Муза (Некрасов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Муза
авторъ Николай Алексѣевичъ Некрасовъ (1821—1877)
Источникъ: «Современникъ», 1854, томъ XLIII, с. 75—76 Муза (Некрасов)/ДО въ новой орѳографіи



Муза.


Нѣтъ! Музы, ласково-поющей и прекрасной,
Не помню надъ собой я пѣсни сладкогласной.
Въ небесной красотѣ, неслышимо какъ духъ
Слетая съ высоты, младенческій мой слухъ
Она гармоніи волшебной не учила,
Въ пелёнкахъ у меня свирѣли не забыла,
Среди забавъ моихъ и отроческихъ думъ
Мечтой неясною не волновала умъ
И не явилась вдругъ восторженному взору
Подругой любящей въ блаженную ту пору,
Когда томительно волнуютъ нашу кровь
Нераздѣлимые и Муза и Любовь.

Но рано надо мной отяготѣли узы
Другой — неласковой и нелюбимой музы,
Печальной спутницы печальныхъ бѣдняковъ,
Рождённыхъ для труда, страданья и оковъ, —
Той музы плачущей, скорбящей и болящей,
Всечасно жаждущей, униженно просящей,
Которой золото — единственный кумиръ…

Въ усладу новаго пришельца въ Божій міръ,
Въ убогой хижинѣ, предъ дымною лучиной,
Согбенная трудомъ, убитая кручиной,
Она пѣвала мнѣ, и полонъ былъ тоской
И вечной жалобой напевъ её простой.
Случалось, не стерпевъ томительнаго горя,
Вдругъ плакала она, моимъ рыданьямъ вторя,
Или тревожила младенческій мой сонъ
Разгульной пѣснею… Но тотъ же скорбный стонъ
Ещё пронзительнѣй звучалъ въ разгулѣ шумномъ.
Всё слышалося въ нёмъ въ смѣшеніи безумномъ:
Разсчёты мелочной и вѣчной суеты
И юношескихъ лѣтъ прекрасныя мечты,
Погибшая любовь, подавленныя слёзы,
Проклятья, жалобы, бессильныя угрозы.
Въ порывѣ мщенія, съ неправдою людской
Безумная клялась начать упорный бой.
Предавшись дикому и мрачному веселью,
Играла бѣшено моею колыбелью,
Смѣялась, плакала… и буйнымъ языкомъ
На головы враговъ звала Господень громъ!

Въ душѣ озлобленной, но любящей и нѣжной,
Непроченъ былъ порывъ жестокости мятежной:
Слабѣя медленно, томительный недугъ
Смирялся, утихалъ… и выкупалось вдругъ
Всё буйство дикое страстей и скорби лютой
Одной божественно-прекрасною минутой,
Когда страдалица, поникнувъ головой,
«Прощай врагамъ своимъ!» шептала надо мной…

Такъ вѣчно плачущей и непонятной дѣвы
Лелѣяли мой слухъ суровые напѣвы,
Покуда наконецъ обычной чередой
Я съ нею не вступилъ въ ожесточённый бой.
Но съ дѣтства прочнаго и кровнаго союза
Со мною разорвать не торопилась Муза:
Чрезъ бездны тёмные отчаянья и зла,
Терпѣнья и труда она меня вела,
Почувствовать свои страданья научила
И свѣту возвѣстить о нихъ благословила…


1854