НЭС/Новопифагореизм

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Новопифагореизм
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нарушевич — Ньютон. Источник: т. 28: Нарушевич — Ньютон (1916), стлб. 767—769 ( скан ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.
Энциклопедии: МЭСБЕ : ЭСБЕ
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные Wikibooks-logo.svg Учебник(it)

Новопифагореизм. — С древне-пифагорейским учением Н. разделяет любовь к мистике чисел и имеет общий религиозно-нравственный характер. Хотя новопифагорейские писатели и желают быть верными истолкователями Пифагора, но и у них чувствуется сознание отличия от учения его. Порфирий и Ямблих, со слов Никомаха, говорят, что пифагорейское учение утрачено, что оно жило в устном предании и записано лишь для того, чтобы не быть совсем забытым. Действительно, древнее пифагорейское учение исчезает в IV в. до Р. Хр., и только религиозная сторона его продолжает жить в орфической поэзии и в культе Диониса. В великой Греции память о Пифагоре продолжала жить еще долго, как доказывают анналы Энния и книги, приписываемые Нуме. Первое свидетельство о Н. школе относится к I в. до Р. Хр. Первый римлянин, принадлежавший к Н., был Нигидий Фигул, друг Цицерона; к нему присоединился Ватиний. Вероятно, около середины I в. до Р. Хр. составлены псевдо-Окелловы сочинения (Ocellus Lucanus: Περὶ τὴς τοῦ παντὸς φύσεως). Возникла Н. школа, по всей вероятности, в Александрии. Первые писатели предлагали свои воззрения от имени самого Пифагора, вплетая их в его биографию. Так поступали Эвдот, Арий, Апполоний, Модерат, Никомах. Новопифагорейских сочинений, которые выдают себя за древне-пифагорейские, в I в. было весьма много; отрывки из них дошли и до нас. Многие из этих произведений приписываются Архите. Самые видные представители Н. — Аполлоний Тианский, Модерат, Никомах и Филострат. Хотя их учение о единице и двоице, повидимому, и служит лишь повторением древне-пифагорейского, но, при ближайшем определении этих принципов, они им присваивают новые признаки; для них единица есть начало всякого блага, порядка, они отожествляют ее с понятием Божества, двоица же есть начало несовершенства, беспорядка, изменения, вообще — материи, как источника всякого зла; при этом единство первопричины предполагается. Числа отожествляются с идеями; благодаря числовым отношениям все противоположности в мире соединяются, форма соединяется с материей — но идеи-числа не имеют самостоятельного бытия, они выводятся из единицы, из Божества и рассматриваются как посредствующее звено между Богом и миром. «Все предметы в мире — говорит Никомах — устроены по числовым отношениям разумом, создающим мир». В теоретической части учения новопифагорейцев влияние Аристотеля еще сильнее, чем Платоновское (напр., в логике и вообще в теории познания). Вместе с Аристотелем новопифагорейцы учат о вечности мира (напр., у Псевдо-Окелла). На человека новопифагорейцы смотрят как на микрокосм; душа есть число, и именно самодвижущееся число; Архита называет ее окружностью или шаром; утверждается божественность и нематериальность души. Вера в демонов очень распространена у новопифагорейских писателей. Очень большое место у них занимает этика, но в их теоретических воззрениях нет ничего оригинального, что отделяло бы их от современных им перипатетиков и платоников. Оригинальнее их религиозные воззрения и нравственные требования, основанные на религии. Монотеизм новопифагорейцев, вследствие их веры в одушевленность небесных светил и в демонов, не имеет строгой последовательности. Высшее Божество определяется духовными признаками, но подчиненные божества, играющие роль посредников между человеком и высшим Божеством, не поглощены высшим Божественным началом и требуют особого культа. Мистика у новопифагорейцев получает особое значение. Чистота нравов и аскетизм служат подготовкою к общению с Божеством. Очень подробны предписания на счет пищи, питья, омовений, клятвы и т. д. В Н. можно отличить два направления: первое имело в виду практику, т.-е. религиозное настроение, святость жизни и мистерии, второе — теорию. Представителем первого служит Аполлоний Тианский, представителями второго — Модерат и Никомах. Платоновская школа, по существу, всегда была близка к новопифагорейской; впоследствии обе школы слились совершенно в сочинениях Плутарха из Херонеи, Максима из Тира, Апулея, Нумения и др. Из этого слияния платонизма с новопифагорейцами возникла герметическая литература в конце III в. до Р. Хр. (см. Гермес Трисмегист). — См. Новицкий, «Постепенное развитие древних философских учений в связи с развитием языческих верований» (IV т., Киев, 1891); H. Jülg, «Neupythagoreische Studien» (1892); Елпидинский, «Религиозно-нравственное мировоззрение Плутарха Херонейского» (СПБ., 1893); Д. И. Пиcaрев, «Об Аполлонии Тианском».

Э. Р.