НЭС/Нидерланды

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< НЭС
Перейти к навигации Перейти к поиску

Нидерланды
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нарушевич — Ньютон. Источник: т. 28: Нарушевич — Ньютон (1916), стлб. 451—470 ( скан ) • Другие источники: ВЭ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕ


Нидерланды [1] (Nederlanden, Niederlande, Pays-Bas) — королевство. Лежит между 50°46′—53°32′ с. ш. и 3°23′—7°12′ в. д. от Гринвича. Границы его к Ю Бельгия, в В Германия (прусские провинции: Рейнская, Вестфалия и Ганновер), с С и З Немецкое море. Наибольшая длина от юго-зап. оконечности пров. Лимбург до берега Гронингена — 310 км., ширина слегка к С от Рейна — 184 км., более к Ю — 190 км. Поверхность 33000 кв. км. Н. — страна низменная в полном значении слова, представляющая как бы дно осушенного озера. Заливы, озера, группы островов возникли в Н. на памяти у человека. Если бы уничтожить плотины, которые ограждают Н. против внешних и внутренних вод, то при обычном уровне Северного моря оказались бы совершенно затопленными пров. Зеландия, Голландия (за исключением дюн, образующих вдоль берега естественную плотину шириною 200—2300 м. и высотою до 60 м.), часть сев. Брабанта, зап. часть пров. Утрехт. Около ¼ всей поверхности Н. лежит ниже уровня моря, около ⅓ не находится над уровнем моря выше 1 метра. Внутри страны местами тянутся гряды дюн высотою от 60 до 200 м. С точностью неизвестно, в какое время были построены первые плотины; в средние века они уже существовали. С системой плотин связана система шлюзов. В Н. истинно национальная архитектура — гидравлическая. Первые шлюзы были деревянные, теперь это обширные сооружения из дерева, железа и камня. Плотины, шлюзы, все вообще coopужения, воздвигнутые против внешних вод, как здесь называют реки и море, еще не сделали бы Н. обитаемыми, если бы страна не нашла способа освободиться от вод внутренних. Вследствие дождей, просачивания воды, разлива рек, с незапамятных времен в Н. образовались лагуны, вечные болота, которые уходили очень далеко вглубь материка и служили препятствием земледелию. Другая причина вечного присутствия воды — рытье торфа: за недостатком дров приходилось добывать топливо из земли, а эксплуатированные залежи торфа превращались в озера. Против такого положения вещей вооружилось гидравлическое искусство и создало польдеры (земли, сжатые плотинами). Система польдеров развилась с развитием земледелия и промышленности. Начало ей было положено извлечением воды из польдеров при помощи ветряных мельниц, практиковавшимся уже в XV в. С начала XVI в. началось устройство рвов для стока и отвода воды, приступлено было к постройке шлюзов для сохранения одинакового уровня в резервуарах, словом — к применению правильной системы осушения. Внутреннее положение страны изменилось; могло возникнуть земледелие. Вместо ветряных мельниц, которые осушали польдеры, приводя в движение гидравлические колеса или винты, стал действовать пар, приводящий в движение колеса, насосы, турбины. В 1843—53 гг. было осушено Гарлемское озеро, и образован плодородный польдер в 183 кв. км. С конца XIX в. предпринято осушение части Зюйдерзее; к началу 1914 г. образована поверхность новых польдеров в 200 тыс. гектаров. — Гидрография. Несмотря на осушение, есть еще множество озер, особенно в сев. части страны; существуют также обширные болотистые равнины. Все главные реки Н. — собственно рукава соединенной дельты pp. Мааса, Рейна и Шельды. Шельда принадлежит Н. лишь в нижней своей части. Она делится на два рукава: вост. и западный. Вост. Шельда теперь заперта виадуком Берген-оп-Цом; то, что от нее остается, сливается с южн. рукавом Мааса через несколько естественных каналов, а с зап. Шельдой — через прол. Занд-Крик и Сло, между о-вами Бевланд и Вальхерен. Р. Маас, у деревин Эйсден, могла бы почитаться границей между Лимбургом бельгийским и Лимбургом голландским на протяжении около 45 км. еслиб лондонский трактат не предоставил Н. города Маастрихта, расположенного на левом берегу реки, при слиянии ее с Гером. Далее Маас течет по Н. территории на С, невдалеке от прусской границы; в него впадают три немецких реки и одна бельгийская. Несколько повыше крепости Грав Маас принимает в себя р. Вааль; ниже делится на 2 рукава, из которых южный принимает в себя р. Донге, после чего называется Hollandsche Diep; затем он снова делится на 2 рувава и огибает о-в Оверфлакке. Северный рукав сначала носит название Мерведе. Близ Дордрехта он делится на 3 ветви: первая — Киль — вливается в Hollandsche Diep, вторая образует Старый, третья — Новый Маас. Длина всего протяжения Мааса в Н. — 239 км. Рейн, едва вступив в пределы Н., делится на 2 рукава: южный — Ваал — носит ⅔ всей массы воды, северный сохраняет за собой имя Рейна, доходит до гор. Гюиссен и на ССВ от него снова разветвляется. Северная ветвь искусственная: полагают, что это древний канал, вырытый по приказанию Друза; она принимает в себя pp. Старый Иссель и Беркел и сохраняет название Иссель, до своего впадения в Зюдерзе, Нижний Рейн продолжает свой путь на З и снова разветвляется. Один из рукавов, Лек, в нескольких местах сообщается с Ваалом через снабженные шлюзами каналы и сливается с Маасом повыше Роттердама. Другой называется Kromme Rijn (извилистый Рейн) до Утрехта и Oude Rijn (Старый Рейн) от этого города до Лейдена. На этом пути он еще утрачивает часть своих вод, через каналы, соединяющиеся с Зюдерзе, так что ниже Лейдена он уже не может пробиться сквозь ряд дюн, опоясывающих море. В течение веков он здесь образовывал болота; только в 1806 г. удалось вырыть для него прочное ложе, которое закрывается громадными шлюзами во время наиболее сильного прилива. К северу от Исселя реки, по большей части, канализованы. Озера занимают пространство в 429 кв. км., из коих 135 приходятся на Фрисландию, 126 — на Сев. Голландию. — Берега и острова. Вид берега, от мыса Гриз-Не до Скагена, представляет ряд изгибов, прерывающихся к Ю рукавами Шельды, Рейна и Мааса, к С — заливом Зюдерзе. Берега Фрисландии ограждены рядом островов, представляющих остатки разрушенного материка. Главнейшие из них: Роттум, Схирмониког, Амеланд, Терскеллинг, Влиланд и Тексель. Жители их занимаются земледелием, скотоводством и рыбной ловлей. Три залива вдаются в тот берег, который оберегает эти острова: Долларт, на сев.-вост. границе, Лауверзе и Зюдерзе (3139 кв. км.). В 1170 г., во время страшной бури, море начало разрушать перешеек, который соединял провинцию Голландию с Фрисландией, к С от о-ва Флево. В 1277 г. море, гонимое бурей, ринулось в Эмский лиман, поглотило целый город и около 50 деревень и вырыло извилистый залив Долларт, что по-голландски значит: бешеный. В то же время море образовало залив Лауверзе. Защитой от моря служат, кроме плотин, дюны, в окрестностях Гарлема и Алкмара имеющие до 60 м. высоты. В настоящее время плотины представляют истинное чудо инженерного искусства. Один из островов Зеландии, образованный рукавами Шельды, Мааса и Рейна и каналами, связывающими эти реки между собой — самый западный Зутеланд, исчез во время бури с двумя большими, построенными на нем деревнями. Эту местность всего энергичнее пришлось отвоевывать от моря, которое с XVI в., путем наводнений и размывания берегов, отняло от территории Н. 5813 кв. км., при чем человеческое искусство вновь отвоевало от океана 3635 кв. км. — Климат. Благодаря соседству моря, множеству вод, ровному положению и безлесию, климат Н. отличается влажностью воздуха и сильными ветрами. Вследствие малых размеров страны и ее равнинного характера, климат довольно однообразен. В Утрехте средняя температура года 9,9, января — 1,5, июля — 18,4, осадков около 700 мм. в год, всего более в августе, всего менее в апреле. Количество осадков не особенно велико, но дождливых дней много, воздух постоянно влажен. — Почва Н. в значительной мере образована песками и илом, которые занесли льды и реки. Долина Мааса послужила проводником для кварцев и песчаника с Арденнских гор; прит. Рейна принесли обломки с вулканических гор Зибенгебирге; долины Дренте, Оверейсселя, часть долин Фрисландии и Гронингена образованы из обломков с Скандинавских гор. Валуны, которыми когда-то изобиловала эта местность, с наступлением исторических времен начали исчезать: они пошли, смотря по химическому составу, на постройки, на мощение дорог и на изготовление извести. Под скалами находятся громадные залежи торфа. В прежние времена жгли торф и среди пепла сеяли гречу, т.-е. вели лядинное хозяйство. Теперь торфяные залежи перерезаны каналами, которые служат и для осушки, и для сообщения. Сначала выкапывают целые слои превращенных в уголь растений, затем, когда почва очищена, удобряют ее. Таким образом являются участки, обнесенные каналами и окаймленные деревьями, известные под названием фен (veen) и превращаемые в плодородные пашни. Когда-то Н. были лесистой страной, теперь леса почти исчезли. Между тем стране необходимо много леса на плотины, на суда, на сваи, на дома. Пришлось заняться лесоразведением. Самые важные попытки были сделаны на западе от Исселя, где сажали дуб, бук, ель и сосну. Население Н. принадлежит к нижне-германской отрасли германского племени. Голландцы отличаются уравновешенностью, методичностью и настойчивостью. Они крепко держатся за старые обычаи, сохраняют старые костюмы (особенно деревенские женщины). Любовью к чистоте исстари славятся голландские хозяйки. Рост населения в XIX в.:

Население по провинциям составляло на 1 января 1915 г.:

В более крупных городах состояло на 1 января 1915 г. жителей:

К 1 января 1914 г. числилось 6212701 жит.: мужчин 3081127, женщин 3131574. Прирост населения в 1880 г. 0,59%, в 1900 г. 1,47%, в 1913 г. 1,61%. Городского населения 2525867 (40,66%), сельского 3686834 (59,34%) чел. В 1909 г. было холостых мужчин 1806388 (62,3%) чел., женатых 990991 (34,2%), вдовых 96269 (3,2%), разведенных и разлученных 5394; незамужних женщин 1770938 (59,8%), замужних 993171 (33,6%), вдов 186735 (6,3%), разведенных и разлученных 8184 (0,3%). В 1909 г. иностранных подданных было 69982, в том числе немцев 37534, бельгийцев 18338, англичан 2102. Эмиграция: в 1892—96 гг. средним числом 2991 чел., в 1902—06 гг. — 2510, в 1907—11 гг. — 3244, в 1913 г. 2330 (мужчин 1271, женщин 532, детей 527). Всех эмигрантов: голландцев и иностранцев, выехавших из нидерландских портов в 1913 г. — 87813 чел. Преобладает эмиграция в Сев. Америку. В 1909 г. реформатов числилось 2588261, других протестантских исповеданий 746186, католиков 2053021, янсенистов 10882, евреев 106309, прочих исповеданий и внеконфессиональных 353158. В Н. полнейшая свобода совести. Государство ассигнует определенные суммы на содержание духовенства всех христианских исповеданий и еврейского. Протестантских приходов 1362, католических 1133. Архиепископ в Утрехте и 4 епископа. Старо-католики имеют 1 архиепископа, 2 епископов и 27 приходов. — Народное образование. Начальное образование обязательно в возрасте 6—13 л. Начальные школы содержатся общинами при поддержке государства. Начальных школ в 1912—13г. — общественных 3322, с 562125 учен. и 19087 учащими, частных 2199, с 381081 учен. и 12967 учащ., школ для детей младшего возраста — общественных 176, с 32989 детьми и 1539 учащ., частных 1111, с 107809 детьми и 3388 учащ. Среднеучебных заведений 105, с 15407 учен. и 1661 учащ. Классических гимназий 31, с 2636 учен. и 477 учащ. Курсов для взрослых 450, с 37425 слушателями и 3287 учащ., мореходных школ 11, с 922 учен. и 105 учащ. Много технических школ. В 1913 г. в Роттердаме открыта первая коммерческая академия. Университетов 4 (в Лейдене, Утрехте, Гронингене и Амстердаме) с 4120 (в том числе 1764 женщ.) студентов и до 300 учащ.; 1 политехникум с 1432 (в том числе 82 женщ.) студентов и до 70 учащ.; частный университет, школа для подготовки чиновников на службе в колониях. Бюджет народного образования в 1912 г.: государства 31,5 милл. гульденов, общин 15,5 милл. гульденов. Среди новобранцев 1913 г. 0,6% не умели ни читать, ни писать (в 1875 г. % безграмотных был 12,3). В 1913 г. среди брачущихся 0,5% мужчин и 0,78% женщин не умели подписаться. — Занятия жителей. Земледелие и скотоводство. В 1913 г. было в гектарах: под пашнями 882255, под пастбищами 1221876, под садами и огородами 81460, под лесом 257939, непродуктивных земель 818179. Сеют рожь, овес, картофель, пшеницу, в меньших размерах ячмень, горох. В южн. части Н. возделываются: свекловица, лен, конопля, табак, горчица, цикорий. Сады дают в изобилии яблоки и вишни. Цветоводство процветает: голландские тюльпаны и гиацинты пользуются всемирной известностью. Пчеловодство и скотоводство в цветущем положении. Зеландские лошади, еще более крупные, чем фламандские, очень хороши для перевозки тяжестей. В Фрисландии разводят отличных рысаков. Коровы отличаются молочностью; развито сыроварение и маслоделие. — Промышленность. Каменноугольные копи имеются лишь в провинции Лимбург. В 1913 г. добыто было 1873 тыс. метрич. тонн, стоимостью в 14,4 милл. гульденов. Более значительна добыча торфа; добывается также горшечная глина. Крупное значение имеет рыболовство, главным образом улов сельдей, анчоусов и устриц. В 1913 г. улов сельдей оценивался в 10 милл. гульденов. Важною отраслью промышленности является судостроение (до 700 заводов и верфей). Весьма значительны производства: винокуренное (в 1913 г. 401 завод), пивоваренное (418 зав.) и сахароваренное (38 зав.). Затем следуют производства: табачных изделий, бумаги, машин, льняных и хлопчатобумажных изделий, сукон. Гранение алмазов в Амстердаме. — Торговля. По своим торговым оборотам Н. занимают одно из виднейших мест среди мировых держав. Товарная биржа Амстердама для многих колониальных продуктов регулирует цены во всей Европе. Ввозная и вывозная торговля чрезвычайно возросла за последние 40 лет. В 1872 г. ввоз определялся в 6451 милл. кгр., вывоз в 2956 милл.; в 1913 г. ввоз составлял 16489 милл. кгр., вывоз 45073 кгр. За пятилетие 1909—1913 гг.:

Главные страны, с которыми Н. ведут внешнюю торговлю (1913):

Главные ввозные товары: зерновой хлеб и мука, железо, сталь и медь, необработанные и в изделиях, пряжа и ткани, каменный уголь, лес, рис, кофе, семена, удобрения, кожи, золото и серебро, сахар, краски, олово. Главные вывозные товары: зерновой хлеб и мука, металлические изделия, текстильные изделия, сахар, рис, маргарин, кофе, скот, масло, сыры, кожевенные изделия, бумага. Весьма значительна транзитная торговля, главным образом в Германию. Морская торговля ведется главным образом из Роттердама, Амстердама и Флиссингена. Коммерческий флот в 1913 г.: 387 паровых судов, вместим. в 1,8 милл. метрич. центнеров, парусных 400, вместим. 113 тыс. метрич. центнеров. В 1913 г. во все гавани Н. вошло 16996 судов, вместим. в 18 милл. тонн: в том числе 4862 суда под нидерландским флагом, вместим. 4,6 милл. тонн; ушло 17089 судов, вместим. 18 милл. тонн, в том числе под нидерландским флагом 4947 судов, вместим. 4,6 милл. тонн.

Пути сообщения. Главные пути сообщения — каналы и реки. Внутренние пристани в некоторых городах, напр., Гарлеме, Утрехте, Гоуде, снабжены обширными бассейнами. Движение судов в них — свыше 30 тыс. ежегодно. Длина сети каналов более 7000 км.; железных дорог 3305 км., шоссейных дорог до 4500 км., трамвайных линий до 2500 км. В 1913 г. почтовых контор 1537. Длина телеграфных линий 8098 км., проводов 40354, телеграфных контор 1597. Телефонных станций 79720, проводов 234092 км.

Финансы. Государственный бюджет за пятилетие 1909—1913 гг., в тыс. гульденов.

Расходы, в тыс. гульденов.

Государственная роспись на 1915 г. (в тыс. гульденов). Доходы: прямые налоги 55231 (в том числе поземельный 15945, личный 13945, подоходный 14590, промысловый 11046), косвенные налоги 63455 (в том числе со спиртных напитков 25200). Гербовый сбор 31660, таможенный 17281, почтово-телеграфный 3425, госуд. жел. дор. 4388, кабот. судоходство 3800, другие доходы 36750, всего 216206 тыс. гульд. Расходы, в тыс. гульд.: королевский дом 885, высшие государственные учреждения 883, м-во иностр. дел 1492, м-во юстиции 12389, м-во вн. д. 43119, морское 19095, военное 36889, государственный долг 38593, финансы 51112, общественные сооружения 18706, земледелие, промышлен. и торговля 28781, колонии (центр. управл.) 3210, друг. 50, всего 255100. Государственный долг к 1915 г.: консолидированный (2½, 3 и 3½%) 1140272000 гульд., по которым ежегодно уплачив. процентов 32170000 гульд.; кроме того, по текущим долгам уплачиваемых ежегодно процентов 6421000 гульд. В 1912 г.: расходы провинций 12194000 гульд., доходы 12679000 гульд.; расходы городов 245467000 гульд., доходы 238120000 гульд. — Армия комплектуется частью (около ⅓) из добровольцев, частью из лиц военнообязанных 19-летн. возраста. Срок службы 6 лет в пехоте, 8 в кавалерии, 5 во флоте; на действительной службе от 8½ месяцев до 2 лет, затем происходят периодические лагерные сборы. Ежегодный контингент новобранцев — до 27500 тыс. Состав армии в мирное время (1913): 1600 офицеров и 150000 нижних чинов; 160 орудий. Кроме того, имеются постоянные кадры 12 пехотных полков, 4 конных, 4 полка полевой артиллерии, 4 полка крепостной артиллерии, 7 различных частей инженерных войск (саперная, минная, железнодорожная, телеграфная и др.), затем ландверные кадры: 48 пехотн. баталионов, 52 роты крепостной артиллерии, 7 инженерных рот. Пехота и кавалерия вооружена ружьями системы Манлихера, артиллерия — 7,5 сантим. орудиями Круппа. Флот: 7 броненосцев, 4 крейсера, 40 миноносцев, 8 контр-миноносцев, 8 подводных лодок. Экипаж 9500 чел. Монета, мера и вес. Основная монета в 10 гульденов, весом в 6,048 чистого золота, пробы 0,900; серебряный гульден содержит 9,45 чистого серебра, делится на 100 центов; из серебра чеканятся монеты в 2½, 1, ½, ¼ и ⅒ гульдена, из никкеля в 5 центов, из бронзы в 2½, 1 и ½ цент. 1 золот. гульд. = 78,11 коп. зол., 1 золот. рубль = 1,28 гульд. зол. Система мер и весов — метрическая.

Колонии. I. Нидерландская Ост-Индия (1905).

II. Нидерландская Вест-Индия.

Литература: Издания центрального статистического бюро в Гааге: ежегодный обзор «Jaarcijfers voor het Kon. der Nederlanden», ежемесячно выходят текущие статистические обзоры о метрополии и колониях; «Staats-Almanak v. h. Kon. d. Nederlanden» ежегодно. О состоянии сельского хозяйства, промышленности, торговли, рынка труда и др. сторон хозяйственной жизни периодически издаются отчеты и обзоры. — Ср. Beckman, «Nederland als Polderland» (1883); Blink, «Nederland en zijne bewoners» (1892); Schuiling, «Aardijkskunde von Nederland» (1897); F. Bernard, «La Hollande, géographique, ethnologuique etc.» (1900); Boulger, «Holland and the Dutch» (1913); W. Eckard, «Das Königr. d. Niederlande» (1910); Meldrum, «Holland and the Hollanders» (1899); его же, «Home Life in Holland» (1911); G. Wharton, «Holland of to day» (1912); Stubmann, «Holland und sein deutsches Hinterland in ihrem gegenseitigen Warenverkehr seit Mitte des XIX. Jahrh.» (1901); Baedeker, «Belgien und Holland»; M. Petit, «La Hollande illustrée» (1909); Pyttersen’s «Nederlandsch Staatsalmanak» (1913).

Государственное устройство нормируется конституцией 1887 г., и избирательным законом 1896 г. Н. — конституционная монархия с государем из Оранско-Нассауского дома; корона наследственна в мужском поколении; при пресечении мужского поколения она переходит в женское. В случае прекращения Оранского дома новый король должен быть избран генеральными штатами, специально для этого избранными в двойном числе членов обеих палат. Король отправляет свою исполнительную власть через посредство министров, политически ответственных перед парламентом. Законодательную власть он делит с парламентом (в Н. называемом генеральными штатами), состоящим из двух палат. Первая палата (верхняя) из 50 членов избирается на 9-летний срок (с обновлением по третям каждые три года) провинциальными штатами (земскими собраниями), по 2—9 членов от каждой из 11 нидерландских провинций, из среды определенных категорий граждан всего Нидерландского королевства (из числа наиболее крупных плательщиков прямых налогов, или из числа лиц, занимающих высшие государственные должности). Состав избирателей, имеющих право голоса при выборах провинциальных штатов, в одном отношении несколько уже, чем состав избирателей второй палаты генеральных штатов, так как к ним принадлежат только лица, имеющие оседлость в данной провинции, а в другом отношении несколько шире, так как в их число входят также лица, платящие какие бы то ни было местные налоги, хотя бы они не платили никаких прямых государственных налогов. Благодаря этому состав провинциальных штатов в общем несколько демократичнее, чем состав второй палаты генер. штатов. На составе первой палаты генеральных штатов это отражается мало, так как провинциальные штаты избирают ее членов не по пропорциональной, а по мажоритарной системе, и социал-демократы, имеющиеся в довольно значительном меньшинстве как во второй палате генер. штатов, так и во многих провинциальных штатах, в первую палату не проникают. Вторая (нижняя) палата состоит из 100 депутатов и избирается на 4-летний срок (с единовременным обновлением) по системе округов (scrutin individuel) прямым и закрытым голосованием граждан Нидерландского королевства, удовлетворяющих требованию очень сложного, хотя в общем и не высокого, имущественного ценза. Для права активного голоса требуется: либо платеж определенных налогов (поземельного налога — в размере 1 флор. в год, других налогов — в другом размере); либо наем на собственное имя квартиры, определенной, не очень высокой стоимости, либо обладание сбережениями в сберегательной кассе, не менее чем в 50 флоринов; либо сдача экзамена на врача, ветеринара, учителя, дантиста и т. п. Всего по данным 1913 г. в Н. имелось 960676 лиц, имеющих право голоса, т.-е. 68% мужского населения, достигшего указанного в законе возраста. Возрастной ценз для права активного голоса — 25 лет, для права быть избранным как во вторую, так и в первую палату — 30 лет. Корона имеет право досрочного роспуска как каждой палаты в отдельности, так и одновременно обеих. Все законопроекты, исходящие от правительства, вносятся первоначально во вторую палату; она имеет право принимать, отвергать их, а также вносить поправки; первая палата может только принять или отвергнуть en bloc проект, прошедший через вторую палату. Законодательная инициатива принадлежит только короне, осуществляющей ее при посредстве министерства, и второй палате. Ограниченность права верхней палаты создает из нее мало заметный придаток в общем государственном механизме. На колонии действие конституции не распространяется; они не имеют ни своих представителей в генер. штатах, ни собственных парламентов, и управляются королем через посредство мин. колоний, ответственного лишь перед генер. штатами метрополии. Текст конституции у В. Гессена и Б. Нольде, «Современные конституции» (т. I, СПБ., 1905); текст избират. закона в «Annuaire de Législation étrangère en 1896» (П., 1897). — См. de Hartog, «Staatsrecht des Königreichs der N.» (Фрейбург, 1886); Meyer, «Nederlandsche Staatswetten» (Снек, 1904—10).

История. При Юлии Цезаре, от которого идут первые исторические сведения о Н., область Н. в широком смысле слова (т.-е. нынешнего королевства Н. и Бельгии) была заселена на С германцами, на Ю — кельтами. Из германских племен наиболее значительными были фризы — на крайнем С, батавы — по левому берегу Рейна; из кельтских племен — нервии, жившие между Шельдой и Маасом. Ю. Цезарь после упорной борьбы покорил нервиев и их союзников. В 15 г. до Р. Хр. из их земель была организована провинция римской империи Gallia Belgica, простиравшаяся до Рейна. В 13 г. после Р. Хр. были побеждены батавы, но они не были инкорпорированы в состав империи, а признаны союзниками Рима. В 47 г. подчинены Риму фризы. Восстание батавов под предводительством Клавдия Цивилиса (69—70) не имело успеха. Владычество Рима в Н. продолжалось до конца IV в. При Хлодвиге (481—511) франки овладели южной частью Н., но фризы сохранили свою независимость от них. В VIII в. при Карле Мартелле, Пипине и Карле Вел. они были тоже покорены франками и обращены в христианство. По верденскому договору 843 г. Н. отошли к государству Лотаря I, а после его смерти (855) составляли часть Лотарингии. После смерти Лотаря II Н. (название это встречается впервые в XI в.) принадлежали, в составе Нижней Лотарингии, к германско-римской империи. В IX и X вв. Н. подвергаются набегам норманнов, не только разорявших берега, но проникавших даже внутрь страны. В XI в. в Н. прочно сложилась феодальная система. Приобрели самостоятельность многочисленные общины, епископства (особенное значение имело епископство утрехтское, основанное еще в VII в.), аббатства, графства, сравнительно мелкие герцогства. К XII в. относятся первые известные в Н. хартии, выданные феодальными владетелями городам, которые таким образом тоже получают самостоятельность. В XIII в. благодаря торговле и промышленности нидерландские (преимущественно южные) города приобретают большое значение; важнейшие из них — Гент, Брюгге, Иперн — насчитывают от 100 до 200 т. жит.; у них завязываются торговые сношения с другими странами, преимущественно с Англией, откуда они получают шерсть для своей ткацкой промышленности. Первоначально олигархическая форма муниципального управления в городах постепенно, после упорной борьбы, уступает место более демократической. На С тот же процесс начался позднее и шел медленнее; еще в конце XIV в. города северных Н. не имели большого политического веса. Герцоги и графы вынуждены были допустить, что прелаты, дворянство и города (чины или штаты) отдельных провинций приобрели большое влияние; для получения денежных субсидий их согласие стало совершенно необходимым. В XIV в. бургундский дом начал путем браков и договоров соединять под своим скипетром нидерландские провинции: сначала Фландрию с Малином (1384), затем Брабант и Лимбург (1406), Намюр (1429), Голландию, зап. Фрисландию, Зеландию и Геннегау (1433), Люксембург (1451). Владея этими провинциями, бургундские герцоги попробовали дать им объединяющее государственное устройство. В 1465 г. Филипп Добрый созвал первые настоящие генеральные штаты, состоявшие из представителей провинциальных штатов; собираясь все чаще и чаще, главным образом в Брюсселе и Малине, они разрешали субсидии на все Н. Перевес принадлежал южным провинциям, особенно Брабанту. После Карла Смелого (1467—77) Н. вследствие брака его наследницы Марии с Максимилианом австрийским перешли к Габсбургскому дому. Мария вынуждена была в борьбе с Францией купить помощь ген. штатов дарованием «большой привилегии». Увеличение объема их вольностей продолжалось и после ее смерти (1482). После смерти Филиппа Красивого (1494—1506), потерявшего провинцию Гельдерн, приобретенную Карлом Смелым, Н. вместе со всей Бургундией перешли в руки 6-летнего тогда Карла I (1506—55), впоследствии имп. Карла V. От его имени Н. управляла сестра Филиппа, Маргарита Австрийская (XXV, 682), а после ее смерти (1530) до отречения Карла (1555) его сестра Мария Венгерская. При Карле к Н. вновь присоединена Гельдернская земля (1543), также Фрисландия (1524) и Гронинген (1538). Всех провинций было теперь 17: Брабант, Лимбург, Люксембург, Гельдерн, Фландрия, Артуа, Геннегау, Голландия, Зеландия, Намюр, Фрисландия, Рейссель с французскою Фландриею, Доорник, Малин (Мехельн), Утрехт, Овериссель с Дренте и Гронинген. Аугсбургским договором 1548 г. Карл создал из 17 провинций государственную единицу — бургундский округ, лишь слабо соединенный с германскою империею и по прагматической санкции 1549 г. долженствовавший всегда составлять одно целое, управляемое одним государем. Карл решительно отстаивал свои суверенные права и строго подавлял непокорных; в 1540 г. он усмирил восстание в своем родном городе Генте. Реформационное движение, пустившее глубокие корни в Н., он пытался остановить посредством жестоких преследований и казней, но без заметного успеха. Отречение Карла V от престола (1555) подчинило Н. Филиппу II, высокомерие которого и католический фанатизм быстро вызвали сильное неудовольствие. Неудачное управление Маргариты Пармской (XXV, 684) и ее советника Гранвеллы (XIV, 722) и не прекращавшийся гнет со стороны Филиппа II побудили большое число нидерландских дворян и горожан выработать и подписать в 1565 г. тайное соглашение, известное под именем компромисса. Заговорщики клялись в верности Богу и королю; целью их было «утверждение королевской власти и уничтожение всяких смут, мятежей, партий и заговоров». Тем не менее, направленный против власти испанцев в Н., против королевских эдиктов об инквизиции и др., он в действительности был революционным актом против короля. Компромисс дал начало союзу гезов (XII, 830), подготовившему открытое восстание (см. выше, Нидерландская война за освобождение), главным героем которого был Вильгельм Оранский (X, 585), в 1559 г. назначенный штатгальтером провинций Голландии, Зеландии и Утрехта, но в 1567 г. отказавшийся от этих должностей и ставший во главе борьбы с Испанией. Осторожная, уступчивая и искусная политика Александра Фарнезе, назначенного в 1578 г. нидерландским наместником, сохранила под испанскою властью южные нидерландские провинции (Бельгия); но северные (Нидерланды) откололись от них и в 1579 г. заключили вечный союз — утрехтскую унию, ставшую зерном федеративного государства Н. Пока еще провинции не отвергали власть испанского короля и объединялись лишь в целях самообороны. Но это была чистая фикция. Признав в первой же статье принцип религиозной терпимости, утрехтская уния разрывала с самыми основами испанского государства. В унию вступили 7 провинций: Голландия, Зеландия, Утрехт, Гельдерланд, Гронинген, Овериссель (с Дренте), Фрисландия. Провинции сохраняли полную самостоятельность во всех внутренних делах и ревниво оберегали свой суверенитет; штаты провинций — их законодательный орган — попрежнему составлялись из дворянства и городского патрициата. Объединялись они лишь в целях обороны и внешних сношений. Органом законодательной власти объединенных провинций были генеральные штаты, состоявшие из депутатов от провинциальных штатов и с 1584 г. собиравшиеся регулярно в Гааге. Депутаты были связаны инструкциями своих штатов; голоса подавались не индивидуально, а по штатам. Исполнительная власть принадлежала наместнику провинций или штатгальтеру (у Фрисландии всегда был собственный, из дома Иоганна Нассауского). Рядом с ним стоял государственный адвокат или пенсионарий совета (Raadpensionaris, т.-е. советник на жаловании). Государственный совет, составленный тоже из депутатов от провинциальных штатов, ведал финансовые и военные дела; адмиралтейства в Голландии, Зеландии и Фрисландии стояли во главе морского дела. Благодаря своему богатству и большой населенности, пров. Голландия, а в ней г. Амстердам пользовались фактически перевесом. В 1581 г., генеральные штаты, по предложению Вильгельма Оранского, признали короля Филиппа потерявшим власть в Н.; звание штатгальтера Голландии и Зеландии принял, хотя и неохотно, Вильгельм Оранский, а правителем остальных провинций был избран, по его предложению, герцог Анжуйский; фактическим правителем провинций был, однако, Оранский. Смерть Оранского (1584), убитого фанатиком-католиком, не помешала делу освобождения и объединения Н. в одну протестантскую республику соединенных Н. В Н., как во всех федерациях, политическая борьба шла, главным образом, между партикуляризмом и централизмом, осложняясь религиозной борьбой различных протестантских церквей. Регентская партия, особенно сильная в пров. Голландии, во главе которой стоял пенсионарий Голландии, Ольденбарнефельд, опиравшаяся на городскую аристократию, отстаивала вольности провинций и боролась против всех централизаторских стремлений. Партия штатгальтерская, на стороне которой стояли — лишенный политических прав народ, дворянство и войско, хотела доставить Оранскому дому наследственную, более или менее монархическую власть. Все еще продолжавшаяся борьба против Испании заставляла ген. штаты искать опоры в какой-нибудь иностранной державе; поэтому верховная власть в Н. после смерти Вильгельма Оранского была предложена сперва Генриху III французскому, потом Елизавете английской, но оба они отказались от предложения; Елизавета послала на помощь Н. только шеститысячный отряд под начальством гр. Лейстера. Штатгальтером Голландии и Зеландии (1585—1625) и одновременно председателем общего для всех Н. госуд. совета был избран сын Вильгельма, Мориц Нассауский (с 1618 г. носивший титул принца Оранского); через пять лет он же избран штатгальтером также Утрехта, Гельдерланда и Оверисселя (1590—1625). С 1588 г. он же стоял во главе военных и морских сил республики. В двух других провинциях штатгальтерами были другие члены той же семьи. При Морице продолжалась борьба с Испанией, а после 1609 г. сильно обострилась внутренняя борьба, политическая и религиозная одновременно. В церковной борьбе между арминианами (III, 622) и гомаристами провинциальные власти Голландии, с Ольденбарнефельдом во главе, стали на сторону первых; Мориц высказался за вторых. В полное противоречие с принципом религиозной терпимости, установленным утрехтской унией, начались преследования. Сторонники арминиан — Ольденбарнефельд, Гуго Гроций и др. — были арестованы, и первый был казнен (1619). После смерти Морица штатгальтером в пяти провинциях был избран его брат Фридрих Гейнрих (1625—47). Только при нем окончательно восторжествовал принцип религиозной терпимости, — во всяком случае раньше, чем где бы то ни было. Война с Испанией, в новый свой период (1621—48) обратившаяся в участие Н. в мировой тридцатилетней (см.) войне, окончилась при штатгальтере Вильгельме II (1647—50), сыне Фридриха-Гейнриха, Вестфальским миром. По этому миру Испания признала независимость республики соединенных Н.; их связь с германской империей была признана расторгнутой. К Н. были присоединены сев. Брабант и часть Гельдерна, до тех пор остававшаяся под испанской властью; но эти земли не были приняты в состав республики, а управлялись именем генералитета (генералитетные земли). Во время борьбы за освобождение, северные Н. сделались богатейшею страною Европы; их торговля и промышленность везде завоевали себе рынки, вооруженная сила их была значительна, искусства и науки стояли на высшей точке развития. Колониальные владения торговых компаний получили необычайное развитие; вест-индская компания в 1636 г., завоевала даже Бразилию, но не в состоянии была ее долго удержать. Торговый флот Н. в 1643 г. состоял из 34000 судов в 2 милл. ластов вместимости. В 1648 г. в амстердамском банке было собрано 300 милл. металлических гульденов. Богатство деньгами было так велико, что проценты стояли на высоте 2—3, а громадные военные издержки легко покрывались высокими пошлинами. Свободе торговли и сношений соответствовала свобода вероисповеданий, науки и печати, сделавшая Н. убежищем всех преследуемых и местом развития подавляемого в других странах свободного слова. После смерти Вильгельма II (1650) аристократическая партия, воспользовавшись отсутствием у него наследника (сын его, Вильгельм III, родился после его смерти), на большом собрании (т.-е. чрезвычайном собрании генер. штатов в Гааге, в 1651 г.) провела решение никогда более не замещать должности штатгальтера (только Фрисландия и Гронинген, где штатгальтером был Вильгельм-Фридрих Нассауский, отказались признать это решение). Это отдавало фактическую власть в республике в руки правящей олигархии провинции Голландии, во главе которой, с 1653 до 1672 г. стоял пенсионарий Ян де Витт. Его делом были две войны Н. с Англией (1652—54 и 1664—67), вызванные торговым соперничеством; ближайшим поводом для первой был кромвелевский навигационный акт, нанесший сильный удар нидерландской торговле; по вестминстерскому миру 1654 г. Н. должны были, однако, его признать. Вторая война, закончившаяся миром в Бреда, не привела ни к каким определенным результатам. Посягательство Людовика XIV на испанские Н. (см. Деволюционная война, XV, 733) побудило Н. заключить в Гааге, в 1668 г., тройственный союз с Англией и Швецией, направленный против Франции и заставивший Людовика отказаться от большей части своих завоеваний. Вскоре, однако, Людовик XIV объявил войну Н. (см. Нидерландские войны). Его успехи вызвали негодование в народных массах Н., направившееся против правительства. Ян де Витт был растерзан народом на улицах Гааги. После этого Вильгельм III Оранский был избран штатгальтером (1572), а через два года — наследственным штатгальтером пяти провинций. Молодому принцу, при помощи союзников, удалось очистить страну от неприятеля. По Нимвегенскому миру 1678 г. Н. не только сохранили свои владения, но приобрели вновь Маастрихт и заключили выгодный торговый договор с Франциею (см. Вильгельм III, X, 583). Штаты поддержали предприятие принца против Англии в 1688 г., закончившееся вступлением Вильгельма III на английский престол. Н. оказались на некоторое время (1688—1702) в личной унии с Англией. В 1689 г. Н. примкнули к новой коалиции против Франции (Н., Англия, Испания, империя Савойя) и с большим напряжением сил вели войну с нею, доставившую им по Рисвикскому миру выгодный торговый трактат. Для Англии и лично для Вильгельма (Франция признала его королем Англии) мир принес более значительные выгоды и потому дал врагам Вильгельма в Н. удобный повод бросать в него обвинение (вряд ли основательное), что он ради Англии жертвует интересами своей родины. Бездетный Вильгельм желал, чтобы его наследником был его кузен, Иоанн-Вильгельм Фризо-Нассауский, с 1696 г. (до смерти в 1711 г.) бывший штатгальтером Фрисландии и Гронингена. Но крайняя молодость этого последнего и соперничество между Голландией и Фрисландией сделали осуществление этого плана невозможным. Аристократическая партия, почерпнув новую силу в недовольстве народа войною с Францией 1689—97 гг., воспользовалась смертью Вильгельма без наследников (1702), чтобы во второй раз добиться отмены штатгальтерства в четырех провинциях. Новое правительство осталось, однако, верно коалиции против Франции, которая организовалась еще при жизни Вильгельма, главным образом благодаря его стараниям, и приняло участие в войне за испанское наследство, которая велась частью на территории Н. (XIV, 773). Утрехтский мир 1713 г., которым закончилась война, и особое добавление к нему, «барьерный трактат» 1714 г., дали Н. право содержать гарнизоны в некоторых бельгийских крепостях, — очень слабое вознаграждение за понесенные тяжелые жертвы. Это заставило властвующую аристократию, и раньше не сочувствовавшую широким империалистским планам Вильгельма, в дальнейшем держаться крайне миролюбивой политики. Но при прямо противоположной политике Англии она вела к тому, что Н. в мировой торговле оставлялись Англиею за флагом, и, несмотря на расширение колониальных владений Н., их промышленность несла ущерб. Не с одной Англией Н. вели торговое соперничество, но также с Францией и австрийскими Н.; с последними оно обострилось в 1723 г., когда купцы в г. Остенде организовали «Остендскую Ост-Индскую Компанию»; Н. вместе с Англией добились от имп. Карла VI в 1727 г. ее запрещения, за что они согласились признать прагматическую санкцию. Это было причиной того, что Н. вмешались в войну за австрийское наследство 1741—48 гг. Н. (I, 247) на стороне Австрии против Франции. В 1747 г. французы вторглись в Н., и последним грозила очень тяжелая участь. Это возбудило народные массы против бездарного и тиранического правительства республики; произошло восстание в Голландии и Зеландии, и эти две провинции провозгласили наследственным штатгальтером Вильгельма IV (сын Иоанна-Вильгельма Фризо из линии Нассау-Дитц, род. в 1711 г., ум. в 1751 г.), уже бывшего штатгальтером Фрисландии, Гронингена и Гельдерланда. Примеру Голландии последовали Утрехт и Овериссель, и, таким образом, все 7 провинций оказались под властью одного штатгальтера, признанного наследственным в мужском и женском поколении (1747); вслед за тем ген. штаты поставили Вильгельма во главе вооруженных сил страны в обычном звании генерал-капитана и генерал-адмирала. Монархический принцип восторжествовал, и Н. из республики фактически обратились в монархию, ограниченную старинными сословными учреждениями, хотя сохраняли наименование республики. Ход военных действий благодаря участию России сделался вскоре после этого события благоприятным для союзников, и Франция принуждена была по Ахенскому миру очистить Н. и вновь признать барьерный трактат. Вильгельму IV в 1751 г. наследовал его сын Вильгельм V (род. в 1748 г., ум. в 1806 г.). Война с Англией 1780—1784 гг., вызванная дружеским поведением Н. по отношению к восставшим против Англии американским колониям, окончилась неудачно для Н., которые должны были уступить Англии значительную часть своих владений в Индии. Воспользовавшись стесненным положением Н., имп. Иосиф II в 1784 г. отменил барьерный трактат и велел снести пограничные крепости, но не мог добиться открытия Шельды. В характере партий и партийных отношений произошла к этому времени значительная перемена. Раньше народные массы были настроены монархически, аристократия была республиканской. Теперь окрепшая монархия стала искать опоры в аристократических элементах страны, а демократия, представленная новообразовавшеюся патриотической партией, была против нее. Неудовольствие, вызванное последними потерями, под влиянием агитации патриотов направилось против штатгальтера, штаты стали стремиться к ограничению его власти и прав. Это побудило Вильгельма V уехать из Н.; во многих местах произошли беспорядки. Но за штатгальтера заступилась Пруссия, и ее войска, вступив на территорию Н., возвратили его туда (1787). Французская революция придала новые силы подавленной патриотической партии. Сначала Н. допустили высадку английской армии и примкнули к коалиции против Франции, но войска последней под командой Пишегрю успели при помощи всеобщего восстания патриотов завоевать Н. Штатгальтер бежал в Англию; ген. штаты объявили наследственное штатгальтерство отмененным и провозгласили Н. батавской республикой (26 января 1795 г.). С Франциею республика, 16 мая, заключила союз, наложивший на нее большие жертвы. Маастрихт, Венло, нидерландские Лимбург и Фландрия были уступлены, Н. уплатили 100 милл. гульд. и приняли на себя содержание 30000 франц. войска; враждебная теперь Англия парализовала нидерландскую торговлю и стала овладевать колониями. Конституция 1798 г. сделала республику унитарным государством, под управлением директории, а с 1801 г. — наблюдательного совета. В 1805 г. во главе государства был поставлен пенсионарий Шиммельпеннинк, а 26 мая 1806 г. Н., по приказанию Наполеона, были переименованы в королевство Голландию, корона которого передана была Людовику Бонапарту (XXV, 225). Были введены французские законы; голландские войска вынуждены были принимать участие во всех войнах Франции; континентальная система (XXII, 593) уничтожила всю торговлю Н., кроме контрабандной с Англиею. Когда король Людовик, не желая жертвовать королевством ради французских интересов, отказался от престола (1810), то императорский декрет 9 июля 1810 г. объявил соединение Голландии, представляющей лишь «нанос французских рек», с Франциею, а Амстердам — третьим городом французской империи. Хотя французское господство быстро покончило со многими злоупотреблениями, тем не менее в Н., особенно в Голландии, горько ощущалась потеря политической, умственной и коммерческой свободы. Поэтому известие о победе союзников при Лейпциге было встречено с восторгом. Народ сжег в Амстердаме здание французской таможни и провозгласил освобождение Н.; оранжисты (сторонники Оранского дома) взяли в свои руки власть, организовав временное правительство. Сын бывшего штатгальтера Вильгельма V, Вильгельм I (X, 588), высадившийся 30 ноября в Скевенингене, принял титул владетельного князя Н. Он созвал собрание нотаблей, избранных в провинциях, и предложил ему проект конституции, выработанный особой, назначенной им комиссией. Проект был принят собранием 29 марта 1814 г. и на следующий же день вступил в силу. Он обращал Н. в унитарное конституционное королевство и покончил таким образом с традициями федерации, хотя и сохранил широкое местное самоуправление. Генеральные штаты в силу этой конституции избирались попрежнему провинциальными штатами, а эти последние попрежнему избирались сословным образом; вся полнота исполнительной власти должна была принадлежать королю; министры не были ответственными перед генеральными штатами. В силу Лондонского соглашения 14 июня 1814 г. Н. были объединены в одно государство с Бельгией. Мысль такого объединения принадлежала еще Питту, считавшему необходимым создать в непосредственной близости от Франции государство, которое было бы способно противостоять ей, и на этой мысли особенно настаивала Англия. Границы объединенных Н. были окончательно установлены венским заключительным актом 9 июня 1815 г. Объединенное таким образом государство заключало в себе 60000 кв. км. и 5,5 милл. жителей (из коих более 3 милл. приходилось на долю Бельгии и немного более 2 милл. на долю прежних Н.). Еще за три месяца до этого, 16 марта 1815 г. Вильгельм I провозгласил себя Нидерландским королем. Месяц спустя, он в качестве короля примкнул к лиге против вернувшегося с Эльбы Наполеона, и державы косвенно признали за ним королевский титул, утвердив его вступление в лигу под ним. Искусственное объединение Н. с Бельгией, совершенное по соображениям, чуждым населению этих стран, давно оторванных друг от друга и сильно различавшихся и по экономическому, и бытовому складу жизни, и по религии, и по политическим стремлениям, вызвало необходимость в пересмотре конституции. Для этой задачи была образована комиссия из равного числа бельгийцев и голландцев, — и те и другие были назначены королем. В комиссии были сильные раздоры, как из-за выбора столицы, так и из-за численного состава палат. Все же конституция была выработана. Она попрежнему предоставляла всю полноту исполнительной власти короне (министры не ответственны перед ген. штатами); не отменяла действовавших, крайне стеснительных законов о печати; обещала несменяемость судей лишь в неопределенном будущем; не вводила суда присяжных (к которому и Бельгия, и Н. привыкли во время французского владычества и который был отменен лишь в 1814 г.). Генеральные штаты должны были состоять из двух палат; первая (верхняя) из лиц, назначенных королем, вторая из 110 депутатов, избранных по 55 от бельгийских и собственно нидерландских провинций (хотя Бельгия была многолюднее). Ординарный бюджет утверждался на 10 лет, что делало невозможным какой бы то ни было контроль со стороны ген. штатов. Эти последние не имели права законодательной инициативы и не могли вносить поправок в правительственные законопроекты. Колонии управлялись королем самодержавным образом и ген. штаты не имели никакой возможности влиять на систему управления ими. Столица не была установлена конституцией, но фактически ею была Гаага; ген. штаты собирались поочереди то в Гааге, то в Брюсселе. Проект конституции был предложен нидерландским и бельгийским ген. штатам; первые ее приняли, вторые значительным большинством голосов отвергли. Тем не менее, король своим декретом ввел ее в действие. Таким образом началась конституционная жизнь объединенных Н., из которых для большей половины конституция была насильственно и произвольно навязана (см. Бельгия, V, 800). В своем управлении, в частности при всех назначениях министров и др. должностных лиц, как на военной, так и на гражданской службе, король явно обходил бельгийцев. Вся экономическая политика велась в интересах Голландии и в ущерб Бельгии. Голландия, как страна торговая, тяготела к свободной торговле; промышленность и земледелие Бельгии были заинтересованы в таможенном покровительстве, — и политика правительства оказывалась более или менее фритредерской. Сооружение значительных каналов, требовавших громадных затрат из общегосударственных средств, производилось в интересах, главным образом, бывшего королевства Голландского. Признание преимущественных прав фламандского яз. в суде, правительственных учреждениях, в школе, ставило валлонскую Бельгию в положение страны завоеванной. Вообще объединение послужило на пользу только Голландии и вызвало сильнейшую ненависть к ней Бельгии. Для борьбы с революционным движением в ней король и правительство прибегали к полицейскому террору, к грубому стеснению печати и т. д.; и меры эти, направленные против Бельгии, косвенно задевали, однако, и Голландию. Революция 1830 г. в Бельгии привела к ее отделению, несмотря на вступление в нее нидерландских войск (V, 802). Державы на лондонской конференции признали этот факт, но присоединили к Нидерландам пров. Лимбург и урегулировали вопрос о разделе государственного долга между двумя странами. Вильгельм I в течение 9 лет не хотел признать этого факта и упорно готовился к войне. Напротив, в нидерландских ген. штатах, где господствовала либеральная партия, обнаруживалось примирительное настроение, и отношение между короной и представительством благодаря этому обострялось. Наконец, в 1839 г. под давлением ген. штатов король подписал статьи лондонской конференции и, следовательно, признал самостоятельность Бельгии. Таким образом Н., отделенные от Бельгии, образовали государство, состоявшее из 11 провинций, с населением несколько менее 3 милл. (не считая колоний), почти совершенно однородным в национальном отношении. С подписанием постановлений лондонской конференции для Н. исчезла опасность войны, и они вступили на путь мирного развития. Это развязало руки либеральной оппозиции, до сих пор сдерживавшейся из страха военной опасности, и личность и реакционная деятельность короля стала подвергаться таким нападкам, которые принудили его в 1840 г. отказаться от престола в пользу своего сына Вильгельма II (1840—49; см. X, 588). Вильгельм II в общем следовал реакционной политике отца, пока революция 1848 г., выразившаяся в Н. в ряде манифестаций, не принудила его к уступкам. Назначенное им умеренно-либеральное министерство Донкера провело через палаты новую конституцию, далеко не соответствовавшую требованиям либералов, но все же успокоившую общественное движение. Отныне первая палата должна была избираться провинциальными штатами, вторая — прямым голосованием на основе высокого имущественного ценза; акты короны отныне нуждались в контрасигнации министра; вторая палата получила права законодат. инициативы и внесения поправок. Была признана свобода печати и собраний. Вскоре после этого умер Вильгельм II, и его сын и наследник Вильгельм III (1849—90; см. X, 589), ранее выражавший недовольство уступчивостью отца, решил подчиниться необходимости, призвал к власти Торбеке, вождя либералов. В следующие годы поручал сформирование кабинета то либералам, то их противникам, смотря по настроению генеральных штатов, широко пользуясь своим авторитетом для давления на м-ство и палаты. М-ство Торбеке (1849—53) провело ряд крупных реформ; из них важнейшая — реформа провинциальных штатов и коммунальных советов на основе более демократического избирательного права. С конца 50-х годов главным объектом борьбы стал вопрос о светском или церковном преподавании в начальной школе. Закон 1857 г., проведенный консервативным кабинетом Бруггена, создал внеконфессиональную общинную школу без преподавания Закона Божия. На почве этого закона перетасовались и образовались заново политические партии. Сторонниками закона были либералы, которые позднее распались на умеренных (или доктринеров) и прогрессистов (или демократов). Его противниками были: 1) католическая партия (которая по другим вопросам и ранее, и позднее часто поддерживала либералов); 2) консерваторы, бывшие врагами конституции 1848 г.; 3) партия ортодоксальных кальвинистов. В области колониальной политики либералы требовали распространения законодательной и контролирующей власти генер. штатов на управление колониями, которое оставалось во власти короля; они требовали также отмены рабства в американских колониях и прекращения принудительного барщинного труда туземцев, имевшего целью распространение некоторых культур на ост-индских о-вах (Зондских и Молуккских) и доставлявшего казне до 30 милл. флоринов. Отмены рабства они добились во время второго м-ва Торбеке (1862—66), отмены барщинного труда — в 1869 г., а полное подчинение генер. штатам колониального управления совершилось только на основании конституции 1887 г. Третье м-во Торбеке (1871—72) провело отмену смертной казни. В 1878 г. состоялся закон о широком государственном субсидировании частных школ. Он был проведен умеренно-либеральным м-вом, но при деятельной поддержке образовавшейся перед тем из кальвинистов и консерваторов антиреволюционной партии, во главе которой стоял Кейпер (XXI, 434), а также католиков. Объясняется это тем, что большинство «частных» школ в Н. содержится духовенством того или другого вероисповедания. При действии этого закона конфессиональная частная школа почти вытеснила светскую общинную школу. В 1887 г. пересмотрена конституция. Расширение избирательного права (число избирателей поднялось с 138000 до 292000), произведенное на основе новой конституции, усилило католиков и антиреволюционеров. Министерство, сформированное бароном Маккаем (1888—91), провело новеллу к школьному закону 1878 г., являвшуюся новым шагом на том же пути. Это министерство пало, когда оно предложило закон о всеобщей воинской повинности, на котором настаивали либералы. При м-ве Маккая умер Вильгельм, и на престол вступила его дочь, малолетняя Вильгельмина (X, 572), сперва под регентством, с 1898 г. управляя самостоятельно. Вступление на престол женщины привело к расторжению унии Н. с Люксембургом (см.). После выборов 1891 г., давших вновь перевес либералам, во главе кабинета стал прогрессист Так-ван-Портфлит (1891—94). Он провел подоходный налог и внес проект дальнейшего, очень значительного расширения избирательного права, заменявший имущественный ценз образовательным (грамотность). Проект этот перестроил партии заново; кейперианцы шли рука-об-руку с прогрессистами, образовав коалицию «такистов»; умеренные либералы, вместе с консерваторами и частью католиков, оказались «антитакистами». На выборах победили последние; м-во Така пало, и место его занял умеренный либерал ван-Гаутен (1894—97). Однако, давление со стороны народных низов чувствовали и умеренные либералы: антитакистское министерство вынуждено было провести в 1896 г. распространение избирательного права на новые кадры избирателей, хотя и в более скромном масштабе; число избирателей поднялось до 700000. Реформа ввела во вторую палату сперва 4 социал-демократов, потом это число медленно, но довольно правильно увеличивалось до последних выборов 1913 г., когда поднялось до 16. При прогрессистском м-ве Пирсона (1897—1901) введена всеобщая воинская повинность, и значительно увеличен контингент армии; то же м-во провело закон о страховании рабочих от несчастных случаев и закон об обязательном обучении. В 1899 г. в Гааге заседала международная мирная конференция (XII, 278), и с этого времени столица Н. стала местом заседаний международного трибунала. Война Англии с южно-африканскими республиками (1899—1902) вызвала в Н. горячие симпатии к делу буров; однако, Н. сохранили нейтралитет. М-во Кейпера (1901—05) усиленно поддерживало конфессиональные школы, предоставило университетам, содержимым духовенством, право выдавать дипломы наравне с государственным университетом, провело закон против стачек и новый, весьма протекционистский таможенный тариф. На выборах 1905 г. прошло 48 кейперианцев и 52 антикейперианца; м-во Кейпера вышло в отставку. Занявшее его место либеральное м-во де-Меестера (1905—08) провело фабричный закон, регулировавший время труда женщин и детей, а также мужчин в рудниках. Новое м-во, сформированное антиреволюционером Геемскерком (1908—1913), получило в 1913 г. от ген. штатов значительные кредиты на укрепление Флиссингена и вообще всего побережья. В этом противники м-ва видели доказательство его германских симпатий. При нем, особенно в 1912 г., началась усиленная борьба за всеобщее голосование, выразившаяся в длинном ряде различных манифестаций. М-во ответило на него проектом значительного сокращения избирательного права, но не успело провести его до выборов 1913 г. Выборы в июне 1913 г. дали 45 мандатов правым (25 католикам, 11 антиреволюционерам, 9 христианским социалистам) и 55 левым (32 либералам, 7 прогрессистам или демократам, 16 социал-демократам). Социал-демократы, занявшие влиятельное положение в парламенте, отказались войти в состав правительства, и чисто-либеральное министерство было составлено Корт ван-дер-Линденом (август, 1913). Министерство взяло на себя задачу проведения всеобщего избирательного права, но не успело осуществить своего намерения до начала великой мировой войны. Нарушение нейтралитета Бельгии, совершенное Германией, ставило Н. перед аналогичною опасностью. Вместе с тем географическое положение страны делало ее естественной посредницей в торговле как съестными, так и военными припасами, между Германией, с одной стороны, и Америкой, с другой, что создавало для нее значительные материальные выгоды, вероятно с избытком компенсировавшие ущерб, причиняемый общим расстройством мирового торгового оборота и сильным затруднением в сношениях (товарных, пассажирских, почтовых) между Н. и ее колониями, Америкой и другими странами. Н. заявили намерение сохранять нейтралитет; в то же время от имени королевы было опубликовано обращение к населению, в котором говорилось, что Н. угрожает опасность войны. Армия была на всякий случай мобилизована; через ген. штаты спешно проведено требование новых кредитов на постройку новых военных судов; в некоторых местностях введено военное положение. Из Бельгии в Н. потянулись толпы беженцев, число которых в первый год войны определялось в один милл. человек; к концу 1915 г. из них осталось в Н. около 200000; остальные либо вернулись в Бельгию, либо эмигрировали в Америку и др. страны. Н. должны были содержать большую часть оставшихся. В общем нейтралитет Н. был скорее дружественным Германии, так как именно торговля с ней доставляла им большие выгоды, а Англия стремилась стеснять эту торговлю; но бывали и острые столкновения с Германиею. — Литература. Кроме общих сочинений по истории Европы в определенный период, из которых для Н. особенно важны труды Сеньобоса, «История Европы»; Лависса и Рамбо, «История XIX в.» (пер. с франц., М., 1905—07, тт. I, III, V, VII); «История нашего времени» под ред. М. М. Ковалевского и К. Тимирязева (М., без года, т. I); сборник под ред. Е. Смирнова, «Госуд. строй и политич. партии» (СПБ., без года), — см. Мотлей, «История нидерландской революции» (3 тт., СПБ., 1865—71); С. Лозинский, «История Бельгии и Голландии в новое время» (СПБ., без года; подробная библиография).

В. В—в.


  1. Карту Н. см. т. V, 785.