История русской армии и флота/1911-1913 (ДО)/01/2.08

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Исторія русской арміи и флота — Первый выпускъ : Эпоха Петра Великаго
авторъ Павелъ Марковичъ ​Андріановъ​ (1877 — 1918)
См. Оглавленіе. Опубл.: 1911. Источникъ: Commons-logo.svg Исторія русской арміи и флота / Исторію арміи ред. полк. ген. штаба А. С. Гришинскій и В. П. Никольскій; Исторію флота ред. проф. Мор. акад. полк. Н. Л. Кладо — Москва: Образованіе, 1911. — Т. I. — С. 140—144.

Редакціи


[140]

VIII. Осада Полтавы.

Расположившись въ новомъ квартирномъ районѣ между Ворсклой и Пселомъ, Карлъ XII оказался въ непосредственной близости къ укрѣпленной Полтавѣ, которая несомнѣнно имѣла важное значеніе для шведовъ, какъ узелъ путей, торговый центръ и укрѣпленный пунктъ на р. Ворсклѣ. Въ политическомъ отношеніи захватъ Полтавы не могъ не произвести неблагоприятнаго для русской армии впечатлѣнія среди неустойчиваго населенія Малороссіи.

Личная рекогносцировка укрѣпленій Полтавы, произведенная въ началѣ апрѣля, убѣждаетъ короля, что врядъ ли крѣпость можетъ оказать упорное сопротивленіе. Дѣйствительно, укрѣпленія Полтавы были не важны.

Небольшая крѣпость лежала на правомъ, высокомъ и крутомъ берегу р. Ворсклы.

Отъ рѣки городъ отдѣленъ был болотистымъ берегомъ. Восточная и западная части крѣпостной ограды окаймлялись оврагами. Оборонительная ограда, имѣя очертаніе бастіоновъ, состояла изъ земляного вала съ палисадомъ и съ наружнымъ рвомъ. Наиболѣе удобные подступы вели къ западному фронту оборонительной линіи.

Хороши были эти валы съ палисадами для отраженія набѣговъ степныхъ хищниковъ, но трудно были за ними держаться противъ искусной арміи шведскаго короля.

Однако, въ крѣпости находился вѣрный своему долгу 4-тысячный гарнизонъ, а во главѣ гарнизона поставленъ былъ царемъ мужественный комендантъ полковникъ Алексѣй [141]Степановичъ Келенъ. Къ гарнизону примкнула 2-тысячная дружина, составленная изъ гражданъ города Полтавы. Еще задолго до начала осады по приказанію Царя укрѣпленія Полтавы были приведены въ порядокъ и крѣпость была снабжена продовольствіемъ и боевыми припасами, но послѣднихъ было не много. Артиллерія Полтавы состояла изъ 28 орудій.

Къ концу апрѣля шведы появились подъ стѣнами Полтавы. Ихъ пѣхота заняла ближайшій къ городу районъ въ построенномъ укрѣпленномъ лагерѣ, а конница расположилась по деревнямъ. Въ Будищахъ для прикрытая осады оставленъ былъ обсерваціонный отрядъ г.‑м. Росса.

Осадныя работы возложены были на «маленькаго Вобана», генералъ-квартирмейстера шведской арміи Гиленкрока, которому король приказалъ вычислить время паденія крѣпости. Гиленкрокъ, въ виду недостатка у шведовъ боевыхъ припасовъ, пытался отговорить короля отъ затяжной осады, но упрямаго Карла нельзя было поколебать въ его рѣшеніяхъ. Планъ осады заключался въ подходѣ тремя параллелями къ западному фронту крѣпости. Началу осадныхъ работъ предшествовалъ двухдневный штурмъ 28 и 29 апрѣля, отбитый гарнизономъ. Едва лишь начали шведы осадныя работы, какъ энергичный комендантъ производитъ, одну за другой, три вылазки, нанося большой уронъ шведамъ, захватывая у нихъ инструменты, разрушая возведенныя сооруженія. Къ 4-му мая шведы все же подошли къ контръ-эскарпу; но штурмовать крѣпость не рѣшились. Русскіе, ожидая штурма, устроили внутреннюю ограду и утолстили крѣпостные валы.

Когда вѣсть объ осадѣ Полтавы дошла до русской арміи, наступавшей отъ Богодухова къ р. Ворсклѣ, то на военномъ совѣтѣ было рѣшено: отвлечь вниманіе врага отъ крѣпости нападеніемъ на Опошню и Будище, но эта диверсія не заставила шведовъ снять осаду. Они заняли лишь болѣе сосредоточенное положеніе подъ Полтавой, выдвинувъ конницу къ д. Жуки.

9-го мая Меншиковъ получилъ отъ Царя Петра письмо съ совѣтомъ оказать помощь Полтавѣ, либо нападеніемъ на Опошню съ цѣлью отвлеченія вниманія противника отъ крѣпости, либо расположеніемъ арміи въ непосредственной близости къ Полтавѣ на лѣвомъ берегу Ворсклы, съ цѣлью оказанія поддержки гарнизону при удобномъ случаѣ людьми и припасами. Такъ какъ первый способъ дѣйствій, указанный Царемъ, былъ уже испробованъ и не далъ благопріятныхъ послѣдствій, то Меншиковъ рѣшилъ осуществить второй совѣтъ. 14-го мая главныя силы нашей арміи расположились противъ Полтавы на лѣвомъ берегу Ворсклы у с. Крутой Берегъ.

Всѣ старанія Меншикова направлены были къ тому, чтобы оказать немедленную помощь осажденному гарнизону крѣпости. [142]

15-го мая ему удалось перебросить въ крѣпость отрядъ Головина силою около 1000 человѣкъ.

Въ теченіе 2-й половины мая русскія войска постепенно стягивались къ осажденной Полтавѣ, располагаясь между д. д. Крутой Берегъ и Искровка.

Постепенно на нашемъ берегу возникали укрѣпленія, привлекавшія вниманіе шведской армии. Наши войска усиленно вели инженерныя работы съ цѣлью установленія связи съ крѣпостью. Черезъ болотистые рукава Ворсклы устраивались проходы изъ фашинъ, а на берегу возводились и вооружались пушками и мортирами новыя укрѣпленія.

Шведы противъ нашихъ укрѣпленій возвели также непрерывную линію бастіоновъ.

27 мая къ войскамъ прибылъ фельдмаршалъ Шереметевъ съ «деташаментомъ» и принялъ командованіе надъ всѣми силами. Къ началу іюня для Шереметева стало очевидно, что перевѣсъ въ инженерномъ состязаніи перешелъ на сторону шведовъ. Онъ склоняется къ мысли оказать болѣе активную помощь осажденной Полтавѣ, перебросивши часть силъ черезъ рѣку и дѣйствуя въ тылъ осаждающихъ. Свои соображенія по этому поводу онъ сообщилъ въ письмѣ Государю, но Царь Петръ, получившій донесеніе фельдмаршала на пути къ Полтавѣ, отложилъ рѣшеніе вопроса о диверсіи до прибытія своего къ арміи и изученія обстановки на мѣстѣ. 4-го іюня Царь Петръ прибылъ къ арміи и взялъ въ свои опытныя руки дальнѣйшее веденіе операцій.

Между тѣмъ осада Полтавы продолжалась. Къ половинѣ мая шведскія траншеи были уже у палисада крѣпости. Врагъ приступилъ къ веденію минной атаки. Двѣ попытки подвести подкопъ подъ валъ и взорвать его успѣха не имѣли. Отъ бдительнаго коменданта не ускользнули приготовленія шведовъ къ взрыву. Когда шведы заложили сильный пороховой зарядъ подъ крѣпостнымъ валомъ, защитники осторожно подкопались къ пороховому погребку и вынули зарядъ. Между тѣмъ шведы при вторичномъ подкопѣ 23-го мая, разсчитывали одновременно съ взрывомъ вала штурмовать крѣпость. 3-тысячный отрядъ приготовился къ приступу. По данному королемъ сигналу зажгли рукавъ, ведущій къ пороховому погребу, и, въ ожиданіи взрыва, штурмующій отрядъ сталъ приближаться къ крѣпости. Спокойно притаился полтавскій гарнизонъ за палисадомъ; защитники перехитрили врага. Подпустивъ шведовъ на дистанцію близкаго оружейнаго выстрѣла, полтавцы встрѣтили ихъ дружнымъ залпомъ и нанесли имъ большой уронъ.

Изрѣдка прибѣгали шведы къ бомбардированію крѣпости, но за недостаткомъ боевыхъ припасовъ не достигли существенныхъ результатовъ. [143]

Что касается осажденныхъ, то они продолжали энергично вести активную оборону. Частыя вылазки, мѣткій огонь наносили существенный уронъ шведамъ. Когда шведы перебросили траншеи черезъ ровъ, то у защитниковъ появилась на валахъ какая-то особая машина съ крюками, съ помощью которой полтавцы выуживали шведовъ изъ траншей или избивали ихъ въ окопахъ; такъ, напримѣръ, за 25 мая этой машиной было «вынуто изъ саповъ 11 человѣкъ, да въ сапахъ вала найдено тѣмъ же инструментомъ побитыхъ до 24-хъ, а прочіе убѣжали».

Раздраженный сплошной неудачей шведовъ подъ Полтавой, Карлъ XII, не взирая на скудность боевыхъ припасовъ, приказалъ произвести усиленное бомбардированіе. 1-го іюня шведскіе снаряды произвели пожаръ въ городѣ. Защитники крѣпости бросились тушить огонь, а шведы устремились на штурмъ. Атака была неожиданной; на валахъ было очень мало защитниковъ. Легко опрокинувши ихъ, шведы водрузили уже на валу королевское знамя, но изъ города къ мѣсту боя спѣшили войска и городская дружина. Сильнымъ натискомъ врагъ былъ опрокинутъ и сброшенъ съ вала. Пытался было Карлъ XII склонить мужественнаго коменданта къ сдачѣ, обѣщая почетныя условія капитуляціи и угрожая безпощаднымъ истребленіемъ гарнизона и жителей въ случаѣ отказа. Но не смутилось львиное сердце доблестнаго коменданта. Отпустивъ съ отказомъ въ сдачѣ крѣпости присланнаго парламентера, Келенъ, вслѣдъ за тѣмъ во главѣ гарнизона, произвелъ вылазку и захватилъ у шведовъ 4 пушки.

Прибывъ къ арміи 4-го іюня, Царь Петръ прежде всего позаботился о томъ, чтобы извѣстить осажденный гарнизонъ о своемъ прибытіи, перебросивъ въ пустомъ ядрѣ свое посланіе черезъ Ворсклу въ осажденный городъ.

Въ отвѣтномъ письмѣ комендантъ увѣрялъ Царя въ несокрушимомъ мужествѣ гарнизона, но вмѣстѣ съ тѣмъ увѣдомлялъ объ истощеніи боевыхъ припасовъ.

Положеніе осажденной крѣпости не внушаетъ Царю крайнихъ опасеній, поэтому рѣшительныя дѣйствія онъ откладываетъ до прибытія къ арміи сорока тысячъ калмыковъ, посланныхъ ханомъ Аюкой съ Волги.

Распоряженія Петра сводятся къ тому, чтобы продолжать изнуреніе врага, пресѣчь возможный уходъ его за Днѣпръ, подготовить быстрое сосредоточеніе русскихъ войскъ на случай генеральнаго сраженія.

Русская конница тщательно освѣщала мѣстность по теченію рѣки Ворсклы. Гетманъ Скоропадскій занималъ переправы на рѣкахъ Пселѣ и Грунѣ, преграждая пути шведамъ въ Польшу. [144]

Новыя донесенія Келена 7 и 10 іюня носили болѣе тревожный характеръ. Продовольственные припасы были на исходѣ; осадныя работы врага значительно подвинулись впередъ.

12-го іюня Царь Петръ собралъ генеральный совѣтъ для обсуждения плана дѣйствій. Принято рѣшеніе — оттянуть врага отъ Полтавы и заставить его снять осаду. Это считали возможнымъ осуществить одновременнымъ нападеніемъ со всѣхъ сторонъ на шведскую армію.

Нападеніе предполагалось произвести утромъ 14-го іюня, но пришлось отъ этого отказаться, такъ какъ колонна Меншикова не могла совершить въ намѣченномъ пунктѣ переправу черезъ болотистую долину Ворсклы.

Военный совѣтъ, собранный 15-го іюня, постановилъ попытаться еще разъ приблизиться апрошами къ Полтавѣ; попытка эта на слѣдующій день не удалась. Тогда 16 іюня послѣ всесторонняго обсужденія создавшихся условій пришли къ убѣжденію, что только немедленная помощь можетъ спасти крѣпость отъ паденія и что безъ рѣшительнаго сраженія не обойтись.

Еще до рѣшенія совѣта о переходѣ въ наступленіе главныхъ силъ русской арміи отрядами генерала Алларта и Ренне были совершены переправы первымъ сѣвернѣе, въ одной верстѣ отъ Полтавы, а вторымъ — южнѣе у д. Петровки. При переправѣ отряда Ренне произошла схватка со шведами. Шведскимъ отрядомъ руководилъ Карлъ XII. Приблизившись къ самому берегу Ворсклы, онъ попалъ подъ огонь съ противоположнаго берега и былъ раненъ въ ногу. Мужественный король, несмотря на тяжелую рану, еще около часу оставался на берегу рѣки, производя развѣдку.

19-го іюня русская армія покинула свой лагерь и перешла вверхъ по Ворсклѣ къ д. Черняхово. Желая сосредоточить къ полю битвы возможно большія силы, Царь Петръ предписалъ Скоропадскому идти на соединеніе съ арміей. Съ дня на день ожидались также калмыки. 20-го іюня русская армія по мостамъ, наведеннымъ у д. Петровки, и прилегающимъ бродамъ, перешла на правый берегъ рѣки. Переправу прикрывалъ на правомъ берегу отрядъ Ренне. Переправившаяся армія немедленно построила для себя укрѣпленный лагерь у д. Семеновки, а мосты были прикрыты особымъ укрѣпленіемъ.

Вѣсть о переправѣ русской армии въ тотъ же день дошла до шведскаго короля. Карлъ XII рѣшилъ въ послѣдній разъ попытаться овладѣть Полтавой.

21-го іюня начался послѣдній ужасный двухдневный штурмъ Полтавы особо выдѣленнымъ отрядомъ. Король требовалъ отъ своихъ войскъ во что бы то ни стало овладѣть крѣпостью. Съ распущенными знаменами, подъ бой барабановъ бросились [145]ожесточенные враги на валы крѣпости. Гарнизонъ изнемогалъ въ неравной борьбѣ. Не только воины и дружинники, но и всѣ жители города вступили въ бой съ врагомъ. Дряхлые старики, женщины и малыя дѣти сражались бокъ-о-бокъ съ гарнизономъ крѣпости. Дрались косами, вилами, дубинами; за недостаткомъ снарядовъ и пуль осыпали врага градомъ камней. Несмотря на бѣшеный натискъ шведскихъ войскъ, и на этотъ разъ твердыня осталась въ рукахъ мужественнаго гарнизона.

Это была послѣдняя попытка Карла XII овладѣть крѣпостью. Теперь настало время повернуть ему фронтъ навстрѣчу приближающемуся сѣверному богатырю.