Нечистая, неведомая и крестная сила (Максимов)/Вознесенье

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Нечистая, неведомая и крестная сила — Вознесенье
автор Сергей Васильевич Максимов
Опубл.: 1903. Источник: Commons-logo.svg стр. 458—459
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Полное оглавление
  • Крестная сила
Святки
Рождество Христово
Новый год
Крещенье Господне
Сретение Господне
Власьев день
Касьян Немилостивый
Плющиха
Сороки
Масленица
Великий пост
Благовещение
Великий четверг
Пасха Христова
Красная горка
Фомино воскресенье
Радуница
Маргоски или Маргоскина неделя
Мария Египетская
Преполовение
Пчелиный праздник
Егорий
Лошадиный праздник
Никола Вешний
Вознесенье
Семик и Русальная
Троицын день
Олёны-Ленничи
Аграфена Купальница
Иван Купала
Петров день
Ильин день
Спас
Успенье
Иван Постный
Семён Летопроводец
Оспожинки
День св. Феодоры
Воздвиженье
Покров Пресвятой Богородицы
Двенадцать пятниц
Параскева Пятница
Кузьминки
Михайлов день
Никольщина

[458]

Вознесенье

Живое, образное представление евангельского события — восхождения Спасителя на небе во всей божественной славе своей — в обиходной жизни русских деревень потребовало вещественного обрядового знака, подобного пасхальным куличам, сыру и яйцам и т. под. На этот раз, чествование высказалось полнейшим простодушием, в умилительной форме самого верования. На праздник Вознесенья пекут пироги с зеленым луком, а главное особенное кушанье — хлебные «лесенки» (в Ярославской губ.). Такие лесенки делаются обязательно с семью перекладинками, как бы ступеньками, по числу семи небес апокалипсиса. Прежде эти пироги и лесенки освящались в церкви, относились на колокольню и бросались вниз на землю. При этом, конечно, гадали о том, на какое из семи небес суждено попасть гадающему. Когда все семь ступенек оставались целы, это указывало гадальщику прямой путь на небо, и наоборот: если лесенка разбивалась в мелкие куски, то тем самым обнаруживала страшного грешника, который ни на одно из небес не годится. В настоящее время, гаданье это упростилось до того, что лесенки бросают прямо на пол, около печи, которая их испекла. Простодушие верования и стремление к образному выражению его на этом обычае не остановилось, а пошло [459]далее. В Вологодск. г. (Кадниковск. у.), например, к рогулькам из теста (которые также называются лесенками) прибавляют ещё особое печенье — сочни с овсяной крупой, называемые «христовыми окутками» — всегдашней принадлежностью всякой крестьянской обуви, неизбежной при хождениях и восхождениях.

О путанице в переносе весеннего праздника, в виде Семика и Русальной, с венками и неизбежной яичницей, на разные праздники церковного календаря мы укажем в своем месте. Относительно же Вознесенья, между прочим, ярославское Пошехонье представляет кой-какие дополнения и отличья. Так, напр., тамошние девушки с готовой яичницей, завязанной в платок, обходят все деревенские поля одни (парни ни в каком случае не допускаются). Когда съедят обетное кушанье, девушки начинают кататься по траве и приговаривать:

«Расти, храва, к лесу, а рожь к овину».

Некоторые стараются объяснить этот языческий обычай почитания русалок самым днем, для того намеченным (четверг посвящается богу-громовнику), радуясь тому подходящему случаю для замены, что и христианский праздник всегда упадает на четверг.