Лорелея (Мазурин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лорелея
автор Константин Митрофанович Мазурин (1866—1927)
Из цикла «Мечты». Опубл.: 1887. Источник: Мечты и Песни. К.М.*** и Л. И. У-ца. Москва, типография Л. и А. Снегиревых. 13. Остоженка Савеловский пер. 13. 1887 Лорелея (Мазурин) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Лорелея


На Рейне есть серый утес.
Он врезался в воду собою;
Он много легенд перенес,
Он нимфе был трон над водою.

Скалистой и грозной вершиной
Он грустно на волны глядит,
Он занят истекшей судьбиной
И тайно о ней говорит.

Теперь уж по Рейну все ново:
Разрушены замки князей;
И грустно ему, но ни слова
Не молвит, глядя на людей.

Он помнит волшебные звуки,
Чарующий взор Лорелеи,
И ныне томится от скуки,
Глядя на людские затеи.

Проходит прошедшей картиной
Былое мечта за мечтой…
Задумался он над былиной
И плачет он в реку росой.

Волшебная ночь над рекою…
Зефир пролетел на покой.
Все тихо. Волна за волною
Катится, играя волной.

Луна серебристым отливом
С улыбкой глядит в глубину,
Все мертво кругом… только плеском
Стучится волна о скалу.

И вот в глубине забурлило;
Луна засветила тусклее,
Волнуясь, волна говорила
И вышла из вод Лорелея.

Покрыта облипшей травою,
Закутана в пряди волос,
Прекрасна, как ангел, собою,
Ступает на темный утес.

Взошла лучезарная, села,
Колени руками обняв,
И долго по Рейну глядела —
Любовь выражалась в очах.

Но вдруг у подножья утеса.
На лодке, с гитарой в руках,
Граф Герман запел о разлуке,
Убитый разлукой, в слезах:

«Среди непроглядной ночи
Явилась твоя мне краса,
Сияющий царственный вид,
С отливом златым волоса.

Зеленое вод покрывало,
Любовный призыв мне рукой,
Глубоко мне в душу запало,
Как взор твой волшебно живой.

Зачем не моя ты подруга,
Зачем не могу быть с тобой;
В чертогах твоих, как у друга,
Я счастье б нашел под водой».

Замолкли лишь звуки аккорда,
Ундина махнула рукой;
И снова вода забурлила,
Певца заливая собой.

И снова ундина махнула —
Вода поднялась на скалу.
На ней как бы нимфа заснула
И тихо сплыла в глубину.

С тех пор она вновь не являлась,
В любовники графа избрав,
О ней лишь легенда осталась
На Рейна крутых берегах.

О многом утес размышляет;
Прошедшего роится рой;
Он много чудесного знает,
Но молча стоит над водой.