ПБЭ/ВТ/Григорий Богослов

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Григорий Богослов
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гаага — Донатисты. Источник: т. 4: Гаага — Донатисты, стлб. 615—626 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭЮ : МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕ : CE (1907—13)ПБЭ/ВТ/Григорий Богослов в дореформенной орфографии


[615-616] ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВ — великий отец церкви и вселенский учитель. Отец Гр. Б., Григорий Старший, был епископом незначительного городка в Каппадокии — Назианза. До своего обращения в христианство он принадлежал к секте ипсистариев, которые поклонялись Всевышнему, соблюдали иудейские постановления о субботе и пище, но вместе с этим почитали огонь и свет. В 325 г., под влиянием жены, он крестился, а в 328 или 329 г. был избран епископом Назианза. Как епископ, он отличался щедрою благотворительностью и добротою, но был вспыльчив. По своему догматическому направлению он принадлежал к полуарианам, принявшим впоследствии термин ὁμοούσιος. Мать Гр. Б. происходила от христианских родителей и была очень набожна. Она не читала языческих сочинений, проходя мимо языческих храмов, старалась не смотреть на них, не прикасалась к язычникам, не целовала родных, если они не были крещены, не вкушала вместе с ними пищи.

Брак родителей св. Гр., долгое время оставался бесплодным. Гр. — вероятно первый плод этого брака, — был сыном молитвы. За ним следовала дочь Горгония и младший сын Кесарий. Гр. родился около 329 года в Арианзе, имении своих родителей, лежавшем недалеко от Назианза к югу. Мать и сына связывала трогательная любовь. Неудивительно поэтому, если религиозно-аскетическое настроение первой сообщалось и ребенку. В раннем детстве Г. Б. видел поразивший его сон. В образе прекрасных дев в простой, но изящной одежде, ему явились целомудрие и чистота, приглашая его следовать за собою. Среднее образование Г. получил в Кессарии Каппадокийской, где он впервые встретился с Вас. Вел. Затем он предпринял свое образовательное путешествие в Кесарию Палестинскую, в Александрию и Афины. Во время осеннего переезда из Александрии в Афины Г. пережил тяжкие часы смертельной опасности. Разразившаяся буря едва не потопила корабля. Г., тогда еще не крещенный, был в отчаянии, боясь погибнуть, не омывшись от грехов в водах крещения. В Афинах Г. пробыл довольно долго, и это время студенчества навсегда оставило в нём самые лучшие воспоминания. Здесь [617-618]возникла дружба между ним и Вас. Вел., приехавшим в Афины немного позднее. Друзья жили под одною кровлею, ревностно предавались занятиям, мечтали о жизни пустынников, посвященной аскетическим подвигам. Соблазны большого города не коснулись их: «они знали лишь два пути — в школу и в христианскую церковь». В 355 г. они познакомились с Юлианом, будущим реформатором язычества, который тогда еще произвел на Г. самое отталкивающее впечатление. Около 357 г. не без труда оторвался Г. от «золотых Афин» и чрез Константинополь возвратился на родину. Однако юношеским мечтам о жизни пустынника не суждено было исполниться: престарелые родители нуждались в молодых силах своего любимого сына. Г. остается с родителями, и ему вверяется управление имением. Только на короткое время он посещает своего друга в его уединении на берегах Ириса. По возвращении в 359 г. к родителям, в один из больших праздников, вероятно, в Рождество, Г. был неожиданно для самого себя посвящен отцом в пресвитера. Ответственность пастырского служения устрашила созерцательную и слабовольную натуру Г., и он бежал в Понт. Только по настойчивому требованию отца он возвратился к месту своего служения. Отец Г., подобно большинству епископов, имел неосторожность подписать вероопределения арианского собора 360 г. Это вызвало негодование монахов, и обстоятельства приняли такой серьезный оборот, что миру Назианза угрожала схизма. Стараниями Г., произнесшего по этому случаю слово о мире, примирение епископа с паствою было достигнуто. В 365 г. Г. явился примирителем между Василием Великим и Евсевием Кесарийским (См. Вас. Вел.). В 370 г. Евсевий Кесарийский скончался. Предстояли бурные выборы нового епископа. Лучшим кандидатом был Василий. Предвидя затруднения, Василий под предлогом болезни пригласил в Кесарию Г. Г. поехал, но на дороге узнал о действительной причине приглашения и, обиженный недостатком искренности со стороны друга, с негодованием возвратился домой. Тем не менее всеми уважаемый назианзский епископ Григорий Старший и его непосреедственный помощник Г. Б. письмами к влиятельным епископам всячески поддерживали кандидатуру Василия, а в решительную минуту престарелый епископ Григорий, несмотря на болезнь, отправился в Кесарию, и его личное появление на соборе склонило мнение избирателей в пользу Василия (Об обстоятельствах посвящения Г. Б. в епископа Сасим и о его размолвке с Вас. Вел. см. статью Василий Великий). После полунасильственного посвящения в епископа Сасим, Г. удалился в Понт, но по настоянию отца возвратился в Назианз и оставался его ближайшим помощником и викарием до самой смерти престарелого епископа, последовавшей зимою в конце 373 г. или начале 374 г. Вслед за отцом скоро скончалась и мать Г. Б. — Нонна. Брат и сестра умерли ранее. Теперь св. Г. счел себя свободным от всяких обязательств и решился воспользоваться обстоятельствами для того чтобы осуществить свою давнишнюю мечту о подвижнической жизни. Оставаясь временным заместителем своего покойного отца, он тотчас же пригласил епископов для избрания преемника почившему пастырю. Но так как епископы долгое время не могли ни на что решиться, Г. внезапно оставил Назианз и удалился в Селевкию в монастырь св. Феклы. Здесь в молитвенном уединении он провел несколько лет — с конца 375 до начала 379 г. 1 янв. 379 г. скончался Вас. Вел. Г. сам в это время был болен и не присутствовал ни при кончине, ни на похоронах своего друга. В этом году начинается самый плодотворный, но самый печальный период в жизни Г. Столица находилась всецело в руках ариан. Небольшая горсть православных, оставшаяся без пастыря, обратилась к Г. с предложением явиться в столицу, стать во главе их и поддержать умирающую [619-620] никейскую веру. Этому плану сочувствовали многие из православных епископов. Весною 379 г. Г. прибыл в столицу и поселился в доме своих родственников. Одна из зал этого дома была обращена в церковь во имя воскресения (Анастасия). В этом посвящении Г. выразил свое желание видеть воскресение никейской веры. Проповедь Г. имела успех, что навлекло на него преследование со стороны ариан. Однажды толпа под предводительством монахов ворвалась в домашнюю церковь Г., осквернила алтарь, избила молящихся и в этих беспорядках обвинила потом самого же Г.

Много неприятностей перенес в это время Г. от Максима Циника. Эта темная личность выдавала себя за потомка мучеников и за исповедника, претерпевшего мучения за верность никейской вере. Как последователь философии циников, Максим носил белый плащ, в который умел красиво драпироваться, и длинные волосы, которые, согласно моде, завивал в локоны и красил в рыжий цвет. Чтобы снискать доверие Г., Максим хвалил его проповеди, превозносил все его планы и громил его противников. Непрактичный и непроницательный Г. не распознал во время этого авантюриста, дал ему убежище в собственном доме, предоставил в его распоряжение стол и всё свое имущество и даже имел неосторожность произнести публично речь в похвалу Максима. Между тем Максим питал честолюбивые планы овладеть кафедрою Гр. Все нити интриги исходили из Александрии. Петр, еп. александрийский, поддерживал Максима и чрез шпионов следил за успехами предприятия. Когда почва была подготовлена, из Александрии прибыли епископы для посвящения Максима. Для этого ночью они тайно проникли в кафедральную церковь Г. и начали обряд посвящения. Но это было скоро замечено. Собравшийся народ изгнал епископов, которые бежали в квартиру какого-то флейтиста, где и окончено прерванное богослужение. Получив сан епископа, Максим попытался было овладеть и кафедрой Г. С этою целию он отправился в Фессалоники, где в это время стоял с войском имп. Феодосий, искать его благоволения, но был отвергнут императором, который желал иметь епископом столицы только Г. Потрясенный этим случаем, Г. хотел удалиться из Константинополя, но был удержан народом.

24 ноября 380 г. имп. Феодосий вступил в столицу и передал православным церкви, отнятия у них арианами. 26 ноября Г. вместе с императором торжественно вступил в храм св. Апостолов. В это время со стороны озлобленных ариан подготовлялось покушение на жизнь Г., «извлечен был один меч, но опять был скрыть в ножны». Вскоре другой убийца проник в спальню Г., но мучимый совестью раскаялся в своем намерении и просил у Г. прощения. «Да спасет тебя Бог, Ответил ему на это Г., а мне спасенному не трудно быть милостивым». Замечательною чертою Г. служит его терпимость к еретикам и иномыслящим. «Тайна спасения, говорил он, для желающих, а не для насилуемых». Сделавшись господином положения в столице, Г. не был ревностен в отобрании церковных имуществ у ариан и не пользовался своим влиянием, чтобы отплатить им за притеснения. Паства не понимала этого и роптала против него.

В мае 381 г., по воле имп. Феодосия, был созван второй вселенский собор в Константинополе, под председательством Мелетия Антиохийского. Согласно желанию императора и народа, епископом столицы был избран Г. Вскоре после этого Мелетий скончался и председателем собора естественно сделался вновь избранный епископ Константинополя. Он тотчас же внес предложение, в видах прекращения антиохийского раскола, не избирать преемника Мелетию впредь до смерти второго антиохийского епископа Павлина, а после смерти Павлина, избрать для Антиохии одного епископа с согласия той и другой [621-622] партии. Предложение председателя было отвергнуто и преемником Мелетия был избран Флавиан. Обиженный этим, Г. перестал посещать собрания, даже покинул архиерейский дом у церкви св. Апостолов и переехал в частное помещение. Когда на собор прибыли запоздавшие епископы Египта и Македонии, они возбудили вопрос о законности избрания Г., ссылаясь на 15 правило 1-го всел. собора, воспрещающее епископам переходить с одной кафедры на другую. Не желая служить причиною раздора, св. Г. явился в заседание собора, добровольно отказался от константинопольской кафедры и в июне 381 г. удалился в Назианз. Его место по избранию собора занял Нектарий. Возвратившись на родину, Г. нашел церковь, которою управлял его отец, в руках аполлинаристов. Забота о подавлении ереси заставила его взять на себя снова бремя церковного правления, пока в 383 году не был избран по его указанию епископом Назианза Евлалий. После этого Г. удалился в свое имение, где и провел остальные шесть лет своей жизни, в уединении, среди природы, страдая от болезней и одиночества и занимаясь литературными трудами. Он умер в 389 году.

Значение Г. Б. в истории догматов исчерпывается тремя пунктами. 1) В учении о Троице Г. Б. примыкал, как и Василий В., к новоникейской партии, которая развилась из так называемого полуарианства, принявшего термин ὁμοούσιος и истолковавшего его в смысле ὀμοιούσιος. Сочинения Г. Б. были первым научным обоснованием учения новоникейцев. Учение о Троице и троичная терминология Г. Б. по существу тожественны с учением и терминологией Вас. Вел., но более последовательны. Сущность его учения выражается формулой: Бог един по существу и троичен по ипостасям. Единство лиц Пресв. Троицы выражается терминами μία θεότης, μία οὐσία, μία φύσις, троичность лиц — τρεῖς ὐποστἀσεις, τρεῖς ἰδιότητες, особенности каждая лица — ἀγεννεσία, γέννησις, ἔκπεμψις. Οὐσία понимается в смысле родового понятия, ὑπόστασις в смысле индивидуальных особенностей, ὁμοούσιος в смысле полного подобия по существу. Признавая численное различие лиц Св. Троицы, Г. навлекал на себя обвинения в требожии, но отклонял его на оснований тех же соображений, которые были высказаны и Вас. Вел. Учение о Духе Святом у Г. Б. более закончено, чем у Вас. Вел. Г. относился снисходительно к людям, колеблющимся в учений о Духе Святом. «Кто признает Духа Богом, говорит он, тот божествен. А кто даже и именует Его Богом, тот, если делает это пред людьми благоразумными, высок, а если пред низкими, неосмотрителен». В то время, как Вас. Вел. избегал называть Духа Св. Богом, Г. открыто доказывал эту истину. Объясняя, почему в св. Писании Дух Св. никогда не называется Богом, Г. высказывает оригинальное учение о продолжаемости откровения в церкви. «Ветхий Завет возвещал об Отце ясно, а о Сыне не так ясно. Новый открыл Сына, на божество же Духа только указал. Теперь (со времени пятидесятницы) Дух Св. живет с нами, сообщая нам яснейшее предание о себе». В то время, как Вас. Вел. удовлетворялся формулою антиохийского собора 362 г., требующей от присоединяющихся к православию ариан лишь обещания не называть Духа Св. тварью, Г. доказывал всю непоследовательность этой формулы, так как между Богом и тварью не может быть ничего среднего. Личною особенностью Духа Св. Вас. Вел. признавал святыню. Это оригенистическое мнение противоречило всей новоникейской системе и терминологии, так как святыня принадлежит всем трем лицам. Г. устранил это определение и заменил его другим, указывающим личную особенность Духа по аналогии с личною особенностью Сына в способе происхождения (ἐκπόρευσις, ἔκπεμψις).

2) Наряду с учением о Троице для позднейшего времени важное значение имела христология Г. Б. Выдержки из [623-624] сочинений Г. в доказательство истинности православного учения о лице І. Христа приводились отцами Ефесского и Халкидонского собора. Учение о лице И. Христа выяснилось в сознании св. Г. уже в последние годы его жизни, когда, возвратившись из Константинополя и найдя церковь назианзскую в руках аполлинариан, он познакомился с сочинениями Аполлинария и подверг их критике. По учению Г. Б., человеческая природа Христа состоит не только из тела и неразумной души, как утверждал Аполлинарий, но и из ума или духа. В пользу этой мысли он приводил основания философские и сотиреологические. Аа) Только ум отличает человеческую душу от души животных. Если Логос воспринял лишь душу, то не может быть и речи о вочеловечении. Аб) Только чрез посредство бесплотного ума Логос мог соединиться с телом и душею человека. В) Искупление состоит в обожествлении человеческой природы вследствие её соединения с Божеством в лице И. Христа. Если ум, инициатор греха, не воспринять Сыном Божиим, то самое главное в человеке остается неискупленным. Несмотря на соединение в лице И. Христа Божества и полной человеческой природы, личность Богочеловека остается единой и нераздельной.

3) Г. Б. вместе с Вас. Вел. тщательно изучал Оригена. Это отразилось на его богословской системе, в которой есть много отзвуков оригенизма. Сюда относится своеобразная переработка оригеновского учения о вере и гносисе, учение о том, что Бог выше сущности, учение об уме, как посредствующем начале, чрез посредство которого возможно было соединение бесплотного Логоса с душою и телом человека, учение о существовании в загробном мире очистительного огня для грешников, некоторая неуверенность в учении о вечности мучений. Из философских влияний на системе Г. более всего отразился новоплатонизм.

Сочинения Г. разделяются на три группы: 45 слов, 243 письма и собрание стихотворений.

1) Из слов Г. Б. особенно важны в догматическом отношении а) «Пять слов о богословии», названные так самим проповедником и в свою очередь сообщившие ему наименование Богослова (Новое издание A. I. Mason, Orationes quinque de theologia. Cambridge. 1899), б) «О поставлении епископов и о догмате св. Троицы», в) «О соблюдении доброго порядка в собеседовании о Боге». В этих словах, произнесенных в Константинополе, защищается православное учение о Троице против ариан и последователей Македония.

В историческом отношении важны похвальные слова в честь Вас. Вел. и Григория Старшего, Кесария (Новое изд. E. Sommer. Paris. 1898). Особенною известностью пользуется «Защитительное слово по поводу бегства в Понт после посвящения в пресвитера». В нём говорится о высоте и трудности пастырского служения. Позднейшие писатели древние и новые широко пользуются этим словом. — Два обличительных слова против Юлиана, написанные вскоре после его трагической смерти (26 июня 363 г.), стоят не на высоте христианских чувств и по своему страстному характеру не достойны благородной души Г. По своим научным склонностям Г. был филолог в широком смысле и более всего ценил науки литературные. Он усвоил гомилетические теории своего времени и никогда не отступал от них. Отсюда огромный успех, который проповеди Г. имели среди его современников. Но отсюда же и их недостатки: внешние эффекты, вычурность, искусственно подобранные антитезы, игра слов, широкое употребление общих мест.

2) Большая часть писем св. Г. относится к последним годам его жизни. Письма Г. не могут идти в сравнение с письмами Вас. Вел. с точки зрения их исторической важности, но в литературном отношении они представляют собою лучшие произведения Г. Б. [625-626]  

Некоторые из писем Г. важны в догматическом отношении. Сюда относятся высоко ценившиеся в последующее время послания к пресвитеру Кледопию и патриарху Нектарию. Оба направлены против Аполлинария.

3) Большинство стихотворений Г. Б. написано им также в уединении последних лет жизни. Изнуренный болезнию и тяготясь одиночеством, Г. находил отраду в стихах. К тому же он хотел противопоставить свои стихи, с одной стороны, произведениям классических поэтов, с другой, еретическим стихотворениям Аполлинария. Самое важное из стихотворных произведений Г. — автобиографическая поэма о жизни своей — главный источник для его жизнеописания. Трагедия Χριστὸς πάχων (11 или 12 В.) не принадлежит Г. Б.

Источником для жизнеописания Г. Б. служат главным образом его сочинения, которые в противоположность сочинениям Вас. Вел. и Г. Нис., полны автобиографических подробностей и лирических отступлений, прекрасно характеризующих особенности его личности и настроения. У древних историков сравнительно с сочинениями Г. Б. нет ничего нового. Житие Г. Б., написанное пресвитером Григорием, составлено по его сочинениям с произвольными и ни на чём не основанными добавлениями. Лучшим совокупным изданием творений Г. Б. служит Бенедиктинское, перепечатанное у Migne, p. gr. XXXV—XXXVIII.

В русской церкви издавна обращались переводы творений Г. Б. В списке XI в. сохранились 13 слов Г. Б., в переводе болгарской редакции. Позднее болгарский перевод был исправлен в Сербии и в исправленном виде тоже проник в Россию. 50 слов Г. Б. были переведены на славянский язык Епифанием Славинецким (Богодухновенная книга великих пастырей и учителей всея вселенныя. Москва. 1787—1790). Почти одновременно был издан в Москве (1798) перевод «Поучительных слов Г. Б.» Иринеем Климентьевским. С 1822 по 1841 г. появлялся от времени до времени перевод творений Г. Б. в «Христианском Чтении». При московской дух. академии издан полный перевод творений Г. Б. Т. 1—6. Москва. 1843—1848. Изд. 2. 1889 г.

Исследования о жизни и сочинениях Г. Б.: Арх. Агапит, Жизнь Григория Богослова, архиеп. Константинопольского, и его пастырская деятельность. СПБ. 1869. Свящ. Н. Виноградов, Догматическое учение св. Григория Богослова. Казань. 1887. А. Говоров, Св. Григорий Богослов, как христианский поэт. Казань. 1886. — C. Ulmann, Gregorius v. Nazianz, der Theolog. 2 Auf. Gotha. 1867. Fr. Böhringer, Die Kirche christi und ihre Zeugen. B. VIII. H. Weiss, Die grossen Kappadocier Basilius, Gregor. v. Nazianz und Gregor. v. Nyssa, als Exegeten. Braunsberg. 1872. Fr. K. Hümmer, Des hl. Gregr. v. Nazianz, des Theologen, Lehre von der Gnade. Kempten. 1890. A. Benoit, St. Gregoire de Nazianz, archevêque de Constantinople et docteur de l’eglise. Paris. 2 edit. 1885.