На брак графини Литты (Державин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

На брак графини Литты
автор Гавриил Романович Державин (1743—1816)
См. Стихотворения 1798. Дата создания: 1798. Источник: Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. — СПб.: Изд. Имп. Академии наук, 1865. — Т. 2. Стихотворения. Часть II. — С. 198—212.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


На брак графини Литты

Диана с голубого трона,
В полукрасе своих лучей,
В объятия Эндимиона
Как сходит скромною стезей,
В хитон воздушный облеченна,
Чело вокруг в звездах горит, —
В безмолвной тишине вселенна
На лунный блеск ея глядит;
Иль виноградна ветвь младая,
10.Когда подпоры лишена[1],
Поблекнет, долу упадая,
Но, ветерком оживлена,
Вкруг стебля нового средь лета
Обвившись листьями, встает,
Цветет и, солнцем обогрета,
Румянцем взоры всех влечет:
Так ты, в женах о милый ангел,
Магнит очей, заря без туч, —
Как брак твой вновь позволил Павел
20.И кинул на тебя свой луч, —
Подобно розе развернувшись,
Любви душою расцвела.
Ты Красота, что, улыбнувшись,
Свой пояс Марсу отдала[2].

1798

Комментарий Я. Грота

Юлий Помпеевич Литта

Граф Юлий Помпеевич Литта, главный деятель в доставлении мальтийскому ордену покровительства императора Павла (см. ниже примеч. 1 к оде На мальтийский орден), принадлежал к миланскому роду, который вместе с домом Висконти занимал по знатности первое место в тамошней аристократии. В семействе его были учреждены два фамильные командорства мальтийского ордена, и потому Литта очень молодым человеком поступил на одну из галер этого ордена, главною задачею которого была борьба с мусульманами. Таким образом он посвятил себя морской службе, которую, по усилившимся вскоре сношениям ордена с петербургским двором, продолжал потом, именно с 1789 г., в России, и отличился в войне с Швециею, под начальством принца нассауского. В русской службе и оставался он до конца жизни: он умер членом государственного совета, в Петербурге, 24 января 1839. Барону М. А. Корфу, бывшему в то время государственным секретарем, поручено было императором Николаем опечатать и разобрать бумаги покойного, между которыми, как предполагалось, могли находиться любопытные документы относительно мальтийского ордена. Ничего подобного, как и вообще важного, между ними однакож не отыскалось. Всего более любопытства возбуждал очерк жизни покойного, написанный им самим в 1828 году, но содержавший, как оказалось, более подробностей о войнах, в которых он участвовал, нежели о нем самом. «Замечательно тут», говорит барон М. А. Корф, «только одно обстоятельство: это проект сочиненной им себе самому эпитафии следующего содержания: Julius Renatus Mediolanensis, natus die 12 aprilis 1763; obiit in Domino ... augusti 1836. — На чем было основано это предсказание (впрочем не сбывшееся) года и даже месяца его смерти, мне неизвестно». В отрывке из рукописного дневника барона, благосклонно нам сообщенном, отмечены далее следующие данные для биографии Литты: «1782. Кавалер Правосудия, италиянского языка (в мальтийском ордене). — 1782. Караванист[3] в Мальте. — 1785. Капитан галеры. — 1786. Приоральный визитатор в Ломбардии. — 1789. В русской службе капитан корабля 1-го ранга, контр-адмирал, кавалер ордена св. Георгия 3-й ст. и золотая шпага с надписью за храбрость. — 1795. Уполномоченный министр мальтийского ордена при нашем дворе. — 1796. Бальи и командор ордена. — 1797. Вице-адмирал, кавалер ордена св. Александра Невского и граф российской империи. — 1798. Чрезвычайный посол ордена при нашем дворе. — 1799. Наместник великого магистра ордена. — 1810. Обер-шенк; потом обер-гофмейстер и член государственного совета. — 1826. Обер-камергер и кавалер ордена св. Андрея. Впоследствии он был еще председателем департамента экономии в гос. совете, комиссии о построении Исакиевского собора и попечительного совета о богоугодных заведениях.

Как видно из завещания гр. Литты, он оставил огромное состояние, которым был обязан не только своей женитьбе (см. ниже), но и собственному своему состоянию[4], а также своей расчетливости. Так он отказал внуке покойной жены своей, известной графине Самойловой, жившей давно за границей, 100 т. руб. пожизненной пенсии; затем определены единовременные капиталы: в пользу тюремного общества 100 т. р. для ежегодного выкупа из процентов содержащихся за долги; в инвалидный капитал 100 т. р. для содержания 10-и инвалидов, преимущественно морской службы, в которой сам он долго служил; 10 т. для раздачи бедным в день его погребенья; единовременные выдачи всем состоявшим с ним в близких служебных отношениях; единовременные же выдачи и пенсии всем находившимся при нем людям (наприм. камердинеру 15 т. р. и 1000 р. пенсии) и проч. Наконец дом со всею драгоценною движимостию, деревни и огромные капиталы завещаны двум родным племянникам его, Литтам[5], австрийским подданным, жившим в Милане. При кончине гр. Литты все сожалели о нем, как о любезном и приятном вельможе, составлявшем необходимую принадлежность всех салонов большого света. Отсутствие его на одном таком вечере (последнем в его жизни, когда уже начались предсмертные муки) дало повод бывшему тут барону М. А. Корфу записать в своем дневнике: «Мы так привыкли видеть гр. Литту в каждом салоне, любоваться его вежливым и вместе барским обхождением, слышать его громовой голос, смотреть на шахматную его игру, за которою он проводил целые вечера, любоваться его бодрою и свежею старостью, что невозможно было не вспоминать о нем каждую минуту, особенно воображая его мучения». К наружной характеристике графа Литты следует прибавить его колоссальную фигуру и величественную осанку.

Екатерина Скавронская

Обстоятельства, сопровождавшие перенесение столицы мальтийского ордена в Петербург (см. примеч. 1 к следующему стихотворению), были особенно благоприятны для графа Литты, который и воспользовался ими очень ловко. Получив важное место при императоре гроссмейстере, он исходатайствовал себе командорство в 10 т. руб., доставил брату своему должность папского нунция при дворе Павла I и наконец испросил у папы разрешение жениться вопреки орденским правилам. Невеста его была знатная и богатая вдова, известная графиня Екатерина Васильевна Скавронская, урожденная Энгельгардт, одна из племянниц Потемкина (Том I, стр. 228). Свадьба графа Литты была в октябре 1798 г., следовательно около месяца до принятия государем титла великого магистра. По этому же случаю, вызвавшему стихи Державина, была сочинена италиянская драматическая кантата, тогда же напечатанная под следующим заглавием: «Il ritorno felice a le sponde del Baltico. Cantata a eseguirsi all’ occasione delle faustissime nozze di sua eccellenza la signora contessa Caterina Skavronsky nata d’Engelhard con sua eccellenza il signor conte Balio Giulio Litta in Sant Pietroburgo l’anno 1798. Da rappresentarsi nel palazzo degli eccellentissimi sposi».

Под конец царствования императора Павла граф Литта утратил однакож свое значение. Бывший в Петербурге в 1799 году аббат Жоржель рассказывает, что такое непомерное возвышение иностранца возбудило неудовольствие в русских вельможах. Особенно граф Ростопчин, сделавшийся, тридцати четырех лет от роду, из камергеров министром иностранных дел и великим канцлером мальтийского ордена, видел в графе Литте опасного соперника и решился свергнуть его. Внушения врагов Литты произвели желанное действие: он впал в немилость и должен был удалиться в имения своей жены. Наместником гроссмейстера назначен фельдмаршал гр. Н. И. Салтыков; но так как он не привык заниматься делами и дорожил только возможностью личных сношений с императором, то действительное управление по ордену перешло в руки Ростопчина (Georgel, Voyage à St.-Pétersbourg, Париж, 1818, стр, 188 и след.).

Настоящая пьеса была напечатана в Анакр. песнях 1804 г., стр. 54, и в изд. 1808, ч. III, XXIV.

Значение приложенных рисунков: 1) Два Гения любви соединяют узами прелестей Мужество и Красоту; 2) Геркулесова палица, обвязанная цветами (Об. Д.).

  1. Когда подпоры лишена и проч. — Невеста была вдовою лет 30-и «в полукрасе своих лучей», т. е. в средине своего века (Об. Д.). Она род. 1761, ум. 7 февраля 1829. Первый супруг ея, тайн. сов. гр. Павел Мартынович Скавронский, последний из этого рода, был внучатный брат Петра III (Карабанова Списки в Чтениях 1860, кн. I). Он занимал место русского посланника в Неаполе и умер молод. От него остались две дочери, из которых старшая, Екатерина, вышла замуж за славного своими военными подвигами князя П. И. Багратиона, а другая, Мария, за графа Павла Петровича Палена (сына известного Петра Алексеевича, бывшего в царствование Павла I с петербургским военным губернатором). Вдове Скавронского принадлежал между прочим дом в большой миллионной, впоследствии составлявший много лет собственность министерства финансов (слышано, как и многие из вышеизложенных подробностей, от г. обер-камергера графа А. И. Рибопьера). От последнего брака родилась графиня Самойлова.
  2. Свой пояс Марсу отдала. — Марсу, т. е. члену рыцарского ордена.
  3. Караванами назывались на орденском языке галеры, на которых предпринимались морские экспедиции.
  4. Два командорства его приносили дохода более 300 т. франков; во время войн Италии с Франциею он их лишился, но у него остались значительные капиталы.
  5. Старший из них — герцог; этот титул дан роду Литта во время италиянского королевства при Наполеоне I. Великолепен дворец рода Л. в Милане.