Капнисту (Державин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Капнисту
автор Гавриил Романович Державин (1743—1816)
См. Стихотворения 1797. Дата создания: 1797. Источник: Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. — СПб.: Изд. Имп. Академии наук, 1865. — Т. 2. Стихотворения. Часть II. — С. 104—112.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Капнисту

1.Спокойства просит от небес
Застиженный в Каспийском море,
Коль скоро ни луны, ни звезд
За тучами не зрит, и вскоре
Ждет корабельщик бед от бурь;
Спокойства просит Перс пужливый,
Турк гордый, Росс властолюбивый
И в ризе шелковой Манжур[1].

2.Покою, мой Капнист! покою,
Которого нельзя купить
Казной серебряной, златою,
И багряницей заменить.
Сокровищми всея вселенной
Не может от души смятенной
И самый царь отгнать забот[2],
Толпящихся вокруг ворот.

3.Счастлив тот, у кого на стол,
Хоть не роскошный, но опрятный,
Родительские хлеб и соль
Поставлены, и сон приятный
Когда не отнят у кого
Ни страхом, ни стяжаньем подлым:
Кто малым может быть довольным,
Богаче Креза самого.

4.Так для чего ж в толь краткой жизни
Метаться нам туды, сюды,
В другия земли из отчизны
Скакать от скук или беды
И чуждым солнцем согреваться[3]?
От пепелища удаляться,
От родины своей кто мнит,
Тот самого себя бежит[4].

5.Заботы наши и беды
Везде последуют за нами,
На кораблях чрез волны, льды
И конницы за тороками;
Быстрей оленей и погод,
Стадами облаки женущих,
Летят оне и всюду сущих
Терзают человеков род.

6.О! будь судьбе твоей послушным,
Престань о будущем вздыхать;
Веселым нравом, равнодушным
Умей и горесть услаждать.
Довольным быть, неприхотливым,
Сие то есть, что быть счастливым;
А совершенных благ в сей век
Вкушать не может человек.

7.Век Задунайского увял[5],
Достойный в памяти остаться;
Рымникского печален стал!
Сей муж, рожденный прославляться,
Проводит ныне мрачны дни:
Чего ж не приключится с нами?
Что мне предписано судьбами,
Тебе откажут в том они.

8.Когда в Обуховке стремятся[6]
Твоей стада, блея, на луг,
С зеленого холма глядятся
В текущий сткляный Псел вокруг;
Когда волы и кобылицы,
Четвероместной колесницы
Твоей краса и честь плугов,
Блестят, и сад твой — тьмой плодов;

9.Когда тебя в темнозелену[7],
Подругу в пурпурову шаль
Твою я вижу облеченну,
И прочь бежит от вас печаль;
Как вкруг вас радости и смехи,
Невинны сельския утехи,
И хоры дев поют весну;
То скука вас не шлет ко сну.

10.А мне Петрополь населять
Когда велит судьба с Миленой[8],
К отраде дом дала и сад
Сей жизни скучной, развлеченной,
И некую поэта тень,
Да правду возглашу святую:
Умей презреть и ты златую,
Злословну, площадную чернь[9].

1797

Комментарий Я. Грота

Василий Васильевич Капнист (род. 1757, ум. 28 октября 1824) был один из самых старинных друзей Державина, хотя и моложе его четырнадцатью годами. Они сошлись как товарищи по преображенскому полку, в который Капнист перешел из измайловского в 1772 году. Следы их литературных сношений обнаруживаются очень рано в рукописях нашего поэта: с 1778 г. они оба сделались сотрудниками С-петербургского Вестника и в это время иногда работали вместе (см. наш Том I, стр. 716). В Объяснениях своих Державин упоминает, что Капнист участвовал в отделке оды Успокоенное неверие, писанной в 1779 году (там же, стр. 70), и уже с тех пор, следовательно гораздо ранее чем Дмитриев, будущий автор Ябеды сделался строгим критиком и советником певца Фелицы. Не обладая таким самобытным талантом, как Державин, Капнист далеко превосходил его в школьном образовании, в знании теории искусства, в версификации, в знакомстве с иностранными языками и даже в правильном употреблении русского, хотя он и не мог, до самой старости, вполне освободиться от следов своего малороссийского происхождения не только в выговоре, но и на письме (наприм. он часто писал ы вместо и). В І-м Томе настоящего издания мы в разных местах[* 1] уже представили доказательства того, как дорожил Державин замечаниями Капниста. Между прочим мы привели целое стихотворение (Ласточка) в переделанной последним редакции и выписали из одного письма Державина несколько строк, в которых он выражает намерение поручить Капнисту надзор за будущим изданием своих сочинений. Такою близостию между обоими поэтами достаточно объясняется сходство направления в поэзии того и другого. Подобно Державину, Капнист был дружен с Н. А. Львовым, с которым он сошелся вероятно еще прежде чем с Державиным, именно в измайловском полку: Капнист так же как и Львов учился в школе этого полка, а впоследствии они породнились, женившись на двух сестрах Дьяковых. Жена Капниста, Александра Алексеевна (см. Том I, стр. 514 и след.), была образованнее своих сестер, получив воспитание в Смольном монастыре. С 1795 г. Державин стал свояком обоих друзей (там же, стр. 585) и следовательно в настоящем стихотворении обращается в Капнисту уже как к родственнику. К сожалению, обстоятельства жизни Капниста до сих пор очень мало известны; самые подробные, но все еще крайне неполные биографические сведения о нем изложены в Словаре Бантыш-Каменского (Спб., 1847, ч. II)[* 2]. Как один из главных деятелей литературы Екатерининского и последующего времени, он бы заслуживал более удовлетворительной биографии. Из пятерых детей его еще живы Софья Васильевна, в замужстве Скалон, и Алексей Васильевич Капнист; оба живут в Малороссии, последний в родовом имении Обуховке, известном по стихам покойного поэта. Из двух умерших сыновей Василия Васильевича старший, Семен, приехав в Петербург на службу года за три до смерти Державина, жил с тех пор в доме его, как любимый его племянник; он умер в 1845 г. директором училищ полтавской губернии. Другой, Иван Васильевич, был московским гражданским губернатором, а напоследок сенатором и умер в 1860 году. От всех троих есть сыновья. В то время, когда написано послание Державина, Капнист был в Петербурге, куда приезжал по тяжбе с своим соседом, помещиком Тарновским. Этот-то процесс и послужил ему поводом к сочинению Ябеды, которая явилась в следующем году. Около того же времени император Павел повелел выслать из столицы всех неслужащих дворян. Тогда Капнист, имея по делам надобность остаться в Петербурге, просил Л. А. Нарышкина доставить ему службу и был определен при дирекции театров; однакож он только года два занимал это место (слышано 1859 г. от Ивана Вас. и 1863 от Алексея Вас. Капниста).

В начале пьесы и далее в разных местах ея видно подражание Горацию, — 16-ой оде кн. II (см.выше стр. 30). Дмитриев также подражал этой оде. Но здесь-то и видна особенность Державина: он почти никогда не делал себе цели из подражания или перевода, а когда заимствовал у других поэтов, то обыкновенно с применением к избранному им самим сюжету, взятому из действительной жизни, и с подчинением чужого своему.

Стихи Капнисту были напечатаны в издании 1808 г., ч. II, XXIV.

Значение рисунков: 1) Пастух под старым дубом наслаждается природой, а древний бард сравнивает перед ним городскую жизнь с сельскою; 2) портрет Капниста в четвероугольном медальоне под сельским венцом (Об. Д.).

  1. И в ризе шелковой Манжур. — У И. И. Дмитриева началу оды Горация соответствует следующая строфа:

    «Пловец под тучею нависшей,
    Игралище морских валов,
    Не зря звезды, ему светившей,
    Покоя просит у богов.
    К покою простирает длани
    И Мидии роскошный сын
    И мужественный витязь в брани
    Пространных Фракии долин».

  2. ... И самый царь отгнать забот. — У Дмитриева:

    «И ревность ликторов не может
    Отгнать от них (от сильных) заботы, страх».

  3. И чуждым солнцем согреваться? — Капнист сбирался, по окончании своих дел в Петербурге, ехать в чужие краи (Об. Д.).
  4. Тот самого себя бежит. — У Дмитриева:

    «Мать-родину свою оставишь,
    Но от себя не убежишь».

    Г. Фет так перевел соответствующее этому место Горация:

    «Что нам бросаться-то в жизни юдольной?
    Что ж на чужбину так рвешься ты, странник?
    Где-то себя самого добровольный
    Кинешь, изгнанник?

    Горе в корабль за тобою, порочный!
    В конном строю злое горе с тобою,
    Лани быстрей и быстрее восточной
    Тучи с грозою».

    В подлиннике:

    «Quid brevi fortes jaculamur aevo
    Multa? quid terras alio calentes
    Sole mutamus? patriae quis exsul
    Se quoque fugit?» и проч.

    Cp. ниже, под 1798 г., примечания к оде О удовольствии.

  5. Век Задунайского увял и проч. — Румянцов-Задунайский (род. 1725) умер через месяц после Екатерины II, 8 декабря 1797 года. О Суворове см. выше, стр. 36, примеч. 13.
  6. Когда в Обуховке стремятся и проч. — Обуховка, деревня полтавской губернии миргородского уезда на реке Псле, впадающей в Днепр, по положению своему одно из самых красивых мест в Малороссии. Обуховка была пожалована Елисаветою Петровною отцу Капниста Василию Петровичу, который в чине бригадира убит в год рождения сына, при Грос-Егерсдорфе (о В. П. Капнисте статья Тархова в Сев. Пч. 1846, № 136). Одно из самых удачных стихотворений Капниста, Обуховка, написано им в старости: оно в первый раз появилось в Сыне Отечества 1818 г. (ч. 48, № XXXIII). В общей идее Капнист сошелся тут с Державиным, который в 1807 г. написал большую пьесу Жизнь Званская. Здесь уместны будут следующие стихи из Обуховки:

    «Приютный дом мой под соломой,
    По мне, ни низок, ни высок;
    Для дружбы есть в нем уголок;
    А к двери, знатным незнакомой,
    Забыла лень прибить замок.
    Горой от севера закрытый,
    На злачном холме он стоит
    И в рощи, в дальний луг глядит;
    А Псел, пред ним змеей извитый,
    Стремясь на мельницы, шумит»

    Для будущих издателей Капниста присоединяем и варианты к этим стихам. Вм. приютный было сперва уютный, 4-й ж стих имел в С. От. такую редакцию: «А к двери, нищему знакомой». Слово нищему было потом заменено словом страннику, а впоследствии и это переделано. Первые четыре стиха вместе с видом Обуховки начертаны на тарелках тамошнего столового сервиза.

  7. Когда тебя в темнозелену и проч. — «Темнозеленые тогда нашивали мундиры, а дамы — пурпуровыя шали» (Об. Д). Ср. у Дмитриева:

    «Тебя богатство, знатность рода
    В червлену ризу облекли».

  8. Когда велит судьба с Миленой и проч. — Милена — вторая жена Державина, Том I, стр. 584—587. О доме и саде см. там же стр. 436. «Сей жизни скучной, развлеченной» неловко отдалено от слова: «К отраде».
  9. ... Злословну, площадную чернь. — У Горация:

    ... «malignum spernere vulgus».

    У Дмитриева:

    «И равнодушие к сужденью
    Толпы зоилов и глупцов».

    У Мерзлякова:

    «Силу дала мне — черни своенравной
    Суд презирать».

    У г. Фета:

    ... «и к преступной черни презренье».

    Ср. у Пушкина «чернь тупая», «бессмысленный народ» и проч. в стихотворении 1828 г. Чернь и у самого Державина начало Бессмертия души (выше стр. 1): «Умолкни, чернь непросвещенна», также начало оды О удовольствии: «Прочь буйна чернь, непросвещенна и презираемая мной» (см. ниже под 1798 г.).

Примечания

  1. См. Предисловие XIII, XIX и XX, также примечания к одам Величество Божие, На коварство, На взятие Измаила, Любителю художеств и приложение 1 к Ласточке.
  2. Ср. Воспоминание о Капнисте Н. Горчакова в Москвитянине 1846, № 7, Смесь, также Похвальное слово Капнисту в Трудах Общ. люб. росс. слов., т. XXVII, и в Атенее 1828, № 5.