НЭС/Минин, Кузьма Захарьевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< НЭС
Перейти к навигации Перейти к поиску

Минин, Кузьма Захарьевич
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Мацеёвский — Молочная кислота. Источник: т. 26: Мацеёвский — Молочная кислота (1915), стлб. 585—586 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ


Минин, Кузьма Захарьевич, по прозванью Сухорук — один из «освободителей отечества» от поляков в 1612 г. Биография его до его выступления в 1611 г. неизвестна. Посадский человек Нижнего Новгорода, по-видимому, среднего достатка, торговавший мясом, он, кажется, ничем особенным не выделялся из рядов «братьи своей», посадских людей. В эпоху смуты при царе Василии Шуйском, когда Нижнему угрожали восставшие инородцы и тушинцы, М., по некоторым указаниям, принимал участие, как и другие посадские, в походах против врагов, в отряде воеводы Алябьева. С осени 1611 г. скромный мясник становится первым человеком в родном городе. В эту критическую для России пору, когда после гибели Ляпунова ополчение его распадалось, и власть над страной захватили казачьи воеводы — Заруцкий и Трубецкой когда Новгород был уже занят шведами, Смоленск взят Сигизмундом, а в Псковской области действовал новый «царь Димитрий», когда в связи с этим уныние, малодушие и отчаяние захватили многих, и местные и личные интересы стали брать верх над общегосударственными, — М. глубоко скорбел о бедствиях отечества и думал о средствах помочь ему. По его словам, св. Сергий трижды являлся ему во сне, побуждая выступить с призывом, и даже наказал за непослушание. Избрание свое в земские старосты Нижнего около нового года (1 сентября) М. понял как указание перста Божьего. В земской избе и «иде же аще обреташеся» он стал призывать посадских людей порадеть об отечестве и личным примером побуждал к пожертвованиям для найма ратных людей. К начинанию скоро пошедшего за М. посада примкнули и власти, и весь город; был составлен приговор о принудительном сборе со всех хозяев города и уезда «пятой деньги», т. е. пятой части имущества, приглашены в ополчение бездомные скитальцы-смольняне, и выбран в воеводы кн. Дм. М. Пожарский. По его предложению, М. было поручено заведование казной ополчения. С званием «выборного человека», простой нижегородец стал рядом с кн. Пожарским, а после, под Москвой и в Москве, и с кн. Трубецким, во главе ополчения и образовавшегося в нем правительства. Принимая участие во всех делах правительственных, М., главным образом, ведал казну и обеспечение ратных людей необходимыми запасами и припасами и денежным жалованьем, с чем и справился успешно, несмотря на трудности сборов в разоренной смутой стране. Под Москвой, в битве с Ходкевичем, М. показал и военную доблесть, решив бой смелым ударом выбранного им самим отряда. Царь Михаил пожаловал М. 12 июля 1613 г. думным дворянством и землей в Нижегородском у. В 1614 г. ему был поручен сбор первой пятины с гостей и торговых людей в столице; в мае 1615 г. он был в боярской коллегии, «ведавшей Москву» во время богомолья государева; в декабре того же года послан с кн. Гр. П. Ромодановским в казанские места «для сыску» по поводу бывшего здесь восстания инородцев. Вскоре после этого — до мая 1616 г. — М. умер. Погребен он в Нижнем, в нижнем этаже Спасо-Преображенского собора, где в его память устроен придел во имя Косьмы и Дамиана, освященный в 1852 г. — Правительство со вниманием относилось ко вдове и сыну М. (дальнейшего потомства у него не было). Сказания и повести о смуте, начавшие появляться с 1617 г., и другие известия свидетельствуют о высокой оценке подвига М. его современниками; у следующих поколений слагались уже и легенды, еще более возвеличивавшие его. Историки XVIII в. не дали научной обработки биографии М. и его дела; не дошел до него в своей «Истории» и Карамзин. «Пииты» XVIII в., любившие обращаться за сюжетами к родной старине, не создали ничего значительного и законченного о М., но с началом нового столетия появляется целый ряд панегириков ему и в прозе и в стихах, выставлявших его образцовым гражданином. Это закреплено манифестом 1812 г. Первой более или менее научной биографией М. и оценкой его была для своего времени речь Н. Полевого 1833 г. Статьи П. И. Мельникова (1843 и 1850) и общие труды по истории Смуты — Соловьева (в «Истории») и Костомарова — представляют собой дальнейшие стадии в разработке истории М. Отрицательной характеристикой М. в «Личностях Смутного времени» (1871) Костомаров вызвал давший много нового, ответ Погодина и очень ценные статьи Забелина, позже изданные отдельно и с дополнениями в виде книги: «Минин и Пожарский». Из дальнейшей литературы см. особенно «Очерки по истории Смуты» С. Ф. Платонова и «Очерк истории нижегородского ополчения» П. Любомирова. Большая часть материалов о М. переиздана Нижегородским Археологическим Комитетом в сборнике «Памятники истории нижегородского движения» («Действия», т. XI).

П. Л.