Красная принцесса (Балобанова)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Красная Принцесса[1]
авторъ Екатерина Вячеславовна Балобанова
Источникъ: Балобанова Е. В. Легенды о старинныхъ замкахъ Бретани. — СПб.: С.-Петербургская Губернская Типографія, 1896. — С. 120. Красная принцесса (Балобанова)/ДО въ новой орѳографіи


Противъ одного изъ сѣверныхъ портовъ Бретани, помнится, противъ порта Лоніона, далеко въ морѣ, есть огромная, совершенно отвѣсная скала, на вершинѣ которой, по преданію, жила въ своемъ замкѣ злая принцесса, дочь Гролона, короля Иса, исчезнувшаго впослѣдствіи подъ водой. Исъ въ то время былъ славный и могущественный городъ и не находился еще на днѣ морскомъ, какъ нынѣ.

Добрый король Гролонъ не хотѣлъ, чтобы послѣ его смерти городомъ правила его злая дочь, а потому онъ выстроилъ ей великолѣпный замокъ на крутой скалѣ, а самъ женился во второй разъ, чтобы имѣть наслѣдника. Однако, такъ и не дождался его король Гролонъ, и послѣ смерти его у него никого не осталось, кромѣ его единственной злой дочери.

Перевезла принцесса всѣ сокровища своего отца на свой островъ, и стала ждать рѣшенія Совѣта Городскихъ Старшинъ, которому король Гролонъ передалъ свою власть. Совѣтъ Старшинъ засѣдалъ, не расходясь, цѣлыхъ три дня и три ночи, и рѣшилъ наконецъ послать къ принцессѣ именитыхъ гражданъ просить ее выбрать себѣ супруга изъ самыхъ знатныхъ и доблестныхъ рыцарей Франціи, Бретани или Англіи.

— Пусть правитъ онъ нами на славу городу и на страхъ врагамъ, — сказали они ей, — а тебѣ будетъ любящимъ мужемъ, на радость твоему сердцу.

Подвела принцесса пословъ къ отвѣсной скалѣ, что спускалась прямо отъ ея замка къ морю, и сказала имъ:

— Клянусь исполнить ваше желаніе и выйти замужъ за знатнаго и доблестнаго рыцаря, которой будетъ править вами на славу городу и на страхъ врагамъ, а мнѣ будетъ любящимъ мужемъ, но только пусть этотъ рыцарь по этой скалѣ взберется наверхъ, въ мой замокъ: тамъ буду ждать его, какъ вѣрная раба ждетъ своего повелителя, и клянусь, что буду покорна ему во всемъ!

Содрогнулись послы города Иса при этихъ словахъ принцессы и со страхомъ смотрѣли на неприступную отвѣсную скалу. Но дѣлать было нечего, — разослали они гонцовъ ко дворамъ всѣхъ сосѣднихъ королей съ предложеніемъ явиться на состязаніе, а пока, въ ожиданіи того, кто въ силахъ будетъ совершить такой подвигъ, городомъ сталъ управлять Совѣтъ Старшинъ.

Наѣхало въ городъ всякихъ рыцарей видимо-невидимо, собрались они во дворцѣ короля Гролона, и послали гонцовъ за принцессой. Затрубили герольды, заиграли музыканты, и вошла въ дворцовую залу дочь короля Гролона, одѣтая въ свое богатое красное платье, — сама красоты неописанной. Поднялась она на тронъ своихъ предковъ, и объявила собравшимся рыцарямъ о своемъ непремѣнномъ рѣшеніи.

— Буду я послушной и любящей женой тому, кто по отвѣсной скалѣ моего острова доберется до моего замка.

Множество рыцарей кинулось на этотъ безумный подвигъ, — одни, плѣненные красотой жестокосердой принцессы, другіе — изъ честолюбія и тщеславія, и только самые благоразумные повернули своихъ коней къ кораблямъ, стоявшимъ въ гавани, и только они одни и остались живы: всѣ до одного, изъ рѣшившихся на безумный подвигъ, скатились съ отвѣсной скалы вмѣстѣ со своими конями и нашли себѣ могилу на днѣ моря.

Равнодушно отворачивалась принцесса при видѣ каждой новой жертвы, но содрогались граждане Иса при этомъ зрѣлищѣ.

Прошелъ годъ, и за это время не мало славныхъ рыцарей Франціи, Англіи и Бретани погибло въ морѣ подъ скалою гордой принцессы.

И вотъ, явились къ ней самые именитые граждане города Иса и стали просить ее положить конецъ этому страшному дѣлу.

— Выбери себѣ мужемъ одного изъ сыновей владѣтеля Финистера: онъ нашъ союзникъ и всегда былъ другомъ короля Гролона; всѣ же его три сына молоды и прекрасны, всѣ трое храбры и отважны, — выбирай себѣ изъ нихъ любого. Не согласна ты на это, мы сами пригласимъ одного изъ нихъ къ намъ на царство, но, будь, что будетъ! не хотимъ мы больше брать на свою совѣсть твоего чернаго дѣла.

— Хорошо, — равнодушно отвѣчала имъ принцесса, — пригласите сыновей герцога Финистера во дворецъ моего отца, — пріѣду и я туда для переговоровъ.

Въ положенный день собрались во дворцѣ короля Гролона всѣ именитые граждане города Иса; пріѣхали туда и сыновья герцога Финистера, — всѣ трое были они молоды и прекрасны, доблестны и отважны.

Поднялась на свой тронъ Красная Принцесса и сказала молодымъ рыцарямъ Финистера:

— Поклялась было я выбрать себѣ въ мужья того изъ храбрыхъ рыцарей Франціи, Англіи или Бретани, который проникнетъ въ мой замокъ, взобравшись по отвѣсной скалѣ моего острова. Вотъ уже цѣлый годъ, какъ англійскіе, бретонскіе и французскіе рыцари пробуютъ добраться до меня этимъ путемъ, но всѣ погибаютъ подъ скалою. Теперь же народъ мой хочетъ, чтобы я нарушила свою клятву, и выбрала себѣ супругомъ одного изъ васъ: вы слишкомъ еще молоды, говорятъ они мнѣ, слишкомъ еще безсильны для того, чтобы пойти на такой подвигъ. Согласилась я на требованіе жителей Иса. Бросайте же между собою жребій: кому изъ васъ достанусь я на долю, за того и выйду. Теперь ужъ мнѣ все равно! Хотѣла было выбрать я себѣ супруга, родному моему городу повелителя изъ самыхъ доблестныхъ рыцарей на свѣтѣ, но принуждаютъ меня выйти за финистерскаго зайченка. Пусть же будетъ по-вашему!

Кровь бросилась въ лицо юнымъ рыцарямъ, и старшій изъ нихъ выступилъ впередъ съ такою рѣчью:

— До этой минуты ничего не знали мы о твоемъ условіи, прекрасная, но гордая принцесса. Теперь же ни я, ни мои братья, — никто изъ насъ не согласится стать твоимъ мужемъ, не попытавшись напередъ проникнуть въ твой замокъ указаннымъ тобою путемъ. Но знай, что если суждено хоть одному изъ насъ взобраться на вершину твоей скалы, онъ отомститъ тебѣ за эти слова и за гибель своихъ братьевъ: каждый изъ насъ сумѣетъ усмирить злую жену, если достанется она ему на долю.

Улыбнулась гордая принцесса и на завтра же назначила состязаніе.

На другой день во всѣхъ церквахъ города Иса шли молебствія; на вершинѣ отвѣсной скалы собралось народу видимо-невидимо и всѣ съ замираніемъ сердца смотрѣли на приготовленія.

Выѣхалъ сначала старшій братъ. Поцѣловался онъ на прощанье съ братьями, перекрестился и тронулся въ путь. Но не добрался онъ и до половины скалы, какъ скатился въ морѣ. Выѣхалъ за нимъ средній братъ. Благополучно миновалъ онъ главные уступы, но тутъ конь его поскользнулся, и онъ покатился внизъ вслѣдъ за братомъ. Пришелъ чередъ младшаго. Былъ онъ молодъ и прекрасенъ, и всѣ со страхомъ и ужасомъ смотрѣли, какъ, пришпоривъ коня, поскакалъ онъ къ скалѣ. Сама Красная Принцесса не могла смотрѣть на него безъ слезъ. Бодро шелъ впередъ его конь и, замѣтя въ скалѣ разсѣлину, рыцарь сталъ подниматься по ней вверхъ. Кругомъ была мертвая тишина, только мелкіе камни срывались изъ-подъ копытъ коня, да комки земли и дерну, сдвинутые съ мѣста, катились внизъ, да море билось о скалу со своимъ неизмѣннымъ грознымъ ропотомъ и шумомъ. Но вотъ, юноша миновалъ уже одинъ уступъ, а тамъ другой, и третій. Толпа оцѣпенѣла, и сосѣдъ явственно слышалъ дыханіе сосѣда. Съ замирающимъ сердцемъ, вся вытянувшись, какъ струна, стояла Красная Принцесса на вершинѣ своей скалы и, не отрывая взора, слѣдила за отважнымъ юношей. Но вотъ, конь его замѣтно началъ уставать, — онъ поминутно пріостанавливался… вотъ, изъ-подъ ноги его сорвался и покатился внизъ маленькій камешекъ, и всѣ невольно вздрогнули… еще одинъ невѣрный шагъ, и конь началъ скользить.

— Онъ скользитъ, скользитъ! — кричали присутствовавшіе, невольно ломая руки.

Онъ дѣйствительно скользилъ, скользилъ все быстрѣе и быстрѣе и, наконецъ, слышно было только, какъ что-то тяжелое съ грузнымъ всплескомъ, какъ мѣшокъ, шлепнулось въ море.

Всѣ помертвѣли: никто не тронулся съ мѣста, никто не проронилъ ни слова.

Но вотъ, подъѣхалъ къ принцессѣ неизвѣстный, очень юный и прекрасный рыцарь, весь въ бѣломъ, на бѣломъ конѣ и въ бѣломъ вооруженіи, и сказалъ ей:

— Не позволяйте расходиться народу, принцесса: я тоже хочу принять участіе въ этомъ состояніи.

Взглянула на него принцесса, и сердце ея непривычно забилось.

— Мой народъ потребовалъ отъ меня, чтобы я выбрала себѣ мужа, не подвергая его этому испытанію, — отвѣчала ему она, — и я рѣшилась выбрать одного изъ злополучныхъ герцоговъ Финистера, предложивъ имъ бросить между собою жребій: всѣ трое были они молоды и прекрасны, всѣ трое мнѣ равно неизвѣстны, и я безропотно подчинилась бы своей судьбѣ. Но сами они не захотѣли отказаться отъ поставленнаго раньше условія, и погибли, какъ погибали всѣ прежніе мои женихи. Довольно съ меня и этихъ жертвъ: готова я теперь отдать тебѣ мою руку, прекрасный рыцарь, безъ всякаго условія.

— Не могу я согласиться на это, прекрасная принцесса. Если суждено мнѣ судьбой стать твоимъ мужемъ, то я долженъ доказать, что я достоинъ такой чести. Но, если хочешь, я могу отложить испытаніе на три дня, и время это охотно проведу въ твоемъ замкѣ.

Цѣлыхъ три дня провелъ Бѣлый Рыцарь въ замкѣ Красной Принцессы, и всѣ три дня она не отходила отъ него, не спускала съ него глазъ, не могла налюбоваться на своего жениха.

Насталъ наконецъ и назначенный день, и Принцесса, ломая руки, на колѣнахъ умоляла рыцаря не подвергать себя опасности. Но Бѣлый Рыцарь твердо стоялъ на своемъ.

Еще бо́льшая толпа народу собралась около замка Красной Принцессы, чтобы посмотрѣть на Бѣлаго Рыцаря, добровольно подвергавшаго себя такой смертельной опасности.

Выѣхалъ Бѣлый Рыцарь на своемъ бѣломъ конѣ, и Принцесса въ оцѣпенѣніи слѣдила за нимъ съ широко открытыми отъ ужаса глазами; не переставая звонили всѣ колокола города Иса, и всѣ церкви были полны молящихся.

Все выше и выше взбирается по скалѣ Бѣлый Рыцарь, неустрашимо минуя опасныя мѣста; крѣпко держится онъ въ сѣдлѣ даже на самыхъ крутыхъ поворотахъ, и сердце Красной Принцессы трепещетъ, горячо молится она Богу и въ душу ея прокрадывается надежда. А между тѣмъ рыцарь взбирается все выше и выше, поднимается съ утеса на утесъ и, наконецъ, останавливается на послѣднемъ уступѣ.

Радостно бросается къ нему навстрѣчу принцесса, но онъ холодно отстраняетъ ее рукой:

— Прочь отъ меня, презрѣнная и злая женщина! — говоритъ онъ ей. — Не мало слезъ пролито изъ-за тебя по всей странѣ, не мало доблестныхъ рыцарей погибло отъ твоей руки! Я явился сюда лишь для того, чтобы отомстить тебѣ за моихъ несчастныхъ братьевъ, — злополучныхъ герцоговъ Финистера. Да будь-же проклята ты во вѣки!

При этихъ словахъ Бѣлый Рыцарь исчезъ. Безмолвно выслушала его Красная Принцесса, но когда бѣлый обликъ его, какъ туманъ, расплылся по утесу, она вдругъ вскрикнула, и не успѣли люди придти въ себя, какъ она уже бросилась внизъ со скалы и исчезла въ морѣ.

Но съ той поры черезъ каждые семь лѣтъ, въ самый день гибели принцессы, по всему побережью разстилался кровавый туманъ, разражалась страшная буря, и не было пощады никому, кого ни застигала она въ морѣ.

Отъ замка же принцессы не осталось съ тѣхъ поръ ни слѣда, и даже самый утесъ постепенно разрушается: большія каменныя глыбы и мелкіе камни безпрестанно скатываются съ его вершины и съ тяжкимъ плескомъ погружаются въ море, и много рифовъ и подводныхъ камней образовалось вокругъ острова Красной Принцессы.


Лѣтъ двадцать или тридцать тому назадъ, одна бѣдная торговка устрицами, Жанна, переправилась изъ порта Лоніона на этотъ островъ. Найдя много устрицъ у самаго подножія утеса, она запоздала, собирая нежданную богатую добычу, и пришлось ей остаться здѣсь до утра.

Стала она взбираться повыше, ища укромнаго мѣстечка, гдѣ бы могла она заночевать между камнями, не опасаясь прилива. Но вотъ, поднялась она уже довольно высоко, и увидала яркій свѣтъ на самой вершинѣ утеса.

«Видно, живетъ же здѣсь кто-нибудь», — подумала бѣдная женщина, и принялась карабкаться съ удвоенною силою, не спуская глазъ съ свѣтящейся точки. Наконецъ, взобралась она и на самую вершину, и тутъ, на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ стоялъ давно уже знакомый ей высокій утесъ, увидѣла она высокую, обширную часовню, — точно церковь, освѣщенную внутри яркимъ свѣтомъ.

Жанна бросила на земь свои рыболовныя снасти и пошла къ часовнѣ, творя молитву, — женщина она была очень хорошая и набожная.

На фронтонѣ часовни была слѣдующая бретонская надпись:

«Если сумѣешь ты заглянуть во внутренность часовни, не показавшись никому сама, то будетъ благо тебѣ и всѣмъ твоимъ близкимъ».

Прочитала Жанна эту надпись, и смутилась духомъ. Однако, все-таки захотѣлось ей заглянуть во внутренность часовни хотя бы однимъ глазомъ черезъ замочную скважину. Прильнувъ къ двери, увидала она какую-то принцессу въ богатомъ красномъ платьѣ. Принцесса эта, повернувшись къ ней спиной, медленно приближалась къ алтарю, а высокое пламя взвиваясь ей навстрѣчу, не подпускало ея. Хотѣла было Жанна попробовать отворить дверь, но ее ограждала желѣзная рѣшетка. Тогда Жанна рѣшилась обойти кругомъ часовни и поискать другого входа, и дѣйствительно, скоро подошла ко второй, настежъ распахнутой двери, и, не переставая читать про себя молитву, смѣло вошла въ часовню.

Принцесса стояла у самаго алтаря, опять-таки спиною къ Жаннѣ и, заслыша стукъ ея деревянныхъ башмаковъ, повернулась къ ней лицомъ.

— Чего хочешь ты отъ меня? — спросила она гнѣвнымъ голосомъ.

— Если это ты принцесса Кроваваго Тумана, что каждые семь лѣтъ разстилается по нашему берегу, и если я имѣю хоть какую-нибудь власть надъ тобою, то я требую, чтобы ты перестала вредить намъ! — твердо отвѣчала ей Жанна.

— Разъ ты здѣсь, — значитъ, власть твоя сильнѣе моей. Приказывай, и я буду тебѣ повиноваться, — сказала принцесса.

— Такъ улетай же отъ насъ дальше всѣхъ предѣловъ земли и моря, — сказала ей Жанна, и принцесса исчезла въ ту же минуту.

Безъ всякаго шуму и треску исчезли вмѣстѣ съ нею и стѣны часовни, и Жанна осталась одна среди старыхъ развалинъ. Стала она бродить наугадъ между грудами камней, желая выбраться на свѣтъ Божій, и попала въ какую-то полуразрушенную башню, гдѣ другъ около дружки, въ полномъ вооруженіи, лежали какіе-то древніе рыцари, а неподалеку отъ нихъ въ старомъ колодцѣ такъ и блестѣло золото, — бери сколько хочешь!

Прочитала Жанна молитву, и набрала золота цѣлые карманы и полный передникъ, а какъ только занялась утренняя заря, она стучалась уже у дверей дома, гдѣ жилъ кюре ея прихода. Все подробно разсказала она ему и, наконецъ, высыпала передъ нимъ на столъ золото.

— Вотъ, — сказала она, — дѣлайте съ нимъ, что хотите — мнѣ оно не нужно!

— Хорошо, — сказалъ кюре, — будемъ молиться за упокой мертвыхъ, а золото раздадимъ живымъ сиротамъ и бѣднымъ.

Какъ порѣшили они, такъ и сдѣлали.

Пошла по всему побережью молва, что нашла Жанна кладъ, — сокровища царя Гролона, и много народу стало переправляться на скалистый островъ принцессы. Однако не слышно что-то, чтобы съ тѣхъ поръ вдругъ обогатился кто-нибудь изъ мѣстныхъ жителей. Да и не мудрено: кладъ давался въ руки Жаннѣ, и, можетъ статься, дался бы и еще такой же простой душѣ и кроткому сердцу, да такіе-то люди и сами не ищутъ кладовъ: на что они имъ, коли и дадутся въ руки?

О тѣхъ же грозныхъ буряхъ, что черезъ каждые семь лѣтъ разражались у сѣверныхъ береговъ Бретани, не стало и слуху. Бываютъ здѣсь бури, даже часто бываютъ, и погибаетъ здѣсь не мало народу, но все же это не то свѣтопреставленіе, что повторялось каждые семь лѣтъ на этомъ берегу въ день гибели Красной Принцессы, дочери Гролона. И красный туманъ тоже не пугаетъ ужъ больше прибрежныхъ жителей: знаютъ они теперь, что это просто туманъ, а не покрывало Красной Принцессы.

Навсегда освободила Жанна людей отъ чаръ злой волшебницы, — дочери Гролона, какъ нѣкогда освободилъ ихъ таинственный Бѣлый Рыцарь отъ злыхъ ея дѣяній.

Не мало лѣтъ прошло съ тѣхъ поръ. Попрежнему кипитъ здѣсь жизнь, и одно приходитъ на смѣну другому. Не узнать теперь даже и скалы Острова Принцессы: вся обросла она мохомъ, вьющимися травами и краснымъ верескомъ. Сама бѣдная Жанна давно покоится на сельскомъ кладбищѣ. На могилѣ ея цвѣтутъ самые красивые цвѣты, какіе только могли достать ея сосѣди. Душа же ея, по увѣренію ея односельчанъ, превратилась въ маленькую птичку и улетѣла на небо, навстрѣчу солнечнымъ лучамъ.

Не оставь, Господи, и насъ въ послѣдній часъ нашей жизни!

Примѣчанія[править]

  1. Жители этой мѣстности увѣряютъ, что надъ моремъ иногда стелется красный туманъ и что въ старые годы онъ предвѣщалъ всегда страшную бурю, но что теперь онъ обыкновенно бываетъ послѣ бури въ тихую погоду, даже въ полное затишье. Но опытные моряки всегда считаютъ эту «brume rouge» предвѣстницей сильнаго юго-западнаго вѣтра.