На родине (Гёльдерлин/Позняков)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

На родине
автор Фридрих Гёльдерлин, пер. Николай Иванович Позняков
Язык оригинала: немецкий. — Источник: сайт «Век перевода»


НА РОДИНЕ



Вновь наконец я вернулся на милую родину к Рейну, —
           Вновь, как и прежде, ко мне воздухом веет родным!
Слух и мятежное сердце скитальца ласкают деревья
           Шумом радушным своим, шелестом мирным листвы;
Свежестью дышит их зелень, свидетель прекрасной, кипучей
           Жизни земной, и меня юностью снова дарит.
Счастлив ты, край мой родной! Не найдется в тебе ни пригорка,
           Где бы не рос виноград, где бы не зрели плоды.
Горы с улыбкой свои омывают подножья в потоках,
           Их окружает венцом зелень дерев и кустов,
И — как младенцы, играя, сидят на плечах великана —
           Скромно стоят на горах хижины, замки людей.
Из лесу тихо выходит на ниву олень беззаботный,
           Сокол в лазури парит, ищет добычи себе.
Взглянешь ли вниз, на долину, где резво струится источник, —
           Там деревушка стоит: тихо, приветливо там;
Издали еле шумит неустанная мельница только,
           Крыльями тихо вертя, глухо скрипя колесом;
Слышится голос веселый косца или пахаря в поле;
           В землю вонзая свой плуг, он погоняет волов.
Ласково в воздухе ясном звучит колыбельная песня;
           Где-то в высокой траве сына баюкает мать,
Нежно его пригревая лучами горячими солнца.
           Вот наконец и пришел к тихому озеру я.
Высится вяз, мой знакомец, на старом дворе зеленея,
           И по забору кругом дико растет бузина.
Сразу меня охватило таинственным сумраком сада,
           Где так отрадно мои детские годы текли,
Где я когда-то, как белка, влезал на деревья густые,
           В сене душистом играл и засыпал под копной.
Родина милая! Верной ты мне остаешься, как прежде:
           Вновь ты готова принять в лоно свое беглеца,
Вновь мне радушно кивает из темной листвы твоей персик,
           И виноградная гроздь смотрит лукаво в окно;
Солнце твое мне опять так приветливо, ласково светит,
           Хочет лучами согреть сердце остывшее мне,
И от усталых, измученных вежд отгоняет дремоту
           Блеском веселым своим… Солнце родное мое!
Как наполняло ты некогда детскую грудь мою жизнью,
           Так оживи и теперь новою силой меня:
Вновь пред тобой головою седеющей я преклоняюсь!
           Видишь ли — здесь я опять! Солнце родное, я — твой!