НЭС/Отказ

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Отказ
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ньюфаундленд — Отто. Источник: т. 29: Ньюфаундленд — Отто (1916), стлб. 908—911 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Отказ наследственный — предоставление имущественной выгоды на случай смерти, без возложения ответственности за долги наследодателя. Различают законный О., когда определенные имущественные выгоды предоставляются в силу закона, и (наиболее частый) завещательный О., когда определенные имущественные выгоды предоставляются в силу завещательного распоряжения наследодателя. Значительно шире понятие О. во французском праве, где этим понятием обнимается всякое завещательное распоряжение относительно имущества, и где различаются 3 вида О.: legs universel, legs à titre universel и legs à titre particulier; только последний (ст. 1002 сл. code civil) в значительной степени совпадает с понятием О., заимствованным современными законодательствами из римского права. В русских законах, в отличие от современных европейских законодательств (§ 535 сл. австр., ст. 869 сл. итал., §§ 1939 сл. герм., ст. 484 сл. швейц. гражд. улож.), не только не упоминается термин О., но и по существу соответственные правоотношения очень мало регулированы (ст. 10681, 1086, прим. к ст. 1011 и 1148, 116 и 5331—13 Зак. Гражд.). До недавнего времени был весьма спорен вопрос, различает ли наше право О., как сингулярное преемство, от наследования, как преемства универсального. Известное еще в римском праве деление О. на непосредственные, вещные (в силу которых одаряемый приобретает вещное право на отказанную ему вещь или непосредственно вступает в предоставляемые ему права) и посредственные, обязательственные (в силу которых отказополучатель приобретает только право требования к наследнику) сохранено в современных европейских законодательствах, за исключением австрийского, германского и швейцарского, допускающих только обязательственные О. Из русских теоретиков одни (Кассо, Остриков, Полетаев) совершенно отрицают существование в нашем праве О., другие (Анненков, Беляев, Вавин, Мейер, Товстолес, отчасти Победоносцев) признают существование только обязательственного, третьи (Беляцкин, Шершеневич) — и вещного О. Наша судебная практика, ранее отрицавшая всякое различие между наследником и отказополучателем, с недавнего времени (касс. реш. 1909 г., № 40) признает существование у нас обязательственного О. Завещательный О. может быть установлен путем завещания (везде), кодицилла, не содержащего в себе назначения наследника (в Австрии, § 553 улож. и в Италии, ст. 760 улож.), договора о наследовании (в Германии §§ 1941 и 2278; в Швейцарии ст. 494 и 512 улож.), дарения на случай смерти (но не путем договора в пользу третьего лица). Субъектами О. являются отказодатель (он же и наследодатель), обремененный отказом, и отказополучатель. Обремененным может быть только лицо, в пользу которого непосредственно или посредственно уделяется из наследственной массы имущество, которое наследодатель был в праве данному лицу и не предоставлять (с точки зрения нашей судебной практики — только наследник по завещанию). Отказополучателем может быть всякий способный получить наследство. Некоторые законодательства (австр., германск., итальянское) допускают неопределенное назначение отказополучателя с тем, чтобы обремененный или третье лицо могли решить, кому именно должен быть предоставлен О. (так же и наша судебная практика — касс. реш. 1903 г. № 122). О. может быть назначен и в пользу одного из сонаследников (см. Прелегат). Если в завещании, в котором назначены наследники, постановлено, что те или иные предметы или права, входящие в состав наследственной массы, к ним не переходят, то эти предметы и права считаются, по иностранным законодательствам (см., напр., § 2149 герм. гражд. улож.), О. в пользу наследников по закону. Предметом О. в собственном смысле может быть всякий предмет или право, имеющие имущественную ценность, как входящие, так и не входящие (при обязательственном О.) в состав наследственной массы. Предмет О. может быть и не вполне определенным; окончательное определение его может зависеть от обремененного, от отказополучателя или от третьего лица. В наших законах (ст. 1086 Зак. Гражд.) предусмотрен только один предмет О. — «денежные выдачи»; но, исходя из идеи произвола в распоряжении благоприобретенным имением, положенной в основу нашего завещательного права, можно (в связи с прим. к ст. 1011 Зак. Гражд.) прийти к выводу, что и у нас предмет О. не ограничивается одними денежными выдачами. Размеры О. в западных законодательствах ограничены только правом законных наследников на неотъемлемую, обязательную долю (ср. у нас ст. 10682 Зак. Гражд.). У нас допускаются неограниченные О., по отношению к благоприобретенному имуществу; наследники в родовом имуществе вправе отказаться от исполнения сделанных наследодателем «по тому имению распоряжений, соединенных с утратой из оного большей или меньшей части» (ст. 1086 Зак. Гражд.). Наша судебная практика, которая ранее (касс. реш. 1899 г. № 11) считала допустимыми в этих случаях О., не превышающие доходов с родового имения, в последнее время (в 1915 г.) отступила от этого взгляда. По закону 3 июня 1912 г. завещатель, распоряжаясь своим родовым имением в пользу нисходящих по прямой линии, призываемых по закону к наследованию в этом имении, может обязывать единовременными или повременными денежными выдачами назначенных наследников (без всякого ограничения размера выдач) в пользу других, устраненных от наследования нисходящих или в пользу восходящих лица, обязываемого выдачами. По нашим законам, далее, наследодатель может обязывать денежными выдачами своих наследников только на время их жизни. Денежные выдачи, срок уплаты которых наступил при жизни наследников, могут быть взыскиваемы и после их смерти. О. может быть недействительным с самого начала или стать таковым впоследствии. Современные законодательства, отвергая римское Катоново правило (см.), признают действительными О. недействительные в момент их назначения, если причины недействительности устранены ранее открытия наследства. О. могут быть недействительны вследствие недействительности акта, заключающего в себе распоряжение на случай смерти, вследствие их неисполнимости, противозаконности, безнравственности, вследствие отсутствия у отказополучателя права владеть отказанным предметом (§ 654 австр. улож. представляет в этом случае отказополучателю право требовать от обремененного лица вознаграждения в сумме цены отказанной вещи). О. может потерять силу вследствие его отмены, выбытия предмета О. до открытия наследства из состава наследственной массы (в этом случае допускается замена предмета О. его эквивалентом) и отпадения отказополучателя, но не назначенного наследника (по нашему праву последнее спорно) или обремененного отказом. Приобретаются О., по иностранным законодательствам, в силу одного факта открытия наследства (по нашему праву это спорно), причем допускается как принятие приобретенного О., так и отречение от него. Взаимоотношения между отказополучателем и наследником определяются в зависимости от вещного или обязательственного характера О. При О. первого рода, известном романским законодательствам, отказополучатель может вещным виндикационным иском вытребовать предмет О., подобно всякому собственнику; при О. второго рода отказополучатель имеет только личное право требования к наследнику. Предмет О. должен быть выдан отказополучателю в том состоянии, в каком он был в момент открытия наследства, со всеми его принадлежностями и приращениями. Наследник не отвечает за ухудшение, не по его вине, предмета О. и имеет право на возмещение затраченных на него издержек. Кредиторы наследодателя пользуются преимуществом перед требованиями отказополучателей. Романские законодательства предоставляют наследникам право удовлетворять кредиторов и отказополучателей в порядке их явки с тем, чтобы кредиторы наследства (принятого по описи) имели право регресса к получившим удовлетворение легатариям; законодательства австрийское, германское и швейцарское обязывают наследника считаться с приоритетом кредиторов наследодателя, путем приведения в известность наследственных долгов в порядке вызывного производства. В нашем праве вопрос о порядке удовлетворения кредиторов и отказополучателей прямо не урегулирован; казалось бы, однако, что поскольку у нас признается О. в собственном смысле, требования кредиторов должны бы пользоваться приоритетом. Наша судебная практика признает (едва ли основательно) неограниченную ответственность наследника перед отказополучателями даже свыше стоимости наследственной массы. — Литература. Rosshirt, «Die Lehre von den Vermächtnissen» (1835); Mayer, «Die Lehre von den Vermächtnissen und Fideicommissen» (I, 1854); Hartmann, «Ueber Begriff und Natur der Vermächtnisse» (1872); Schiffner, «Pflichtteil, Erbenausgleichung und die sonstigen gesetzlichen Vermächtnisse» (1897); Вавин, «Завещательный О. по русскому праву» (1915); Товстолес, «Ответственность наследника» («Журн. Мин. Юст.», 1915, кн. 8—10); Рабинович, «Ответственность наследника пред легатарием» («Право», 1915, № 51).

А. Гойхбарг.