История русской армии и флота/1911-1913 (ВТ)/01/2.04

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< История русской армии и флота‎ | 1911-1913 (ВТ)‎ | 01
Перейти к навигации Перейти к поиску

История русской армии и флота — Первый выпуск : Эпоха Петра Великаго
автор Павел Маркович ​Андрианов​ (1877 — 1918)
См. Оглавление. Опубл.: 1911. Источник: Commons-logo.svg История русской армии и флота / Историю армии ред. полк. ген. штаба А. С. Гришинский и В. П. Никольский; Историю флота ред. проф. Мор. акад. полк. Н. Л. Кладо — Москва: Образование, 1911. — Т. I. — С. 109—116.

Редакции


[109]

IV. Гродненская операция

Пока происходило медленное, но верное утверждение русской власти на берегах Финского залива, молодой и пылкий шведский король Карл XII успешно воевал в Польше, нанося одно за другим поражения своему противнику королю Августу II. Победоносные шведские войска исходили Польшу в течение четырех лет с 1701 по 1705 гг. по всем направлениям. Август II неоднократно предлагал мир своему счастливому врагу, но Карл XII решил не вкладывать меч в ножны до тех пор, пока на польском престоле будет оставаться Август II. В погоне за осуществлением своей мечты, Карл XII не обращал никакого внимания на те грозные события, которые происходили на берегах Балтийского моря. Продолжительное пребывание в Польше, в связи с горячим желанием лишить престола Августа II, понемногу втянули шведского короля во внутренние дела Польши. Политическая интрига засасывает его. Шведский король вмешивается в борьбу партий, собирает в Варшаве сейм и, наконец, добивается того, что вместо низложенного сеймом Августа II, избирается познанский воевода Станислав Лещинский. Однако не вся страна признает законным постановление сейма, вынесенное при столь явном давлении со стороны шведского короля. В Сандомире по инициативе Августа II созывается новый сейм, который объявляет незаконным постановление Варшавского сейма и подтверждает права Августа II на польскую корону. Смута и междоусобие охватывают несчастную Польшу. Короли со своими приверженцами борются из-за власти, заливая страну потоками крови. Положение Августа II, имевшего против себя в 1704 году и могучего шведского короля, и сторонников Станислава Лещинского, было весьма печально. [110]

Петр Великий честно исполнял в отношении Августа договорные обязательства и постоянно посылал помощь и войсками и деньгами своему несчастному союзнику.

В начале 1704 года царь Петр послал Августу 12 тысяч пехоты и 5 тысяч конницы, но прибытие этих подкреплений не улучшило положения Августа. Осенью его разрозненные силы частью были оттеснены к Кракову, частью отброшены за реку Одер. Армия Карла XII стала на зимних квартирах близ Силезии. Отсюда близко было к наследственным владениям Августа — Саксонии — базы, откуда, главным образом, черпал он силы и средства для упорной борьбы с Карлом XII. Угроза родовым владениям Августа побуждает Петра Великого принять чрезвычайные на этот раз меры для поддержки своего союзника.

Царь Петр отказывается от налаженного уже похода на север в Финляндию для овладения крепостями Выборгом и Кексгольмом и направляет свои войска на юг. Осенью 1704 года к Полоцку прибыл 10-тысячный отряд Репнина, а к зиме туда собрались и все войска Шереметева. Летом 1705 года сюда собрались все свободные силы русской армии: до 40 тысяч пехоты и 20 тысяч конницы. Из Полоцка для отвлечения внимания шведского короля от Саксонии Петр Великий направляет свою армию к литовскому городу Гродне, приближаясь, таким образом, к Польше, что давало возможность более активно влиять на внутренние события в этой стране и в то же время оказать помощь военной силой Августу II. Сосредоточение нашей армии у Гродны давало все преимущества активной обороны русских земель, так как этим расположением армий прикрывались операционные пути и на восток к Москве, и на север к завоеванным областям. Вместе с тем сосредоточение русских сил у Гродны было несомненно угрожающим для шведской армии при всех ее операциях в западном направлении, так как Гродна лежала на важнейших путях, связывающих армию шведского короля с его прибалтийскими областями.

1 июня 1705 года главные силы русской армии под начальством фельдмаршала Огильви покинули Полоцк, направляясь на Вильну, Гродну. При этом движении армии необходимо было обеспечить избранную операционную линию со стороны Курляндии, где находился сильный шведский отряд Левенгаупта. Эта задача возложена была на отряд Шереметева. С восемью драгунскими и тремя пехотными полками Шереметев двинулся из Полоцка на Митаву и Бауск. Левенгаупт, осведомленный о приближении русских, занял позицию близ Гемауертгофа. Шереметев 15 июня с одними драгунами, не дождавшись подхода [111]пехоты и артиллерии, атаковал шведов. Сначала русские имели успех; Левенгаупт отступил, но, когда вслед за тем драгуны бросились грабить обоз противника, Левенгаупт перешел в наступление и разбил по частям нашу конницу и подошедшую к полю битвы пехоту.

Вся артиллерия шереметевского отряда и несколько знамен захвачены были шведами.

О несчастной битве у Гемауертгофа (при Мур-мызе) царь Петр получил донесение от Шереметева 22 июня в Вильне. К известию о поражении Петр отнесся чрезвычайно спокойно, оценивая эту неудачу как маловажный эпизод в общем ходе великой борьбы.

Предписав Шереметеву попытаться отрезать Левенгаупта от Риги, царь Петр с дивизией Репнина и Преображенским полком двинулся на помощь Шереметеву. Но последнему не удалось отрезать Левенгаупта. Оставив в Митаве и Бауске гарнизоны, шведский генерал успел отступить к Риге.

В начале сентября царь Петр овладел после короткой осады Митавой и Бауском. Этим достигнуто было надежное обеспечение операционной линии Полоцк-Гродна со стороны Риги. 1 октября царь Петр прибыл в Гродну. В окрестностях Гродны, кроме русских войск, сосредоточились саксонские, польские и литовские войска. Петр распорядился устройством вокруг Гродны укрепленного лагеря и озаботился снабжением Гродны большими запасами продовольствия. Не предвидя в предстоящий зимний период крупных операций, Петр I отправился 17 декабря в Москву, передав прибывшему в Гродну Августу начальствование над всей армией.

Союзная армия к началу декабря расположилась следующим образом: 12-тысячный авангард Меншикова на р. Нареве в Тыкоцине, главные силы — 25 тысяч — в районе Гродна—Августов. На линии Нур—Брест 10 тысяч саксонских и польско-литовских войск. Мазепа с 15 тысячами казаков занял Волынь, продвинувшись передовыми частями к Замостью. Мазепе было предписано продвинуться ко Львову и поскорее войти в связь с саксонскими войсками, отброшенными шведами за Одер.

Расположившись на широких зимних квартирах, союзники не предполагали открытия Карлом XII зимнего похода. Между тем шведский король, заносивший уже руку на Саксонию, не мог отнестись безучастно к приближению русской армии к сфере его операций. Еще летом 1705 года, оставив для наблюдения за русско-саксонским корпусом Шуленбурга 12-тысячный отряд Рейншильда, шведский король с главнейшими силами прибыл к Варшаве и расположился лагерем под Блоне. [112]Пышные приготовления к коронации Станислава Лещинского отвлекли в течение осеннего периода внимание Карла XII от военных операций. Но с наступлением зимы, когда реки покрылись льдом, Карл XII, разорвав тонкую линию польских войск по Бугу, отрезав авангард Меншикова от главных сил, с 20-тысячной армией перешел Неман неподалеку от Гродны и 15 января готов был атаковать укрепленный лагерь союзников. Быстрый подход шведов к Гродне воспрепятствовал сосредоточению к этому пункту всех сил союзников. В Гродне успело сосредоточиться лишь 30 тысяч; остальные же войска, отрезанные шведами от Гродны, собрались под начальством Меншикова у Минска.

По первому порыву Карл XII хотел штурмовать гродненские укрепления, но, убедившись в солидности их, решил отрезать союзную армию от сообщений на восток, прекратить подвоз припасов и, таким образом, принудить противника выйти из укрепленного лагеря и принять бой в поле. В успехе же при столкновении с противником в полевом бою Карл не сомневался. Сперва шведы тесным полукольцом обложили союзников, но недостаток припасов принудил их вскоре несколько расширить район своего расположения.

Август II не решился оставаться при русской армии, находившейся в столь тяжелых обстоятельствах, и, сдав командование над войсками фельдмаршалу Огильви, покинул Гродну, пообещав, впрочем, вскоре вернуться на выручку с саксонскими войсками.

Весть об открытии зимней кампании получена была Петром в Москве 13 января. Царь спешно выехал на запад. В Дубровне он встретился с Меншиковым и от него узнал о блокаде русских войск шведами в Гродне и об оставлени армий королем Августом.

Тяжко было сознавать царю, что любимое детище — его молодая армия, подававшая уже блестящие надежды, находится в большой опасности. Перед нею опять был Нарвский победитель, а с нею не было царя Петра, ее творца и вдохновителя. Присутствуя мыслью и сердцем в осажденной Гродне, царь Петр, напрягая все усилия своего гения, принимается издали за спасение армии, делая ряд замечательных распоряжений для облегчения участи осажденных войск и для защиты государства. Охватывая создавшуюся стратегическую обстановку на всем обширном театре военных действий от берегов Балтийского моря до топких болот Полесья, Петр Великий принимает следующие меры: 1) вблизи осажденной Гродны, в Бресте и Слуцке, создаются продовольственные магазины; 2) казачьи отряды бросаются на сообщения шведов с Варшавой, причем [113]казакам предписано доставлять продовольствие в блокируемую Гродну; 3) отряды Боура и Розена бросаются на сообщения шведской армии, стоящей под Гродной, с Ригой; 4) гарнизонам Митавы и Бауска предписывается в случае появления превосходных вражеских сил взорвать укрепления и отходить к Полоцку; 5) отряд Меншикова у Минска, единственный отряд, прикрывающий границу русского государства, усиливается рекрутами призыва 1705 года, которые спешно проходят курс обучения.

Близость врага к границам нашей родины побуждает предусмотрительного царя озаботиться укреплением важнейших населенных пунктов. Выросли укрепления под Псковом, Смоленском, Великими Луками; отданы были распоряжения об укреплении Москвы. Вдоль западной границы от Пскова через Брянск до южных степей царь приказывает устроить засечную линию. Эта линия, шириною от 150 до 300 шагов, местами усиливается присыпкой укреплений. На больших дорогах, пересекающих границу, строятся укрепления с палисадами. Вдоль всей засечно-оборонительной линии проводится широкая дорога. Оборона границы возлагается на местных жителей, которые обязаны со своим оружием, — кто с ружьем, а кто просто с вилами и косами, — стать на защиту родины. Все перечисленные меры не могли оказать непосредственно благоприятного влияния на «гродненских», но меры эти замечательны в смысле подготовки страны к встрече опасного врага.

Осажденная в Гродне русская армия жила надеждой на скорое возвращение короля Августа. Но этим надеждам не суждено было осуществиться. Реншильд разбил у Франштадта саксонский корпус Шуленбурга. Король Август, опасаясь за свои родовые владения, вместо Гродны повел войска в Краков.

Положение армии в Гродне становилось весьма тяжелым. Запасы быстро таяли. Недостаток фуража сказался на конском составе. Надежда на успех в открытом бою была невелика, а расчет на выход из Гродны и отступление без боя казался мало осуществимым. Можно было также ожидать, что Карл XII, усилив свою армию корпусами Реншильда и Левенгаупта, не остановится перед штурмом Гродненских укреплений.

Из этого положения она была выведена своим гениальным верховным вождем. Директивы Петра, посланные фельдмаршалу Огильви, были чрезвычайно просты, но вместе с тем глубоко продуманы и согласованы с обстановкой во всем ее объеме:

Петр решительно настаивал на оставлении армией Гродны и на отходе войск к границам. Направление марша первоначально предоставлено было определить на месте — «по которой дороге способнее», —сообщив о выборе дороги в Минск « [114]через пять или шесть курьеров, дабы можно было конницей встретить отступающие войска». Войскам предписывалось взять с собой только полковые орудия, но в случае нужды «хотя и все бросить». Касаясь порядка отступления, указывается: «До лесов быстро отойти всей армии, а затем разверстать все войско, чтобы шло врозь, так как при этом условии неприятель разве токмо на один батальон или полк нападет». Начать отступление царь предписывает с вечера, но не поздно, под прикрытием конницы и озаботясь, чтобы население не предупредило врага о приготовлениях к отступлению. Припасы на время пути взять от населения «без крайнего разорения»; больных вывести. «Все чинить по сему предложению, а паче по своему рассмотрению», — так заключает свои указания царь Петр, не любивший стеснять начальников в выборе средств при достижении указанной цели. Имея основание опасаться, ввиду частых принципиальных разногласий с фельдмаршалом Огильви, что его план не встретит у него сочувствия, Петр Великий в последующей директиве от 12 марта уже категорически приказывает очистить Гродну и выбирает сам путь отступления для армии на Волынь. Теперь царь Петр указывает воспользоваться ожидаемым ледоходом и переправиться на левый берег Немана с таким расчетом, чтобы в первое время после переправы вскрывшаяся и разлившаяся река задержала на несколько дней шведов. Пользуясь выигрышем во времени, быстро направиться в обход Припятьских болот либо на Брест, либо между Брестом и Пинском. Обогнув Полесье с запада и прикрываясь им, направиться южными путями на Киев или на Чернигов.

Открылся сильный ледоход, и 24 марта русская армия была уже на левом берегу Немана. Русские отошли на Тыкоцин, где 27-го соединились с Меншиковым. Далее армия направилась к Бресту, куда и прибыла 4 апреля.

Между тем Карл XII, задержанный разливом и ледоходом, только 3 апреля мог перейти Неман у м. Орля. Предугадывая направление отступления русской армии, Карл XII двинулся наперерез, кратчайшим путем на Пинск. Болота и беспрестанные набеги казаков на тыл замедлили движение шведов. Прибыв в Пинск, Карл XII принужден был на целый месяц приостановиться, чтобы дать отдых своим изнуренным войскам. Тем временем русская армия из Бреста, прикрываясь на севере топкими болотами Полесья, направилась в Киев, куда и прибыла благополучно 8 мая.

Карл XII из Пинска перешел в Луцк. Убедившись, что русская армия на этот раз выскользнула от него, шведский король решил вновь обратиться против Августа II, внеся [115]огонь и меч в наследственные владения Августа. Карл двинулся через Вислу кратчайшими путями в Саксонию. В сентябре шведская армия уже бивакировала под Лейпцигом. Видя в руках грозного врага свои наследственные земли, он просит пощады. 25 сентября 1706 года в Альтранштадте был заключен мир. Август II отказался в пользу Станислава Лещинского от польской короны, отказался от союза с московским царем, уплатил Карлу огромную контрибуцию.

Счастливым возвращением русской армии в Киев закончилась Гродненская операция, свидетельствующая об огромных военных дарованиях царя Петра.

Утвердившись на Балтийском побережье, царь Петр готовился внести оружие в пределы Финляндии, но, оценивая события, происходящие в Польше, резко изменяет решение и протягивает руку помощи своему союзнику Августу II, чтобы спасти его от окончательного поражения и тем самым сохранить себе союзника для продолжения борьбы с Карлом.

На огромном и сложном по местным условиям театре войны царь Петр удивительно правильно намечает пункт сбора союзных сил, занимая угрожающее положение по отношению к противнику и выгодную стратегическую позицию для прикрытия своей страны и новых завоеванных областей.

Сосредоточение войск к намеченному пункту (Гродна) производится при услови надежного обеспечения операционной линии (Бауск и Митава).

Ряд продуманных, разумных, вполне рациональных мер, предпринятых для облегчения участи осажденной в Гродне русской армии и для обеспечения государства от вероятного вторжения врага.

Удивительно простой и наиболее соответствующий местным условиям и условиям времени план отступления армий из Гродны, соображенный во всех деталях, но вместе с тем не сковывающий инициативы командующего армией.

Кроме этих выдающихся мероприятий и решений стратегического и административного характера, в период Гродненской операций сказались многие положительные стороны Петра Великого как полководца. Он проявляет, как и прежде, непоколебимую твердость при неудачах; энергия его неистощима и чем затруднительнее обстановка, тем интенсивнее проявление энергии царя. Самая основательная разведка приобретает большое значение в глазах царя. Мелкие неудачи не смущают полководца и не отвлекают его от намеченной главной задачи. При всех же обстоятельствах Петр как великий [116]сердцевед стремится поднять дух своей молодой армии и внушить ей бодрость и доверие к своим силам.

Наш талантливый военный историограф Д. Ф. Масловский, исследуя во всем объеме Гродненскую операцию, назвал ее классическим образцом военного искусства Петра Великого, и эта оценка вполне справедлива, так как в Гродненской операции ярко и выпукло сказался талант царя Петра как одного из немногих величайших мастеров военного дела.