НЭС/Григорий Богослов

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Григорий Богослов
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гривна — Десмургия. Источник: т. 15: Гривна — Десмургия (1913), стлб. 1—3 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ПБЭ : ЭСБЕ : CE (1907—13)


Григорий Богослов или реже Назианзин — видный деятель младоникейской лиги (329—389), сподвижник Василия В. (см. IX, 624—29), один из трех «вселенских учителей» восточной церкви, главный строитель того решения тринитарной проблемы, которое сделалось господствующим на Востоке. Если дружба есть восполнение характеров и настроений, то Г. самой природой был предназначен в друзья Василию В. Кроткий, мягкий, впечатлительный, увлекающийся, горячий, но легко успокаивающийся, Г. был противоположностью сурового, суховатого, настойчивого и властного кесарийского архиепископа. Когда этого потребовал план борьбы, Василий не задумался распорядиться своим другом так, что это сгубило его дальнейшую карьеру. Превосходя его силой воли и организаторскими способностями, Василий, однако, уступал Г. в силе мышления и поэтического воображения. Василий вводил в веросознание Востока то богословие, которое соорудил гений Г. Превосходный оратор, хороший поэт Г., как литературная величина, совершенно заслоняет своего друга. Г. был сын епископа гор. Назианза и получил блестящее образование в Кесарии Каппадокийской, Кесарии Палестинской, Александрии и Афинах, где он подружился с Василием. В возрасте около 30 лет он вернулся домой и крестился. В 362 г. без особой охоты он позволил посвятить себя в пресвитера п помогал отцу в управлении. В 372 г. Василий, тягаясь с епископом Тианским из-за пределов своей архиепископии, посвятил Г. во епископа ничтожного городка Сасима. «Отсюда — говорит Г. — на меня низринулись все злоключения и замешательства жизни. Самое время не истребило во мне скорби о том». Г. никогда не вступал на свою кафедру. Он ушел в горы для аскетического уединения. И только болезнь отца заставила его на время вернуться в Назианз. После смерти родителей в 375 г. Г. ушел в Селевкию в Исаврии, где проводил созерцательную жизнь. Когда в управление Востоком (379) вступил Феодосий В., православная община Константинополя, весьма немноголюдная и стесненная при Валенте, пригласила к себе Г. Успех Г. был чрезвычайный. Поэтому, когда Феодосий в 380 г. явился в столицу, он отнял церкви у ариан и фактически возвел Г. на столичную кафедру. В 381 г. открылся в Константинополе собор, на котором Г. пришлось председательствовать. Поведение и настроение членов собора Г. характеризует очень резко: «это было стадо галок, буйная толпа». С такими людьми пришлось решать важные вопросы. В Антиохии, благодаря арианским смутам, уже давно водворилась анархия среди иерархии: всё время было по нескольку епископов сразу. Пред собором дело дошло до того, что кафедру одновременно занимали два человека, принадлежавшие оба к никейцам — Мелетий и Павлин (см. IX, 627). Младоникейцы пытались устранить это разделение. Обращались в Рим. Там высказались за староникейца Павлина, но, в конце концов, согласились признать, что по смерти одного из соперников кафедра должна быть занята другим. Г. по смерти Мелетия, который был первым председателем собора 381 г., стал именно на эту точку зрения и отстаивал кандидатуру Павлина. Его вдохновляли возвышенные мотивы: он продолжал дело Василия В. и искал примирения с Западом. Но у большинства восточных членов собора застарелая вражда к Западу застилала глаза. Кроме того, Г. разошелся с восточными собратьями по вопросу о св. Духе. Партия младоникейская вышла из лона партин омиусианской (см. III, 551—552). Омиусиане не все вошли в состав младоникейской лиги. В группе, согласившейся принять ὁμοούσιος в отношении к Сыну, далеко не все были склонны также думать о Духе. Часть омиусиан вместе со всеми противниками омиусии удержала Оригеново воззрение, что Дух есть подчиненное Сыну κτίσμα. Грань эта, отделявшая близких друг другу людей, сначала была мало заметна, но в конце 60-х гг. IV в. она обозначилась яснее. Под влиянием неоплатонического учения о душе каппадокийцы продвинулись вперед в своих воззрениях на Св. Духа. Отсюда Г. оказался вдали от настроения большинства восточных членов собора и должен был покинуть его и столичную кафедру. Его окрестили кличкой ὁ καινόδοξος — вводитель новшеств. Для нас эта размолвка зафиксирована в нашем теперешнем символе веры: Дух здесь не назван Богом. Собор 381 г., составлявший этот символ, не мог занять догматической позиции, которая скоро в церкви сделалась господствуюшей. Г. удалился в Назианз и умер около родного города в 389 или 390 г. Литературное наследство Г. составляют 45 слов, много стихотворений, написанных на досуге 383—389 гг., и около 240 писем. Собраны сочинения, между прочим, у Migne, «Patrologia graeca» (т.  35—38). Русский перевод их в шести частях сделан московской духовной академией (3-е изд., М., 1889). — См. Bardenhewer, «Patrologie» (3-е изд., 1910; указание литературы); А. Спасский, «История догматич. движений в эпоху вселенских соборов» (т. I, Сергиев Посад, 1906); Агапит, «Жизнь Г. Богослова» (СПБ., 1869); А. Говоров, «Св. Г. Богослов, как христ. поэт» (Казань, 1886); Н. Виноградов, «Догматическое учение св. Г. Богослова» (Казань, 1887).

И. Андреев.