Клитофон. Введение (Карпов)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Клитофон. Введение
автор Василий Николаевич Карпов
Из сборника «Сочинения Платона». Источник: Клитофон. Введение // Сочинения Платона : в 6 т. / пер. В. Н. Карпова — СПб.: типография духовн. журнала «Странник», 1863. — Т. 4. — С. 455—456. Клитофон. Введение (Карпов) в дореформенной орфографии


[455]

КЛИТОФОН.

ВВЕДЕНИЕ.

Краткое сочинение, озаглавленное именем Клитофона, с древних времен занимало место между сочинениями Платона и, как подлинное Платоново, вошло в сборник Стефана. Но доказать его подлинность — дело весьма трудное; потому что для этого надлежало бы наперед решить другой вопрос: есть ли это нечто целое, законченное, или только небольшой отрывок целого, которое в полном своем составе до нас не дошло?

Если на Клитофона будем смотреть, как на сочинение полное, то нетолько не найдем никакой причины относить его к числу несомненных диалогов Платона, но еще увидим твердое основание для заключения о его подложности. Таким основанием будет тогда просто соображение цели, на которую Клитофон указывает своим содержанием. Всё содержание этого сочинения можно в нескольких словах выразить так: ты, Сократ, прекрасно хвалишь справедливость и располагаешь к ней, а не знаешь, что значит поступать справедливо, или, по крайней мере, не хочешь сказать этого. Отсюда естественно вытекает цель Клитофона — показать слабую сторону Сократовых бесед и чрез то возбудить недоверчивость к ним в его слушателях. Мог ли Платон в своих диалогах нетолько стремиться к такой цели, но и предполагать ее? Притом, незнание, что значит [456]поступать справедливо, ни в каком случае не могло быть обращено в укоризну Сократу, когда это самое незнание он постоянно ставил на первом плане и все способы философского исследования направлял не к передаче знания другим, а к тому, чтобы, прикрываясь ирониею, от незнания самому, вместе с другими, перейти к знанию. Откуда же Платону могло бы прийти на мысль в этом кратком сочинении требовать от Сократовой философии такого характера, какой поставил бы ее в прямое противоречие с характером Сократова мышления во всех подлинных его сочинениях? Поэтому мне нравится догадка Шлейермахера, что Клитофон мог выйти из какой-нибудь лучшей афинской школы красноречия, враждовавшей против Сократа и его последователей, не исключая самого Платона.

Но если бы мы предположили, что под именем Клитофона в сборнике Платоновых диалогов сохранилось сочинение неполное, — одна только часть его, или даже одно вступление; то не было бы, по крайней мере, ничего странного допускать его подлинность. Тогда этот, дошедший до нас отрывок давал бы повод думать, что за содержащимся в нём монологом Клитофона должна была следовать беседа Сократа, в которой надлежало ему либо указать на способы — доктринальную справедливость переводить в самую жизнь, следовательно начертать, например, политику, либо сослаться на божественное внушение и руководство, к которому нередко обращается он в сочинениях Платона. Это предположение действительно могло бы иметь силу основания, если бы подлинность Клитофона подтверждалась сверх того и другими внешними признаками, если бы, например, в самом изложении и выражении его выдерживался характер речи истинно платоновской. Но разборчивая филологическая критика этого не найдет, и потому придет почти к несомненному заключению, что Клитофон есть сочинение подложное.