На рождение великого князя Михаила Павловича (Державин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

На рождение великого князя Михаила Павловича
автор Гавриил Романович Державин (1743—1816)
См. Стихотворения 1798. Дата создания: 1798. Источник: Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. — СПб.: Изд. Имп. Академии наук, 1865. — Т. 2. Стихотворения. Часть II. — С. 150—155.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


На рождение
великого князя Михаила Павловича

1.Куда, сил грозных воевода,
Надев огнепернатый шлем,
На бедро луч, с небесна свода
Ты радужным течешь путем?
Спустился, зрю, на полвселенну,
На Павлов и Мариин дом,
И к отроку новорожденну
Осклабленным приник лицом,

2. «Аз есмь,» вещал , «кто равен Богу[1]
Дитя! сим именем зовись;
Стань браней, мира на дорогу;
В доспехи правды облекись;
Прими дух мужества, дух силы,
Луч света, званье, образ мой
И горнего паренья крылы:
Архангел я и пестун твой.

3.«Избраньем древле я корону
На предка твоего надел;
Недавно вслед отцу ко трону
Незримым спутником летел[2];
Небес им поборала сила:
Прими!» — И лишь свершил он речь,
Порфира отрока покрыла,
И препоясал молний меч[3].

4.Едва почули громовержца
Перуны росски в пеленах,
На нежный глас сего младенца
В трех-сотных отдались громах[4];
Россия блеском озарилась,
Усердия к царям полна:
Так светлым током слез покрылась,
Как сребряным дождем луна.

5.«Подаждь, вселенной Вседержитель!»
Взывает к звездной вышине,
«Да юный молнии носитель[5]
Михаил древний будет мне!
Пресек нестройство тот, крамолу,
Началом славы был моей,
А сей, подпорой став престолу,
Да царствует в сердцах людей!»

6.Уже хранителя небесна
Мой дух везде с младенцем зрит:
При люльке, среди сна прелестна,
Над ним, простря крыле, стоит;
Эфирную приносит манну;
Играет солнечным лучом,
И в грудь, на подвиги избранну,
Вливает Божий страх с млеком.

7.То взводит он его на гору,
То ходит с ним среди долин;
Его младому кажет взору
На высоте полет орлин:
Смотри, над долом как летая,
Он зрит вкруг змей и вержет гром,
А там, любовью нежной тая,
Птенцов жмет кокош под крылом[6].

8.Иль учит: «Ты порфиророден,
Прямой твой долг есть долг небес:
И мира царь есть раб Господень,
Взыщи премудрости словес:
Священна доблесть — право к власти;
Лишь правда — над вселенной царь;
Благоволеньем к смертных части
Всевышний зиждет свой алтарь[7]». —

9.Отца и матери в подобьи,
Беседует он часто с ним;
«Ищи», твердит ему, «в незлобьи
Ты образца делам своим:
Престола хищнику, тирану
Прилично устрашать рабов;
Но Богом на престол воззванну
Любить их должно, как сынов[8]». —

10.Под кровом ангельским, небесным,
Отца и матери рукой
Расти, дитя, расти прелестным,
А возмужав, явись герой!
Страна твоя сильна, преславна,
Обширно поле, где парить;
Нет в мире царства так пространна,
Где б можно столь добра творить!

1798

Комментарий Я. Грота

Род. 28 января 1798 в С-Петербурге, ум. 28 августа 1849 года в Варшаве. — Когда, по случаю рождения великого князя, был выход во дворце, то граф П. В. Завадовский (Том I, стр. 256 и следд.), в то время сенатор, и О. П. Козодавлев, бывший тогда обер-прокурором в сенате, вызывали Державина написать стихи на приращение царского семейства. В первый затем съезд при дворе он привез эту оду и передал тому и другому по списку ея. Ода сделалась известна всему городу, и некоторые стихи ея, особливо вторая половина 9-й строфы, возбудили большие толки: по многим примерам строгих наказаний за незначительные вины, распространился слух, что и Державин пострадает. Тогда он увидел малодушие некоторых из своих приятелей, особливо Козодавлева, который, быв отчасти причиною сочинения оды, боялся прослыть соумышленником поэта. В следующее воскресенье, приехав в придворный театр, Державин встретился в дверях с Козодавлевым: этот, побледнев, бросился опрометью прочь, как от язвы, и во время представления, увидев его на скамье перед собою, пересел подальше, чтоб не разговаривать с ним. На первой неделе великого поста Державин с женою был в церкви: вдруг, середи обедни, входит фельдъегерь и подает ему толстый пакет. Жена обмерла от испуга, но Державин, распечатав пакет, нашел в нем золотую табакерку с брильянтами при письме Нелединского-Мелецкого, объяснявшего, что этот подарок Государь жалует ему в награду за его оду. На другой день он виделся с Козодавлевым в сенате; тот, узнав об оказанной Державину милости, первый бросился к нему на шею с лобызаниями и поздравлением. Державин, отступя от него, сказал: «Поди прочь от меня, трус! Зачем ты намедня от меня бегал, а теперь ищешь?» (Зап. Держ., Р. Б., стр. 429, и Об.). Из примечания 1 к Фелице (Том I, стр. 130) видно, в каких близких отношениях друг к другу давно находились Державин и Козодавлев: это подтверждает и переписка между ними. Подробнее о последнем в биографии поэта. Здесь же не считаем уместным входить в какия-либо разыскания для поверки рассказа поэта о своем приятеле. Ода эта была напечатана сперва отдельно в Спб. в императорской типографии (мал. 4 д. л., 8 стр.), потом в Аонидах 1798—1799 г. (кн. III, стр. 8), оба раза с подписью Державин; в издании 1808 г. см. ч. II, XIII.

Значение рисунков: «1) Архангел Михаил, спускающийся с небес, поднял свой грозный пламенник в охранение новорожденного и в то же время от щита своего кинул благодетельный луч теплоты и света на Россию. 2) Орел, возвышающийся к солнцу, перуном вооруженный, взносит в масличном венце к источнику света имя новорожденного.» (Об. Д.) Как видно из рукоп. Капниста, прежде предполагались другие два рисунка: «1) Архангел Михаил в полном вооружении ведет прекрасного отрока на гору и другой рукой показывает вдали парящего орла. Внизу и по сторонам разные символы наук, художеств, земледелия, мира и проч., также птенцы под крылом матери. 2) Ипподром, или ристалище, имеющее с одной стороны необозримый горизонт, а с другой — столп, обвешенный венцами для победителя.»

  1. «Аз есмь,» вещал, «кто равен Богу!» — т. е «аз есмь Михаил»: это еврейское имя значит: кто подобен Богу (mi, кто; ka, нам; êl, Бог).
  2. Незримым спутником летел. — «Император Павел за два дня до празднования Архангела Михаила взошел по престол» (Об. Д.), именно 6 ноября, а 8 — Михайлов день (см. выше стр. 26).
  3. И препоясал молний меч. — «В самый день рождения Михаила Павловича пожаловали его в фельдцейхмейстеры, т. е. в начальники молнии российской, или артиллерии» (Об. Д.).
  4. В трех-сотных отдались громах. — «Рождение императорского сына возвещается обыкновенно тремястами выстрелами из пушек» (Об. Д.).
  5. «Да юный молнии носитель и проч. — «т. е. да юный предводитель российских сил будет подобен царю Михаилу Феодоровичу, пресекшему неустройство и бывшему началом славы российской» (Об. Д.). Выражение молнии носитель ср. с стихом 9-го куплета оды На освящение Каменноостровского инвалидного дома (Том I, стр. 64): «Еще носителя даст шлема».
  6. Птенцов жмет кокош под крылом. — «Так человеколюбив, как пеликан или наседка, которая цыплят своих охраняет под распущенными своими крыльями» (Об. Д.).
  7. Всевышний зиждет свой алтарь. — «Автор думает, что за благодеяния только Божеские воскурились алтари» (Об. Д.).
  8. Любить их должно, как сынов. — «Сей стих великий сделал шум в городе, ибо император Павел весьма поступал строго или, лучше сказать, тиранически, что за всякие безделки посылали в ссылку; то и заключила публика, что на счет его сие сказано» (Об. Д.). За этим в рукописи изложены некоторые подробности, уже вошедшие в 1-ое наше примечание к этой оде.