Неофициальная история Японии (Санъё; Мендрин)/Киото и дворцы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Неофициальная история Японии : Приложения
автор Рай Санъё (1780—1832), пер. В. Мендрин
Язык оригинала: японский. Название в оригинале: 日本外史. — Дата создания: 1827, опубл.: 1836—1837. Источник: Рай Дзио Сисей. История сиогуната в Японии / Пер. с яп. с прим. и комм. В. М. Мендрина. Кн. 1—6. Владивосток, 1910—1915. (Известия Восточного института; Т. 33, вып. 2; Т. 36, вып. 1; Т. 39, вып. 1; Т. 39, вып. 2; Т. 50; Т. 60)
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Приложение 1. Киото и дворцы[править]

Город Киото, расположенный почти в самом центре области Ямасиро, в котловине, окруженной горами со всех сторон, кроме южной, был основан в самом конце VIII века (794 г.) императором Камму как новая столица вместо прежней в городе Нара области Ямато. Первоначальное название новой столицы было Хейанкё — столица мира и покоя, но ее обозначали также и другими терминами: Караку — цветочная (т. е. прекрасная) столица, Ракуё или просто Раку — столица (в подражание китайскому), Хоккё или Хокуто — северная столица (в противоположность Нанто — южной столице, т. е. Нара), Киото или просто Кё (Мияко) — столица, и еще многими другими. С течением времени все остальные термины начали мало помалу выходить из употребления и самым употребительным в общежитии стал термин Киото, обратившийся в собственное имя этого города, его название, которое сохраняется и теперь. С перенесением в 1869-м году столицы в город Эдо, переименованный в Токио — восточная столица, официальным названием в некоторых случаях для Киото стало название Сайкё — западная столица.

Киото по своему первоначальному плану представлял четырехугольник, окруженный оградой со рвами, внешним и внутренним; этот четырехугольник был немного вытянут с севера на юг, причем его длинная сторона (с севера на юг) была протяжением около четырех с половиной, а короткая (с запада на восток) — около четырех верст. С севера, востока и запада к городу примыкали вплотную цепи невысоких гор, собственно холмов. Улицы Киото тянулись с севера на юг и с запада на восток и пересекались под прямым углом; главный выход из города был на южной, не загороженной горами стороне. На восток к городу примыкала отмелая река Камогава, протекавшая у самой ограды восточного фасада, снаружи ее. Ограда Киото представляла собою земляной вал с палисадом наверху его; по обе стороны вала были рвы. Киото состоял, собственно, из двух городов: кремля — дайдайри и остального жилого города, посада — си или сат

А. Дайдайри — кремль, императорский город[править]

Кремль был расположен в крайней северной части Киото, почти посередине ее, если считать с запада на восток, и занимал пространство между улицами Итидзиёодзи — улица первого квартала, и Нидзёодзи — улица второго квартала (с севера на юг), и пространство между улицами (ниси) Омия — (западная) Омия, и (хигаси) Омия — (восточная) Омия (с запада на восток). Он представлял собою чуть вытянутый с севера на юг четырехугольник, длинная сторона которого была немного больше, а короткая — немного меньше версты, и который был окружен земляным валом с деревянной оградой наверху и рвом впереди.

Этот кремль имел множество названий, вернее, терминов обозначения, но самыми употребительными из них были: дайдайри (оути) — великое внутри, великая внутренность, кюдзё — дворцовый замок, дайри (ути) — внутри, внутренность, и кокё — императорское местопребывание. Впоследствии в виду удобств термины дайдайри и кюдзё стали применять для обозначения всего дворцового расположения, всего кремля, заключавшего в себя как собственно императорские дворцы, так и разные правительственные учреждения, так что значение этих слов можно приравнять понятиям: кремль, императорский город; терминами же дайри и кёкё начали обозначать собственно дворцы, находившиеся в глубине дайдайри и служившие непосредственно императору, так что значение этих слов это: императорский дворец, дворец, дворцы. Таким образом, термин дайдайри, да и другие термины имели по существу два значения: более широкое — дворцовое расположение, и более узкое — императорские дворцы (резиденция императора), и разграничение этих терминов в определенном для каждого из них значения сделано уже последующими учеными просто для удобства понимания. Надо заметить притом, что слово дай — великий, большой, в термине дайдайри не имеет никакого отношения к указанию величины; это просто так называемое украшающее слово, выражающее оттенок почтительности. Вместо терминов дайдайри и дайри употребляли также термины: бути и ути; эти последние слова ни что иное, как чисто японское чтение тех же самых иеороглифических начертаний, которыми пишутся слова дайдайри и дайри, являющиеся японокитайским чтением этих начертаний. Кроме всех этих терминов в употреблении были еще термины: кинри — запретное внутри, и кинтю — запретная середина. Они употреблялись в трояком значении: во-первых, для обозначения всего дворцового расположения, именно дайдайри, т. е. всего того, что было обнесено внешней оградой; во-вторых, для обозначения дайри — императорских дворцов с некоторыми принадлежавшими к ним учреждениями, т. е. того, что было обнесено средней оградой, и наконец, в-третьих, для обозначения одной только самой внутренней части дайри, одних только императорских дворцов, т. е. того, что было обнесено внутренней оградой. Особенно в последнем значении применялся термин кинтю. Первые значения этих терминов основные, вторые и третьи установлены потом для удобства.

Дайдайри заключал в себе и императорские дворцы и разные правительственные учреждения, и тремя параллельными оградами делился на три пояса. Два из них, внутренний и средний, находившиеся один в другом, составляли дайри — императорские дворцы. Внутри внутренней ограды (внутренний пояс) находились собственно дворцы, служившие непосредственно императору; главнейшими из них были Сэйрёдэн, где помещался сам император, и Сисиндэн, служивший для официальных случаев, сначала менее важных, а потом всех безразлично; это и было кинри или кинтю в последнем значении этих слов. Ограда этой, самой внутренней части дворцового расположения называлась найкаку — внутренняя ограда, и расположенные в ней несколько ворот назывались общим именем Комон — теремные ворота; это же слово служило и вообще названием всей этой ограды, как ее собственное имя, ибо слово найкаку было, собственно, не названием, а обозначением ее. Главные ворота, Сёмэймон, были расположены на южной стороне Комон; внутренность Комон охраняла лейбгвардия — коноэфу. В среднем поясе, принадлежавшем также к дайри, было расположено несколько менее важных учреждений, обслуживавших императора; окружавшая его ограда тюкаку — средняя ограда, имела также несколько ворот, называвшихся все вообще Кюмон — дворцовые ворота; этим же именем называлась и вся эта ограда. Главные ворота, Кэнрэймон, были также на южной стороне Кюмон; внутренность Кюмон, т. е. полосу между внутренней и средней оградами охраняла императорская гвардий — хёэфу. Все это вместе и составляло дайри (кокё) — императорские дворцы.

Во внешнем поясе, заключенном между средней и внешней оградами, находились разные правительственные учреждения, как, например, дадзёкан — государственный совет, разные министерства — сё, и т. д., так что это был особый правительственный город — центральное присутственное место. Этот пояс, как и средний, не имел для себя особого установленного названия; это была часть дайдайри и только, но тем не менее под словом дайдайри разумели иногда прежде всего именно этот пояс. В окружавшей его внешней ограде — гайкаку, было несколько (четырнадцать) ворот, которые носили общее название Кюдзёмон — дворцово-замковые ворота; это же название прилагалось и ко всей внешней ограде. Главные ворота, главный вход во все дворцовое расположение, в дайдайри, были расположены на южной стороне Кюдзёмон и назывались Судзакумон — ворота красной птицы, т. е. юга; от Судзакумон шла на юг через весь город широкая улица Судзаку (но) одзи — большая дорога Судзаку. Охрану пояса, заключавшегося в Кюдзёмон, несла дворцовая гвардия — эмонфу, под наблюдением которой находился как внешний пояс дайдайри, т. е. пространство, заключенное между средней и внешней оградами, так и пространство, прилегавшее непосредственно к внешней ограде снаружи ее, и даже весь город (посад) Киото, который она время от времени патрулировала.

Дайдайри не долго сохранял свой первоначальный вид. Часто подвергаясь пожарам, он хотя и отстраивался вновь, но все в меньших против первоначального размерах и все с большим нарушением первоначального плана. Пожары и междоусобные войны, ареной которых в большинстве случаев служил Киото, привели к тому, что дайдайри постепенно стал приходить в запустение и терять свое значение императорского города; императоры стали не всегда жить в нем. Уже с половины X-го столетия императоры стали иногда жить в так называемых сатодайри, а с половины XI-го столетия, с императора Сиракава, обычай житья в сатодайри стал установившимся. Термином сатодайри, т. е. деревенский (посадский) дворец, назывался вообще дворец императора, временно обоснованный где-нибудь в черте посада (сато) Киото.

Сатодайри не имели определенного места и переходили с места на место по всему посаду, причем под такие дворцы занимались главным образом палаты кого-нибудь из Фудзивара, фамилии, из которой исключительно императоры брали себе жен (императриц). Сатодайри придавалось некоторое, хотя часто и весьма слабое подобие прежнего, настоящего дайри, причем по мере возможности сохранялись старые названия, и в каждом почти сатодайри были по крайней мере свои Сисиндэн — церемониальный дворец, и Сэйрёдэн — дворец, где жил сам император. Житье в сатодайи было вызвано необходимостью, в силу междоусобий, от которых страдал почти каждый раз и дайдайри, но этот обычай житья в сатодайри гибельно отозвался на дайдайри, который стал разрушаться и приходить в запустение. В конце XII-го столетия Минамото Ёритомо, первый сёгун Японии, отстроил для императоров дайдайри, но, несмотря на это, императоры продолжали жить большей частью в сатодайри. Однако, начав в X-м веке жить в сатодайри, императоры не порывали связи с дайдайри все последующее время; иногда они живали там временно, а если и не жили, то бывали в официальных случаях; кроме того там же доканчивали свой век некоторые из уцелевших правительственных учреждений, которые все вообще с началом сатодайри стали пустыми только именами. Так продолжалось до 1227-го года, когда при императоре Гохорикава дайдайри сгорел совсем, перестав существовать, после чего окончательно прекратилась всякая связь императоров с дайдайри. Японская история, считая, что дайдайри служил резиденцией 36 императоров в течение 434 лет (794—1227 г.), разумеет именно время от начала дайдайри и до этого пожара, но на самом деле дайдайри перестал быть постоянной резиденцией императоров уже с 1050-х годов.

Место, которое занимал дайдайри, было совершенно ровным, почему его и прозвали Утино — внутреннее поле; после же пожара 1227-го года это место стало полем в настоящем смысле этого слова, настоящим пустырем, который продолжали называть все же Утино, но уже в другом смысле, именно в смысле пустыря на месте прежнего дайдайри; однако по старой памяти это место продолжали называть также и дайдайри. Этот пустырь Утино, продолжением которого на юге служила Судзаку (но) одзи (Судзакуодзи), центральная улица, прилегавшая к пустынной западной части посада Киото, стал служить обычной дорогой движения войск, действовавших в междоусобные войны в столице. В жестокое междоусобие второй половины XV-го столетия, в так называемую Онин но ран — смуту годов Онин, Утино служил одно время позицией западной армии и с того времени его прозвали Нисидзин — западная позиция (лагерь); это название так и осталось за ним. Потом здесь поселились ткачи, и с тех пор место бывшего дайдайри стало центром производства особых шелковых тканей, которые производятся и в настоящее время и пользуются известностью под именем нисидзинъори — ткань западного лагеря.

Что касается сатодайри, то после пожара 1227-го года императоры по прежнему основывали их то там, то там. Император Годайго, сатодайри которого, называвшееся Канъин дайри, было в Канъин — спокойном подворье, как назывались бывшие палаты одного из Фудзивара, недалеко от прежнего дайдайри, хотел было после своего восстановления в 1333-м году отстроить дайдайри и уже собрал мастеров, но восстание Асикага Такаудзи помешало ему в этом. Затем, со времени разделения династии на южную и северную — нампокутё, в 1336-м году императоры северной династии стали жить постоянно в Цуцимикадо дайри. Это были палаты одного из Фудзивара, расположенные на восток от прежнего дайдайри, против его ворот Дзётомон, на крыше которых была наложена земля, почему их и прозвали Цуцимикадо — земляные почтенные (императорские) ворота; отсюда это название перешло на палаты и прилегавшую к ним с юга улицу — Цуцимикадоодзи.

После соединения династий (в 1393 г.) все последующие императоры стали также жить в Цуцимикадо дайри, который таким образом из первоначального сатодайри и обратился постепенно в настоящий дайри, но именно в дайри — императорский дворец, а не в дайдайри, ибо при нем не было уже присутственных мест, как в прежнем дайдайри. Он много раз горел, приходил в запустение и отстраивался вновь, причем все понемногу расширялся. По своему плану он походил в общем на прежний дайри и представлял собою вытянутый с севера на юг четырехугольник, длинная сторона которого около двухсот, а короткая около ста пятнадцати саженей (северный фас чуть короче). В нем устроены те же (хотя и не все) дворцы, что и в прежнем дайри, и за ними оставлены прежние названия; главные ворота на южном фасе, и название их сохранено прежнее — Кэнрэймон. В этом Цуцимикадо дайри жили императоры вплоть до реставрации 1868-го, после которой столица была перенесена в 1869-м году в город Токио, и киотоский дворец — Киото но дайри (Кёто но кокё), оставлен совсем, будучи сохраняем теперь, как исторический памятник, известный в настоящее время больше под именем Кёто но госё — дворец Киото, или просто даже под именем госё — дворец. Впрочем, связи с ним не совсем порваны, и такие, например, церемонии, как сокуи но рэй — вступление в (сан) императора, иначе говоря, коронация, а также и некоторые другие законом установлено совершать именно в нем

Б. Си или сато — Посад[править]

Под этим термином разумеется весь город Киото, окружавший со всех сторон дайдайри, т. е., следовательно, все пространство между внешней оградой дайдайри и оградой, окружавшей весь Киото. Это было место, где размещалось все вообще население столицы, жилой город, торговый город, посад. Этот жилой город не имел для себя прочно установленного названия, но в противоположность дайдайри его называли си — рынок, торговый город, а еще чаще его обозначали термином сато — деревня, поселение, посад. Отсюда и произошел термин сатодайри — деревенский, посадский дворец.

Улица Судзакуодзи, которая шла, от ворот Судзакумон, расположенных на южном фасе дайдайри, доходила до главных городских ворот Расёмон (Радзёмон), расположенных также на южном фасе посадской ограды, как раз посередине фаса; эта улица делила посад Киото на две части: Сакё — левую столицу, восточную часть посада, и Укё — правую столицу, западную часть посада. На восточной окраине восточной части посада — Сакё, снаружи городской ограды протекла с севера на юг река Камогава; это была почти безводная, за исключением дождливого времени, река, представлявшая собою ряд отмелей, которые назывались вообще Камогава (но) кавара, или, сокращенно: Камо (но) кавара, Камогавара и даже просто Кавара; под этими терминами разумелось вообще отмелое русло этой реки с прилегающими к нему береговыми отмелями, которые особенно велики в южной части течения; но кроме того эти отмели носили еще и частичные названия, именно названия тех кварталов, против которых они приходились.

В каждой из двух частей, на которые делился Киото, т. е., как в Сакё — левом Киото, так и в Укё — правом Киото, была совершенно одинаковая земельно-административная организация, представлявшая собою целую стройно связанную систему земельно-административного подразделения. В его основу была положена мелкая земельно-административная единица, называвшаяся ко, что значит собственно: семья, отдельный дом, усадьба.

В земельном отношении ко представляло собою отдельную усадьбу, занятую одной семьей, а что касается размеров такой усадьбы — ко, то это была четырехугольная земельная площадь, длинная сторона которой была в 10, а короткая — в 5 дзё (дзё равняется 1,414 сажени). В административном отношении ко представляло собою семью, занимавшую отдельную усадьбу, и такая семья являлась отдельным, самостоятельным юридическим лицом.

На основе этого ко слагались уже остальные земельно-административные единицы, именно: 8 ко составляли один гё, 4 гё образовывали один тё, 4 тё составляли один хо, 4 хо — один бо, а из 4-х бо слагался один дзё — квартал, высшая земельно-административная единица. Совокупность всех дзё в одной из частей Киото, Сакё или Укё, образовывала именно эту часть, а совокупность всех дзё в обоих частях образовывала весь посад Киото. Каждый дзё представлял собою селитебную площадь, квартал, тянувшийся в Укё — западной части посада, от центральной улицы, Судзакуодзи, на запад, вплоть до западной оконечности города, а в Сакё — восточной части, от той же улицы, Судзакуодзи, на восток, вплоть до восточной оконечности, так что каждому западному дзё соответствовал точно такой же восточный; иначе говоря, каждый западный дзё с соответствующим ему восточным представлял собою длинный двойной квартал, тянувшийся через весь город, от западной его окраины до восточной. Кварталы были пронумерованы, и порядок их нумерации шел с севера на юг; всех кварталов — дзё, в каждой части посада было по девяти, причем как в западной, так и в восточной частях соответствующие друг другу кварталы обозначались одним и тем же номером, иначе говоря, тянувшихся от западной окраины до восточной кварталов в городе было всего девять; крайний северный назывался Итидзё — первый квартал, крайний южный был Кудзё — девятый квартал. Кроме этого севернее Итидзё был еще особый полуквартал.

Главные улицы Киото, как и все вообще его улицы, шли, пересекаясь под прямым углом, с севера на юг и с запада на восток. Те из них, которые шли с севера на юг и пересекали, следовательно, все кварталы, носили каждая какое-нибудь особое название; те же, которые шли с запада на восток, проходя между селитебными площадями кварталов, не имели никакого особого названия. Каждая такая улица считалась принадлежащей к своему кварталу, причем площадь квартала считалась от этой принадлежащей кварталу улицы в направлении на север, вплоть до улицы следующего квартала; другими словами, каждый квартал был ограничен на юг своей квартальной улицей, поэтому эти улицы и не имели особого названия, а обозначались термином: «улица такого то квартала», например Сидзиёодзи — (большая) улица четвертого квартала; но часто они обозначались тем же самым термином, что и соответствующий квартал, т. е. без добавления слова одзи — «большая дорога, улица», так что, например, термин Ситидзё — седьмой квартал, мог иметь два значения: 1 — седьмой квартал как городской участок, как селитебная площадь, как земельно-административная единица, и 2 — седьмой квартал как улица (на юг) седьмого квартала. Таких квартальных улиц в Киото было девять, и каждому такому-то дзё — кварталу под таким-то номером, соответствовала такая же дзёодзи — квартальная улица под тем же номером. Впрочем, этот порядок не был выдержан относительно Итидзё — первого квартала, улица которого (прилегающая к нему с юга) носила особое название, именно Накамикадоодзи. Улица севернее первого квартала также имела особое название: Цуцимикадоодзи. Севернее ее был еще особый полуквартал, а улица севернее этого полуквартала, т. е. самая северная, и называлась именно: Итидзёдзи — улица первого квартала.

Как уже сказано выше, на восточной окраине Киото протекала река Камогава; все кварталы направлялись к ней, и поэтому отмели этой реки носили частичные названия в зависимости от того, против какого квартала они приходились; например, Ситидзёгавара — отмель седьмого квартала. Некоторые из квартальных улиц, дойдя до Камогава, заканчивались перекинутыми против них через реку мостами, которые также в большинстве случаев носили названия соответственно кварталу (улице), против которого приходились, например, Ситидзёбаси — мост седьмого квартала.

Таков в самых общих чертах был Киото по его первоначальному плану и в ближайшее, последующее затем время, но с течением времени он подвергся значительным изменениям, и в настоящее время он представляет совершенно иной вид. Восточная часть посада — Сакё, с течением времени стала раздвигаться на восток и разрастаться, перейдя за городскую ограду, которая постепенно уничтожалась, так что в конце концов бывшая восточная окраина посада с отмелями реки Камогава очутилась в центре города, который весь как бы передвинулся на восток. Что касается западной части посада Укё, то она и с самого начала не отличалась оживленностью. С течением же времени она совсем запустела и обратилась в настоящее поле, такой же пустырь, как и Утино, которому она являлась естественным продолжением, так что Утино и Укё образовывали вместе почти незаселенное место, очутившееся вне черты города: громадный пустырь с разбросанными кое-где на нем хуторами и обработанными полями, и, хотя потом этот пустырь немного и заселился, все же он так и остался вне черты густо населенного города. В настоящее время бывшие дайдайри и Укё представляют собою окраину города, центр же Киото находится у Камогава. От прежней городской ограды не осталось и следов