Культурная роль Иверии в истории Руси (Кирион II)/V

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Культурная роль Иверии в истории Руси — Глава V
автор Епископ Кирион (в мире Георгий Иеронимович Садзагелов)
Источник: http://www.nplg.gov.ge/dlibrary/collect/0001/000135/Kirion.pdf


V

Кривотолки проф. В. В. Болотова о грузинской летописи Картлис Цховреба. Разбор его отзыва. Ученый первого ранга .в роли начетчика. Долг платежом красен. Некоторые дефекты русской летописи временных лет для ее характеристики. Ходатайство, епископов Грузинского Экзархата и церковного музея духовенства Грузинской Епархии пред Святейшим Синодом об учреждении при С.Петербургской духовной академии самостоятельной кафедры по истории грузинской церкви. Отзывы двух комиссий по этому вопросу и заключение Совета Академии. Мнете проф. Н. Я.Марра о том, что сохранившееся на грузинском языке толкование Ипполита на книгу «Песнь Песней» сделано с армянского Отзывы об этом немецких ученых. Неосновательность мнения Н. Я. Марра по несомненным грузинским данным.

Мы выше уже указали на значение и высокий авторитет нашей отечественной летописи Картлис Цховреба, в настоящей же дополнительной главе обратим, по выражению агиолога Георгия Мтацминдели[1], парус своего слова на отзыв известного, церковного Историка проф. С.Петербургской духовной академии В. В. Болотова (1854- 1900) о грузинской летописи Картлис Цховреба, высказанный им в рецензии о кандидатском сочинении С.Петербургского академического питомца г. Гамрекелова: «Древнейшая История церкви в Грузии (от IV в. до прибытие Сирских святых[2], который, по мнению Н. Н. Голубинского, открывает широкие перспективы[3].

Я не коснулся бы субъективного отзыва проф. Болотова о грузинской летописи, если бы не был связан словом. На седьмом заседании II Отдела Высочайше учрежденного Присутствия при Святейшем Синоде: я высказал следующее: «я преклоняюсь пред ученым авторитетом проф. Болотова, но не пред его суждениями по грузинской истории. Он не авторитет в вопросах грузинской церковной Истории и в этой области находится он под влиянием взгляда г. Патканова на грузинскую летопись... О компетентности суждений проф. В. В. Болотова касательно грузинской летописи я выскажусь печатно[4]. Я, исполняю свое слово и подвергаю рассмотрению по порядку все более или менее замечательные пункты отзыва г. Болотова, который не вызвал опровержений со стороны грузинских историков единственно только потому, что на эту рецензию смотрели как на неудачную пробу пера ученного в неведомой для него области; I.Картлис Цховреба, говорит проф. Болотов столицу персидских царей Сассанидов упорно называет Багдадом... Но известно, что к построению Багдада приступили только летом в 762 году[5]. Правда Багдад упоминается, но ни упорно, ни неупорно нигде Картлис Цховреба не называет его столицею Персии. Если бы Болотов был знаком хоть поверхностно с грузинскою летописью, о которой взялся рассуждать, то узнал бы что под Багдадом разумеется Вавилон, как это поясняет, Картлис Цховреба[6] и что это название могло существовать и до основания столицы Багдада. Кроме того необходимо сказать, что слово «багдад» на грузинском языке имеет и специальное значение. Сохранилась древняя грузинская пословица: kaci sadac daibada imisi baRdadi iq aris- - где человек рождается, там его и багдад, т. е. родина.

II. Грузинские Исторические памятники, продолжает он, сколько мне известно (если неизвестно, то и не пиши!!), даже в речи о событиях IV века не употребляют других наименований месяцев, кроме римских[7]. На самом деле древнегрузинские названия месяцев встречаются даже позже IV века. В той самой летописи, которую критикует . г. Болотов, находим дохристианские грузинские названия месяцев. В описании царствования Фарнаоза (302 - 237) упоминается. sTvlisa- октябрь и сбора винограда, arisani[8] - Ареса (Осень),-dReni zafxulisa arisani- дни лета Ареса[9], aresa gazafxulisa - Ареса весны[10]. Повествуя о мученической кончине царя Грузии Арчила II (668- 718), Картлис Цховреба, в обличение проф. Болотова, говорит: «отсекли ему главу двадцатого числа месяца. Миркана, который есть Март»[11] Тоже самое название употреблено и в апологическом памятнике[12], писанном современником Арчила. В житии св. Шушаники (458), написанном ее духовником Иаковом упоминаются месяцы .apani- Апани (январь) и ,. bisa- Вардобиса (май)[13]. В рукописи VI- VI и вв. упоминается Tibisai-thibisai, что значит июнь[14]. Языческия названия месяцев встречаются в грузинском переводе священного писания (Исх. 40,1; Есфирь 8,12; Деян. 27,20; Псал. 73,13). Далее в рукописи XI века есть,приписки алфавитом мхедрули, сделанная в 1740 году, в которой упоминается месяц tirisdenisa-tirisdenisa, что значит декабрь.[15] идр. Даже и теперь грузинский народ употребляет древние названия мсяцев: Вардобиса (май Тибатве (июнь) и Гвинобис

III. Ни Фарнаваза, ни Митридата, сына Фарсманова; говорит г, Болотов, в Картлис Цховреба отыскать невозможно[16]. Имя Митридата, сына фарсманова, действительно не упоминется, но упоминается царь Мирдат, сын Амзаспа, вступивший на грузинский престел после Фарсмана[17]. Мирдат грузинской; летописи и Митридат греко-римских писателей идентичны. И относительно Фарнаваза проф. Болотов также ошибается. В хронике X века упоминается имя Фарсмана аваза, что значит Фарсман барс[18]. Эти два названия собственное и эпитет греки слили в одно Фар[сма] аваз и получилось новое имя Фарнаваз. Следовательно, не всегда можно доверять греческим источникам, которые часто перебирают грузинские собственные имена и топографические наименования. Подрбных примеров много представляет История Грузии.

IV. Грузинская летопись, по уверению г. Болотова; вообще не беспокоите ни о победах римлян над царями Иверии, ни о зависимости этих поагбдних от Рима[19]. Этот пункт убеждает нас, что г. Болотов придирается к грузинской летописи с предвзятою мыслью или же он мало знаком с летописями других народов вообще и с Повестью временных лет в особенности, как это увидим ниже. Что грузинская летопись не умышленно обходила молчанием о некоторых войнах римских и о зависимости Грузии (большею частью номинальной) от всемирного Рима-это лучше всего увидим, если приведем из иностранных писателей о Грузии несколько фактов, о которых в настоящей редакции Картлис Цховреба не находим сведений, нго которые служили бы лучшим украшением любой летописи. Таковы: а) занятие армянского трона братом Фарсмана великого-Митридатом; b) вступление на армянский престол сына указанного Фарсмана-Радамиста; с) путешествие Фарсмана в Рим в царствование императора Адриана (76-138), торжественный прием его в Риме, где в храме Ееллоны воздвигнута была его статуя[20] и др. Этими и подобными им фактами летопись могла гордиться, а если они вместе с некоторыми войнами не попали в нее, то, очевидно, без всякого умысла со стороны летописца. Притом деятельность Митридата, брата Фарсманова и Радамиста имели непосредственное отношение к армянскому народу, счкташемуся тогда под властью Римской империи и потому подробные сведения об них сохранились у римского писателя Тацйта[21]. Грузинский желетописец не пошел за Митридатом и Радомистон в Армению, потому что он писал летопись Грузии, а не Армении, потому что в истории последней почему-то также не находим сведений о Митридате и Редомисте, занимавших армянский трон.

V. Ни Саурмага, ни Асфагура в ряду преемников Мириана не встречается, замечает г. Болотов[22]. В IV веке, вследствие частых войн, Грузия была раздроблена и очень может быть, что в какой либо части ее произошло низложение владетельной фамилии. Летопись Картлис Цховреба писалась в главном средоточии грузинской политической жизни-в Картли и для, летописца могло остаться незамеченным, происшествия, имевшие место в других частях ее, особенно на окраинах, где были свои летописцы. Так известны летописи Самцхе-Саатабаго, Абхазта цховреба и др. He нужно также забывать, что не всякое иностранное известие следует принимать за чистую монету. Из политических видов часто соседние государства выставляют претендентов на престол, иногда даже неполноправных дают им у себя приют; тоже могло иметь место и относительно указанных лиц, если их имена не искажены греко-римскими писателями. Мы думаем, что asfagur-Асфагур (Аспагур) есть искаженное имя Бакура I (342-364), который по Картлис Цховреба или вернее Мокцеваи Картлисаи был преемником Мириана.

VI. Вахтанга I Горгасала г. Болотов считает легендарною личностью[23]. О Вахтанге Горгасалу, под которым он известен в Грузинской летописи[24], и о его деятельности говорят современные писатели греко-римские и Лазарь Порбеци и следовательно о легендарности его не может быть и речи. Вахтанг Гургасал (477-537) есть царь Иберии Гурген византийских сказаний, который считается отечественною нашею летописью страстотерпцем[25]. Царь Вахтангь служил прототипом для Олега, как увидим ниже.

VII He упоминает Картлис Цховреба, говорит г. Болотов, и того Гургена, при котором Ивиры в 571 году, опять отложились от персов и приняли подданство Юстиниана II[26]. Если под этим Гургеном нельзя разуметь царя лазов, то необходимо принять Гургена византийских писателей за владетельного князя какой либо провинции Иверии. Вообще следует заметить, что эти и подобные разногласия между свидетельствами византийскими и грузинскими главным образом происходят вследствие неодинаковой системы хронологи грузин и греков, у которых, хронология от Сотворения Mиpa расходилась до ХШ века: первые считали от Сотворения мира 6604 года, а вторые 5500 5508 лет.

VIII. Варсамус или Баршамуш тоже, по словам г. Болотова, неизвестен в Картлис Цховреба[27]. Относительно Варсамуса или Баршамуша (вернее Барсамес) византийские писатели повествуют, что он был царем той части Иверии, которая была подвластна персам, следовательно восточной иверий[28] и был взять в плен императором Ираклием в 627 году в сражении у реки Забы[29]. Но в это время, по указаниям же Византийских писателей, правителем (царем) восточной Грузии был Степаноз I, который был убит греческими войсками во время одного сражения около Тифлиса и на его место был назначен императором Ираклием Адарнась I. Очевидно персы, домогаясь своих прав и на заданную Иверию-Лазику, находившуюся под протектораторством Византии, имели у себя титулярного царя (Barsames`a), которого, при благоприятном случае, могли бы они поставить царем над восточными и западными Иберами, или, быть может, загадочное имя Барсамеса есть искаженное назван ns`a (stefanosi)? IX. Греческие авторы, говорит проф. Болотов, не называют по имени ни одного епископа Иверии[30]. Относительно этого пункта во время заседания я заявил следующее: «Нам известно, сказал я, свидетельство одного из трех великих коппадокийцев об избрании на Иверскую архиерейскую кафедру епископа между 379- 381 годами. В. XIX своем послании св. Григорий Нисский свидетельствует, что он принял живейшее участие в избрании народом Иберийским достойного лица для занятия среди них вакантной епископской кафедры. Он сам был избран этим народом и избрание это, повидимому, закончилось бурным смятением и военным вмешательством[31]. С моими словами профессор Глубоковский не согласился[32]. Григорий Нисский, говорить он, был избран «жителями города Ивора на границе Понта», умолчав, что эти-то жители были иверийцы. Я в этом случае больше верю известному авторитетному по части священной географии английскому писателю Ф. Фаррару[33], чем г. Глубоковскому. Очевидно, г. Глубоковский при всей своей «учености» не имеет представления о древних века жили лишь в губерниях Тифлисской и Кутаиской[34].

Позволяем себе сделать здесь маленькое отступление. На одном из заседание II Отд. я заявил, что профессор И.С. Палмов и другие не правильно формулируют грузинский церковный вопрос. Речь здесь не о даровании автокефалии, а о том, чтобы не препятствовали грузинам восстановить каноническое управление своей церкви[35]. Смысл подчеркнутых нами слов ясен, что дарование автокефалии вне компетенции св. Синода и следовательно не могли обратится к Святейшему Синоду с таким ходатайством, не сходя с канонической почвы, так как автокефалии грузинской церкви не упразднена, а приостановлена Эта мысль красною нитью проходит через все мои доклады и суждения, но г. Глубоковский пожелал понять как раз на оборот[36]. К подобным извращения смысла чужих слов некоторые ученые прибегают. Если я отказался от автокефалии, то зачем я и другие члены II Отд. из грузин перестали посещать заседания?!

Но мы возвратимся к прежней мысли. Кроме вышеуказанного св. Григория Нисского, поименуем еще несколько святителей грузинских, которые известны по греческим документам: 2) Фотий и 3) Милетий Трапезундские, святительствовавщие в царствовании Диоклетиана, 4) отец Маркиона еретика (IIв.), Колхидский епископ Пальм современник IV-го Понтийского собора, на котором шло прение о дне празднования Пасхи; кроме того известны учителя понтийские; 5) Бакхилиди 6) Евпат; по их убеждениям Дионисий Церентский составил в Амастрисе послание понтийским церквам. Об этом упоминает Афанасий, Мелетий и Василий Вел. в речи против ариан. Афанасий говорит также о понтийском епископе 7) Квинтиане, который апологии своем о бегстве пишет, что он был в изгнании во время неистовой ярости ариан. Василий В. писал увещательное послание к грузинскому епископу 8) Епифанию (епист. 325) Бичвинские и Никопские епископы: 9)Ипатий, 10) Стратофил 11) Епациан и др.[37] Сказанные епископы имели в заведывание храмы и монастыри уцелевшие до наших дней, таковы: Бедийский, Илорский, Моквинский. Драндский, Севостополийский или Окваме, Гумийский, Никопских три, Соукский, Еллагский, Мычижский, Пицундский (Пицунда, Pitheos-последный укрепленный город Колхиды), Гагрский и др. 12) Ромуль епископ колхидский присутствовавший на IV всел. соб.[38], 13) Феодор епископ Фазийский, в стране Лазов присутствовал на VI всел. соб.[39], 14) Иоан епископ города Петры, в стране лазов - на VI всел. соб.[40], 15) Кир, епископ Фазский (в Мингрелии), перемещенный императором Ираклием на Александрийскую патриаршую кафедру в 630 году за его униональные воззрения[41], 16) Иоанн, Католикос Мцхетский, рукоположивший в 758 году, избранного на вакантную Готфскую кафедру Иоанна во епископа[42], 17) епископы Гангрские: Александр-на VII вс. соб., 18) Сергий VI, 19)и Константин IV, Драндские епископы: 20) Петр-на IV 21)Стратегий-на VII, 22) Иован, епискрп Имерийский(западная Грузия-имеретия), 23) Панфиль Иберийский - на; II), 24)Антиох Синопский-на IV, 25) Урани Иверский-на IV, епископы Севастопольские (Сухумские); 26) Фотий- на VI и 27) Константин на VII, 28) Христофор, епископе Фасидский-на VII, 29) Север, епископ Тавский (Цкарос-Тавский[43] и др. Следовательно и относительно IX п. проф. Болотов сделал спешное и не совсем извинительное заключение.

X. Далее проф. В. В. Болотов касается списка грузинских епископов, помещенного в Картлис Цховреба, и на основании самых собственных, имен епископов старается доказать, что в целом он неправдоподобен. Но разве можно подвести под какой не будь определенный закон имена, произвольно даваемые постригаемым монахам, из которых потом выходят епископы? интересно знать к каким статистическим выводам пришел бы г. Болотов относительно первых пяти учителей Антиохийской церкви, из коих трое имеют еврейския имена а двои римские: Нигер и Люкий

XI. Рассуждая о происхождении имени грузинской просветительницы, Болотов говорить: «против достоверности известия, что ее называли «Нино», не может быть основательных возражений. Возможно и то, что «Нино» грузин есть видоизменение женского имени «Нонна», употребительного в Каппадокии[44]. Если бы проф. Болотов знал, что предки грузин древние знаменитые Халдеи, то не путался бы в предположениях. Провинция Каппадокия была населена грузинским племенем, как об этом свидетельствует и Константин Багрянородный, считающий родоначальником Каппадокийцев «Mоcоxa», нынешних Месхов[45]. С предположением проф. Болотова о возможности видоизменения Нонны, в Нино я не согласился и высказал по этому поводу следующее свое соображение: «На самом деле, сказал я, это древнейшее название грузинского языческого божества Ур-Нина. Намек на религиозные взаимоотношения между грузинами и обитателями Халдеи, существовавшие в глубокой древности, находим и в самом житий св. равноапостольной Нины, в котором не без основания упоминается им халдейского божества Итруджана[46]. И слова царя Мириана обращенные к св. Нине: «Скажи какою божественною силою исцеляешь ты всякие недуги»?не дочь ли ты богов наших Армаза и Задена, прославленных во всем мире»?[47], не указывают-ли на древний пантеон язычников-грузин, в котором следует искать основания для определения происхождения имени нашей просветительницы Эти два указания должны служить беспристрастному историку грузинской церкви исходными точками для правильного решения поставленного вопроса. Раскопки в Халдее, имеющие громадное значение для начальной истории Khapmов (грузин), показывают; что у наших предков Khалдов, Халдеев чтились божества: Ур-Нина, Ур-Бау. «Ур»-раб, а Нина и бау собственные имена божеств[48].

XII У грузин, говорит проф. Болотов, употребительны два алфавита: церковный (Хуцури)-угловатый, и гражданский (Мхедрули)-круглый, расходящиеся между собою в начертаниях отдельных букв значительно больше, чем, напр., печатный шрифт любой русской газеты, издаваемой в 1897 году, разнится от почерка Остромирова евангелия[49].; Насколько справедливы приведенные слова Болотова, можно усмотреть из сличения следующих; 24. букв Хуцури и Мхедрули: a a, b b, g g, d d, v v, h h, I i, r k, l l, i i, o o, p p, r r, s s, t t, u u, f f, R R, S S, C C, w წ, W W, x x, P k, H h. Сравнение их убеждает, что между ними почти нет никакого сходства. Проф. Болотов примыкает к мнению тех авторитетных грузинских палеографов, которые утверждают, что Мхедрули в начале XI века образовался из Хуцури, а между тем, желая доказать происхождение грузинского алфавита из Месробова (которому приписывают армяне его составление), с армянским-как прототипом-сравнивает мхедрули, происшедший, по его же словам, в XI веке (на самом деле он произошел не позже IX века) из Хуцури, следовательно нужно было сравнивать с армянским алфавитом не Мхедрули, а Хуцури; притом находит сходство между такими буквами, армянскими и мхедрули, между которыми решительно нет сходства: c, C, J, W. z, F, C, Y.

Для правильного разрешения вопроса о том, действительно ли Месроб составил грузинскую азбуку Хуцури, а не армянский произошел от грузинского готового алфавита, необходимо определить время жизни Месроба и время изобретения им армянской азбуки, Если можно придавать какое либо вероятие вымыслу Кириона об изобретении Месробом в 405 (какая точность!!!) году своего национального алфавита, то этот алфавит не мог появиться ранее VIII-IX веков и вот на каком основании. Легендарный Месроб[50] имел племянника-не менее легендарного-Моисея Хоренского (пред. в 487 г.), которого он по мнению армянских писателей воспитал, дав ему возможность довершить образование в Византии.

В последнее время обстоятельная критика тюбингенского историка Альфреда фон-Гутшмида, указавшего в истории Моисея массу анахронизмов и искажений, а также критические изыскания французского армениста Карьера, открывшего в истории Моисея признаки происхождения ее на три века позже, чем она себя выдает , не только окончательно ниспровергли авторитет псевдо Моисея, как историка, но и лишили его доброго имени, как писателя, обличив его в литературном мошенничестве[51]. Профес. Лазаревского института Г. А, Халатьянц, армянин по происхождению, Моисее Хоренского и его историю отодвигает к концу VIII и даже к началу IX века[52]. А если пресловутый Моисей Хоренский жил IX веке, то и родной его дяденька Месроб должен был жить около этого времени, но по выкладке армян дядя может жит в V вк, a его родной племянник в IX веке Следовательно само собою падают хитросплетения армян, старающихся выставить Месроба изобретателем и грузинской азбуки, тогда как следы церковно-грузинской азбуки попадаются за несколько веков до Месроба. Об изобретении армянской азбуки Месрсабом (Месроб), есть прямое указание в Шатбердском грузинском сборнике IX века[53], в котором сделана на полях армянскими буквами унициальнаго письма следующая замечательная краткая приписка: Mecpcaб делает эти буквы[54], указывающая на изобретение Месробом армянской азбуки, очевидно по образцу грузинской. Если, Месроб даже свой родной алфавит составил при помощи греческого каллиграфа Руфина, то как он мог составить грузинский алфавит, считающейся по мнению барона Услара одним из самых совершенных алфавитов в мире, в основу которого положена не классификация греческих букв, как в армянском, а система арамейской азбуки. У каждого народа. алфавит слагается постепенно, проходя известные более или менее продолжительные стадии своего развития. Странно было бы думать, что Месроб для грузин составил совершенную азбуку, а для армян плохую, не полную, ибо в ней отсутствовала буква «о», которую внесли в XII веке, а в грузинской азбуке эта буква была с самого начала.

Самая древняя и притом единственная армянская рукопись IX века-это именно армянское евангелие 887 года,. принадлежащее Лазаревскому институту восточных языков в Москве. Книга роскошно издана под редакцией и с предисловием проф. Г. А. Халатьянца в 1899 году. Рукописные же книги на грузинском языке имеются V-VI века. В имеющейся у меня нумизматической коллекции есть одна довольно большая Серебряная монета с эмблемами огнепоклонства, на которой находится церковно-грузинская (асомтаврули) унциального письма буква a (А), с которой начинается грузинское название огнища Зоры Amheшга (aTeSga) Монета эта, несомненно, относится ко времени водворения в Грузии христианства, и во всяком случае до. V века. Далее, нумизматам известна монета (V-VI в.) с надписью vCg царя Вахтанга Горгасала. На стенах храмов монастыря креста против Мцхета, Никозского собора и др. сохранились надписи VI-VII веков.

XIII. Рассуждая о прибытии тринадцати Сирских (вернее каппадокийских) отцев в Грузию, проф. Болотов говорить что невозможно установить с точностью, год или даже десятилетие прибытия сирских отцев[55]., между тем как на основании указания Картлис Цховреба не трудно определить время их прибытия По свидетельству нашей отечественной летописи[56] они прибыли при царе Паремане VI (542-557) и католикосе Евлавиозе (552-560), следовательно каппадокиские отцы прибыли в Иверию между 552 и. 557 годами; как это нами уже было сделано[57].

ХIV. В виду всех этих промахов (?!, говорит проф. Болотов, можно ли такие произведения письменности, как Картлис Цховреба, признавать за исторический памятник? He следует ли допустить, что этот список царей представляет плод досужего сочинительства какою не будь позднею грамотея, который, правда, внес в свою летопись и такие имена, которые сохранились в народной памяти или же засвидетельствованы были в письменных памятниках,-но большею частью писал от ветра главы свое?[58]. О значении Картлис Цховреба я писал выше, есть и специальный трактат об этом М. Г. Джанашвили[59] и здесь повторяться не желаю, замечу лишь, что весь отзыв проф. Болотова пропитан каким-то предвзятым злобным отношением к Картлис Цховреба Теряя подчас академическую сдержанность, он впадает в иронический тон, а тон делает музыку. О шовинизме, преувеличенном взгляде на все свое (русское), мы уже говорили. Для характеристики ученой беспристрастности проф. Болотова, приведем его восхваление русской летописи, высказанное им после порицания и разжалования Картлис Цховреба: Если бы русские, говорит г. Болотов, имели несчастие-не сохранить «Повести временных лет»...[60]. Если бы проф. Болотов был бы знаком с отечественною своею летописью, то он не стал бы так щедро расточать фразы по адресу Картлис Цховреба: «плод досужего сочинительства какого не будь позднего грамотея», писал от ветра главы свое и т. п. Очевидно эта необыкновенная самоуверенность, с которою он высказывает утверждения, или неправильные, как мы выше показали, или крайне гадательные, зародилась в нем на почве смелости и самомнения о безошибочности его эфемерных гипотез в области грузинской истории, а также и незнания им недостатков превозносимой им русской летописи. Т. Болотов забыл, что и в научной критике всякая смелость имеет свои границы. Такой отзыв простительно сделать ординарному писателю, но не ординарному профессору, притом специалисту по древней церковной истории востока. Предоставляем другим судить: кто писал от ветра главы свое? Проф. Болотов благодаря своему отзыву, не имеющему интереса ни по новизне, ни по оригинальности, ибо он заимствовал весь свой критический арсенал у Патканова, очутился в роли начетчика.

Армяне ополчились на грузинскую летопись Картлис Цховреба помоту что она служит обличительницей их псевдоисториков, и проф. В. В. Болотов, быть может,. догадавшись, что Повесть временных лет есть сколок с Картлис Цховреба, призвав на помощь софистическую аргументацию, старается дискредитировать ее в глазах ученых, чтобы тайна не обнаружилась и чрез то не упала с таким трудом созданного пьедестала, русская летопись. Мы же исполним свое обещание,-укажем некоторые анахронизмы русской летописи и, по возможности, в собственных же выражениях проф. Болотова вернем его отзывы русской летописи.

Кроме поименованных нами попутно в IV главе анахронизмов русской начальной летописи, укажем еще на некоторые ее дефекты.

1) Космографический перечень земель в начальной летописи так спутан, что трудно ориентироваться в них. Русский летописец почти совсем незнаком с древней историей вообще, вследствие чего у него много легендарных рассказов, небылиц и детских сказок.

2) Наша Повесть временных лет не говорит ни о пятивековой карпатской стоянке славян, замечает историк В. О. Ключевский, ни о вторичной. их передвижке оттуда в разные стороны (Кур. Рус ист. ч. I, стр. 126),

3) Русская летопись не помнит времени прихода славян из Азии в Понтийскую степь.

4) летописец перечисляет местности в следующем порядке: Дунай, Днестр и, Кавкасийсюя горы (лавр. стр. 3). Где Днестр, где Дунай, где Кавказские горы? Очевидно, летописец смешал Кавказские горы с Карпатскими, как это еще заметил знаменитый Шлецер (Нестор, ч. I, стр. 43).

5) «По размещении же столпа и по разделении язык, говорит летописец, прияше сынове Симови восточные страны, а Хамови сынове полуденьные страны, Афетови же прияша запад и полунощныя страны. От сих же 70 и 2 языку и бысть язык Словенеск, от племени Афетова, Нарци, же суть Словене» (лавр., стр. 4-5). Очевидно, говорит проф. Н. П. Барсов, эта заметка и предшествующий ей перечень исключают друг друга (Н. П. Барсов. Очер. Рус. Историч. Геогр. изд. 2, стр. 8).

6) Летописец говорит Афетово бо и то колено: Варязи, Свеи (свое), Урмане (Урман-лес), Готе (пpиypочивают к острову Готланду) Русь (приурочивается к (Скандинавии), Агняне (Англяне), Галичане (или жители испанской Галиции, или Галлы-Галаты, главное племя Кельтов), Волхва (название населения Италии), Римляне, Немци, Корлязи (Шлецер считает немцев и загадочных Корляз за одно племя), Веньдици (Венециане), Фрягове (Генуезцы) и прочии. (лавр., стр. 4). Здесь почти каждое название требует объяснения Население Италии у летописца известно под разными названиями: Волхва, Римляне, Веньдици и Фрягове, причем считает их за разные народности. Очевидно автор летописи имел весьма смутное представление о перечисленных народах.

7) летописец в странах полунощных и западных (в Европе) помещает Мидию и реку Тигр, отделяющую ее от Вавилонии и впадающую в Понетьское море. В Европе показаны малая и великая Армения, Пафлагония, Галатия, часть Асийской страны (Иония), тогда как европейские острова: Сардани, Крит и Кипр отнесены к Азии (лавр., стр. 2-3; Проф Н. П. Барсов. Очер. рус.ист. геогр., стр. 10).

8) В начале летописи, при перечислении земель, на стр. 2-й Пафлагония (фефлагони) показана в Европе, a на стр. 43-ей она (фафлагонски земли) уже перелетела в Азию и указана ниже Черного моря.

9) Летопись исчисляет земли и народы, которые достались (яшася) Симу, Хаму и Афету тотчас по потопе, т. е. именно в то время, когда словам же Повести бысть языке едине (лавр., стр. 2-4). Вслед затем Повесть переходит к смешению языков, и снова говорит о разделении земли межд у Ноевыми сыновьями (Ibid., стр. 4-5).

10) Летописец на стр. 7-й сообщает о проповеди апостола Андрее на Руси, а пад 983 годом он противоречит себе, говоря: «Сде бо не суть апостоли учили.

11) В Повести о путешествии ап. Андрее, как полагает историк Е. Е. Голубинский, серьезное по крайней мере на половину перемешано с шуточным и юмористическим и апостол не совсем скромным образом употреблен в орудие насмешки (Ё. Е. Голубинский. Ист. рус. цер. т. I, пер. пол., стр. 25).

12) О втором главном колонизационном центре Поволожья-Новгороде, игравшем весьма важную роль на восточно-европейской равнине, начальная летопись мало сообщает сведений.

13) По словам летописи Новгородцы сначала были славянами, а потом, вследствие наплыва Варягов, оваряжились: «Новугородьци ти суть людье Новогородьци от рода Варяжьска, преже бо беша Словени» (лавр., стр. 19). А потом опять ославянились.

14) Жилища Веси Начальная летопись указывает на Белом море (лавр., стр. 10), но несомненные данные устанавливают, что их поселёния доходили до ладожского озера и реки Волхова (Проф. Н. П. Барсов. Очер., стр. 49-50).

15) Также неправильно указано летописцем местожительство племени Мери. Данные топографической и хорографической номенклатуры среднего Поволжья, а также курганные раскопки, доказывают, что область Мери занимала все среднее Поволжье (Проф. Н. и. Барсов. Очер. стр. 51-55).

16) Летописец, поименовав в начале славянские племена, сделал замечание: «да то ся зваху от Грек Великая Скуфь (лавр., стр. 11-12). Под 907 же годом, исчисляя совершенно другие, за исключением Древлян и и Дулебов, племена, принявшие участие в походе Олега, летописец повторяет ту же фразу: «си вси звахуться от Грек Великая Скуфь».

17) Хронологически не верно употребление в Начальной летописи названий: Ляхи, Влахи, Волохи, Светлость (титул этот впервые ввел император Карл IV 1346-1378), Корабль и т. п. В заключении своих лекций, г. Погодин, обращаясь к студентам III курса, говорит: (лавр., стр. 3, 5, 11, 24, 25, 32, 33, 133 и д.).

18) Без всякого сомнения на Руси знали Греков, говорит проф. Барсов, как отдельный народ, отличающийся от других племен империи языком, происхождением, нравами; но Начальная летопись разумеет под этим именем по большей части все вообще население византийского государства, обозначая им также и его территорию-Грецькую или Греческую землю (Н. П. Барсов. Очер., стр. 37).

19) Если в X веке образовалась русская колония в Тмутаракани, то Кавказские горы должны были стать известными на .Руси. Летопись не упоминает их, говорит г.Барсов, но сношения русских князей с их населением-Яссами и Косогами, начавшиеся со времени Святослава, не допускают сомнения том, что уже тогда возникло на Руси их название Ясских гор, подг которым они известны в позднейших памятниках (проф. Н. П. Барсов. Очер., стр. 16).

20) Западной Двине летописец дает северное направление и заставляет впадать в Балтийское море не с востока, какое направление она имеет на самом дел, а с юга. «А Двина, говорить летописец, ис того же леса (Волковского) потечеть, и внидеть в море Варяжьское» (лавр., стр. 6).

21) О положении Варяжского (Балтийского) моря летописец имеет совершенно превратные сведения: «И того озера (т. е. Нево) внидет устье в море Варяжское, и по тому морю идти до Рима, а от Рима придти по томуже морю ко Царюгороду, а от Царьгорода придти в Понт мори»(Лавр., стр. 6). Таким образом по летописи Нева есть озеро и Балтийское море, огибая всю западную Европу, тянется до черного моря. Очевидно, летописец не имел никакого понятия о морях Немецком, Средиземном, Эгейском, Мраморном и Атлантическом океане и включил все эти водны пространства в Балтийское море. Если летописец имеет такое смутное представление о течении р.западной Двины и совершенно превратное представление о положении Балтийского моря, то можно ли ожидать от такой летописи точных сведений касательно других стран и населений?!

22) В соседстве с Мерью Начальная летопись упоминает племена Муромы, Мордвы и Черемисы, но о географическом положении их между, собою летописец выказывает крайне смутное представление.

23) Летописец путается в вопросе о расселении славян: двигаясь на север по западной стороне Днепра славянская колонизация потом совершает обратный путь на юг по восточной стороне этой же реки.

24) Начальная летопись ставит Русь: то между племенами чудскими и латышскими, то-славянскими.

25) Русскому летописцу неизвестны ни Венеды, ни Сербы, ни Анты-народы славянского племени.

26) О Заволоцкой Чуди Начальный летописец имел весьма смутное представление Она не говорит ничего о Мещере, оставившем по себе несомненные следы раннего пребывания в Окском бассейне.

27) Племенного названия Зыряна летописец не знает, не знает также Корель, что же касается Еми (Ямь), то Начальная летопись не дает о географическом положении ее никаких точных указаний (проф. Барсов. Оч стр. 56-60).

28) О славянской колонизации Поволжья летописец не знает ничего.

29) Говоря о Черном море, летописец сообщает: «по немуже учил спятый Оньдрей, брать Петров, якоже реша», но раньше о проповеди Андрея ничего не сказано, а если разуметь-как дрyгиe сказали, то и это не из летописи.

30) Гуннов, которые сначала жили на восточном берегу Азовского моря, летописец не знает, хотя славянские племена должны были платить им дань.

31) Об Обрах сказано в летописи: «погибоша аки Обре; ихже несть племени ни наследка» (Лавр., стр.11.) Очевидно, летописцу неизвестно,что Обры или Авары жили довольно долго на Волге и Каспийском море, в 565 году они перешли Дон и стали угнетать славян, которые без всякого сомнения платили им дань. Новая волна заставила их двинуться на запад. От Аваров трепетала большая часть тогдашней Европы. В качестве союзников они принимали участие в 787 году в походе против Карла В. Только в самом конце VIII века удалось их победить и они постепенно стали ослабевать, пока, наконец, не исчезли окончательно при появлении на сцене истории Мадьяр.

32) Летописец производит Радимичей и Вятичей от поляков: «Радимичи бо и Вятичи от Ляхов. Бяста бо 2 брата в Лясех, Радим и другой Вятка» (Лавр; стр. 11). Приведенное место летописи проф. Барсов считает преданием, хотя и темным и загадочным. (Проф. Н. П. Барсов. Очер., стр, 70), но это не предание с каким либо фактическим основанием, а настоящая басня, выдуманная автором летописи для колонизационной цели.

33) В этнографическом очерке летопись ничего, не говорит о Халдеях, а между тем через несколько страниц распространяется о законе и обычаях их.

34) Начальная летопись дважды исчисляет народности финского племени: 1) в общем исчислении племен (Лавр., стр. 3) и 2)-в перечни племен плативших дань (Ibid., стр. 10) и оба списка значительно разнятся друг от друга.

35) Говоря об обычаях Половцев, летописец замечает: «мы же христиане... елико во Христа крестихомся, во Христа облекохомся» (Лавр., стр. 15). Анахронизм этот показывает, что летопись писана не современником описываемых событий, а жившим значительно позже крещения русских.

36) Летописец, повествуя об, обычаях «во Вретаньи», ни с того ни с сего переходит к амазонкам. Нет у летописца: ни обдуманного плана, ни системы. Делаемые часто вставки нарушают цельность рассказа придавая ему характер случайного.

37) Византийские писатели называли Мадьяр Турками и это наименование придавали и Хозарам (восточные Турки). Летописец, встретив это имя в рассказе о походе императора Ираклия в Персию, и не подозревая, что здесь дело идет о Хозарах, принимавших участие в этой войне в качестве византийских союзников, назвал их Уграми белимы, в отличие от Угров, проходивших мимо Киева в 898 году, оставив за последними название черных (Проф Барсов. Очер., стр. 65).

38) О Хазарах летописец замечает: «Владеют бо Козары Русьскии князи и до днешняго дне» (Лавр., стр.и 16). Здесь явный анахронизм. Летопись писана не ранье XIV века, а царство Хозарское пало в X век.

39) Летопись не знает времени возникновения княжеств Полоцкого и Туровского; самое существование их указано случайно, кстати.

40) Арабские историки говорят об обычаях предков русских сжигать трупы своих покойников, это подтверждается и раскопками курганов, а русская летопись ничего об этом не знает.

41) Первое показание года в 852 г., при начале царствования Михаила, когда летописец впервые встретил название Руси, Шлецер считает неверным. «Ежели считать, говорит он, начало царствования Михаила, с смерти ли его отца 842 г., или с того времени, как он вырвался из-под опеки своей матери Феодоры (а не Ирины) 856 г., то в обоих случаях 852 годом («Нестор», 1816 г. ч. II, стр. 151-152).

42) 6360, Под 852 годом сказано в Повести временных лет:. «начася прозывати Русская земля», забыв сказанное, летописец под 6390 (882) годом повторяет тоже самое: «прозвашася Русью».

43) В Русской летописи употребляются даже для древнейшего периода римские названия месяцев а славянские (Украинские) летописцу неизвестны, хотя начальная летопись, по всеобщему мнению ученых писалась в Kиeвe. Летопись случайно упоминает лишь одно славянское название месяца.

44) 6360. Летописец под 852 годом как бы извиняется, что раньше писал без даты и обещается впредь вести рассказы по-годично: «Темже, говорит автор летописи, отселе ночнем и числа положим». На Этой же странице (Лавр., стр. 17) для закрепления сказанног в памяти еще раз повторяет свое обещание: «скажем, что ея здея в лета си, якоже преже почали бяхом первое лето Михайлом, a по ряду положим числа». Переворачиваешь листок и воочию убеждает следующая страница, что летописец действительно числа положил, или попросту говоря написал цифры: 6361, 6362, 6363, 6364, 6355. 6366 (о крещении Болгар). Значит в течение шести лет на Руси не произошло ничего замечательного, жизненный нерв перестал биться.

45) 6360 (852), В летописи читаем: «темже (т. е. таким образом) от смерти Святославля (о годе смерти Святослава см. ниже) до смерти Ярославли лет 85» между тем как по самой хронологии летописного списка от смерти Святослава до смерти Ярослава прошло не 85, а всего только 82 года (l054-972=82).

46) У русского летописца до, того хронология перепутана, что трудно определить какой у него год: мартовский или сентябрьский? Есть в Лаврентьевском списке места, дающие основание к предположению об употреблении мартовского счета. Под 6479 годом читаем, что Святослав зимовал в Белобережье «весне же приспевши», в 6480 году, пошел «в пороги». Следовательно с весны наступил следующий год. Такое же указание есть под 6604 годом.

47) 6370. Под 862 годом летописец поместил длинный ряд последовательных событий: отправку послов за море, призвание варяжских князей, их прибытие «с роды своими», расселение, смерть Синеуса «по двою лету», раздачу городов; занятие Киева Аскольдом и Диром. Эти события, помимо внутреннего хронологического противоречия, не могли совершиться в один год,

48) Летописец не знал, говорит Е. Е. Голубинский, что прежде все Норманы назывались у нас Русью, потому и заключил, что Русь, поселившиеся у нас были особое племя Норманов. Заключив ошибочным образом это, он уже необходимо должен был приводит с Рюриком в Новгород всю Русь: между современными себе Варягами он не находил племени Руси, а отсюда и заключил, что оно все выведено Рюриком в Новгород. (Е. Е. Голубинский. Ист. Рус. Цер. т пол., стр. 62).

49) Нападение Россов на Константинополь было, по словам летописи, в то время, когда царствовал Михаил с своею матерью Феодорою. Но нападение Россов, по мнению Шлецера, случилось в 866 году, a Михаил царствовал с своею матерью только до 856 года.

50) 6374. В настоящее время уже точно определено, что нападение Руси на Царьград произошло в 860 году. Аскольд и Дир не могли напасть на Константинополь в 860 году, так как самое их прибытие на Русь случилось, по словам летописца; в 862 году.

51) 6375-6386. С 867 по 878 год. т. е. в 12 лет, не произошло на Руси ничего достопамятного, для писца, хотя цифры написаны аккуратно для заполнения пустого места. Где тут «мучительное рождение государства, бурное его детство», о которых так красноречиво повествует, для назидания потомства, М. П. Погодин?!(см. выше, стр. 152).

52) 5387. Под 879 годом читаем в летописи: «Умершю Рюрикови (когда?) предаст княженье свое Олгови, от рода ему суща, вдав ему сын свой на руце, Игоря, бе бо детеск вельми». Летописец касательно Олега путается: то представляет его воеводою, то князем. Вообще личность Олега загадочна и легендарна. В Олеге легендарно все: легендарно его прозвище вещаго, легендарны его славные победы (даже в Византии с 2000 кораблей, в десять раз больше чем количество кораблей у Аскольда и Дира под Константинополем), для которых нет ни места, ни причины в истории, легендарны его ветроходы, или выражаясь словами Шлецера судоходство его по суху (Шлецер, «Нестор», ч. II, стр. 628), легендарен его договор с византийцами, легендарно и его 33 летнее княжение (число три, дважды три, трижды три бесспорно общая мистическая принадлежность преданий)...

53) 6390-6393 (882-885). Распределение летописцем походов легендарного Олега по годам, есть также самоочевиднейшая выдумка со стороны летописца. Многое, отнесенное летописью к княжению Олега, совершилось далеко раньше эпохи этого легендарного князя.

54) «В лето 887. Левон царствова, сын Васильев, иже Лев прозвася, и брат Олександр, иже царствоваста лет 20 и 6». Вместе с братом Александр никогда не царствовал Странно, каким же образом оба они подписали договор с Олегом в сентябре 912 года? Новое доказательство легендарности договора Олега.

55) 6394-6405. С 886 по 897 год в летописи tabula rasa. За эту счастливую дюжину лет на Руси в княжении легендарного Олега не произошло ничего достопримечательного.

56) Летописец не упоминает соседней Иверии, хотя ее знали все цивилизованные народы древнего мира. И это объясняется тем, что летопись русская скомпонована в то время, когда наименование «Иверия» вышло из употребления. Летописец не знает, что страна Ирья, упоминаемая в поучении Владимира Мономаха есть древнее название Иверии. В форме Vir, Vera она известна и армянам (Д. 3. Бакрадзе.) О доисторической археологии вообще и Кавказской в особенности, отт. из г. «Кавказ 1877 г., стр. 53-54).

57) Летописцу русскому совсем неизвестна Таврическая Русь, существование которой засвидетельствовано современными иностранными писателями. Она сыграла весьма важную роль в деле создания крупного зерна, которое разрослось потом в обширное русское государство

58) Ему неизвестен Новгородский князь Бравалин, сделавший с дружиною нападение на г. Сурож, вскоре после смерти св. Стефана (+787 г.), усыпальницу которого ограбил. Но будучи поражен чудесной силой, он и бояре его приняли крещение.

59) Повесть временных лет не знает Русского князя, напавшего на город Амастриду, на южном берегу Черного моря, между Синопом и Константинополем, о чем свидетельствует житие св. Георгия Амастридского (+около начала IX в.).

60) По свидетельству Аль-Баладури (+892 г.),Сирийский вождь Марван, в нашествие на Хозарно, взял в плен до двадцати тысяч Славян. (Гаркави. Сказания мусульманских писателей о Славянах и Русских, стр 38.). Русской летописи такой крупный факт неизвестен.

61) 6406. Летопись под 898 годом говорит о посылке в Моравию императором Михаилом III Кирилла (+869 г.) и Мефодия (+885 г.), тогда как это событие, по свидетельству византийских историков, имело место 862 году.

62) Предание ведет св. Кирилла из Хозарии в Моравию; а из Моравии русская летопись отправляет его не в Рим, куда он действительно ходил, а в Булгарию. О крещении Булгар очень подробно повествуют византийские историки, но ни где не говорится ни слова о миссии Кирилла среди них.

63) 6406. Под 898 годом летописец сообщает: «Идоша Угри мимо Киев горою, еже ся зоветь ныне Угорьское, и пришедше к Днепру сташа вежами», но о столкновении их с Русью летописец хранит глубокое молчание. «Поляне», по словам летописи, получили свое имя от того, что жили в поле, в степи, а между тем сам летописец, сообщая о дани Хозарской, проговорился о полянах, отмечает их, как «сидящих в лесах над рекою Днепровскою Но каким образом полещуки могли быть названы полянами?

64) 6406. Под 898 годом повествуется: «Сим бо первое приложены книги, Мораве, яже прозвася грамота Словеньская, яже грамота ест в Руси и в Болгарех Дунайских» (Лавр., стр. 25), а потом на следующей 26 странице, после краткого известия о сыновьях Льва Солунского Мефодии и Кирилле летописец говорит: «Сима же прешодшема, начаста сставляти письмена аз буковная Словеньски, и преложиста Апостол и Еуангелье. Мы выше подчеркнули анахронизм. В 898 году на Руси не могло быть славянской письменности, появление которой ставят в связь с принятием русскими христианства. Но так как на первых порах духовенство на Руси было греческое, то и служба, несомненно, совершалась на греческом языке.

65) 6415. Под 907 годом летописец так описывает нападение Олега на Царьград: «Прииде к Царюграду; и Греци замкоша Суд, а град затвориша». Sudi,bus, Sudis, Suda значит ров вал, а летописец принял это слово за русское судь, суда.

66) 6415. В договоре Олега с греками 907 года упоминается гривна, тогда как она и в Польше появилась лишь с 1125 года.

67) Летописец под 907 годом в договоре сообщает о дани с греков по 12 гривен на человека, а через шесть строк говорит уже о 12 гривнах на «ключь».

68) Повести временных лет неизвестен брак сына Владимира Святополка, с дочерью Польского короля Болеслава I Храброго (935-967). Проф. Ф. Я. Фортинский Крещ. св. Влад...., стр. 101.

69) О набегах Руссов (X в.) на при-Каспийские страны говорят арабские историки, а русский летописец ничего об них не знает.

70) 6415, 6420, 6433. Летописец приводит договоры с греками, тогда как их нет ни в византийских летописях, ни в других древних письменных памятниках. Вообще такая форма договоров неизвестна древности. Ни у одного из древнейших народов, находившихся в более близких и частых сношениях с Византией, чем Русь, не находим подобных договоров. Св. Владимир, по свидетельству летописи, находился в более тесных сношениях с византийской империей, чем его предки, однако ни одного договора его с Византией нет в русской летописи, несмотря на более близкую к нам эпоху его княжения.

71) 6419. О появлении кометы летописец рассказывает под 911 годом и, как справедливо заметил историк Карамзин, указано неверно, она видима была в 906 году,

72) 6420. В Олеговом договоре 912 годах греками сказано, что русские послы подписали две хартии «своею рукою» (Лавр., стр. 36). Спрашивается: на каком языке была начертана договорная хартия, назначенная для русской стороны и какими письменами была сделана подпись под указанными актами русскими уполномоченными? Об этом нет ответа в летописи. Если бы славянское письмо существовало тогда на Руси, то богослужебным языком не был бы греческий. Очевидно свидетельство летописи о собственноручной подписи присочинено. Это подтверждается и более поздним мирным договором 971 года, под которым вместо подписи прикладывают печати: «своими печатьтии запечатахом» (Лавр., стр. 72).

73) 6420. В Олеговых походах из Новгорода в Киев, и затем в Грецию принимают участие вместе с Словенами, чудью и другими, также и Варяги, а об участии Руси летописец умалчивает, тогда как в договорах с Греками 912 и в Игоревом 944 переговоры ведутся от имени Руси.

74) 6424-6448. С 916 по 940 год т. е. за 25 лет нет никаких известий касательно Руси,-летописец красноречиво молчит.

75). 6453. «Рекоша дружина Игореви; отрош свеньлжи изоделися суть оружьем и порты, а мы нази; поиди,, княже, с нами в дань, да и ты будешй и мы». За год только, говорить историк С. М; Соловьев, Игорь возвратился из греческого похода, взявши с Грекоа золото и поволоки и на вся воя, а между тем дружинники его жалуются, что они наги. Или распределение событий по годам у летописца неверно, или описание похода и его последствий неверно, а может-быть и то, и другое (С. М. Соловьев. кн. I, стр. 128, прим. 1). Последнее вернее всего. 76) 6453. В договоре 945 года сказано:... «по уставу и по закону Русском»у, но на Руси тогда никакого Уложения не было.

77) 6453. В договоре Игоря 945 года Варяги христиане Руси поставлены наравне с языческой партией, а в договоре Святослава с Иоанном Цимисхием 971 года нет уже ни слова о христианах.

78) 6453 (945). Длугошу известен сын Свенельда Мiкinа или Niskina, убивший Игоря, а Повесть временных лет его не знает. Заметим, что летописец отводит неестественно длинный период времени для деятельности Свенельда. Имя этого воеводы встречается между 914 и 977 годами. Сподвижники Олега, по свидетельству летописи во главе Свенельда продолжают воевать все сравнительно долгое (33 лет.) княжение Игоря, затем Святослава и Ярополка (см. ниже п. 90).

79) 6462. Начальная летопись не знает о важных сношениях великой княгини Ольги с немецким двором в 954 году (Проф. Ф. Я. Фортинский. Крещ. св. Влад…,стр. 118).

80) 6463. Под 955 годом помещен в летописи рассказ о путешествии Ольги в Царьград и о крещении ея, по несомненным же византийским хроникам Ольга была в Константинополе в 957 году. Она, по словам летописи, приехала в Константинополь в царствование Цимисхия (969-976), тогда как в это время византийским императором был Константин Багрянородный (912-959), который и повествует о пребывании Ольги в Царьграде.

81) 6463. Под 955 годом в летописи помешена легенда о сватовстве византийского императора, уж женатого, на 70 летней Ольге. О детски наивной хитрости ее как она переклюкала императора, я умалчиваю.

82) 6463. Под указанным же годом излагается наставление патриарха Ольге, которое он давал ей на греческом языке, Ольга же слушала его по-русски и по слову летописи: «аки губа напаяема, внимающи ученьня»!

83) Император Константин Порфирородный свидетельствует, что Святослав при жизни отца своего был князем Новгородским, а летопись об этом хранит гробовое молчание, точно это не касается ея.

84) 6475. По летописному сказанию Святослав в 967.году в Дунайской Болгарии занял, будтобы, 80 городов. Но историк Д. И. Иловайский (Разыс. о нач. Руси, изд. 2, стр. 156) и проф. М. С. Дринов отвергают указанное свидетельство летописи, ссылаясь на Прокопия, от которого к летописцу дошло сведение о 80 городах. Проф. Дринов в своем сочинении:-южные Славяне и Византия в X веке, говорит: He мыслимо, чтобы Святослав со своею 10.000 дружиною, явившеюся на легке, мог в столь короткое время овладеть 80-ью придунайскими городами, между которыми находились такие неприступные крепостмногиеи: Белград, Бдин (Виддин), Силистрия и пр. Мы твердо убеждены в исторической несостоятельности этого свидетельства Русской летописи. У Прокопия есть известие о том, что император Юстиниан в VI веке воздвиг на берегах Дуная до 80 укреплений. Мы не сомневаемся, что эго свидетельство Прокопия как не будь дошло до русского летописца, который из него позаимствовал. свои 80 городов по Дунаеви (цит. соч., стр. 96). Кроме того, оказывается, что из перечисленных 80 городов по обоим сторонам Дуная многие еще не существовали во время в. кн. Святослава.

85) 6476. «Пригдоша Печенези на Руску землю первое», говорит дееписатель, но он забыл, что о печенегах говорил уже под 915 годом в тех же выражениях: «Приидоша Печенези первое на Русскую землю». А еще раньше о приходе Печенегов летописец сообщил при расселении славян (Лавр., стр. 11).

86) 6477. «Рече Святослав к матери своей и к боярам своим»: не любо ми есть в Киеве быти, хочю жити в Переяславци на Дунаи, яко то есть cepеда земли моей, яко ту вся благая сходятся», но Переяславец Дунайский, известный византийским писателям, под разными названиями, ни в каком случае не мог считается серединой или центром его земли. Историк С. М. Соловьев силится объяснить это противоречивое место летописи иносказательно (Ист. Рос. кн. I, стр. 144).

87) 6477. Под 969 годом летописец сообщает: «По трех днех умре Ольга, и плакася по ней сын ее, и внуци ея (когда и на ком был женат. Святослав летописец не говорит) и людье вси плачем великом, и несоша и погребоша ю на месте». Вслед за этим читаем: «И бе заповедала Ольга не творити трызны над собою, бе бо имущи презвутер, сей похороны блаженную Ольгу». Таким образом здесь речь о двух погребениях летописец сначала говорит, что всенародно похоронили Ольгу, а затем вторично сообщает, что ее предел земле пресвитер.

88) 6479. Русская летопись вообще не беспокоится о победах греков над русскими. Летописец помещает баснословный рассказ о победе Святослава, имевшего 10.000 ополченцев, стотысячной организованной византийской армии. Тогда как, по греческим свидетельствам, Святослав потерпел сильное поражение и был вытеснен из Болгарии.

89) 6479. Византийский писатель Лев Диакон свидетельствует, что император Цимисхий, по заключенному миру с Святославом, дозволил Руси привозит в Грецию хлеб на продажу. Этого важного пункта нет в договоре помещенном в русской летописи под 971 годом.

90) 6479. В договоре 971 года Святослава с греками упоминается Свенельд, как главный русский воевода, между тем как по Льву Диакону первым вождем в указанном походе был Икмор.

91) 6480. Под 972 годом читаем: «поиде Святослав в пороги, и нападе на нь Куря, князь Печенежскии, и убиша Святослава», а между тем он был убит весною 6478 (970) года.

92) 6481. .После смерти Святослава, Ярополку-старшему в роде -было не более 11 лет, следовательно при нем, как справедливо замечает историк С. М. Соловьев, должен был находиться воспитатель. Кто был этот воспитатель, в каком отношении был к нему Свенельд и как получил важное значение об этом летописец ничего не знает (С. М. Соловьев. Ист. Рос. кн. I, стр. 152-153).

93) 6481. Русскому летописцу неизвестно присутствие на блестящем Кведлинбургском сейме 973 года русских послов (Проф. Ф. Я. Фортинский. Крещ. св. Влад., стр. 122).

94) 6488. Летописец свидетельствует, что Владимир занял великокняжеский престол в 980 году, а между тем сам же в хронологическом обозрении под 852 годом полагает всех лет его правления 37 .(1015 - 37 = 978). Кроме того у мниха Иакова определенно указано, что, Владимир сделался Киевским князем в лето 978.

95) 6488. Под 980 годом летопись повествует: «И нача княжити Володимер в Киеве едине, (?), и постави кумиры нахолму вне двора теремного: Перуна древяна». Но Перун был поставлен раньше, как видно из договора Игоря с греками. Под 945 годом читаем: «Зaypa призва Игорь слы, говорится в договор, и приде на холмь, кде стояше Перун».

96) 6488. В летописи упоминаются под 980 годом 10 сыновей и 2 дочери Владимира, причем Мстислав в счет поименован два раза, между тем под 988 годом у Владимира уже 12 сыновей и ни одной дочери хотя о рождении новых сыновей и смерти дочерей летописец не говорит ни слова. Овидиево превращение!

97) 6489. Под 981 годом летописец упоминает о завоевании великим князем Владимиром у Ляхов Червенских городов, но все другие современные источники молчат об этом событии (см. у проф. Фортинского. Крещ. св. Влад., стр. 101),

98) 6490. Под 982. годом Лаврентьевский список повествовал о жизни Владимира в х Христианском законе, создании храма св. Богородицы греческими мастерами и о назначении штата из Корсунских попов. Археографическая комиссия исправила 982 на 989 на основании А. Легкий способ устранения анахронизма!

99) 6493. Летопись под 985 годом сообщает следующее: «Иде Володимер на Болгары с Добрынею, с уем своим, в лодьях, а Тореки берегом приведе на коних; и победи Болгары». В Никсоновской летописи прибавлено «на Болгары низовския»,- следовательно Поволжские. В Воскресенской летописи это известие озаглавлено: «Победа Болгарам, иже на Волге». Так принимает это известие историограф Карамзин (т. I, прим. 436). Но участие Торков и невозможность «конных походов по побережьям Волги, заставляет видет в Болгарах летописи 985 года-Болгар Дунайских, а не Волжских (Проф. Н. И. Барсов. Очер., стр. 286, прям. 201).

100) 6495. Похвала Владимиру монаха Иакова, заслуженно считающаяся русскими учеными чрезвычайно важным историческим памятником, сообщает, что на другое лето (т. е. 988) по крещении (Владимир) к порогам ходи, но в летописи этого сведения нет. На третье лето Корсунь град взя, но это известие помещено в летописи под 988 годом. На четвертое лето

церковь камену святыя Богородица заложи, а в летописи этот год совсем отсутствует. На пятое лето Переяславль заложи, а летописец помещает это сведение в следующем году. В девятое лето десятину блаженный и христолюбивый князь Володимер вда церкви святей Богородици и от имения своего, а в летописи под этим 6503(995) годом никакого известия.

101) 6496. По летописи Владимир крестился после взятия Корсуни, a по Иакову мниху крестился, как выше сказали, за два года до похода на этот город По словам летописи Владимир после крещения прожил 33 года, a по Иакову 28 лет. Поход на г. Корсунь и взятие его, по данным византийских источников, имели место в 6497 (989) году.

102) 6496. Начальная летопись под 988 годом помещает поход, кн. Владимира на Корсунь, взятие его после шестимесячной осады, троекратный обмен посольства с Константинополем, крещение Владимира, женитьбу его на царевне Анне, постройку на горе в Корсуни церкви, возвращение в Киев, истребление идолов, отправление по городам приказа, крещение Киевлян, постройка церквей на капищах идольских, устройство в городах о церквей, назначение попов, крещение некоторых гирожан и сельчан, заведение учения книжного для детей, раздача сыновьям Владимира уделов, устройство городов по Десне, по Bоcтри и по Трубежеви и по Стугне, навербование поселенцев, война с Печенигами… Целый длинный ряд мероприятий в течение одного года, тогда как для осуществления их требуются десятки лет!

103) 6496. Летопись не говорит ни слова о завоевании Тмутаракани, но под 988 годом, повествуя о раздаче уделов сыновьям св. Владимира, он свидетельствует что Тмутаракань досталась Мстиславу (Лавр., стр. 118).

104) 6496 У Владимира, по свидетельству епископа Титмара, было три сына (проф. Ф. Я. Фортинский Крещ. св. Влад...., стр. 122), а между тем русский летописец под 988 годом говорит о Владимире: «бе бо у него сынов 12» (Лавр., стр. 118).

105) 6496. Южный летописец не знает, где были посажены трое сыновей Владимировых-Станислав, Судислав и Мстислав 2-ой (Лавр., стр. 118).

106) 6496. Летописец не указывает, кто из сыновей св. Владимира сидел в Смоленске, в Чернигове, Переяславле.

107) 6497. Лев Диакон (X в.) в своей хронике, повествуя о г. Херсонесе и появлении на небе в ночь на 7-ое апреля 989 года огненных столбов, предзнаменовавших взятие Херсона Тавро-Скифами, т. е. русскими, ни единим словом не обмолвился о выдаче царевны Анны за великого князья русского Владимира.

108) 6499. В летописи под 991 годом сказано: «Володимир заложи град Белгород», но он уже существовал раньше. Этот город упоминается под 6488 (980)годом. Здесь по словам летописца, Владимир содержал, своих ; 300 наложниц.

109) Летопись Новгородских владык, позднейшие варианты первоначальной летописи, находящиеся в летописях Софийской и Воскресенской и часть списков устава Владимира, считают первым русским митрополитом Леона, присланного к Владимиру из Константинополя в 991 году; Степенная же книга, позднейшая редакция первоначальной летописи Киевской, помещенная в Никоновской летописи и другая часть списков устава Владимира говорят, что первым русским митрополитом был Михаил, приведенный самим Владимиром из Корсуна в 988 году и имевший при себе Леона, который был по ним преемником его. Историк Е. Е. Голубинский вычеркнул из списка несомненных митрополитов св. Михаила, который, по свидетельству Степенной книги и Никоновской летописи ходил с приведенными жестью епископами в Новгород «и многи люди крести», затем, с четырьмя епископами в Ростове «крестиша людей без численное множество». Между тем в церковь ежедневно воспоминает его, как первого митрополита и мощи которого ( 988) нетленно почивают в Киево-Печерской Лавре. Русская повесть временных лет является первоисточником и для церковной истории России: в нее занесены имена не только князей, но и епископов и затем митрополитов Руси. Но если этот памятник не сохранил, как мы видели, подлинного списка князей, то вероятно ли, чтобы находящийся в ней список иерархов был исторически достоверным.

110) Исландская Сага об Олаве (X в.). сыне Тригвиеве, сообщает интересные сведения об обращении конуга Валдамара (Владимира), его жены и народа, которые неизвестны русскому летописцу.

111) 6500; Владимир, по словам летописи, в 992 году заложил город Переяславяь, но он существовал еще в 906 году (Лавр., стр. 30, 31, 48; 119)

112) 6504. В летописи под 996 годом читаем, что Владимир жил в мире с Андрихом Чешским (1012-1034), тогда как в это время был князем в Чexии Болеслав II (967-999).

113) 6504. Десятинная церковь была поставлена на Перуновом холме около двора теремного, как можно думать на основании слов летописи (Лавр., стр. 54), но по свидетельству той же летописи на том месте, на котором стоял Перун, была воздвигнута уже церковь св. Василия (Ibid., стр. 116).

114) 6508. В старинных списках летописи под 1000 годом помещено: «Преставися Мальфред», очевидно лицо женского пола. Но позднейший книжник, вообразив, что здесь речь идет о мужчине, переделал Мальфред в Мльвреда и чтобы другие не ошибались, прибавил эпитет «сильный».

115) 0508. Под 1000 годом упоминается об Александре Поповиче богатыре, ходячая сказка на фоне эпохи. Это имя повторяется также в особе богатыря XIII века и притом в разных местностях.

116) 6519. Летописец под 1011 годом замечает лаконически: «Преставися царица Володимеряя Анна», не говоря ни слова о месте ея погребения. A знаменитому Титмару Мерзенбургскому известно, что она предана земле в Десятиной церкви. Византийский же историк Скилиций (Иоанн Фракийский), живший в конце XI и начале XII века, свидетельствует, что Анна умерла после Владимира, в 1023-26м г. (Е. Е. Голубинский. Ист. рус. Цер. т. I, пер. пол., стр. 186, прим. 1).

117) 6522. Под 1014 годом летописец говорит: «И рече Володимер: требите путь и мостите мост, хотяшеть бо на Ярослава ити, на сына своего, но разболеся». Автор летописи, несомненно, сочинил для возвеличения в. кн. Владимира легенд о саперных работах. И в болee близкое к нам время отправлялись на войну незная дороги, не имея географических карт.

118) 6523. Описывая кончину Владимира, летописец жалуется о непочитании его, Он пишет: «Да аще быхом имели потшанье и мольбы принесли Богу за нь, в день преставленья его, и видя бы Бог тщание наше к нему, прославил бы и», а несколько ниже сам же свидетельствует о почитании его: «Сето бо память держать Русстии людье».

119) 6523. Святополк после убиения Бориса: «посла к Глебу, глаголя сице: поиди вборзе, отець тя зоветь, не сдравить бо велми». Глеб же вборзе всед на коне, с малою дружиною поиде, бе бо, послушлив отцю. И пришедшю ему на Волгу, на поли потчеся конь в рве, и наломи ему ногу мало; и приде Смленьску, поиде от Смоленьска, яко зреемо, и ста на Смядине в насаде... Внезапу придоша послании оть Святополка на погубленье Глебу, и ту абье послании яша корабль Глебов.,. зареза Глеба» (Лавр., стр. 132, 133).. Глеб, как свидетельствует летописец под 6496 (988) годом, сидел в Муроме. В таком случае зачем летописец заставляет его совершить круговое путешествие из Мурома до Волги на конях и с Волги в Смоленск? Ведь Муром находится на Оке и ближе к Смоленску, чем ехать на Волгу, a оттуда на Смоленск. Следовательно ему и нужно было держать путь на запад до Смоленска, а оттуда уже по Днепру; но так как время это падает приблизительно на октябрь-ноябрь, когда реки покрыты льдом, то корабли Глеба должны были плыть по суху.

120) 6527. Летописец злословит о Святополк, говоря: «иже ся бе родил от прелюбодеянья», упустив из виду сказанное под 6488 (980) годом:»Володимир же залеже жену братьню Грекиню, и бе непрездна, от нея же родися Святополк».

121) 6528, 6535, 6538. Под 1020, 1027 и 1030 годами летописец говорит о рождении сыновей Ярославових: Владимира, Святослава и Всеволода, а между тем из других источников известно, что был у него старшый сын, родившийся в Новгороде и пятый сын Игорь.

122) В Уставе Ярослава о мотех или о местниках упоминается церковь Бориса и Глеба, но при Ярославе Великом, которому приписывается этот устав, не существовало указанной церкви мучеников.

123) 6538. Под 1030 годом летопись говорит:»В се же время умре Болеслав Велекий в Лясех, и быст мятежь в земли Лядьске»..., а между тем Болеслав умер 3 апреля 1025 года.

124) 6545. «Заложи Ярослав город великий Киев», говорит летописец под 1037 годом, но он запаметовал, что по его же словам, Киев был основан братьями Кия (Лавр., стр. 8).

125) В первой половине XI века при Онежская Лопь не только платила дань Новгороду, но непосредственно входила в состав его владений. В Уставе Ярославля «О мостех» Лопьская рель показана вместе с Волховскою и Лузскою, как часть Обожинской волости; и тем не менее Начальная летопись не знает ее, как не знает Вожань или Води, Очелов, Сосолове.

126) 6547. Начальная летопись ни говоря ни слова о прибытии на Русь самого первого митрополита и об учереждении им церковного правления, лишь случайно под 1039 годом упоминает митрополит Феопемпта.

127) 6547. Русский летописец не знает о женитьбе Казимира Польского в 1039 году на дочери великого князя Русского, о чем свидетельствует Саксонская летопись.

128) 6554. Под 1043 годом летопись говорит об отправке многочисленного войска на греков: «по тpex же летех миру бывшу, пущен бысть Вышата». И это и под одним годом!

129) 6561. Под 1053 годом летопись сообщает: «У Всеволода родился сын, и нарече имя ему Володимер, от царицы Грькыне», a времени женитьбы Всеволода Ярославича летописец ни слова не говорит.

130) 6562. В 1054 году летописец заставляет Яровслава два раза умирать. В самом начале сказано: «Преставися великый князь Русьскыйи Ярослав». Потом оживляет его и заставляет говорить длинное предсмертное наставление сыновьям, особенно Изяславу, и назначает им уделы. «Самому же болну сущу и пришедшю Выше городу, разболеся вельми, Изяславу тогда сущу Новгороде... (?!) Ярославу же приспе конец житья и предасть душу свою. Здесь летописец путается: то Изяслав присутствует при кончине Ярослава, то находится в Новгороде!

131) 6562. Пред смертью великий князь Ярослав I, обращаясь, по словам летописи, к сыновьям своим, говорит им: «Се аз отхожю света сего, сынове мои; имейте в собе любовь, по неже вы есте братья единого отца и матере»..., между тем как в это время из сыновей был налицо только один Всеволод.

132) 6562, Под 1054 годом летописец говорит о смерти Ярослава I Владимировича: «живе всех лет 70 и 6», тогда как Ярослав I родился в 978 году и следовательно жил 86 лет.

133) 6569. Летописец отмечает под 1061: «Придоша Половци первое на Русскую землю воевать», забыв что о нашествии Половцев он уже сказал под 1055 годом: «В семь же лете приходи Болущь с сотвори Всеволод мир с ними».

134) 6571. Под 1063 годом в летописи читаем следующее противное физическим законам природы сообщение: «В се же лето Новгороде иде Волхов вспять дний 5».

135) 6582. Автор временника, чтобы наполнить пустое пространство, вносит в летопись самостоятельные памятники: Успение Феодосия, Поучение Владимира, сказание о Кирилле и Мефодии и др. Подобные памятники неуместны в летописи.

136) 6498, 6533 и 6598. В летописи пропущены года: 990, 1025 и 1090 и Археографическая Комиссия, видимо, не заметила пропуска, ибо в примечании об этом не оговорено. По адресу ученой Комиссии должны заметить что Лаврентьевский список, считающийся лучшим и древним, напечатан с исправлением текста, a по местам даже целые страницы внесены в него из других списков. Лучший список, как указал еще Г. Ф. Миллер (1705-1783), следовало напечатать без изменения, а варианты нужно было поместить в подстрочном примечании.

137) 6597, 6599, 6631. Под 1089 годом летописец упоминает Ефрема, митрополита Переяславского, когда в это время в Киеве был настоящий митрополит Иоанн III. А под 1091 и 1123 летописец называет его же просто епископом.

138) 6601. Под 1093 годом летописец говорит о нашествии Половцев: «Вспомянемся от злаго пути своего. Сего ради в праздникы Бог нам наводит сетованье, якоже... пророк глаголаше: преложю праздникы ваша в плачь и песни ваша в рыданье». Тоже самое буквально повторяет он под 6745 (1237) годом, где описывается нашествие татар.

139) 6604. Под 1096 годом летописец помещает послание Владимира Мономаха к Олегу Святославичу, но оно написано в 1098 году, после Муромского сражения и следовательно помещено преждевременно.

140) 6604. Летописец под 1096 годом говорит, что: «Сынове бо Моавли Хвалиси», а в расселении племен о происхождении хвались нет ни слова (Лавр., стр. 6).

141) Летописец не различает летописи от апологии, Гомилии и Синаксария. Целые страницы иногда заняты обширными житиями, проповедями, акафистными воззваниями, посланиями и т. д.,

142) 6604. Летописец приводит рассказ Гюряты Роговича Новгородца о полунощных странах, не замечая противоречия между своими представлениями о Варяжском море и сведениями Гюряты Роговича о северном океане.

143) 6604. Владимир Мономах в своем поучении, целиком помещенном в летописи (Лавр., стр. 232-243), сообщает сведения о таких битвах и делах отца своего Всеволода Святославовича, Которые летописцу неизвестны.

144) Владимир Мономах в Поучении перечисляет свои походы, и оказывается, что больших походов он совершил 83, а числа малых в точности даже не может припомнить. У летописца не хватило соображения использовать эти походы для заполнения пустых лети!

145) 6607. Под 1099 годом читаем: «Изиде Святополк на Давыда к Володимерю и прогна Давыда в Ляхи». Автор забыл, что это происшествие он подробно описал за два года пред тем, а именно-под 1097 годом. Оставляем в стороне противоречие, заключающееся в этих двух рассказах.

146) 6632. В 1124 году в Kиeвe, по словам летописца, в два дня церквий единех изгоре близь 6 соть». (В 1117 году сгорело 400 домов, несомненно, сгорело в этом числе несколько «церквей, по крайней мере домовых). Если на каждую церковь положить по 300 душ, вместе с священно и церковнослужителями, то получится 180.000 православного населения, даже и теперь едва-ли будет в Киеве более 200.000 православных и 200 церквей. Притом из дальнейшего повествования летописи не видно, чтобы были приняты энергичные меры для сооружения новых церквей. По свидетельству известного летописца Титмара, быть может преувеличенному, как думает проф. Н. П. Барсов (Очер..., стр. 141), в Киеве было в его время 300 церквей.

147) 6630, 6642. Под 1122 годом летопись сообщает о пленении Ляхами Володаря, Василькова брата, а в знаменитом труде польского «Ливия», Яна Длугоша, сообщается о двукратном пленении Володаря Болеславом в 1122 и 1134 годах.

148) 6676. Под 1168 годом, говоря о взятии Киева войсками Андрея Боголюбского, летописец замечает: «сего же небыло никогдаже», между тем как из самой летописи знаем, что Киев брали неоднократно. Под 968 годом сообщается о нашествии Печенегов и извешении Киевлянами Святослава: «аще не поидеши, ни обраниши нас, да паки ны возмуть. Под 1018 годом читаем, что Киев взяли Болеслав и Святополк. В 1073 году заняли Киев Святослав и Всеволод. К концу XI столетия Киев подвергся сильным опустошениям от набегов Половцев, которые и в XII веке продолжают свои нашествия, вследствие чего Киев был разорен.

149) Русскому летописцу неизвестен брак Тамары Великой (1184-1212) с сыном Андрея Боголюбского-Георгием, или быть может летописец скрыл этот факт, так как Георгий вел безнравственную и позорную жизнь в Грузии (qarT. cxov. 287-288).

150) 6694. Победив в первой стычке , Половецкий отряд (1186 г.) и не зная еще исхода войны, русские князья стали хвастаться, что они пойдут войною на Дон: «оже ны будеть ту победа, идем по них у луку моря, где не ходили ни деди наши». Между тем как летописец раньше неоднократно говорил о победах русских князей на р. Доне. В поучении Мономаха говорится о походах князей на Дон (Лавр., стр. 241). Под 1109 годом в летописи читаем: «Дмитр Иворовичь взя веже Половечскые у Дону». Под 1116 годом летопись говорит: «В томже лете Ярополк ходи на Половьчскую землю, к реце зовомей Дон, и взя полон мног». О походе на Дон упоминается и в Слове о Полку игореве.

151) Известное загадочное поэтическое сочинение «Слово о Полку Игореве», признаваемое проф. В.Н. Малининым продуктом известной литературной школы (чтен. в Ист. Общ. Нест. лет. 1888 г., кн. вт., стр. 161), приводит имена князей, каких нет в летописи. О Тмутаракани подробно повествуется в Слове о Полку Игореве, а в летописи лишь мимоходом. Поэт говорит о готских (?) девах, которые на берегу Синего моря поют песни, звеня русским золотом. Об этом нет и помину в Начальной летописи. Самый поход Игоря и Всеволода, как видно из Слова, был предпринят с целью: «поискати града Тьмутороканя»,тогда как летопись не знает времени завоевания этой области.

152) 6703. Всеволод, по свидетельству летописи 1195 году заложи град Переяславл (Залесский), но он был основан гораздо раньше и упоминается под 1173 годом.

153) Археографическая Комиссия исправила «часть всяческая страны» (Лавр., стр. 3). А оказалось, что «всяческые страны стоит уже в славянском текс Амартола. В Троицком пергаментном списке XV в. сгоревшем в 1812 году, в нашествие французов, вместо слова «всячьская» стояла Чанская. При исправлении Лаврентьевского списка следовало, по нашему мнению, вместо всяческой поставить Чанскую, как бывшую в древнейшем списке. Чанеты (Лазистан) Грузинская провинция примыкавшая к Черному морю с юга и юго-востока и населенная Чанами-отраслью картвельского племени (დ.ი. ჩუთინოვი. განხილვა ძველთა და ახალთა კაპადოკიის ანუ ჭანეთის მკვიდრთა; ი. ა. ჯავახიშვილი. ქართველი ერის ისტორია, წ. I, გვ. 40-42).

Итак, мы закинули сети и поймали 153 рыбы. За многими не гнались; при желании могли бы укать вдвое больше недостатков русской летописи. Знаем, что многим будет не особенно приятно указание такого длинного списка анахронизмов, но меня вызвали к этом и я, в целях обороны отечественной своей летописи, над которою стали издеваться, вынужден был взяться за изучение Повести Временных лет и определение ее настоящего достоинства.

В виду всех указанных дефектов, можно ли такое произведения, как Повесть Временных лет, писанная малообразованным грамотеем, признавать за исторический источники?!

В первой главе мы, между прочим, указали на то, что русские ученые мало очень интересуются историей грузинской церкви и разработкою ее богатых письменных сокровищ. Но чтобы не быть голословным приведем здесь судьбу одного грузинского ходатайства, иллюстрирующего отношение к данному вопросу академической корпорации и высшей иерархии.

В начале 1900 года экзархат возбудил ходатайство пред св. Синодом об учреждении при С.Петербургской духовной академии самостоятельной кафедры по истории грузинской церкви. По постановлению комитета церковного музея духовенства грузинской епархии председатель его Е. К. обратился к членам Св. Синода, Обер Прокурору, его Товарищу, Ректорам духовных академий и ученым с письмом от 15 марта следующого содержания: «12 сентября будущего 1901 года исполнится столетие со дня присоединения православной Грузии к могущественной единоверной России Для должного чествования этого великого для нас, грузин, события, среди разных сословий Грузии и правительственных учреждений нашего края вырабатываются уже соответственные столь важному дню проекты. Желая и с своей стороны ознаменовать день этот таким достойным делом, которое содействовало бы еще большему возвеличению святой Православной Церкви, епископы грузинского Экзархата обратились к Высокреосвященнейшему Флавиану, экзарху Грузии с докладною запискою, в коей они просят ходатайства Владыки об учреждении при С.Петербугской духовной академии самостоятельной кафедры истории грузинской церкви, в связи с научною разработкою письменных памятников ее, ныне в огромном количестве хранящихся в С.Петербургской Императорской публичной библиотеке, Академии Наук, Московском главном архиве министерства иностранных дел. Грузинском церковном музее, Библиотеке общества распространения грамотности среди грузин и монастырях. В необходимости и важном значении широкого изучения прошлых судеб Иверской церкви, простоявшей на страже православия почти XVI веков и научной разработки разнообразных письменных и вещественных памятников ее, из которых многие восходят к V-VII века, не может быть сомнения.

Вследствие того, что Вам близко знакомы нужды и интересы высшей богословской науки, Комитет грузинского церковного музея просит Вас оказать христиански просвещенное Ваше содействие делу учреждения при С.-Стербургской духовной академии, находящейся в центре средоточия множества рукописных и книжных сокровищ, самостоятельной кафедры истории грузинской церкви. При этом присовокупляем, что важное значение письменных памятников грузинской церкви для церковно-исторической науки довольно подробно указано в прилагаемой брошюре.

Указом Св. Синода, от 30 апреля 1900 год за №2665, было поручено Совету Академии представить включение по вопросу об учреждении при С.-Петербургской духовной академии самостоятельной кафедры грузинской церковной истории. Для обсуждения сего вопроса, по определению Совета от 22 мая 1900 года за № 1, была составлена Комиссия под председательством заслуженного профессора Т. В. Барсова из профессоров: Н. В. Покровского и доцента А. И. Бриллиантова. Журнал Собрания Совета «18» Марта 1902 года № 9. Слушали: 1)[61] Мнение комиссии об учреждении при С.Петербургской духовной академии самостоятельной кафедры истории грузинской церкви следующего содержания: Обсудив, по поручению Совета Академии, возбужденный Комитетом Грузинского церковного музея вопрос об учреждении при С.-Петербургской духовной академии самостоятельной кафедры истории грузинской церкви, комиссия остановилась на следующих из них предложениях.

1) В настоящее время, при отсутствии в Академии истории грузинской церкви, некоторые сведения, касающиеся судеб грузинской церкви, ее богослужебного чина и административного строя, хотя и излагаются попутно при раскрытии общего содержания, в науках Общей Церковной и русской истории, церковной археологии с литургикою и церковного права; но преподаватели поименованных наук не могут детально входить в раскрытие и изложение даже выдающихся, важнейших фактов из истории грузинской церкви. Посему ходатайство Грузинского Церковного Музея об учреждении. кафедры истории грузинской церкви при С.-Петербургской духовной Академии заслуживает внимания, особенно в виду богатств вещественных и письменных, исторических, археологических, законодательных памятников, которые хранятся в разных библиотеках, музеях архивах. Открытие таковой кафедры при Академии бесспорно послужило бы к расширению научных знаний академического курса и в частности к знакомству с историческою судьбою одной из древнейших православных церквей.

2) Историческая судьба грузинской церкви, как и судьба грузинского народа, тесно переплетается с судьбою других христианских церквей соседними с грузинским народом, армянским, сиро-халдейским и вообще христианских церквей Востока. Это обстоятельство заставляет обратить внимание на то, что история грузинской церкви может быть правильно понята и удовлетворительно преподана в связи с историею поименованных церквей. Посему предполагаемая к открытию кафедра истории грузинской церкви была бы поставлена более надежно, правильно и жизненно в том случае, если бы при изложении истории грузинской церкви была бы уделяема соответствующая доля внимания и истории других соседних с грузинскою церковью народов. При такой постановке кафедры истории грузинской церкви, не ограничиваясь племенным сепаратизмом, сообщило бы сведения вообще по истории христианских церквей Востока, составляющих ныне заметный пробел в академическом преподавании.

3) При всей ценности этих сведений нельзя с решительностью утверждать, что сообщаемые с предполагаемой кафедры знания в виду их специального характера, заслуживают того, чтобы слушание лекций по этой кафедре было вменено в обязанность всем студентам Академии, а не предоставлено собственному расположению желающих. Посему первоначальное открытие предполагаемой кафедры должно быть допущено условно, в виде опыта до полного убеждения с одной стороны в жизненности самой кафедры-с другой в полезности сообщаемых в ней сведений, удовлетворяющих любознательность слушателей.

4) Требует некоторых пояснений и самое замещение предполагаемой кафедры надежными, подготовленными и правоспособными преподавателями. Нет сомнения, что занимающий эту кафедру преподаватель должен быть чужд духа какого бы то ни было национального сепаратизма. Лучшим заместителем такой кафедры мог быть воспитанник духовной Академии, который, при общем богословском образовании, обладал бы и знанием языков, нужных для самостоятельного изучения и разработки памятников. Подобный преподаватель может быть приобретен только через особую подготовку и чрез изучение им грузинского, армянского и сирского языков на факультете восточных языков в русском университете и чрез путешествие по Закавказью и Востоку для ознакомления на месте с языками, памятниками и литературою надлежащих народов, Посему, предварительно нам, при самом открытии предполагаемой кафедры, казалось бы необходимым заняться вопросом о подготовке желаемого для нее заместителя из среды академических воспитанников.

Вышеизложенные соображения, с вытекающими из них предположениями, Комиссия имеет честь представить на благоусмотрение Совета Академии во исполнение возложенного на нее поручения. Определили: «в виду заявлений о желательности возбуждения вопроса об устройстве кафедры не только по истории грузинской церкви, но и по истории восточных христианских общин, равно как и по истории византийской церкви,-образовать для этой; цели комиссию под председательством заслуженного ординарного профессора Н. А. Скабалановича из профессоров: Н. В. Покровского, Н. К. Никольского, И. Г. Троицкого и А. И. Бриллиантова, которой и поручить пред ставить в Совет свои соображения».

Слушали: 1) Мнение комиссии по вопросу об устройстве при Академии кафедры по истории грузинкой церкви и вместе по истории восточных христианских общин и по истории византийской церкви, следующего содержания:

«Подвергнув указанный вопрос обсуждению и приняв при этом во внимание как содержание докладной записки епископов грузинского экзархата об учреждении при С.-Петербургской духовной Академии самостоятельной кафедры по истории грузинской церкви, так и мнение по этому вопросу ранее состоявшейся комиссии, комиссия имеет честь представить Совету Академии следующие соображения, основанные на рассмотрении фактического положения академической науки и ее потребностей и на указаниях устава академий.

Желательность специальной разработки грузинской церковной истории сама, по себе не может подлежат спору, как и вообще не может быть отрицаема полезность всякой специализации в области научной работа. Но, поскольку в данном случае поднимается вопрос об учреждении новой кафедры при Академии, является необходимость считаться, с одной стороны, с действительными потребностями церковно-исторической науки в том виде как она разрабатывается и преподается ныне в духовных академиях, с другой-вообще с наличными условиями академического преподавания, практическую осуществимость той или иной постановки нового предмета, для которого предполагается открытие самостоятельной кафедры.

Рассмотрение вопроса с этих точек зрения привело комиссию к заключению, что наиболее отвечающим современным потребностям академической науки и единственно осуществимым на практике, следует признать открытие при Академии кафедры не специально только истории грузинской церкви, но истории вообще греко-восточной церкви, после отделения от нее в IX в. церкви Западной. В программу этого предмета должна войти прежде всего история греческой церкви, начиная с указанного момента, а затем уже история и грузинской церкви и разных инословных христианских общин Востока, соприкасавшихся в своей исторической жизни с Византиею.

а) Учреждение хотя бы при одной из Академий особой кафедры с такою именно программою, в которой на первом плане стояла бы византийская и вообще позднейшая греческая история, является неотложно необходимым и помимо отношения к вопросу о разработке грузинской истории. Важное значение византийской церковной истории самой по се с православно-восточной точки зрения и в частности то значение, какое византийская церковь и византийская культура имели в истории русской церкви и русского народа, налагают на русскую науку, и духовную и светскую, прямую обязанность внимательного и всестороннего изучения Византии, ее истории церковной и гражданской и ее культуры. В настоящее время преподавание византийской церковной истории позднейшего периода, равно и дальнейшей истории православной церкви под властью турок, отнесено в академиях на долю кафедры общей церковной истории. В действительности однако обилие материала по истории христианства в период до разделения церквей делает для правителя этой кафедры невозможным регулярно разрабатывать и читать подробный курс позднейшей церковной истории Востока без ущерба для истории более раннего времени. Выделяя из общей церковной истории историю грузинской церкви, необходимо было бы поэтому прежде всего отделить от нее позднейшую историю самой греческой церкви с целью специальной разработки последней. Границею в данном случае мог бы служить именно IX век, время отделения западной церкви от восточной и вместе первых время первых сношений с Византиею русских и появления следов христианства у последних, также время просвещения светом христианства южных славян. Что касается при этом других, негреческих церквей и христианских общин Востока, то необходимость вводит в изложение истории последних очерк исторической судьбы их до IX два ли создаст особые затруднения, так как внимание преподавателя все-таки будет сосредоточиваться преимущественно на позднейшей истории их, для которой имеются более или менее достаточные материалы

б) Основание для открытия подобной кафедры можно находить в самом действующем ныне устав академии 1884 г. и в существовавшей до издания устава практик. В уставе, при перечислении преподаваемых в академиях наук (§ 100). наряду с историей церкви вселенской до разделение церквей историей церкви русской, поставляется еще история церкви «православно-восточной» (после разделения церквей) или «греко-восточной» (см.объяснит. записку к проекту устава). При распределении предметов академического курса между преподавателями (приложение к § 107) упоминаются однако преподаватели только, общей церковной истории и истории русской церкви. Очевидно лишь неимение особого преподавателя для истории греко-восточной церкви после разделения церквей заставляет ныне присоединять эту истории к общей церковно истории, несмотря на указанные выше неудобство такого совмещения. В прежнее время, до 1884 г., она имела особаго представителя, преподававшего вместе историю западной церкви, соединенную теперь с разбором западных исповеданы. Настоящее же положение, дела ставит ее даже в менее благоприятные условия, нежели в каких находится история инословного запада.

в) Выделение в особый предмет византийской церковной истории является одним из необходимых условий успешного преподавания и разработки в Академии и церковной истории Грузии, На тесную связь изучения этой истории с византологией делается указание и в брошюре: «Назревший вопрос (ко дню присоединения Грузии к России), Тифлис 1900», приложенный к ходатайству комитета грузинского церковного музея об учреждении кафедры истории грузинской церкви. По словам брошюры, именно «честь русской византологии требует, чтобы ей принадлежала инициатива и руководящая роль в разработке и исследовании грузинских древностей», (стp.14). Hо честь русской византологии, несомненно, peeler прежде всего введения самой византологи в академическое преподавание в качестве особой дисциплины; тогда только и можно будет говорить об инициативе и руководящей роли ее в исследовании грузинских древностей.

В общем, выделенные в особый предмет позднейшей истории греческого востока с присоединением сюда истории грузинской церкви и других христианских общин негреческого востока представляло бы первую, вполне естественную стадию в последовательной специализации истории христианского востока, открывая возможность идти потом и далее в этом направлении, когда будут созданы для того необходимые условия. Стремиться теперь и к крайней специализации, когда не пройдены посредствующие ступени и не удовлетворены еще более насущные потребности академического преподавания, было б нецелесообразно. Нужно при этом заметить, что если грузинская церковь и может предъявлять некоторые особые права на исследование ее судеб со стороны русской богословской науки в виду своей постоянной верности православию и теснейшего союза с русскою церковью, то в то же время неопровергнутым пока фактом, повидемому, остается и то, что церковная грузинская литература в научном отношении представляет в целом гораздо меньшую ценность, нежели соответствующая литература, например, на сирском и армянском языках и состоит чуть неисключительно из переводов произведений сирской и греко-византийской письменности; во всяком случае ценность ее предстоит еще доказать в будущем. Это обстоятельство не может считаться безразличным при решении вопроса о необходимости открытия особой кафедры для изучения истории именно грузинской церкви.

г) Указанная выше постановка дела, помимо соответствия ее действительным потребностям академической науки, должна быть признана и единственно возможною ныне с точки зрения осуществимости ее на деле. Всякая иная постановка, выделение или в особый предмет истории одной грузинской церкви, или же вообще истории христианского негреческого востока (с обращением лишь особого внимания на грузинскую церковь), была бы преждевременною в том отношении, что встретила бы непреодолимое на практике затруднение в отсутствии ныне в Академии контингента слушателей подобного предмета, сколько не будь подготовленных с филологической стороны для самостоятельных занятий этим предметом и даже просто для слушания с достаточною степенью интереса чтений по нему. Исключительное сосредоточие внимания на церковной истории негреческого востока и постоянное обращение к памятникам, писанным на восточных языках потребовало бы знакомства с этими языками не только со стороны слушателей. Но если подобное требование не осуществимо в отношении к преподавателю, то академические слушатели лишены возможности приобрести нужную и для них подготовку этого рода. Восточные языки, необходимые для исследования истории христианского востока в частности грузинский и армянский, не преподаются в академии, и сообщаются лишь иногда (не ежегодно) на лекциях еврейского языка сведения по языку сирскому студентам словесного отделения. При таких условиях новая кафедра рисковала бы оставаться совсем без слушателей, так как на исключительных любителей лингвистов среди студентов в данном случае, конечно, невозможно рассчитывать Выходу из этого затруднения до некоторой степени могло бы содействовать ежегодное поступление, В академию природных грузин. Но такой способ создания постоянного контингента слушателей предмета, для других ненужного и малодоступного (собственно лишь грузинской истории), находится, очевидно, в зависимости от вопроса о максимальном числе ежегодно принимаемых в Академию лиц и об ассигновке особых сумм на содержание подобных слушателей и сам по себе он едва ли может обещать вполне плодотворные результаты, Пока преподавание восточных языков не введено в Академию, и история негреческого христианского востока может существовать здесь, как предмет преподавания, лишь в качестве прибавления истории греческого востока».

Особое мнение члена помянутой комиссии заслуженного орд. проф.Н. В. Покровского По вопросу об учреждении при с.-Петербургскоий духовной академии особой кафедры церковной истории Грузии, я остаюсь при прежнем мнении, выраженном в докладе первой комиссии по этому предмету. Мое мнение о самостоятельной постановке означенного предмета основывается на следующих соображениях,:

I. Вопрос об этой кафедре возник на месте в Грузии, в среде местных представителей церковно-исторического знания и вполне достаточно мотивирован, как вопрос назревший, требующий разрешения: благоприятный момент для этого наступил именно; теперь,-разумеем только что совершившейся празднование столетия присоединения единоверной Грузии к Роccии Учреждение особой академической кафедры истории грузинской церкви, как показателя судеб многострадальной Грузии и ее церковного сознания, было бы славным патриотическим делом. Первая академическая комиссия прямо пошла на встречу этой назревшей потребности и этому симпатичному движению в местной среде и правильно, в смысле положительном, разрешила вопрос, предложенный не ее обсуждение.

II. Уклончивое разрёшение этого вопроса вт смысле учреждения при Академии новой кафедры «Истории Греческой церкви от разделения церквей др новейшего времени, с присоединением сюда и церковной истории Грузии», как особой церковно-исторической ветви, не соответствует потребностям времени и среды и насильственно втискивает грузинскую историю в узкие рамки: история грузинской церкви, при такой постановке. утрачивает свою полноту и ценность, так как ее связь с историею греческой церкви, в указанных границах, очень кратковременна и односторонна; и желательная цель при этом не будет достигнута: произойдет неизбежное раздвоение в преподавании, и профессор принужден будет разбрасываться; в лучшем случае профессор-специалист, сосредоточив свое внимание на предмете, поставленном на первый план, т. е. на истории греческой церкви, оставит без всякого внимания историю Грузии, так как иное отношение его к делу не будет соответствовать требованиям, предъявляемым в настоящее время в специально-научной разработке истории. Я не говорю уже о том, что и подготовка специалиста по истории церквей- греческой и грузинской-не одинакова. Если нам нужна вторая кафедра истории греческой церкви, то с ней нужно говорить особо, независимо от подчинения ей истории грузинской; если бы по каким либо практическим или формальным соображениям, основанным, напр., по букве академического устава, признано было нужным греческую историю соединить с какою либо другою, то в этот союз ближе и естественнее вошла бы история славянских церквей, а не грузинской; но и такое соединение не вызывается существом самого дела или потребностью научной разработки истории, и никакого повода для рассуждений об этом соединении в настоящее время нет; отыскивать его в академическом уставе, с целью опереться на букву последнего излишне: нас спрашивают не о том, предусмотрена ли уставом грузинская церковная история или нет, a том-нужно ли и современно ли учреждение такой кафедры в Академии. На этот прямой вопрос, по моему мнению, должен быть дан прямой ответ в смысле. положительном, а именно:

III. Кавказ,-и в частности Грузия, до настоящего времени сохранил такое богатство памятников, какое редко встречается в других странах. Памятники эти многочисленны и разнообразны, и научное обследование их должно пролить обильный свет не только на историю грузинской церкви, но и на историю восточной церкви вообще. Оставляем в стороне памятники первобытной культуры Кавказа, столь важные для первобытной истории народов,-в том числе и народов европейских,- в эпоху предшествующую появлению летописей и памятников исторической письменности, и обратим внимание лишь на памятники христианские: сюда относятся памятников исторической письменности и памятники искусств или вещественные

1) Памятники грузинской письменности до очень недавнего времени оставались в забвении и лишь не многие из них, особенно позднейшей эпохи (акты) обращали на себя внимание любителей. старины. Но в 80-х годах положено серьезное начало их систематическому собиранию, и в непродолжительный срок собрано довольно много. В библиотеке Общества распространения грамотности в Тифлисе уже теперь число их простирается свыше 1,200 рукописей; в церковно-археологическом музее при Сионском соборе также до 500 рукописей. Множество грузинских рукописей рассеяно в библиотеках Синая, Палестины, Афона, в Импер. Публ. библиотеках в С.Петербурге; а монастырях и старинных храмах Грузии и в руках частных любителей старины. Церковные акты, напр., в грузинских архивах исчисляется десятками тысяч. Рукописи эти захватывают обширный период времени от VII до XIX в. Содержание их настолько разнообразно и широко, что касается всех важнейших сторон церковной жизни и деятельности; сюда относятся: переводы Св. Писания ветхого и нового завета; рукописи литургические; переводы свято-отеческих творений, отчасти таких, оригиналы которых е известны и нет их в других переводах, кроме грузинского[62]; христианские апокрифы; жития святых; сочинения полемические; деяния поместных грузинских соборов; переводы произведений древних философов, поэтов и других светских писателей греческих и восточных; сочинения по медицине, языкознанию, географии, астрологи, по мусульманству и проч. He говорим уже о тех десятках тысяч актов, которые касаются сношении Грузии с Россией, начиная с XVII века; нет нужды говорить и о том, что помимо рукописей, так или иначе приведенных в известность, найдется со временем множество и других. И все эти драгоценные памятники доселе составляют лишь мертвый капитал, не введенный в научное обращение. А между тем на основе их главным образом должна созидаться история грузинской церкви. Памятники эти осветят важнейшие эпохи церковной истории Грузии; эпохи подъема и упадка в науке и просвещении, постоянную твердость Грузии в сохранении церковных преданий православной церкви, борьбу с инословными учениями строй церковного управлении; родним словом, они дадут те прочные устои, без которых невозможна точная история. Таковой церковной истории Грузии до сих пор еще нет; но она в высшей степени желательна и необходима; и разработка ее составляет нашу неотложную обязанность.

2) Вторую группу памятников составляют памятники вещественные или произведения церковного искусства; сюда относятся памятники церковной архитектуры, настенной живописи; икону металлические изделия из эмали, памятники книжной живописи или миниатюры, древнего шитья, памятники эпиграфические. Памятников этого рода на Кавказе весьма много, и они обнимают собою обширный период времени, примерно, от X до XVIIв., если не принимать в расчет храма в Пицунде и стенописей в Некреси, относимых по случайным соображениям к более древнему времени. Одни из них -древнейшие-служат показателями живых сношений Грузии с Византиею, другие свидетельствуют о самобытности местного церковного искусства. С этой стороны в Грузии мы наблюдаем тот же самый процесс исторического искусства уже, что и в России. Многие памятники византийско-грузинского искусства уже были изданы и описаны; некоторые подвергнуты были научному обследованию; но все эти отрывочные работы (Бакрадзе, Кондакова, Помяловского, граф. Уваровой и др.), не введенные в общую связь исторических явлений, остаются доселе лишь ценным материалом, который с течением времени войдет, как составная часть, в целую историю Грузинской церкви. Материал этот количественно возрастет оценка его будет вернее и горизонты научных воззрений по вопросам истории искусства Византии, Грузии, России и Армении станут гораздо шире. Очевидно, и с этой стороны специальная кафедра церковной истории Грузии оказывается весьма важною; уважение к научной ценности столь обширного материала требует приурочения его к специальной кафедре, именно грузинской церковной истории, а не позднегреческой, где он не получит должной оценки.

IV. He может быть оставлена без внимания и церковно-практическая сторона этого вопроса то. Если верно то, что истинное научное знание не только никогда не может быть вредным, но всегда приносит в жизни одну только пользу, то несомненно, что и рассматриваемая кафедра, как источник такого знания, принесет свою пользу. Познание судеб православной иверской церкви, столь важной в общей истории восточного православия и, в частности, в истории иверского народа, ознакомление с учреждениями, нравами и обычаями народа, распознаваемыми не только путем современных этнографических наблюдений, но и путем исторических разысканий, подымет миссионерскую и религиозно-просветительную деятельность на Кавказе и, что особенно важно, даст в руки духовной власти прямые средства к урегулированию церковных дел Грузии, к устранению постоянно повторяющихся недоразумений и затруднений, происходящих главным образом от. недостаточного проникновения в дух местной среды и ее истории, к упрочению власти, основанной на началах знания, мира и любви. Иверия, всегда непоколебимо православная, уже в продолжении 400 лет обращает взоры свои к единоверной России; твердость в православной вере привела ее к политическому и церковному единению с Россией и таким образом послужила оплотом русскому православию против иноверных азиатских вторжений: соображения эти, относящиеся к отдаленному прошлому, получают интерес современности именно в настоящее время, в виду усиленных политических и религиозных движений, направленных в переднюю Азию из западной Европы.

V. Кафедра по рассматриваемому предмету должна быть учреждена при С.-Петербургской Духовной Академии, располагающей уже по самому положению в столице, сравнительно большими учеными средствами.

VI. Предмету может быть усвоено наименование церковная история и древности Иверии.

Примечание. Соприкосновение этой истории с армянскою и сирохалдейскою, с византийскою и русскою предполагается само собою: это дело научного метода.

VII. На выбор специалиста по этому предмет, как новому и трудному, требующему особых знаний по истории и древностям, востока и по части языков,должно быть обращено особенное внимание и это составили одну из важнейших забот Академии: на помощь Академии в данном случае придут университетская наука и ученные путешествия. Но говорить о подробностях дела считаем преждевременным».

Справка. Указом Св. Синода, от 30 апреля 1900 г. за № 2665, поручено совету Академии представить заключение по вопросу об учреждении при С.-Петербргской духовной академии духовной самостоятельной кафедры грузинской церковной истории в ознаменование имевшегося исполнится 18 января 1901 года столетия со дня присоединения Грузии к единоверной России Для обсуждения сего вопроса, по определению Совета, от 22 мая 1900 года за № 1, была составлена комиссия под представительством заслуженного ординарного проф. Т. Б. Барсова; из г.г. наставников Н. В. Покровского и доцента А. И. Брилиантова. Означенная комиссия в минувшем месяце марте представила в Совет Академии свое мнение по этому вопросу, и Совет Академии 18 минувшего марта постановил: В виду заявлений о желательности возбуждение вопроса об устройстве кафедры не только по истории грузинской церкви, но и по истории восточных xpистианских общин, равно как и по истории византийской церкви, образовать для этой цели комиссию под председательством заслуженного ординарного проф. Н. А. Скабалановича из проф.: Н. В. Покровского, Н. К. Никольского, И. Г. Троицкого и А. И. Бриллиантова, которой и поручить представить в Совет свои соображения».

Определили: Нисколько не отрицая желательности специальной научной разработки истории грузинской церкви-признать, согласно с докладом комиссии, наиболее соответствующим настоящей постановке церковно-исторической науки в академиях-прежде открытья самостоятельной кафедры церковно-грузинской истории, усилить изучение общей церковной истории христианского востока и просить ходатайства Его Высокопреосвященства пред Св. Синодом об открытии в Спб. духовной академии, наряду с кафедрами истории русской церкви, истории и обличения западных исповеданий и истории славянских церквей,-самостоятельной кафедры истории греко-восточной церкви от разделения церквей до настоящего времени, в состав каковой науки войдет, как одна из составных частей, и история грузинской церкви.

На сем журнале последовала резолюция Его Высокопреосвященства: «1902. Мая 3. Согласен».

Таким образом ходатайство об открытии самостоятельной грузинской церковно-исторической кафедры, не смотря на достаточную мотивировку его в брошюре «Назревший вопрос» и избрание вполне благоприятного момента — исполнившегося столетия со дня добровольного присоединения Грузии к единоверной России, не было уважено. Вместо просимой кафедры беспрепятственно открыта самостоятельная кафедра истории греко-восточной церкви от разделения церквей до настоящего времени, а грузинская церковная история втиснута в узкие рамки, вследствие чего она лишена полноты и цельности.

В заключение нашего труда остается нам сказать несколько слов о сохранившемся на грузинском языке отрывке толкования Ипполита на книгу Песнь Песней.

Вь первый[63] раз в 1901 году профессор Геттингенского Университета Н. Бояветч, использовавший славянский текст толкования на книгу Песнь Песней для немецкого перевода, на страницах «Theolgische Literaturzeitung» сообщил западно-европейскому ученному миру о том, что русским филологом Н. Марром найдено несколько совершенно неизвестных или известных очень мало творений Ипполита в грузинском переводе. В 1902 году, говорит в своей рецензии проф. Г. Крюгер, он подарил германское общество немецким переводом русского комментария г. Марра на книгу Песнь песней. A теперь, он предлагает нам перевод Благословения Иакова, Благословения Моисея и повествования о Давиде и Голиафе, сделанный с грузинского языка на русский священником Василием Карбеловым.

В предисловии он (говорится о проф. Н. Я. Mappе) замечает сам: «само собой разумеется, что пройдя целый ряд переводов, как в данном случае, текст оригинала во многих местах искажается до неузнаваемости». Незадолго пред этим он сообщил, что армянский текст, с которого сделан грузинский перевод, хранится в Венеции. Невольно спрашиваешь себя, продолжает профессор Крюгер, почему так долго не дают нам этот армянский текст. Было бы неразумно жалеть денег и времени на приобретения богатство, лежащего так близко. Или Мехитаристи так ревниво оберегают свои сокровища, что они не доступны не чему взгляду? Исследования, появившиеся до сих пор, доказывают, что такой мрачный взгляд несправедлив, а ученые, сведущие в армянском языке, есть у нас в Германии[64]

Известный богослов и церковный историк профессор Берлинского Университета г. Адолф Гарнак, для которого был сделан священником В. Карбеловым перевод с грузинского языка на русский поименованных выше повествований Ипполита, после ближайшего ознакомления с последними, высказался что сохранившееся на грузинском языке драгоценное творение Ипполита не есть перевод с армянского. Та, же мысль вытекает и из рецензии Г. Крюгера. На вопрос профессора Крюгера: «почему до сих пор не дают нам армянского текста»? ответим мы с своей стороны что армяне не дают европейцам текста Ипполитова сочинения потому, что его у них пока нет. Они еще должны подделать рукопись, выдержать ее в сыром подвале, а потом уже она пойдет за древнейшую рукопись, появится в печати с обширным предисловием и послесловием Армянские книжники усовершенствовались в подобных проделках. Это до сих пор известно было всему востоку, а теперь убеждаются в этом же и европейские писатели. Митрополит Вифлеемский рассуждении своем с известным ученным доктором Эллинской словесности, архимандритом Порфирием Успенским, о проделках армян, так характеризует последних: «Не верте, отец архимандрит, не верьте документам армян, они мошенники, выдумывают, поддельные документы кладут их под навоз или в сырые места, чтобы они постарели пожелтели и поизмялись[65]

В наше время открылась весьма крупна армянская, подделка, которая ввела в заблуждение русских, немецких и английских исследователей, Это-армянские мемуары Артемия Араратского (1774-1797 гг.), изданные на русском (1813 г.), немецком (1826 г.) и английском (1822 г.) языках, которые теперь оказались подложными. Армянского их текста никогда не существовало и сам Артемий Араратский, несколько раз менявший свою фамилию, по армянский никогда ни чего не писал, (Зап. Вост. Отд Имп. рус. арх. общ., т IX, 1895 г., стр; 311- 313).

Переходим к самому изданию Грузинского памятника. Грузинский текст Ипполитова толкования книги Песни Песней издан в 1901 году[66] проф. Н Я. Марром по рукописи IX-X века с русским переводом и примечаниями. Труд бесспорно ценный, но значение его умаляется некоторыми обстоятельствами, главным же образом, слабостью проф.Марра приурочивающего его перевод к не несуществовавшему армянскому тексту. Нужно пожалеть что древний текст напечатан не в том виде, как он сохранился в рукописи. Описки и исправления следовало указать в подстрочных примечаниях, а самый текст нужно било отпечатать во всей орфографической неприкосновенности. Редактор, произвольно заменив церковно-грузинский алфавит гражданским, позволяет себе изменять и правописание слов и это, думает, делает он не без цели. Отметим прежде всего, шаткость мнения проф. Марра о возможности происхождения армянского женского головного убора из серебряных монет под литературным влиянием библейского стиха (пн. 1, 11), популяризованного толкованиями Ипполита, между тем указанный женский наряд существовал у древних народов, у которых армяне, несомненно, и заимствовали его.

«В армянской литературе, говорит проф. Марр, довольно богатой оригинальными толкованиями св. Писания в частности и Песнь Песней, Ипполитово Толкование Песни Песней, а-рriori можно утверждать, не, могло пройти бесследно»[67]. Проф. Марр только и может писать aприори, так как не имеет под собою реальной почвы. Он не только не может представить древнего армянского текста указанного толкования, о чем его просят немецкие ученные, но даже не может указать в армянской богатой, по его словам, богословской письменности свидетельства о действительном существовании у армян в X-XII веках толкования Ипполита на книгу Песнь Песней?

На грузинском же языке кроме указанной выше пергаментной рукописи толкования. Ипполита IX-X в.в... известна также в Иверской лавре рукопись этого же сочинения, относящаяся к этой же, если даже не к более ранней эпохе. Рукопись, переведенная с армянского, не могла иметь места в грузинской обители:-центре Эллинизма. Надеемся, что еще новые экземпляры этого сочинения откроются в наших отечественных книгохранилищах.

На вопрос: с какого языка сделан грузинский перевод Ипполитова Толкование Песни песней-Марр отвечает так: «Грузинский текст в данном случае переведен, несомненно (?), с армянского, а не непосредственно с греческого[68]. На чем основано это изумительное «несомненно», и еще более изумительное «установлено»?[69]. Послушаем его дальше: «это явствует, говорит проф. Н. Я. Марр, прежде всего из присутствия в грузинском тексте армянских слов (?), при том иногда таких, которые с одной стороны в грузинском языке даже древних памятников болee не повторяются, а с другой стороны имеются как раз в соответственных местах сохранившегося на армянском языке отрывка Ипполитова толкования.

Армянское происхождение грузинского текста видно и из некоторых несвойственных грузинскому оборотов, арменизмов, и порою своеобразных разночтений. Приведу один характерный случай такого своеобразного грузинского разночтения. В соответствие приложению Господа «солнце правды» в грузинском (22, 19) Читаем «солнечный глаз правды». Появление глаза в этом обычном речении находит свое объяснение в зависимости грузинского текста от армянского. На армянском слово солнце имеет две формы: во-первых areg (или arev) и во-вторых, aregakn; в последней форме akn есть, суффикс, но на армянском же имеется слово akn, означающее око, глаз, и грузинский переводчик в слове aregakn, очевидно, признал слово сложное из areg солнце и akn глаз, и отсюда возникло своеобразное разночтение солнечный глаз правды в грузинском тексте»[70].

Относительно одинаковых слов в грузинском и армянском языках известный лингвист к вполне компетентный в этом вопросе ученый Гатериас находит, что армяне позаимствовали из грузинского много слов. «Лексикон армянского языка, говорит он, бедный семитическими словами, заключает в себе множество слов, заимствованных из грузинского и других кавказских языков, которые влияли на развитие его синтаксиса. Поэтому изучение армянского языка невозможно без предварительного усвоения грузинского и других кавказских языков. На основании изучения грузинского языка я убедился в великом значении, этого языка для исследования армянского языка и до издания грамматики армянского языка, я приступил. по совету самого Эд. Дюлорье, к изучению грузинского языка с тем намерением, чтобы исследовать, что принадлежит в армянском грузинскому языку, без чего армянская грамматика лишена была бы научной почвы и метода»[71]. Что жe касается выставленного проф. Н. Я. Марром в пользу армянского происхождения грузинского перевода толкования на книгу Песнь Песней выражения солнечный глаз правды, то для выяснения его считаем нужным привести краткую справку из религиозной бытовой жизни наших предков. Грузинское выражение „mzis Tvali“-глаз солнца носить на себе печать глубокой древности: а) в Гудамакарском (gudamayari) ущелье есть развалины древнейшего дохристианского грузинского капища под именем mzis Tvali глаз солнца, к которому народ по cиe время относится с благоговением, как к остатку сабеизма, который некогда был распространен среди наших предков; бо теже грузины горцы под несомненным влиянием сабеистических воззрений с незапамятных времен и по сей день употребляют женские собственные имена: თვალი მზისა глаз солнца, მზისთვალა -солнцеглазый; с) выражение mzis Tvali было и в церковном употреблении, что видно из надписи на Иверской иконе Божьей Матери[72]; d) в Карталинии до настоящего времени употребляется божба: mzis Tvalsa vficam-клянусь оком солнца, mzis Tvalis madlma -(клянусь) благодатью глаза солнца; е) в Карталинии, во время молотьбы пшеницы на гумне в полдень, когда особенно бывает жарко, обыкновенно говорят: cxra Tvali mze kaSkaSebs-девять глаз солнца блестят, cxra Tvali mze trialebs -девять глаз солнца кружатся; Ё) в известной грузинской песне языческого периода, сложенной в честь повелителя облаков, «lazare» (Лазарэ)- упоминается также mzis Tvali -глаз солнца[73]. Из всего сказанного видно, насколько основательна предвзятая мысль проф. Марра об армянском происхождении грузинского выражения «mzis Tvali», существовавшего у нас еще в дохристианском периоде. Кроме того, заимствованное книжным путем выражение не могло сделаться народным и приобрести столь широкое распространение.

В своих многочисленных исследованиях памятников Армяно-Грузинской филологии, проф. Марр упускает из виду одно существенно важное обстоятельство: что армяне появились на сцене истории в то время, когда предки грузин-Халдеи были всемирно известны своей высокой национальной культурой, над созданием которой они трудились тысячелетиями. Культура эта оказала сильное влияние между прочим на армян и следы ее рельефно выдаются в языке, обычаях, монументальных и письменных памятниках Гайанского народа. Старание проф. Марра возвеличить армян и их литературу на счет грузин, заставляет его делать предположения одно отчаяннее другого, но, к великому огорчению армениста, его ясновидению европейцы не верят[74].

Грузинское учение стиха daibanakebs angelozi uflisa расположится станом ангел Господень представляет, говорит Марр, очевидно, отражение армянского варианта с удержанием армянского etyak, стань в глаголе daibanakebs а армянское чтение в свою очередь воспроизводит сирийский текст[75]. Армяне могли быть маклерами в торговле, но не в литературе и грузины в их культурном посредничестве не нуждались.

«Сирийского влияния непосредственного в грузинском тексте, говорит г. Марр, не оказывается; но в наличности имеются те сириазмы, которые обычны в древнеармянском, некоторые из них,. как напр., перевода. ковчега завета через шатер времени (§ 29) можно было бы толковать, как доказательство сирийского происхождения армянского текста, с которого переводил грузин, если бы не было факта, что все эти сириазмы усвоены были армянским еще при переводе священного Писания[76]. Но немного ниже проф. Марр сам себя опровергает, говоря, что «Грузинский перевод сам по себе древней даты, к греческому; подлиннику восходит не прямо, а при посредстве армянского и, может быть, еще сирийского текстов[77]. Почему не имение до XI веке в армянском алфавите, а следовательно и в письменности армян буквы о не отразилось в грузинском переводе? Интересно знать, если до XII века существовал у армян перевод Ипполита, то как писалось имя Ипполит?

Проф. Марр считает несомненным, что армянский перевод св. Писания сделан с сирийского. Но это далеко не аксиома. В армянской литературе еще не установлено,- с какого языка сделан армянский перевод св. Писания. Корюнь свидетельствует, что первый перевод сделан с греческого, а легендарный Моисей Хоренский говорит, что он сделан с Сирского, хотя собственные имена в армянском переводе: Иисус, Христос, Моисей и др. указывают на греческий оригинал. Месроб с Иоанном и Иосифом, по уверению армянских писателей, приступив к переводу священного Писания на армянский язык с Сирского, начали перевод свой с притчей Соломоновых[78]. Спрашивается: какой благоразумный переводчик начал бы перевод на неразвитый в литературном отношении и вообще и мало обработанный армянский язык с книги Притчей Соломоновых, весьма трудной и для перевода, ибо она, имея характер религиозно-философского трактата, изложена в дидактическо-поэтической форме речи. Нужно заметить, что первоначально появились в переводе чтения (apracs) из наиболее употребительных книг священного Писания; евангелия, апостола, псалтири, паремии, а потом целые века проходили до появления полного кодекса св. книг. У армян же в одно мгновение появляется алфавит и моментально полный перевод св. Писания. Нужно иметь в виду, что на христианском Востоке долгое время бели в обращений отдельные книги Библии, а полные кодексы были весьма редки. Поэтому нужно было употребить десятки лет и громадные средства, чтобы в V веке приобрести полный текст священных книг. Но вызывался ли в эту эпоху перевод священно-богослужебных книг на армянский язык жизненною потребностью самих армян? Ответ получим, если вспомним, что в это время в церковном употреблении был в византийской Армении греческий язык, а в персидской-сирский.

Чтобы поднять в глазах всего мира своих перелагателей св. текста и придать им значение 70 толковников, армяне выдумали неестественный способ перевода св. Писания на свой родной язык. В других местах к такой серьезной работе подготовлялись веками открывали на востоке свои монастыри ее школами, организовывали в них дело переписки священных книг, подготовки переводчиков и перевода наиболее необходимых из них. А потом уже появлялся полный перевод. Путь самый естественный. В промежуток времени 408-436 года армяне сделали несколько пробных переводов и исправлений, перевод с сирского они забраковали и сделали новый полный перевод с греческого на армянской язык, алфавит которого, если верить показаниям позднейших армянских писателей, был только что изобретен.

Свой бездарный перевод, прозванный армянами царицей переводов, желают теперь прикрыть достоинствами грузинского перевода. И какими простаками представляют грузин армяне: они забраковали первый свой перевод с сирского, а грузины с забракованного, армянами перевода сделали свой перевод и, о чудо! он оказался превосходным и армяне присваивают ему громадное значение в деле восстановления не дошедшего якобы своего первого сирского перевода. Все армянские рукописи Библии, на ряду с каноническими, заключают в себе некоторые неканонические книги[79], признаваемые православною церковью апокрифическими. Если бы, перевод грузинский был сделан действительно с армянского, то наша Библия по своему составу походила бы на армянскую, тогда как ни одна из известных нам рукописных Библий на грузинском языке не заключает в себе ни одной неканонической книги. И что особенно важно, самая древняя рукописная армянская Библия, по мнению армянских; писателей, восходит к году XII века, а именно к 1199 году[80], а полная грузинская Библия приобретена знаменитым Tорникием в 978 году и ныне хранится в Иверском монастыре на Афоне, а списки, сделанные с нее, находятся в Грузии. По всему видно, что полная Библия на грузинском языке появилась на несколько веков раньше, чем на армянском. Самый грузинский перевод заключает в себе массу внутренних признаков, которые с несомненностью доказывают неосновательность претензии армян о переводе грузинского священного текста с армянского (неодинаковость состава книг, их деление, пропуски в армянском тексте и т. д.).

Желая подогнать грузинский перевод толкования Ипполита Песнь Песней к армянскому, проф. Н.Я. Марр неправильно переводит грузинские выражения на русский язык: gancxadebulad открыто, явно, он переводит через признавь[81], zraxva совет, намерение толкует в переносном смысле тайна, таинство, как в армянском[82] ganzmadebuli готовый, приготовленный переводит в значении будущего, согласно с армянским[83], ferad-feradiо переводит с крапинками в соответствии с армянским (), причем уверяет, что он перевел с буквальною точностью[84]. На самом же деле ferad-feradi следовало перевести через разноцветное. Для выражения понятия крапинки в грузинском языке, есть точные выражения: daxatuli (набивной), daწinწkluli (крапинками)-для материи; farna, beJana-для животных; javar dayrili-для деревьев; WroRa-для птиц; Wreli- (пестрый)-для пресмыкающихся и четвероногих; amlayi, Turoi (пестрый), yomrali, mreSi, grema, ruxi, leza, sisvi, и др.

Неправильно переводит и толкует грузинские слова: ciskideni края неба в, смысле края Mиpa[85], damyna привитиe, привитие, привязывает в значении защиты, ограды[86], gancxadebulad открыто, явно переводит через признав[87] и др. Книга Бытия, по мнению проф. Марра, имеет на грузинском языке два названия: Sobani (?) и dabadeba; очевидно, ему неизвестно, что существует на нашем языке еще два названия указанной книги-წigni Sesaqmisa, წigni SeqmnaTa-книга творения[88]

Подчас конъектурно восстановляет и не везде правильно читает проф. Марр разборчивые в тексте слова: cremli[89], ityvs[90], miemadla[91], eklestiaste[92], scuan viTa[93], mun Tques[94], sulibnis[95], Tanamdebarian[96], var daSavebul[97], Svenier var[98], Sav vari me[99], umwyni[100], dalpis[101], viTar[102], Sinao[103], aRsrulebuli[104] и др. Есть и пропуски слов: var[105], vas[106], и др. Оставлено без перевода: „ese yi misTana“[107].

Относительно слова დასახლებულობა проф. Марр рассуждает так: «судя по славянскому переводу, должно означать кротость; этого требует также обычное представление о голубе, качеством которого и выставлено dasaxlebuloba. Между тем слово это может означать по- грузинские лишь (?) построение дома, обзаведение семьею (и домовитость добавим мы с своей стороны):чтобы понять его в значении кротости, надо знать что оно представляет материальный перевод армянского (арм.), -что, происходя от (арм).домашний, однако значит и кротость»[108]. Когда хочет проф. Мирр, то грузинские, переводчики превращаются в буквалистов, как в данном месте, а в других случаях он освобождает их от подобного раболепия перед буквою, утверждая, что «точность составляет основное условие у авторов (раз. грузин) этих переводов»[109].

Даже там, где грузинский текст ясно говорит, что он переведен не с армянского, Марр силится Оправдать свою предвзятую мысль: «толкование богословения Иакова, говорит проф. Марр, в Шатбердском списке помещено на втором месте по какому то недоразумению (?!) на грузинской почве, так как в армянском в этом отношении соблюдается правильный порядок. По всей видимости виновники этого недоразумения-переписчики грузинского перевода»[110].

В первой главе мы привели, отзыв Георгия Мтацминдели об армянском; исповедании веры, произнесенный им торжественно в присутствии византийского императора и армянских вельмож, в котором выражен взгляд грузин вообще на армян, зараженных монофизитскою ересью. Поэтому что грузины переводили с армянского в самом крайнем и исключительном случае, при чем не скрывали с какого языка делали перевод, как это сделал Дачи, в предисловии к своему переводу толкования псалмов Епифания Кипрского, который извиняется, что решился для перевода обратится к армянскому языку[111]. Если бы толкование Ипполита на книгу Песнь Песней действительно было бы переведено с армянского, то об этом указал бы сам переводчик, или, редактор Шатбердской Энциклопедий, который в приписке замечает, что перевод толкования псалмов Епифания Дачи сделал с армянского[112].

Еще одно последнее замечание касательно комментария проф. Mappa. Ha стр. XXXV комментатор запутался в предположениях о происхождении Слова serois. Желая приурочить происхождение его к армянскому ser-сливки он отвергает существование в грузинском языке этого слова. Укажем ему с своей стороны на следующие слова: seri? sera-знак, seri-горка, холм; seroba-вечеря; seri- трапеза[113] seri didi-парадный обед; sera-кожанная повязка горшка (sadRvebelisa) и т.д.

Больше смелости выказывает проф. Н. Я. Марр в своих дальнейших изысканиях Для примера укажем на изданный им древний грузинский памятник VIII-IX вв. «физиолог». Захотел он и это Сочинение обармянить. Вот что говорит об этом почтенный исследователь грузинской письменности и историк М.Г. Джанашвили. «В этом издании, говорит он, грузинский текст напечатан не в распорядке древнего автора, а он т. е. Mapp подогнал под букву армянского текста, списка 1223 года. Так 3-ья глава начата не фразою, как в тексте-ars mgeci (стр. 4) а конечным предложением второй, главы, с чего начинается в армянском 3-ья глава (стр. 4); 4-ая глава в грузинском начинается не с 4-ой главы армянского текста, а с 5-ой, с слов არს მხეცი (стр. 6), а весь текст напечатанной Марром 4-ой главы в оригинале грузинского физиолога составляет 3-ью главу. Такие же отступления допущены дальше: 5-ая глава обозначена 6-ой, 6-ая пошла за 7-ую, и т. д. вплоть до 30-ой главы, которая в издании Марра превратилась в 34-ую»[113].

Что сталось с проф. Марром? Tо Иверию (Картли) он обращает в Испанию, то подвижника,- инока Евасия превращает в местность Еваз, то иллирийского монаха смешивает с св. Григорием Двоесловом[114], то Джуразанию (Kирканию) выдает за Грузию, Кубу- за Абхазию[115], то объармянивает чистокровные грузинские провинции Кларджети и Эрети, которые считают грузинскими армянский историк Моисей Хоренаци[116], Константин Багрянородный[117], новооткрытый памятник о св. Серапионе Зарзмском (VII- VIII вв.), строителе обителей в Самцхэ-Кларджети[118], историк Прокопий[119], то Саввинский Иерусалимский устав превращает в Минею[120], то отца превращает в сына[121], то Григорию Бакуриани, который о себе говорит прямо, что он грузин, навязывает армянское происхождение и т. д. и т. д.

Великий светильник грузинской церкви Георгий Мтацминдели свидетельствует, что «хотя сначала же были у нас писания, равно вера истинная и правая, но страна наша была далеко от Греции, и, точно какие-либо плевелы, посеяны были в нашей земле армянами злые семена, извращенные и лукавые, и от этого мы очень страдали, ибо наш народ был искренен и невинен, a они, под предлогом якобы порядка, думали как не будь соблазнить нас, и кое-какие книги были у нас также ими переведены»[122]. Порчу армянами грузинских книг проф. Марр считает за легенду[123] и этим самым набрасывает тень на приведенное свидетельство просвещеннейшего и известного на христианском востоке выдающегося церковного деятеля св. Георгия Мтацминдели, который, как бесподобный переводчик, несомненно лучше знал как о порче армянами грузинских книг, так равно о количестве грузинских переводов с армянского, чем проф. Марр.

Примечания

  1. ათონის ივერიის მონასტრის 1074 წლის ხელნაწერი არაპებით, დამატება, გვ 342.
  2. Журн. Засед Cов. СПБ. дух. акад. за 1896/7 уч. г.
  3. Журн, Засед. II Отд. .№ 7, стр. 214а.
  4. Ibid., стр. 2216,2226
  5. Ibid., стр. 2246
  6. ქართ. ცხოვ. I, გვ. 379.
  7. Журн. II Отд., 215а
  8. ქართ. ცხოვ. I, გვ.32
  9. Ibid, I, gv 58.
  10. Ibid, I, gv 237
  11. ქართ. ცხოვ. I, გვ 183
  12. მ.პ.საბინინი. საქართ. სამ. გვ.332.
  13. მ.პ.საბინინი. საქართ. სამ. გვ. 192. Ф. Д. Жордания. Опис. рук. муз., кн. №95
  14. Ibid., кн. I, № 345.
  15. Ibid., 1, №191. Древния грузинския названия месяцев,Закавк. Вест. 1845 г, № 5, П. Иосселиани. Опис. древн. гор. Тифлиса, стр. 197-198.
  16. Журн. II отд., стр. 215 а.
  17. ქართ. ცხოვ. I, 52-54.
  18. ე.ს.თაყაიშვილი. სამი ისტორიული ხრონიკა, გვ 10,
  19. Журн. II Отд., стр. 245а, б.
  20. Гань. Изв. древн. греч. и римск. пис. о Кавказе, ч. I, стр. 138-174.
  21. Ibid., I, стр. 118.
  22. Журн. II Отд., стр. 216а.
  23. Ibid., стр. 216а,б.
  24. ქართ. ცხოვ. I, 111-149.
  25. Ibid., I, стр, 148-149.
  26. Журн. II Отд., cтp. 216б.
  27. Ibid., стр. 216 б.
  28. Ган. Изв. древн. греч. и р
  29. Ibid., ч. II, ст
  30. Журн. II Отд., стр. 217а.
  31. Ibid, стр. 2226 Ibid, стр. 279-280, прим.1.
  32. Ibid, стр. 279-280, прим.1.
  33. Ф.В. Фаррар. Жизнь и труды св. Отцов и учителей церкви, пер. Лопух. 1891 г., стр. 513.
  34. По этому вопросу см. сочинение покойного проф. Д.И. Чубинова - Этнограф. обзор населения древней и современной Каппадокии, Тифлис, 1877 г., проф А.С. Хаханова- древние пределы расселения грузин по Малой Азии, Москва, 1890 г.проф г. Джавахишвили - ქართველი ერის ისტორია წ..I, თბილისი 1908 წ.
  35. Журн. II , Отд., стр. 2296
  36. Ibid., стр.279-280, прим. 1.
  37. М. Селезнев. Руководство к познанию Кавказа, кн. I.СИБ.1847., стр. 77,78,102, 103
  38. Деан. всел. Соб. при.Каз. Дух. Акад., изд. 2-е, т.III, стр.58
  39. Ibid., т. VI.стр. 313.
  40. Ibid., т. VI.стр. 321.
  41. Проф. И. Е. Троицкий. Изложение веры церкви армянской,стр.166.
  42. Об этом свидетельствует Маврикий Синасхарист, греческий тексть жития (Acta Sanctrum, изд. Болландистов, т. VII. стр. 168).
  43. Цкарос-Тавские епископы в иерархии грузинской церкви занимали 8-е место. Пл. Иосселиани, Ист. .даз Церк. стр. 37.
  44. Журн. II Отд., стр. 218а.
  45. «О Фемахь и Народах», Москва 1899 г., стр.26
  46. ქართ. ცხოვ. I, გვ. 75, 85.
  47. Ibid., I, стр. 84.
  48. Журн.II Отд., стр.221б
  49. Ibid, стр. 219а
  50. Сотрудник органа Венецианских лихитаристов (1901г. № 3) убедительно доказал, что житие Месроба есть продукт ХII Bекa.
  51. А. Аннинсюй. Древние армянские истоики, стр 14.
  52. Г. А. Халатьянц. Армянский эпос в истории Армении Моисея Хоренского, стр. 344.
  53. ლ. ზ. ბაქრაძე. ისტ.საქართ. 220-221.
  54. Проф. Н. Я. Марр. Тексты и разыскания по Армяно-грузинской филологии III, стр. XIX.
  55. Журн.II Отд., стр. 220а.
  56. ქართ. ცხოვ. I, გვ. 151
  57. Е, К. Заслуги Грузинского монашества и монастырей, изд. 2-ое 1899 г., стр. 7-8.
  58. Журн. II Отд., стр. 2166.
  59. М, Г. Джанашвили. Картлис Цховреба-Жизнь Грузии, Сбор. мат. для. епис. мст. и плем. Кавк., вып. XXXV, отд. отт., стр. 1123.
  60. Журн. II Отд., стр. 2186.
  61. Журнал этот не напечатан в протоколах совета
  62. Е. К. Назревший вопрос. Ко дню столетия присоединения Грузии к России. 1801 12/1X 1901 г. Тифлискь. 1900 г., стр. 22-23.
  63. Краткая эта заметка, написанная по-грузински, направлена была мною в январе 1905 года к редактору газеты „iveria“ Григорию Федоровичу Кипшидзе для напечатания, но, вследствие перехода этого издания в другие руки, она не была напечатана. Теперь печатаем ее с незначительными дополнениями.
  64. Theologische Literaturzeitung 1905 г., № 1.
  65. Епископ Порфирий Успенский. Книга Бытия моего, ч.I, стр. 597.
  66. Тексты и разыскания по Аряно-Грузииской филологии, кн. III.
  67. Ibid., стр. XII.
  68. Ibid., стр. ХV.
  69. Ibid., стр. XVI.
  70. Ibid., стр. XVI.
  71. დ. ზ. ბაქრაძე, ისტ. საქართ. გვ. 37.
  72. Прот. М. Ткемаладзе. Тифлисский Сионский кафедрльний собор, стр. 41.
  73. ივ. ჯავახიშვილი. ქართ. ერის ისტ. წ. I, გვ 112-114.
  74. Проф. Н. Я. Марр. Текст. и разыск. кн. III, стр. XVII, прим. 1.
  75. Ibid., стр. XII.
  76. Проф. Н. Я. Марр. Текст. и ,разыск. по Арм-Груз. фил., кн. III, стр. XVI.
  77. Ibid cтp. XXIX.
  78. Тер-Мовсесян. История перевода Библии на армянский язык, стр. 7.
  79. Ibid:, стр. 73, 224 и др.
  80. Ibid., стр. 76.
  81. Проф. Н, Я. Марр. Текст. и раз.... кн.III, стр. LVIII.
  82. Ibid., кн. Ш, стр.LXXVII.
  83. Ibid., кн. Ш, стр. LVI - LVI.
  84. Ibid., стр.LXXVII.
  85. Ibid., стр. LV.
  86. Ibid., стр. LVII- LVIII.
  87. Ibid., стр. LVIII.
  88. Ibid., текст gv. ლდ., სთრ. 28-29.
  89. Ibid gv.ma. sTr.47
  90. Ibid.gv.a,sTr.6 Вместо მემადლა в рукописи стоит слово მოევლინა.
  91. Ibid.გვ.ე, სთრ.114.
  92. Ibid.გვზ,. სთრ.145
  93. Ibid.გვ. იგ.სთრ.106
  94. Ibid.გვ.კა. სთრ.24
  95. Ibid.გვ.კბ. სთრ.34
  96. Ibid.გვ. კდ.სთრ.5
  97. Ibid.გვ. კძ.სთრ.3
  98. Ibid.გვ. კდ.სთრ.12
  99. Ibid.გვ. კთ.სთრ.55
  100. Ibid.გვ. ლჰ.სთრ.4
  101. Ibid.გვ. მხ.სთრ 5
  102. Ibid.გვ.მთ სთრ.14
  103. Ibid.გვ. ჯე.სთრ.17
  104. Ibid.გვ. კზ.სთრ.3
  105. Ibid.გვ.ივ. სთრ.189.
  106. Ibid.გვ. გ.სთრ.53
  107. Ibid.стр. LXXVIII.
  108. Ibid стр.LXV.
  109. Ibid стр. XI-XXII.
  110. ე.ს. თაყაიშვილი. სამი ისტ. ქრონ. გვ X-XII
  111. Ibid., gv. XII.
  112. Ф. Д. Жордания. Завещание ц. Давида Возобнавителья стр.12.
  113. а б მ.გ. ჯანაშვილი. ქართული მწერლობა, წ II, გვ 172.
  114. Кавказ за 1901 г. № 280. г
  115. მ.გ. ჯანაშვილი. ქართული მწერლობა, წ II, გვ. 62.
  116. Армян. геогр., приписыв. ему, стр. 39-40.
  117. «О Фемах и Народах», пер. Ласкина, стр. 56.
  118. მ.გ. ჯანაშვილი. ქართული მწერლობა, „სამცხე-კლარჯეთის მოღვაწენი“, გვ. 1-46.
  119. Ист. Прок. Кесс. пер. Дестуниса, стр. 56.
  120. Прот. Корнилий Кекелидзе. Литургические грузинские памятников отечественных книгохранилищах, 1908 г., стр. 511-512.
  121. Надписание «Мудрости Балавара» по толкованию профес. Марра.
  122. ათონ. ივერ. მონასტ. 1074 .წ. ხელთნ. აღაპ., გვ.(294-296).
  123. Проф. Н. Я. Mapp. Тскст. и разыск. кн. HI, стр. LXXVI.