К Каллиопе (Сойди, бессмертная, с небес — Державин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

К Каллиопе (Сойди, бессмертная, с небес…)
автор Гавриил Романович Державин (1743—1816)
См. Стихотворения 1792. Дата создания: 1792. Источник: Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. — СПб.: Изд. Имп. Академии наук, 1864. — Т. 1. Стихотворения. Часть I. — С. 503—510.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


К КАЛЛИОПЕ

1.Сойди, бессмертная, с небес
Царица песней, Каллиопа!
И громкую трубу твою,
Иль лучше лиру нежно-звучну,
Иль, если хочешь, голос твой
Ты согласи со мной.

2.Уж, кажется, я слышу бег
Твоих по арфе резвых перстов,
Как гибкий при морях тростник
От порханья звенит зефиров,
Далеким вторясь шумом волн:
Таков твоих струн звон.

3.Уж в легких сизых облаках[1]
Прекрасна дева с неба сходит:
Смеющийся в очах сапфир[2],
Стыдливые в ланитах розы,
Багряную в устах зарю,
В власах я злато зрю.

4.Во сладком исступленьи сем
Весь Север зрится мне эдемом,
И осень кажется весной;
В кристальных льдах зрю лес зеленый,
В тенях ночных поля златы,
А по снегам цветы.

5.Во мгле темнозеленой там,
Я вижу, некто древ под сводом
Лепообразен, статен, млад[3]:
Вокруг главы его сияют
Струями меж листов лучи,
У ног шумят ключи.

6.Кто сей, к которому идет
Толь весело любезна дева,
Как к брату своему сестра,
Как к жениху в чертог невеста?
Зрю сходство в их очах, чертах[4],
Как будто в близнецах.

7.Кто ты, божественна чета?
Как огнь, со пламенем сближаясь,
Един составить хочешь луч!
Не ты ли света бог прекрасный
Пришел с небес на землю вновь
Торжествовать любовь?

8.Уже согласие сердец
На нежных арфах раздается;
Безмолвно слушает земля;
Склонились башни, рощи, горы,
Ревущий водомет утих;
Стоит — глядит на них.

9.На мягкой шелковой траве,
В долине, миром осененной,
Где шепчет с розой чуть зефир,
Чуть синий ключ журча виется,
Чуть дышит воздух-аромат,
Возлюбленны сидят.

10.Вокруг их страстных горлиц вздох,
Песнь лебедей вдали несется,
Обнявшися кусты стоят,
Роскошствует во всем природа;
Все нежит, оживляет кровь,
Все чувствует любовь.

11.Стрела ея средь их сердец,
Как луч меж двух холмов кристальных,
По их краям с небес летя,
Сперва скользит, не проницает;
Но от стекла в стекле блестит,
И роза в них горит.

12.С Олимпа множеством очес
Сквозь твердь на них янтарну смотрит
Безсмертных лик, и мать богов,
Как вод в струях звезда вечерня,
С высот любуется собой,
В них видя образ свой.

13.Все улыбается на них,
Все пламень чистый, непорочный,
В сердцах их нежных и младых
Родящийся, благословляет.
Всем добродетель в них видна,
Как в воздухе луна.

14.В златый, блаженный древний век,
В красы земны облекшись, боги
Являлися между людьми,
Чтоб в образе царей, героев,
Устроивать блаженство их
Примером дел благих.

15.Так, кажется, и в них богов,
Их чад, или монархов племя
Мой восхищенный видит дух:
Он бодр — и бросит громы в злобу;
Она нежна — и сотворит
В себе невинным щит.

16.О, коль благословен тот век,
Когда цветущу, благовонну
Подобны древу своему
Сии младыя ветви будут!
В тенях их опочиет мир,
И глас раздастся лир.

17.Но не в мечте ль, иль в яве я
С Дианой Аполлона вижу?
Нет, нет! — Се, тот младый герой,
Тот отрок мой порфирородный[5],
Я чье рожденье воспевал,
Возрос и возмужал.

18.Се он, которому дары
Сносили Геньи к колыбели,
И наделили всем его,
Чтоб быть на троне человеком,
А в человеке божеством,
Всех согревать лучем.

19.Се он с избранною своей!
Гордись, моя, гордися, лира,
Пророчеством теперь твоим;
Уже оно почти сбылося:
Мой полубог почти уж бог;
Он всех сердца возжег.

20.Россия! радостный ток слез
Пролей, и возведи вкруг взоры,
И виждь: в трофеях у тебя,
Как сад, Екатерины племя
Цветет! Да поднебесной всей
Он даст цариц, царей!

21.Премудрость возлелеет их:
Народы, утомясь раздором[6],
Упросят их собой владеть. —
Певица славы, Каллиопа!
Останься в звездной ввек стране:
Они здесь Музы мне.

Ноябрь 1792

Комментарий Я. Грота

Написано на приезд в Петербург баденской принцессы, впоследствии императрицы Елисаветы Алексеевны, почему эта пьеса в рукописях и отмечена 31-м октября 1792, под которым мы читаем в Записках Храповицкого: «В 10-м часу вечера приехали принцессы Баден-Дурлах». Это были Луиза Мария Августа, вскоре сделавшаяся невестою в. к. Александра Павловича, и сестра ея Луиза, впоследствии королева шведская. «Ея величество», записал Храповицкий на следующий день, «хвалила мне старшую принцессу: On ne peut la voir sans être charmée»[7]. Она родилась в Карлсруэ 15 января 1779, и следовательно была только 13-ю месяцами моложе великого князя (род. 12 дек. 1777 г.). Обручение их было 10 мая 1793; она скончалась 16 мая 1826 г.

Заглавие дано оде по ее приступу в первой строфе, составляющей близкое подражание началу оды Горация к той же Музе (кн. 3, ода 4):

Descende coelo, et dic age tibia
Regina longum Calliope melos,
Seu voce nunc mavis acuta,
Seu fidibus citharaque Phoebi....

Но далее Державин совершенно отступает от Горация. Впоследствии он перевел всю оду римского поэта (см. под 1811 г. другую оду К Каллиопе).

Настоящая ода вскоре после сочинения ея была издана отдельно под заглавием К Каллиопе, в 31 день октября 1792 года, в четвертку с означением года и места печатания (Спб., у И. К. Шнора), но без имени автора, и вместе с нею перепечатаны на бумаге того же формата и тем же шрифтом Стихи на рождение в Севере порфирородного отрока. Потом ода К Каллиопе появилась в Московском журнале за октябрь и ноябрь 1792 (ч. VIII, стр. 131) с тем же обозначением при заглавии ея; далее в издании 1798, стр. 254, с подобным пояснением в выноске, и наконец в изд. 1808, ч. I, XVII, без всякого пояснения.

На первом из приложенных рисунков (Олен.) изображена сходящая с небес Каллиопа, — аллегория на приезд в. княжны (рукоп.).

  1. Уж в легких сизых облаках. — Великая княжна была в сизоголубом платье (Об. Д.).
  2. ... Сапфир. — Сапфир (греч. sappheiros), или сафир (по арабскому произношению), яхонт синего или голубого цвета; Державин чаще употребляет вторую форму слова (для примера см. выше, стр. 163 в Видении Мурзы, стих 83: «Сафиро-светлыми очами»).
  3. Лепообразен, статен, млад и проч. — Изображение Аполлона, когда он был в виде пастуха на земле (Об. Д.).
  4. Зрю сходство в их очах, чертах. — В то время находили действительно большое сходство между женихом и невестою (Об. Д.).
  5. Тот отрок мой порфирородный и проч. — См. выше стихи На рождение в севере порфирородного отрока (стр. 81) и 3-е к ним примечание (стр. 85).
  6. Народы, утомясь раздором. — Относится к французской революции, бывшей тогда в полном разгаре (Об. Д.).
  7. Помещаем здесь отрывок из писанного на другой же день письма Екатерины II к Н. П. Румянцову, русскому посланнику во Франкфурте на Майне (П. Лебедева Материалы):

    Mr le Cte Roumenzof. Hier au soir entre 8 et 9 h. enfin les princesses de Bade sont arrivées en bonne santé...

    J'ai tellement ménagé cette arrivée qu'au premier abord très-peu de gens les ont vues. Elles sont descendues à leurs gites, la maison Schepeloff. Le maréchal de la cour et les cavaliers nommés pour les accompagner les ont reçues au sortir du carrosse et les ont menées dans leurs appartements. Je me tenais pour ainsi dire cachée avec la comtesse Branisky qui m'accompagnait de même que le gl Zoubof qui était de service dans un des appartements destinés aux princesses. Quand les battants s'ouvrirent et qu'elles entrèrent, l'aînée me reconnut assez vite et la cadette suivit son exemple. Cette aînée a paru а tous ceux qui l'ont vue une enfant charmante : je sais que sur la route elle a captivé tout le monde. La csse Schouvalof et Strekalof en disent mille bien. J'ai fait entrer ensuite tous ceux qui les accompagnaient, et comme il était tard, que tout le monde était fatigué, après une courte entrevue je me suis retirée avec la csse Branisky et le gl Zoubof. Ceux-ci chemin faisant ne tarissaient pas de l'effet que la prsse aînée avait fait sur eux. La conclusion que je tire de ceci est que notre homme fût fort difficile si elle manquait sa conquête: il ne la verra que quand elle sera parfaitement reposée et je ne mettrai aucun empressement а la lui montrer.

    A 6 h. apr. diner.

    J'ai revu les princesses deux fois aujourd'hui: l'aînée plus on la voit et plus elle plait... Ci-jointe une mission pour le baron Grimm; mon ancien souffre-douleur patenté.

    Ce 1er nov. 1792.