К… (Приятель строгий, ты не прав — Боратынский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

К… («Приятель строгий, ты не прав…»)
автор Евгений Абрамович Боратынский (1800—1844)
Опубл.: 1821[1]. • См. Сборник стихотворений 1827 г. В сб. 1827 г. вошло под принятым нами заглавием, с разночтениями в ст. 1, 5 и с вариантами к вставке «Сына Отечества». В изд. 1835 г. — без заглавия.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные



К…


Приятель строгий, ты не прав
Несправедливы толки злые:
Друзья веселья и забав,
Мы не повесы записные!
По своеволию страстей
Себе мы правил не слагали,
Но пылкой жизнью юных дней
Пока дышалося, дышали;
Любили шумные пиры;
Гостей весёлых той поры
Забавы, шалости любили
И за роскошные дары
Младую жизнь благодарили.
Во имя лучших из богов,
Во имя Вакха и Киприды,
Мы пели счастье шалунов,
Сердечно презря крикунов
И их ревнивые обиды.
Мы пели счастье дней младых,
Меж тем летела наша младость:
Порой задумывалась радость
В кругу поклонников своих;
В душе больной от пищи многой,
В душе усталой пламень гас,
И за стаканом в добрый час
Застал нас как-то опыт строгий.
Наперсниц наших, страстных дев
Мы поцелуи позабыли
И, пред суровым оробев,
Утехи крылья опустили.
С тех пор, любезный, не поём
Мы безрассудные забавы,
Смиренно дни свои ведём
И ждём от света доброй славы.
Теперь вопрос я отдаю
Тебе на суд. Подумай, мы ли
Переменили жизнь свою,
Иль годы нас переменили?


1821


Вариант

«Сын Отечества»

Булгарину


После ст. 30:

Так разрезвившихся детей,
Средь их младенческих затей,
Приводит вдруг в остолбененье
Со строгой важностью очей
Педанта школы появленье.




Примечания

Послание было адресовано Фаддею Венедиктовичу Булгарину (1799—1859), в то время ещё начинающему литератору, вращающемуся в кругах декабристской молодежи. Тема, с которой Баратынский обращается к Булгарину в своём послании, в то время злободневна. В 1821 г. в «Благонамеренном» и «Вестнике Европы» появляются нападки на «модных» поэтов-элегиков. Проблемы «серьёзной» тематики в поэзии, назревшие в 1824 г., в 1820—1821 гг. жили, главным образом, в литературных кругах неарзамасского направления. Послание, вероятно, является ответом на устное высказывание Булгарина, в духе порицания эпикурейства и легкомыслия поэзии молодых поэтов пушкинского круга. Отношение Баратынского к Булгарину изменяется к 1823 г., когда он в послании к Гнедичу порицает «непристойный шум, поднятый Булгариным и Воейковым в полемике «Северного Архива» с «Русским Инвалидом». В 1826 и 1827 гг. Баратынский пишет на Булгарина эпиграммы, издеваясь над его ханжеством, беспринципностью и низкопоклонством (см. «Что ни болтай, а я великий муж», «В своих листах душонкой ты кривишь», и «Он точно, он бесспорно»), и, вводя послание в сб. 1827 г., снимает с него имя Булгарина.

  1. Впервые — в журнале «Сын отечества», 1821, ч. 70, № XXII, с. 175—177 под заглавием «Булгарину», с вставкой после ст. 30 (см. стр. 129) и с разночтениями в ст. 1, 6, 13—17, 23—26, 29.