были благосклонно сообщены мне графом Рианом. Они заключают в себе принадлежа-' щее перу вышеназванного ученого начало важного сочинения, а именно Ьаѵепіаіге сгнідие сіез Іеіігез Ьізіогічие сіез сгоізагіев", которое должно заключать в себе неожиданные объяснения подлинности и неподлинности относящихся сюда рукописей, и даже ненапечатанные до сих пор письма крестоносцев. Я не могу здесь ближе указывать важность этих объяснений независимо от других причин уже потому, что в моем распоряжении, находятся только первые листы названного сочинения. Мы скажем только о нумере XXXI инвентаря,, потому что там затронут спорный вопрос, относительно которого Риан уже раз высказался в недавно вышедшей своей работе А именно, говорят, что император Алексей незадолго до первого крестового похода послал графу Роберту I Фландрскому письмо с настойчивой просьбой о помощи против сельджуков. Это письмо считалось исследователями то подлинным, то подложным. Граф Риан сначала в своей собственной книге (АІехіІ I. Сотпепі Котапогит ітрегаіогіз асі КоЪегіит I. Ріапдгіае с о тр е т ерізіоіа зригіа, Оепеѵае МОСССЬХХІХ и потом в упомянутом Іпѵепіаіге старался привести доказательства подложности этого письма. В своем предыдущем изложении я совсем не касался этого письма, потому что также считаю его подложным, и следовательно в этом отношении совершенно согласен с Рианом. Но этот ученый пошел еще дальше отрицания этого письма и подвергнул сомнению, чтобы в числе поводов к первому крестовому походу могла вообще идти речь о какой-нибудь просьбе греческого императора о западноевропейской помощи против сельджуков.. По словам автора, у Алексея в то время не было настоятельной необходимости в военной помощи; известно, правда, что он был в деятельных сношениях с западными европейцами, в особенности с папой Урбаном II, но при этом шла речь о церковных делах; на синоде в Пиаченце, где греческое посольство встретилось с папой,., речь, вероятно, должна была идти только о церковных делах. Поэтому (полагает Риан) 509

497 мысль о крестовом походе была вызвана в голове папы не греческими просьбами о помощи, но жалобами на бедствия христиан в Иерусалиме и кроме того страхом перед Альморавидами, победителями Испании. Но я не нахожу, что Риан привел до сих пор достаточные доказательства своего взгляда, как ни подкупает он на первый взгляд. Из византийской истории накануне крестового похода нам известно слишком мало точных подробностей, чтобы только на основании факта, что бедствие от сельджуков не было тогда смертельной опасностью, иметь право сомневаться в обращенной к папе просьбе о помощи. Решение зависит только от оценки сообщений, которыми мы обязаны некоторым западным хронистам того времени (главное место у Бернольда 5апсі Віазіеп, Регіг, Моп. Оегш. 35.V. 461). Но этим сообщением Алексей, правда, требовал от папы не настоящего крестового похода, но доставления значительной военной поддержки; и я до сих пор, как говорил, не могу убедиться, чтобы эти по всей видимости совершенно неподозрительные современные известия шли из того же источника, как ерізіоіа зригіп ад НоЬегіиш сошііеиг Но если бы это было и так, но Риан, по крайней мере, допускает, что в церковных сношениях между Алексеем и Урбаном «зе зопі репі-ёіге ^Пзез яиеідиез шоіз геіашз аих гаѵацез без Тиге5 еп Азіе Міпиегез» такие слова могли бы сильно действовать в голове папы и составить решительный толчок для крестоносной проповеди. Риант думает, правда, что в таком случае Урбан призывал бы христиан на борьбу в Малой Азии, а не в Сирии. Но в уме папы волновались в пестрой смеси забота о Константинополе и о Иерусалиме, политические соображения и аскетическое стремление. Возвышение задуманного крестового похода с реальной политической почвы в мистические сферы было достаточно легко, а подстановка Иерусалима, как цель похода, вместо Константинополя, была бы тем менее поразительна, что Иерусалима можно было достигнуть только через Константинополь и после предполагаемого поражения сельджуков. Во всяком случае, гораздо удивительнее была бы замена малоазиатского театра войны сирийским, если бы, как хочет Риан, наступление Альморавидов в Испании главным образом побуждало папу к крестоносной проповеди. Правда, у него могла быть несомненно такая же забота об Испании, как и забота о всех древнехристианских землях, которые в то время были уже в руках магометан или которым они угрожали. Но чтобы объяснить, каким образом Урбан для поддержки испанцев мог задумать крестовый поход в Азию, Риан должен принять, что в то время не вполне ясно представляли значение слова «Гиспания» (хронисты того времени называют Гиспанией как Испанию, так часть Азии через испорченное Испагань) и что при полном незнании политических отношений внутри магометанского мира думали оказать пользу испанцам посредством диверсии в Азию Итак, пока я не могу считать доказанным утверждение Риана, что греки не ждали никакой военной поддержки от западной Европы и что они во всяком случае были поражены крестовым походом. Но я все-таки хотел бы оставить за собой окончательное суждение об этом вопросе до тех пор, пока Іиѵепіаіге Риана не будет закончен, по крайней мере для века первого крестового похода, так как, быть может, из ожидаемых там новых сообщений могут последовать обратные заключения. Но если бы даже Риан оказался тогда прав, то относительно главнейшего вывода, который мог быть связан с его словами, мое изложение политики Комненов нисколько бы этим не опровергалось, а напротив, сколько я вижу, было бы только подтверждено. Император Алексей, как ни было тогда трудно устроить соглашение между греками и крестоносцами, полезное для обеих сторон,., только еще яснее и решительнее, чем до сих пор можно было принимать, поставил бы себе задачей прийти к такому соглашению, не унижая крестоносцев до орудий своего властолюбия, до удобной опоры для своей империи, но доставляя им справедливые уступки и ведя с ними переговоры, как две равные силы. Потилика Комненов и по мнению Риана сделала грубую ошибку, которая в большей мере повела к неудаче крестовых походов… и которую я в заключение не могу выразить лучше, чем словами, в которых сам Риан говорит об императоре Алексее: «qul revait deja I’empire universe!, qui garda toujours, dans les eircon-stancen les plus difficiles un sentiment exagere de sa dignite personnelle qui, plus tard, mit la tenacite qui Ton sait a faire les chefs de la 1-re croisade ses hommes liges et ses debiteurs enfin qui ue vouleit des Latins qu’a titre d’auxi-liaires salaries, jamais d’allies et encore moins de libera-teurs».


PD-icon.svg Это произведение находится в общественном достоянии в России.
Произведение было опубликовано (или обнародовано) до 7 ноября 1917 года (по новому стилю) на территории Российской империи (Российской республики), за исключением территорий Великого княжества Финляндского и Царства Польского, и не было опубликовано на территории Советской России или других государств в течение 30 дней после даты первого опубликования.

Несмотря на историческую преемственность, юридически Российская Федерация (РСФСР, Советская Россия) не является полным правопреемником Российской империи. См. письмо МВД России от 6.04.2006 № 3/5862, письмо Аппарата Совета Федерации от 10.01.2007.

Это произведение находится также в общественном достоянии в США, поскольку оно было опубликовано до 1 января 1925 года.

Flag of Russia.svg