НЭС/Мопассан, Анри-Рене-Альбер-Ги

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Мопассан
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Молочница — Наручи. Источник: т. 27: Молочница — Наручи (1916), стлб. 152—154 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Мопассан (Guy de Maupassant), Анpи-Рене-Альбер-Ги, де — знаменитый франц. писатель (1850—1893). Происходил из знатного рода; род. в Нормандии; участвовал рядовым в войне 1870—71 г. С юности мечтал стать писателем, но денежные затруднения семьи принудили его поступить чиновником в морское министерство, где он пробыл 10 лет. Он постоянно находился в общении с Флобером, родственником его матери, и с кружком «натуралистов», с Зола во главе. Бо́льшая часть написанного им в это время не сохранилась, так как, побуждаемый Флобером к систематической работе и постоянному совершенствованию, М. уничтожал свои первые опыты. Первый крупный успех ему доставил рассказ «Boule de suif», напечатанный в сборнике «Soirées de Médan», изданном Зола (1880); в том же году он выпустил сборник стихотворений, под загл. «Vers», и стал сотрудником газеты «Gaulois», что дало ему возможность бросить службу и ежегодно выпускать по одному или несколько томов. Лучшие его произведения: романы: «Une vie» (1883), «Bel ami» (1885), «Mont Oriol» (1887), «Pierre et Jean» (1888), «Fort comme la mort» (1889), «Notre coeur» (1890); сборники рассказов: «La maison Tellier» (1881), «Les soeurs Rondoli» (1884), «Contes du jour et de la nuit» (1885), «La petite Roque» (1886), «Le Horla» (1887), «L’inutile beauté (1890); описания путешествий и размышлений: «Sur l’eau» (1885), «La vie errante» (1890). Менее значительны его пьесы: «Histoire du vieux temps» (1880), «Musotte» (1891; в сотрудничестве с Ж. Норманом) и «La paix du ménage» (1893). Чрезмерная работа преждевременно подорвала его силы. В 1884 г. у М. появились первые припадки душевного расстройства, в 1891 г. он покушался на самоубийство; в 1892 г. был помещен в лечебницу душевно-больных, где и умер. Слава, достигнутая им при жизни, еще более увеличилась после его смерти и распространилась по всей Европе. В 1897 г. ему был поставлен памятник в парижском парке Монсо, в 1900 г. — в Руане. Русское общество познакомил с М. впервые Тургенев, бывший горячим его поклонником. Л. Толстой посвятил ему сочувственную статью (в XIII т. собрания сочинений). Выступив как представитель группы натуралистов, М. существенно от них отличается; он гораздо более ученик Флобера, чем Зола. Уклоняясь от литературных споров и избегая всяких предвзятых теорий, он лишь однажды высказал свои взгляды на искусство, в предисловии к роману «Pierre et Jean». Писатель, по его мнению, должен лишь изображать то, что видит в действительности, не позволяя себе никаких субъективных толкований и тенденциозности. Это совпадает с формулой натуралистов; но М. не договаривает главного — как выбирать сюжеты и как располагать материал. Сам он избирает темой разные стороны жизни человеческого сердца; отбрасывая все случайное и постороннее, он с художественным проникновением изображает развитие чувств и их оттенки. Как истинный натуралист, более последовательный, чем Зола, М. проявляет полное бесстрастие к своим героям, не выражая ни сочувствия, ни осуждения, избегая даже иронии. Он спокойно и просто раскрывает их души, обнажая все сокровенные изгибы их чувств. Его можно было бы упрекнуть в цинизме холодного наблюдателя, если бы не тонкая художественность, проникающая все его создания и являющаяся единственной задачей его творчества. Гармоничная композиция и чарующий ритм повествования превращают его произведения в своеобразную объективную поэзию жизни. В этом его первое отличие от натуралистов. Второе заключается в той роли, которую в его романах играет изображение быта и общественной среды. Бо̀льшая их часть посвящена как-будто описанию нравов того или иного общественного класса; напр., в «Bel ami» изображена жизнь журналистов, в «Mont Oriol» — жизнь курорта. Но все это служит лишь внешней рамкой, в которой протекают движения душевной жизни, отраженные со всей подлинностью в их самостоятельном развитии, независимом от житейских обстоятельств. Все образы М. глубоко индивидуальны; но так как он изображает почти всегда не исключительные, а весьма средние, обыденные натуры, они легко приобретают характер общего типа. Путь творчества М. идет от индивидуального образа к типу, а не наоборот. Образы, им создаваемые, обладают такой ясностью, зрительной отчетливостью и внутренней убедительностью, что дают полную иллюзию реальности. М. видит, прежде всего, отдельное лицо, его особенную, вполне индивидуальную эмоциональность. Для него нет двух людей, которые бы одинаково чувствовали. Всякое чувство имеет для М. безотносительную самоценность, не допускающую какой-либо моральной оценки. Не признает он также никакого критерия нормальности. Всякое уклонение чувств в его глазах — проявление все той же законной и здоровой жизни. Всеми этими чертами он весьма близок к чистому эстетизму. Психологический анализ М. столь же смел, как и проницателен. Как путешественник, изучающий разные страны, он исследовал вдоль и поперек человеческое сердце, делая на каждом шагу новые открытия, расширяя наши знания диапазона чувств путем изучения всех уклонений и оттенков. Особенного мастерства достиг он в изображении любви. В его передаче это чувство редко носит возвышенный и идеальный характер, но в то же время оно — нечто гораздо большее, чем простая чувственность. Это — страсть, охватывающая все существо, проникающая одинаково и душу, и тело, бесконечно богатая оттенками и являющаяся самым таинственным и могущественным фактором жизни. Язык и стиль М. — такие же, как и вся его литературная манера: точные и ясные, простые и естественные. Ему чуждо стремление к изысканности и внешним эффектам. Как новеллист, М. еще выше, чем как романист. Он внес в жанр рассказа-новеллы, находившийся перед тем в упадке, новый мир чувств, глубокое настроение и художественную правду; этим он возродил его и довел до такой высоты, какой он раньше не достигал. Уже в первых произведениях М. можно подметить еле заметную, скрытую нотку разочарования и печали. Усиливаясь с течением времени, она переходит во второй период его творчества в меланхолию и мрачный пессимизм (напр., в «Sur l’eau»). Эта реакция против жизни — плод утомления от обостренного и чрезмерно напряженного наблюдения над жизнью. Вместе с тем, в его рассказах появляются мрачные, болезненные настроения, и его воображение начинают осаждать кошмары (напр., в «Le Horla»). Но и в этих вещах его манера объективного эстетика-реалиста остается прежней. — Иллюстрированное издание его сочинений, «Oeuvres complètes» вышло в Париже в 27 тт. (1900—1904). На русском языке, кроме переводов отдельных произведений, имеется несколько изданий полного собрания его сочинений: в 12 тт., изд. «Вестн. Иностр. Лит.» (2-е изд., П., 1895); в 12 тт., изд. Ф. Булгакова и Дунаева (П., 1906; добавочный т. 13, 1907); перевод под редакцией М. Лучицкой (Киев, 1904); в 15 тт., с крит.-биограф. очерком З. Венгеровой, изд. «Просвещения» (П., 1908); в 12 т., изд. «Пантеон» (П., 1909—1910); в 30 тт., изд. «Шиповника» (лучшее, еще не законченное). — Ср.: F. Brunetière, «Le roman naturaliste» (1892); Anatole France, «La vie littéraire» (1893); J. Lemaître, «Les contemporains» (1886—1893); A. Lumbroso, «Souvenirs sur M., sa dernière maladie, sa mort» (1905); Шепелевич, «Наши современники» (П., 1899); С. Андреевский, «Литературные очерки» (П., 1902); З. Венгерова, очерк, цит. выше.

А. А. Смирнов.