Киев (Дорошевич)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Киев
автор Влас Михайлович Дорошевич
Источник: Дорошевич В. М. При особом мнении. — Кишинёв: Издание товарищества «Бессарабское книгоиздательство», 1917. — С. 39. Киев (Дорошевич) в дореформенной орфографии


Это говорил не юноша, не фантазёр, не мечтатель.

Это слова одного из самых трезвых государственных людей.

Притом слуги старого режима.

Мне снова приходится приводить слова С. Ю. Витте.

Но не лишнее выслушать умного человека в трудную минуту.

Однажды в разговоре я спросил Витте, как ему представляется будущее России.

Он ответил:

— Конечно, Соединённые Штаты.

Он сказал это так спокойно, словно его спросили: сколько будет дважды два.

— Конечно, четыре.

Ему казалось бессмыслицей такое государство, где бы из центра предписывалось, как жить различным народам, не имеющим между собой ничего общего, живущим в совершенно различных условиях.

На местах самим людям виднее, как им лучше устроиться.

Как всякая бессмыслица это неминуемо должно пасть.

— Но до этого надо дойти.

А украинцы в Киеве требуют этого сейчас, немедленно, сию минуту.

Это напоминает мне, как Л. Н. Толстой выразился о покойном А. А. Стаховиче. Человеке пылком, нетерпеливом, стремительном.

— Нашему милому Александру Александровичу конституция необходима сегодня же. Непременно до завтрака!

Украинская рада требует от Временного правительства, чтобы оно заранее признало автономию Украины.

Но Временное правительство не смеет этого сделать.

Не имеет права.

У него нет на это полномочий.

Оно — поверенный страны, действующий по известной доверенности.

Ему написанной.

В этой программе ничего об устройстве будущего государства Российского не говорится.

Это — дело Учредительного собрания. И только его.

Но если бы даже Временное правительство преступно посмело нарушить доверенность страны и провозгласило автономию Украины — какая была бы этому цена?

Грош.

Всё, что декретирует Временное правительство, — имеет силу только до созыва Учредительного собрания.

Учредительное собрание может отменить все постановления Временного правительства.

Что же будет значить для украинской рады принципиальное решение Временного правительства об автономии Украины?

Это будет мнение 12 партикулярных людей.

Ни для кого не обязательное.

Двенадцати очень просвещённых и умных людей, которые, как и все умные и просвещённые люди на Руси, думают:

— Раз мы признаём право на самоопределение народностей во всей Европе, — то мы не можем не признавать его и в той части Европы, которая называется Россией. Рекомендуя это сделать другим, мы должны сделать это и у себя дома.

Украинская рада ломится в открытую дверь.

Никто в новой, демократической России не собирается лишать Украину права решать свои местные дела. Им виднее, как им лучше.

Никто не собирается идти походом на её прекрасный, музыкальный, милый язык.

Никто не думает её русифицировать при помощи Треповых, становых урядников.

За русский язык, а следовательно, и русское культурное влияние постоят наши Пушкин, наш общий Гоголь, Достоевский, Толстой. Старики не выдадут!

Земельный вопрос на основании общего принципа:

— «Земля трудящимся!» разумеется, не будет разрешён «единообразно» для всех народов, не имеющих между собой ничего общего, — «единообразно» при всех условиях почвы, климата, быта.

Он будет разрешён в каждом месте по-своему, как где лучше.

Несомненно, по-разному и в разных местах Украины.

Вопрос о войске может быть разрешён только глядя по результатам войны.

Если удастся перековать мечи на серпы, вся Европа превратится в спокойные соединённые штаты. Будущее принадлежит счастливым маленьким государствам.

Если нет, — Италия сохранила своё существование только благодаря тому, что Тоскана, Ломбардия, Рим, Неаполитанское королевство слились в одно. Германия могуча только с тех пор, как все её государства в военном отношении соединились в одно целое.

Украина будет мощно представлена в Учредительном собрании, расположенном к признанию права на самоопределение отдельных народностей.

Украинской раде следует готовиться к Учредительному собранию, выработать для украинских депутатов наказ о тех условиях автономии, которые они должны защищать, вооружить их могучими аргументами, в силу чего 12 губерний должны составлять Украину.

A не подрывать заранее Учредительное собрание, которое явится источником новой жизни и для Украины, и для всей России.

Учредительное собрание — это единственная надежда всех народов, составляющих ту великую семью, которая носит имя:

— Россия.

Подрывать его — идти против всех народов всей России. Лишать их и необходимого единения, и права на мирное взаимное размежевание.

Мы понимаем ненависть Украины к старой России, России нагайки, России кнута.

Но новая, новорождённая Россия, которая никого не хочет обделить, которая провозгласила принцип: «Пусть каждый будет свободен устраивать свою жизнь как ему лучше» — что она сделала Украине?

За что её резать?

A что значит её резать?

Россия лежит сейчас на операционном столе.

Ей предстоят самые трудные операции.

Устройство заново всего государственного строя.

Разрешение земельного вопроса в таком размере, в каком он никогда ещё не только не разрешался, — не ставился в целом мире. Идёт борьба между трудом и капиталом. Дошла до величайшего обострения классовая борьба.

Поднимать ещё национальную вражду!

Стольких операций зараз не выдержит ни один организм.

И когда?

Во время самой тяжкой войны.

Поднимать вопрос о своём, отдельном национальном войске в то время, когда войско, составленное из всех национальностей России защищает своею грудью ту же самую Украину.

И с какими заржавленными ножами приступают к операции.

Ни одного слова из теперешнего словаря!

— Московское государство.

Да, ведь, это язык времён царя Алексея Михайловича!

Какой-то батюшка восклицает:

— Давно уж не блестели казацкие сабли!

Батюшки, учась в семинарии риторике, очень любят «превыспренные выражения».

Но что ж это за «благословение мечей» в XX веке, когда о «мире всего мира» молятся не только в церквах, но и кричат народы всей России?

500 человек решили воскресить Запорожскую сечь.

Не воскресив только тех условий, которые её создали.

Ведь, это всё равно, что в XX веке проповедовать в Европе крестовые походы!

Недостаёт только Неизвестного из «Аскольдовой могилы», который бы спел:

«Вот как жили при Аскольде
Наши деды и отцы»…

Какая романтика! Живописная, красивая, увлекательная.

Но сейчас! Сейчас, когда перед нами стоят также огромные, реальные задачи.

Мы свели на нет, к самопожертвованию свои требования.

Мы предъявили к нашим союзникам требования о соответствующем пересмотре ими целей войны.

Чтобы наш голос, на благо мира, был выслушан, мы должны быть сильны, могучи, в наших требованиях едины.

Если же мы явимся бессильными, ничтожными, разодранными внутренней рознью, враждой, анархией, с нами, с нашими требованиями не станут считаться.

В эту минуту, как с нами перестанут считаться враги, с нами перестанут считаться и друзья.

Руководители украинской рады несут на себе тяжёлую нравственную ответственность не только перед Россией, но и перед всем миром.